}

Трансформеры: Рагнарёк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Охотники и жертвы


Охотники и жертвы

Сообщений 1 страница 30 из 117

1

Альтернативное название: Бедная Нира.
Рейтинг: NC 21. Предупреждения: тентакли, БДСМ, страсти-мордасти и прочий изврат. Не рекомендовано к прочтению тем, кто бережётся по поводу чистоты своей кармы, детям до 20 лет включительно и душевноранимым личностям. Не рекомендую читать на ночь глядя, если только вы не хотите увидеть продолжение сего квеста в своих снах или кошмарах.
Время: 2007 год.
Место действия - планета Асха. Гравитация составляет 0,6 земной. Преобладает тропический климат. В условиях низкой гравитации, местная флора и фауна достигла выдающихся размеров. Влажный, жаркий климат вызывает частые грозы. Лес Асхи полон ярких красок, ночью, две луны: зелёная и жёлтая, ярко сияют на небе. Штормы на планете отличаются ужасающей силой, от порывов ветра падают даже сорокаметровые деревья, являющиеся далеко не самой крупной формой растительности. Разумные формы жизни отсутствуют, среди фауны преобладают рептилии и насекомые. Особенно высоко лес поднимается в экваториальных районах.
Именно там было зафиксировано излучение энергона. Обычно десептиконы предпочитают, чтобы ресурсы им добывали покорённые виды, но в этот раз, им пришлось прибегнуть к помощи более дорогих в обслуживании дронов. За первую неделю пребывания экспедиции на поверхности Асхи не было замечено никаких странностей, но однажды ночью, сенсоры базы зафиксировали мощный всплеск энергии, прокатившийся по лесу. Они видели его, как ударивший в небо ярко-розовый луч чистой энергии. Было решено отправить разведчика и проверить, что там к чему.
Прочее: Анкета Дехсета.

Эпиграф:
Стокгольмский синдром — психологическое состояние, возникающее при захвате заложников, когда заложники начинают симпатизировать захватчикам или даже отождествлять себя с ними.

Сигнал тревоги ворвался сознание стаей жалящих ос, мигом сбросив с Дехсета вязкую дымку оцепенения. В глубине его оптических датчиков, заполненных чёрной дымкой, зажглись два сиреневых огонька. Поднявшись с подзарядной платформы претендер первым делом сверился со своим хронометром. С момента погружения в перезагрузку прошло всего сорок шесть лет. Слишком мало, для его корпуса, одолеваемого странной и необычной болезнью. Впрочем, он сам навлёк её на себя, и даже спустя столько веков, он не считал свои действия ошибкой.
На узком лице, которое казалось, было выточено из белого мрамора, появилась лёгкая самодовольная улыбка.
- Итак… - прозвучал тихий бархатистый голос. – Кто это к нам пожаловал?
Претендер поднялся во весь свой десятиметровый рост, расправил плечи и подошёл к терминалу.
- Как интересно… Опыты проходят по графику, результаты… подождут. Сначала разберусь с незваным гостем. Очевидно, его привлёк последний эксперимент, проведённый компьютером базы по установленному мной плану… - говорить сам с собой он начал ещё с давних пор, когда осознал всю глубину своего одиночества.
Прожить пять миллионов лет в добровольном изгнании и не сойти с ума было непросто, даже для его развитого сознания, всецело поглощённого великой целью… И претендер не был уверен в том, что ему это удалось. Лицо его было красиво, да и сам Дехсет мог не без оснований называть себя красавцем. Но не смотря на правильные, атлетические пропорции корпуса, сильные длинные ноги и крепкие манипуляторы, было в нём нечто отталкивающее. Возможно, излишне бледное лицо вызывало подсознательный страх, возможно, что слишком плавные очертания его органической брони, без единого острого угла, могли вызвать тревогу. Может быть, дело было в оптике, заполненной чёрным туманом с периодически разгорающимся и затухающим в её глубинах сиреневым пламенем.
На лице учёного, тем временем, появилась улыбка, открывшая возможному наблюдателю ещё одну возможную причину той ауры страха, что окружала этого трансформера: из-за уголков рта Дехсета показались кончики двух сахарно-белых клыков.
Ну чтож, на ловца и зверь бежит!

Теги: Далёкое прошлое

0

2

Энергия шла по кошачьи тихо и неспешно, периодически сверяясь с координатами, но вполне уверенно. Лазеры в манипуляторах были приведены в полную боевую готовность, как и полагалось. А оптика зорко посматривала по сторонам, благо за всё это время ей на пути не попалась ни одной серьёзной преграды. Была пара-тройка крупных ящериц, но те сочли механоида не съедобным и не стали тратить на него времени. А Энергия, дабы тем не пришла в голову мысль перепроверить предположение, обошла их по широкой дуге. Более ничего примечательного. Обонятельные сенсоры пару раз неспешно прогнали по системам тёплый и влажный воздух в обилии содержащий споры папоротниковых растений, процветавших в подобном климате, и целую кучу незнакомых запахов от аромата цветов до гнили. Над головой пели, сверли насекомые, но они были слишком высоко, что бы их разглядеть. Огромные кроны заставляли почувствовать себя гораздо меньше, чем есть на самом деле. В вышине их ветки густо сплетались, образуя крышу и практически не пропуская прямых солнечных лучей, от чего внизу становилось ещё более душно. Лишь изредка лес радовал ветерок, осторожно колыхавший густые папоротники и листья. В целом пейзаж на планете был достаточно живописен, тут и там попадались нагромождения валунов, полусгнившие или "свежие" стволы, поваленные знаменитыми ураганами, густые кусты, деревья разной величины и папоротники. Так что фемке приходилось смотреть во все окуляры, хотя ни радары, ни обонятельные сенсоры не ловили ничего живого поблизости.
Шла она уже достаточно долго, но до цели оставалось ещё порядочно. Всю дорогу она размышляла о том, что могло провоцировать подобную энергетическую волну. Результаты размышлений не очень-то радовали... Она не была учёным и в поведении энергона особо не разбиралась, хотя связывала произошедшее именно с ним. Отправивший её на разведку начальник добывающей колонии был крайне скуп на объяснения. Бросив, - "вы разведчик, вот вы мне и скажите, что это было!" - он попросту выдал ей предполагаемые координаты и велел немедленно отправляться. Взрыв энергонных кристаллов ей уже приходилось видеть, это не походило на взрыв. Это вообще мало на что, из известных ей природных явлений, походило. А если так, то это вероятно дело чих-то рук, а это плохо…
Пройдя ещё с полкилометра её опасения, сильно увеличились, если не сказать подтвердились. Связь вдруг начала сбоить, и чем дальше она шла, тем сильнее становились помехи, покуда совсем не превратились в сплошной белый шум. То ли дело было в глушилке, то ли просто под ней находились залежи энергона, но факт оставался фактом, связь отключилась окончательно. Мысленно выругавшись и предприняв пару попыток связаться с базой, Энергия двинулась дальше, вполовину сбавив шаг. Вернуться назад, из за каких-то проблем со связью, Нира не могла, засмеют, да и глупо это, на то она и разведчик что бы совать нос в осиное гнездо. Нужно было поскорее добраться до эпицентра, возле него она могла включить невидимость, осмотреться и уйти с чистой совестью...

Отредактировано Energy (2012-05-08 20:59:44)

0

3

- Всего одна сигнатура, и насколько я разбираюсь в излучении Искры, а уж я-то в этом разбираюсь превосходно, это не дрон. Прямо подарок судьбы! Искатель! Проследи, чтобы наш гость посетил едкие болота! А я пока приготовлю ему тёплый приём… - тон Дехсета не обещал ничего хорошего незваному визетёру.
Претендер всё так же изучал показания наружных сенсоров, а позади него, из полумрака, окутывавшего просторные металлические своды его лаборатории, вынырнула серокрылая тень и исчезла в верхнем люке. Дехсет поднялся с кресла и хорошенько размял пальцы рук. Выполненные из всё того же белого металла, длинные и сильные пальцы не были его основным рабочим инструментом, но прежде чем начать охоту, он хотел убедиться, что они не утратили подвижности и чувствительные. Кисти его рук были частично прикрыты с внешней стороны треугольными металлическими накладками, чёрными, по цвету металлической брони Дехсета. На фоне чёрного металла, их бледный цвет отдавал мертвечиной, это ощущение могло только усилиться в тот момент, когда из кончиков белых пальцев показывались чёрные изогнутые когти.
Убедившись, что время как всегда не оставило следов на его полу-органическом корпусе, Дехсет развернулся и направился к главному выходу, лязгая по полу чёрными металлическими сапогами с заострённым носком.

***
Лес жил своей жизнью, не обращая на Ниру особого внимания. Где-то в кустах одни двухметровые насекомые становились жертвой других, а те, в свою очередь, попадали на зуб неожиданно прытким плотоядным ящерам, прыгавшим на свою жертву с ветвей деревьев. Исполины тихо шуршали крупной тёмно-зелёной листвой, их стволы устремлялись вверх подобно столбам или извивались змеиным изгибом. По мере продвижения Ниры вглубь леса, влажность начинала нарастать, воздух стал тяжёлым и окутывал лес тёплым покрывалом испарины. Несомненно, небо всё ещё было безоблачным, но минимального опыта жизни на этой планете должно было хватить, чтобы понять: надвигается буря.
Внезапно, сумрак прямо перед ней разрезал громкий шорох, и из листвы особо развесистого дерева вынырнул стремительный крылатый силуэт, окутанный мраком. Он пролетел над её головой, издавая быстрый стрёкот, заложил крутой вираж и устремился прочь, всего лишь на сорок градусов отклонившись от первоначального курса разведчицы.
Его крылья больше всего походили на крылья европейского дракона из земных легенд, они крепились к тощему, продолговатому, сужающемуся ближе к концу туловищу. В темноте сверкнули два алых огонька, но разглядеть это сознание было крайне непросто: вокруг него будто сгущались тени, скрадывающие очертания существа. Размах его крыльев достигал 12 м., впрочем, об этом тоже было сложно судить: неведомая тварь то расправляла их, то складывала, и тогда сегменты крыльев наползали один на другой.
Не смотря на внушительный размах крыльев, корпус существа был невелик и не производил ощущения угрозы. Помимо сопутствовавшего его полёту стрёкота, существо не производило иных сигналов: ни электромагнитных, ни энергонных, ни тепловых. Единственное, что с уверенностью можно было о нём сказать, так это то, что оно было механическим.

0

4

Со временем на тёмном корпусе начали образовываться маленькие капли конденсата. Охладительная система работала  практически в полную силу, создавая ощутимую разницу температур и, судя по духоте, скоро должна была разразиться очередная буря. Фемка негромко фыркнула и смахнула с лицевой пластины накопившейся конденсат. Вот только бури ей и не хватало! Похоже, придётся поторопиться, что бы успеть обратно на базу. Ещё неизвестно, сколько времени ей понадобиться на обследование аномального района. В самом крайнем случае следовало найти где-нибудь пещеру и переждать там... правда, ни одной на пути она так и не заметила.
На возникший шум разведчица среагировала мгновенно. Энергия быстро подогнула колени и сделала откат, в сторону скрываясь за ближайшим валуном. Вынырнув из за укрытия фемка наставала на создание лазеры, но так и не выстрелила. Крылатое создание просто пролетело мимо окутанное странной тёмной дымкой. Зрительно оно напомнило ей некий гибрид насекомого и ящера, эдакая оса с драконьими крыльями. Чётче разглядеть создание ей не удалось. Всё бы нечего, если бы датчики не донесли до неё что создание не органического происхождения. Проводив создание взглядом, фемка вновь нырнула в укрытие и присела усиленно размышляя. Предположительно это было что-то вроде развед дрона или местного пограничника. В пользу этого говорили его стелс системы. Однако открывать огонь он не стал, значит либо не вооружен и просто присматривает за периметром, либо ещё что-то. Значит это точно не охранный дроид. Но если он просто присматривал, то мог бы и не выдавать себя, системы разведчицы не видели его. Нет, тут явно что-то не сходилось... С другой стороны, если это был шпион, то он сейчас на предельной скорости летит докладываться начальству. Это плохо. Стоило бы последовать за ним и попытаться его сбить, но пешком, по незнакомой местности, преследовать крылатого было крайне перспективно. Притом не факт что он приведёт её на базу, это могла быть и ловушка. Даже если бы она трансформировалась, лес был слишком густой, длинноносый истребитель наверняка бы влетел в ближайшее дерево. Значит, нужно было действовать быстро.
Энергия оглядела ближайшие ветви, неизвестно, сколько ещё этих тварей тут могло быть, или любых других систем слежения. Вновь смахнув капли конденсата с лицевой пластины фемка активировала невидимость и рысцой понеслась к пункту назначения. При этом, не забывая смотреть под манипуляторы, что бы не споткнуться о выступающий корень и излишне не нашуметь. Вилять или сходить с курса фемка не стала, лишь отклонилась немного в противоположную сторону от той, куда полетел дрон. Если за ней следили, то наверняка уже поняли, куда она направляется, а если нет, то дрон сообщит, где её видел и он, или они, наверняка обо всём додумаются. Тогда тем более нужно было поскорее попасть к месту назначения и самой прямой дорогой. Небольшое отклонение в сторону было сделано ради того что бы ни попасть в засаду, если некто узнал о ней ещё раньше.

0

5

Дехсет частенько использовал Искателя в роли охотничьего ястреба. Это существо обладало примитивным разумом, но в вопросах охоты и загона добычи Искатель был неповторим. Дехсет создал его давным-давно в рамках проекта создания искусственной Искры. Результаты не слишком понравились исследователю, и он проект был свёрнут, но Искатель с тех пор оставался его верным слугой.
Пролетев немного вперёд, он сделал крюк и вернулся назад, проверяя, следует ли за ним Нира. Не обнаружив фемботку, слабоИскровый начал кружить по окрестностям. Долгое время его усилия были тщетны, но вот, он наткнулся на её следы. Стопы ног фемботки ясно отпечатались на влажной земле. Проследовав вдоль цепочки следов, Искатель выяснил направление и сверил его с картой.
Ожидая сигнала от своего загонщика, претендер вспоминал те годы, когда он был великим светилом научного сообщества Кибертрона. Ведущий специалист в отрасли исследования свойств Искры, тот, кто улучшил технологию создания Искры посредством концентрированного энергонного взрыва. Он не остановился на достигнутом. Не смотря на модернизацию, создание Искры таким способом отнимало слишком много драгоценной энергии, и Дехсет, выжав из этой технологии всё возможное, занялся поиском альтернативного решения.
Увы, его возможности были сурово ограничены. Чтобы исследовать свойства Искры, ему не хватало главного – подопытного материала. Некоторое время он пытался изыскать необходимое ему законными средствами, но в конце - концов, стремление проникнуть в тайные глубины природы трансформерской Искры преодолело все преграды. Он нашёл себе подопытных, в подворотнях Каона и других городов. Нищие, отвергнутые, слабые… Их Искры стали началом нового витка его научных изысканий.
Он знал, что основой всякой Искры является сила, схожая по природе с энергоном, он использовал это сходство, преобразуя чистую энергию в новые Искры. Теперь он попытался выделить эту энергию, заставить её работать на себя. Но вскоре Дехсет обнаружил, что нищие и убогие были скверным материалом для его изысканий. Их Искры едва тлели и угасали, стоило ему лишь прикоснуться к остаткам сохранившейся в них энергии. Ему нужна была яркая Искра, сильная и живая душа.
Так он начал охотиться. Ему долгое время везло, он успел заметно продвинуться в своих исследованиях, но увы – однажды ночью он на свою беду похитил фемку, оказавшуюся бетой влиятельного сенатора из Аякона. Такие действия не остаются без последствий: по его следу пустилась вся полиция Золотого города, и вскоре Дехсет, и его лаборатория были обнаружены. Увы, слишком поздно: Искра фемки успела угаснуть, её корпус нашли на вершине кучи других корпусов, что хранились в потаённом отсеке лаборатории.
Дехсету повезло: большую часть кибертронцев, некогда ставших его жертвами, успели сожрать канализационные паразиты, коих он подкармливал, но и той дюжины, которую обнаружили силы полиции хватило, чтобы упрятать Дехсета за решётку до конца его дней. Камера Искры была извлечена из его корпуса, и трансформер надолго погрузился в стазис.
От раздумий Дехсета отвлёк сигнал Искателя. В этих джунглях было достаточно минералов энергона, чтобы служебные дроны-шахтёры могли восполнять потребности лаборатории в энергии, необходимой для функционирования её ситсем и создания новых подопытных образцов. Энергетические помехи надёжно укрывали этот лес, блокирую любые радиосигналы. Обнаружить лабораторию Дехсета с орбиты было невозможно, но ему пришлось потрудиться, дабы найти способ дистанционного управления лабораторией и дронами. Он протянул под лесом целую сеть кабелей, через которые мог спокойно получать информацию из лаборатории и контролировать своих немногочисленных подчинённых.
Терминалы подключения к сети были хитро замаскированы под камни, как раз сейчас Претендер стоял возе одного такого камня, просунув палец в небольшое чёрное углубление, на дне которого скрывался разъём. Он ожидал сигнала от Искателя, и когда слабоИскровый передал ему сообщение и вероятный маршрут движения фемботки, фиолетовые огни в глубинах его застланной чёрным туманом оптики вспыхнули ярче.
- Наша добыча проявляет норов… - прошипел он. – Ну чтож, прекрасно! Я встречу её и лично приглашу к нам в гости! Продолжай преследование, определи скорость её движения и следуй на небольшой дистанции!
Повинуясь приказу, Искатель плавно поплыл вдоль цепочки следов. Определить среднюю скорость движения Ниры было задачей элементарной: учитывался рост фемки, длина её ног, примерная масса определялась по глубине следов, длина шага – по расстоянию между ними. Искатель знал, что ноги любого существа, идущего неспешным шагом, бешущего трусцой или мчащегося изо всех сил оставляют на почве следы разной фактуры. Наделённый этими познаниями, он определил скорость фемботки и двинулся следом.
Разумеется, он ожидал засады, а потому, большую часть пути скользил в стороне от цепочки следов, лишь иногда выныривая из листвы, чтобы узнать, не изменила ли фемботка траекторию движения.
Дехсет не медлил. У него была значительная фора, но он не хотел упускать ни шанса на возможную встречу. Сегменты его брони зашевелились, манипуляторы развернулись, меняя форму, голова в чёрном шлеме скрылась в глубине корпуса уступая место другой: продолговатой, наделённой мощными челюстями морде ящера. Усеянный изогнутыми лезвиями хвост вытянулся из туловища и стрельнул по кроне соседнего дерева, обломив несколько веток. Существо с шумом втянуло воздух обонятельными рецепторами, а в следующий миг, могучие, усеянные когтями лапы уже несли его вперёд.
По пути он сделал одну остановку возле попавшегося на пути терминала и проверил сообщение Искателя по поводу того, сохраняет ли добыча скорость и двигается ли она по прежнему маршруту.

0

6

В целом Энергия придерживалась выбранного маршрута, небольшие отклонения возникали лишь тогда, когда ей приходилось что-то оббегать или обходить ямы и крупные поваленные стволы. Взгляд периодически изучал окружающее пространство, выискивая возможного противника, и оборачивался назад, но поймать взглядом слабоискорного Искателя ей не удалось. Порядком, пробежав, она немного сбавила темп. Необходимо было соблюдать аккуратность, она понятия не имела, что именно найдёт на месте. На искре висело противное знакомое чувство. Слишком легко она двигалась, без особых препятствий. Лучше было б, если она наткнулась на стаю дронов, или засаду, или еще что-то подобное, а тишина... Тишина она угнетала. Конечно, было много случаев, когда она ошибалась, слишком уж мнительной, порой была фемка. Может, дело было в ней самой, может в профессии, но она на какое-то время остановилась, перепроверила всё оружие и огляделась. Изучающий взгляд был направлен в основном вперёд, но лес был слишком густой, чтобы что-то разглядеть. Больше терять времени она не стала. Немного потоптавшись, она бросила взгляд назад и, убавив шаг, двинулась дальше...

0

7

Так получилось, что в Искатель едва не опередил Ниру. Когда та замешкалась, слабоискровый, не ведая того, обогнал её. Об этом он догадался лишь тогда, когда вновь вынырнув на предполагаемую траекторию её маршрута и, побродив по окрестностям, не нашёл её следов. Осторожно, не издавая ни звука и даже прекратив на время стрекотать, Искатель затаился в кроне раскидистого дерева и стал ждать. Вскоре, до него донеслось едва уловимые звуки её шагов, и отпечатавшиеся на мягком грунте следы показали, что добыча успешно настигла загонщика.
К счастью, излучение энергона и собственная система маскировки позволили Искателю остаться незамеченным и успешно проследить путь Ниры до места встречи. Лишь один раз он отвлёкся, чтобы отправить Дехсету через терминал информацию о новом маршруте, местоположении и скорости объекта. А у места встречи, Ниру уже ждали. Коротковолновая связь в лесу всё же работала, и когда между Дехсетом и Искателем осталось меньше километра, последний смог поставлять претендеру информацию о местоположении добычи в режиме реального времени.
Дехсет, не таясь, двигался ей на встречу. В походке его сквозила уверенность и некая пугающая грация. Движения ровные и плавные, на такие не способна машина. Он и не был машиной, пусть только частично. Торс его прикрывали чёрные металлические латы, ноги до колен, плечи, запястья, пояс были укрыты чёрным металлом, украшенным тонкой вязью золотистых рун. Но вот его бёдра и предплечья были опутаны широкими полосами тёмно-фиолетового материала. С виду было понятно, что этот материал имеет органическую природу, в нём не было ни капли металлического блеска.
Уверенно двигаясь на встречу Нире, Дехсет вспоминал, как он стал претендером, порочным плодом сочетания органического и механического в одном существе. Его освободил Бладжен, намного позже, в разгар Великой гражданской войны. Он извлёк его Искру из захваченного десептиконами хранилища заключённых, он дал ему новую протоформу и позволил вновь ходить по земле. В качестве платы, он требовал помощи в решении одной проблемы. Технология претендера позволила Тандервингу обрести огромную силу, стать кем-то вроде полубога, и Бладжен тоже жаждал обрести эту силу.
Но при этом он не хотел стать безумным монстром, коим сделался первый претендер. Нужно было изыскать способ, как не дать органической оболочке свести кибертроца с ума, защитить Искру от её влияния. И для этого, Бладжену нужен был Дехсет. Ему дали лабораторию и регулярно поставляли материал для опытов. И наконец – он достиг успеха. Он сумел оградить Искру от безумия органической брони, и изобрёл методику создания претендеров второго поколения.
Но Дехсет обманул Бладжена, прекрасно понимая, что как только его труд будет завершён, мастер металликато совершит над ним почётную казнь. Он применил на себе свои же разработки и использовал силу своей органической оболочки, чтобы сокрушить охрану и сбежать. Дехсет оставил в банках данных лаборатории исчерпывающую информацию по процессу трансформации в претендера, дабы у Бладжена и компании не было лишнего повода охотиться за ним. Но… в его расчетах была сознательно допущена одна малозаметная, но существенная ошибка, которая сыграла свою роль во время второго пришествия Тандервинга.
Сам же Дехсет, прихватив с собой в достаточном количестве камеры Искр, укрылся на Асхе и с тех пор жил отшельником. Это было идеальное место для проведения его исследований, здесь был в достатке энергон и он мог зажечь столько Искр, сколько было необходимо. Он стремился постичь ту силу, которая таилась в Искре всякого Кибертронца и верил, что это знание возвысит его над толпой. Он мечтал о признании, о славе великих гениев Золотого Века, таких как Джаксус. И он не побоится никаких методов, чтобы достичь желаемого. Он верит, что если результат его изысканий будет значим, никто не посмотрит на методы, благодаря которым этот результат был достигнут.
- Я чувствую твоё энергополе, покажись! – властным тоном обратился он к Нире. – У тебя яркая Искра, такую не утаишь… Особенно – от меня.

0

8

Энергия заметила незнакомца, едва тот замаячил среди стволов впереди и медленно, чтобы не наделать шума, остановилась. Шёл он уверенно и, совершенно, не таясь, причём прямо ей на встречу, несмотря на то, что она отклонилась на пару градусов. Значит, за ней следили... "А вот и засада..." - констатировала фемка. На какое-то мгновение на искре стало полегче. Вот он - её противник, а не неизвестное нечто впереди и нападал он открыто, а не из засады. Разве что это какая-то уловка и поблизости прячется ещё кто-то. Впрочем, чувство облегчение длилось лишь краткое мгновение. То, что она видела перед собой, ей очень не нравилось. Незнакомец был на метр выше неё, обладал перекрестно сложенным корпусом и двигался неестественно, для машины, легко и грациозно. Фемка сразу оценила прекрасные внешние данные, но всё же он ей не нравился. Во всей этой красоте и грации было нечто настораживающее. У Ниры возникла яркая ассоциация с неким хищником, вроде кошки. Та же грация и изящество, та же красота и гибкость и та же смертоносность и опасность. От него за версту разило угрозой, хотя вроде бы и не было в нём ничего такого, но странное чувство в глубине искры подсказывало - передней не просто воин, это нечто иное. Воинов она уже видела много раз.
Энергия быстро попятилась держа того на прицеле, двигалась она не столь грациозно как полу органический противник, но не менее легко и тихо. Какое-то внутреннее ощущение подсказывало ей что бежать, пока нет плана ни в коем случае нельзя. Это, почти, то же самое, что сказать фас. Чувство это корнями шло из хищнеческой ассоциации, возникавшей при его виде. К превеликому сожалению десептиконских знаков на незнакомце не было, а значит он противник. Сходится с ним в бою, необходимости не было, так что Нира решила попробовать обойти преграду. От разражавшегося властного голоса стало не по себе. "Возьми себя в манипуляторы!" - приказала она себе. Упоминание об искре ей совсем не понравилось, от такого радара скрыться будит проблематично, но можно было попробовать. В отличие от остальных она имела не полную, смертную, искру, но сигналы от неё поступали почти такие же, как от любой другой. Разве что несколько неровные или искажённые, но самую малость.
Обегать противника по дуге не имело смысла, бот был больше неё и бежать должен был быстрее, плюс если ещё и дать ему возможность бежать по внутреннему кругу, то он быстро её поймает. Энергия тут же смекнула, что и по земле тот её быстро догонит, а летать она не могла. Конструкция выдавала в нём претендера, никаких лишних деталей, лап, крыльев, шин, он был волен превратиться во всё что пожелает. Однако опускать манипуляторы она не собиралась, ей нужна была приличная фора. Она быстро огляделась, вокруг выискивая хоть что-то, что могло ей помочь. Взгляд скользнул по камням, стволам деревьев, могучих кронах над головой, как жаль, что те были слишком плотно переплетены, но если бы ей удалось... "Вот оно!" - мысль возникла мгновенно, возможно не до конца обдуманная, но лучше у неё уже не будит. Мало времени.
Нира резко сорвалась с места выбегая из под сени невысокого дерева, и словно давая команду "охота началась". Как только над головой исчезли низкие ветки фемка трансформировалась в истребитель и почти по прямой взмыла к огромным кронам. Антиграв у неё не было, но может оно и к лучшему. Лес вмиг заполнил оглушительный гул невидимого истребителя, машина быстро набрала скорость и достигла густых крон. Но вместо того чтобы клином влетать в переплетение ветвей и, естественно, разбиться Энергия вновь трансформировалась. Выброшенная вперёд инерцией львица раскрыла стальные объятья и выпустила длинные когти, которыми вцепилась в ближайшую толстую ветку. Львицу по инерции продолжало тянуть вверх, и она сделала почти полный оборот вокруг ветви, прежде чем окончательно остановиться. На какое-то мгновение ей показалось, что она попросту вырвет себе все когти, а после что не удержится и с грохотом упадёт вниз. Перед оптикой тут же мелькнула картина глупой смерти - вначале она летит, вниз махая всеми лапами, потом падает под ноги неизвестному и разбивается насмерть. Благо она успела вовремя по удобнее перехватить ветку и избежать столь позорной кончины. Передние когти болели, но все были на месте, в повороте они сбила на землю пару веток, получила "ушибы", царапины и пару вмятин, но нечего смертельного. Но на этом её побег не заканчивался. Не теряя времени, львица подтянулась, затылком чувствуя, что очень скоро, если не уже, противник окажется на дереве. Она быстро подтянулась и помчалась так быстро, как только могла. Хитрое сплетение ветвей заставляло быть осторожной, тщательно рассчитывать длину прыжка и правильно оценивать грузоподъёмность ветки, но фемка решила рискнуть в счёт скорости. Благо кошачий корпус прекрасно подходил для лазанья по деревьям, и она быстро начала скакать по самым толстым веткам в противоположную сторону от объекта и, стараясь забраться повыше, дабы можно было нормально взлететь. И был ещё один факт - местная живность. Здесь в кронах их было даже больше чем на земле, особенно наверху, где холоднокровные насекомые грелись в лучах палящего солнца. Это можно было попробовать использовать...

0

9

Дехсет приближался, и улыбка на его лице не сулила ничего хорошего незваному гостю. Теперь ему уже не нужен был Искатель, чтобы следить за Нирой: развитые и отточенные за долгие века работы с трансформерскими Искрами сканеры ощущали её энергополе, не смотря на то, что саму Ниру претендер увидеть не мог. Он шумно потянул носом воздух, словно принюхиваясь к чему-то и продолжал приближаться, в Искре своей гадая, бросится ли его добыча убегать или напротив, нападёт сама. Нира выбрала первое.
«Не ожидал от неё такой глупости» - подумал Дехсет, ощущая, как фемботка устремилась вверх на реактивной струе. «Ну ничего, её Искру я соберу из обломков. Однако, какая странная Искра…».
Но всё оказалось по другому. Трансформацию фемботки он видеть не мог, но заметил, но шум реактивных двигателей пропал, и стремительное движение добычи в сторону спасительных небес прекратилось. Заметив, как прогнулась массивная ветка древесного исполина, Дехсет возликовал. Его добыча явно ладила с процессором, а это значило, что охота будет интересной…
Ноги претендера, напружинившись, отправили его вверх. С едва уловимым звуком, претендер трансформировался в полёте, и механический ящер с матово поблескивающей чёрной бронёй уцепился за древесный ствол когтями. Он разинул пасть и угрожающе зашипел, в тот же миг, сегменты брони на его спине дрогнули, выпуская наружу змеящиеся серебристые щупальца.
Это был один из даров органической брони, щупальца Дехсета были покрыты сложным неповторимым узором, как будто притягивавшим взгляд. Следить за переплетением угловатых линий на блестящей поверхности тентакля можно было часами, узор складывался в замысловатые фигуры, которые мигом распадались, стоило лишь слегка изменить ракурс обзора. Они различались по толщине: четверо из десяти тентаклей не уступали по толщине запястью Ниры, ещё четыре щупальца были на порядок толще и сильнее, два тонких и особенно длинных жгута начинались в области плеч, итого – десять. Каждый тентакль венчался четырёхпалым манипулятором с острыми когтями на конце и имел отверстие посередине.
Уцепившись всей десяткой тентаклей за древесный ствол, Дехсет взмыл ввысь, растянувшись в гигантском прыжке. Ещё два таких прыжка вынесли его на один уровень с Нирой, третьим он заметно сократил разделявшую их дистанцию и угрожающей зашипел, подстёгивая жертву к активным действиям. Цепляясь щупальцами за ветви и стволы, он мог бы перемещаться и без помощи лап: тентакли, судя по всему, обладали немалой физической силой. Мощные толчки задних и передних манипуляторов придавали ему дополнительное ускорение, и дистанция между Дехсетом и фемботкой неуклонно сокращалась.
Внезапно, перед Нирой мелькнул крылатый силуэт Искателя. Теневой ореол больше не скрывал его красок, и фемботка могла разглядеть, что крылья крылатого существа выполнены из серебристого металла, чёрное продолговатое туловище слегка выгибалось сзади и было почти плоским спереди, напоминая тело электрического ската. По бокам продолговатого корпуса виднелись тёмно-фиолетовые элементы, имевшие явно органическую природу. А в следующий миг, нижний сегмент туловища крылатой твари трансформировался в сдвоенный бластер, и в основание ветки, на которую собиралась прыгнуть фемка, ударили две алые молнии.
Стоило ей коснуться ветви, как та обломилась и Нира полетела вниз. В тот же миг, рядом оказался Дехсет в своей звериной альтформе и к фемботке метнулись четыре тентакля средней толщины, в то время как их более крупные сородичи устремились к ближайшим ветвям, дабы их хозяин не брякнулся о землю с многометровой высоты.
Определить, из чего состояли эти необычные манипуляторы было непросто. Они отливали серебром, и металлический блеск тоже присутствовал, но их прикосновение было несколько мягче, чем того можно было ожидать от металлического покрытия, а сам материал, из которого состояли щупальца, был упругим и слегка пружинил под пальцами. Однако, чего у них нельзя было отнять – это прочности и крепкой хватки. Они конечно уступали по прочности органической броне, покрывавшей Дехсета, частично прикрытой чёрным металлом, но всё равно – порвать тентакль голыми манипуляторами было практически нереально. Где-то вверху, сквозь ветви пробился солнечный луч, раздался зычный раскат грома. До неба было так недалеко…

0

10

Услышав позади шипение, Энергия в конец забыла об осторожности и помчалась так быстро, как только могла. Мысль обернуться и принять бой её пока не прельщала, следовало до дна исчерпать этот вариант, тем более что ближний бой не в этой, не в прошлой жизни не был её специальностью. Противник превосходил её в силе, это почти наверняка, пусть она и не имела возможности это проверить, и судя по всему в скорости. Ей оставалось надеяться на смекалку, ловкость и удачу. Если ей повезёт, она будит двигаться быстрее в ближнем бою, но это казалось слишком уж туманной перспективой. Пока фемка бежала она лихорадочно размышляла о слабых местах противника. Главной и явной отличительной чертой была органика. Органика вещь сама по себе хорошая, но слишком уж хрупкая и тонко настроенная, и потом у неё был один козырь, хотя нет, два...
Появившийся Искатель не сулил нечего хорошего. Теперь тварь не скрывал тенистый ореол, и она могла оценить, насколько ошиблась в его представлении. Тот походил скорее на что-то подводное, нежели на представителя насекомого мира. Фемка невольно напрягла все системы. Вот с ним она могла и должна была справиться, скорее всего, эта тварь и следила за ней всю дорогу, она или системы. Чем-то этот дуэт напомнил ей Саундвейва и его касетников, касетники существа не столь опасные, но работая вместе со своим хозяином, могли причертить много бед. Нужно было от него избавиться... Предчувствия ей не обманули, слабоискровый выстрелил в ветку, к которой она прыгнула мгновение назад. Исправлять что-то было уже поздно, но... Вдогонку Искателю метнулась ослепительная молния, сорвавшаяся с невидимого корпуса и на мгновение очерчивающая её корпус яркими линиями. Сразу после вспышки раздался характерный звук грома, только несколько потише. Эдакий привет от летящей вниз фемки. Молния разила мгновенно и быстро, почти на любом расстоянии, но она не смогла разглядеть, попал ли её заряд в цель. Само падение вниз трёхрежимницу не очень испугало. Она уже додумывала, как выбраться из столь плачевной ситуации как её что-то схватило.
Львица резко обернулась, на какое-то мгновение ей подумалось, что она зацепилась за леаны, крепкая хватка была слишком... нежной для металла, слишком живой и органической, но в то же время слишком, для органики, крепкой. Увы, удача не оказалась на её стороне. Над ней оказался ящер висящей на длинных серебряных щупальцах, в котором она быстро узнала противника. Эта его выходка окончательно уверила Ниру - противник её видит. В маскировке и трате энергии не было больше смысла. Мгновение и перед Дехсетом предстала белоснежная львица. Кошачья морда зло уставилась на него немного хмурым взглядом, уши подрагивали, ловя эхо, пронёсшееся по лесу после раската грома, корпус был расслаблен и висел на его щупальцах, даже немного покорно расслаблен. Фемка бросила короткий взгляд вниз, оценивая ситуацию, с досадой посмотрела на Дехсета, словно говоря "сдаюсь" или "не знаю, что мне делать", причём довольно явно и ярко, а затем... Львиная морда искривилась, показывая пару длинных клыков с одного бока, оптика нехорошо сощурилась - львица ухмыльнулась. Под ней было четыре-пять толстых ветвей, над ней гораздо меньше. Если избавиться от них, то она могла бы образовать проход наверх и взлететь. Без сомнения она опять бы ободралась, снесла кучу мелких ветвей, но всё же, это лучше чем ничего. И опять додумывать мысль и её последствия до конца не хватало времени. С львиного корпуса сорвались ослепительные молнии, раздался грохот. Вспышки пролетели мимо ящера и ударились в основания ветвей тех, за которые он держался и тех, что были выше. Раздался треск, резкий запах гари, грохот падающих над ними массивных ветвей - маленькая деталь которую фемка не до конца продумала и понадеялась на авось. В падении львица как могла зорко наблюдала за длинными щупальцами и срезала молниями каждую ветвь, к которой те тянулись.

0

11

Искатель, схлопотав молнию, закружился в воздухе и с треском скрылся в лиственном покрове соседнего дерева. Заряд оставил уродливый след оплавленного металла на его корпусе, но та небольшая доля органики, что присутствовала в его корпусе, сумела поглотить часть заряда и повреждения оказались существенно меньше, чем могли бы быть. Тем не менее, на ближайшие секунды слабоискровый был выведен из игры. Что ничуть не обескуражило Дехсета.
Сегменты на металлической морде Дехсета шевельнулись, складываясь в хищную улыбку. На его взгляд, добыча сглупила или переоценила его возможности. Ранее он мог только догадываться о том, где находится фемка, ориентируясь по излучению её Искры. Теперь он отчётливо видел очертания её корпуса и увиденное ему понравилось.
Щупальца захватили цель вполне удачно: два серебристых жгута перехватили Ниру подмышками и тут же словно прилипли к её корпусу, потихоньку оплетая предплечья, ещё два сплелись у неё на животе и, после короткого рывка, переместились поближе к задним лапам, где поддержали инициативу собратьев и медленно зазмеились по бёдрам фемки. Щупальца источали некую клейкую влагу, серебром поблескивающую на редких солнечных лучах. Именно благодаря ней, и, отчасти, немалой физической силе Дехсету удавалось удерживать Ниру в воздухе.
«Прекрасная находка» - мысленно усмехнулся он, начиная подтягивать к себе опутанную щупальцами фемботку. «Жаль только, что она так быстро сдалась, никакого спортивного азарта, эх…».
Но не тут-то было! Фемка решила повторить удачный фокус претендера и одну за другой прострелила ветви деревьев, за которые успел зацепиться претендер. Дехсет был так удивлён, что против него задействовали его собственную тактику, что в первые секунды растерялся и пролетел несколько десятков метров вниз. Но он был умелым охотником и быстро опомнился, принявшись хаотично цепляться за ближайшие ветви. Но стоило его тентаклю уцепиться за прочную опору, как выстрел Ниры тут же сносил ветку ко всем квинтам.
Тем временем, они уже преодолели половину пути до земли, и скорость их падения только нарастала. Издав яростное шипение, Дехсет распахнул пасть, продемонстрировав длинный подвижный язык. В следующий миг его щупальца с треском вонзились в кору двух ближайших деревьев острыми окончаниями металлических пальцев. Их с Нирой неслабо тряхнуло, но, оставив на коре деревьев глубокие, истекающие вязким соком, борозды, Дехсет сумел остановить их падение.
При этом, он позволил себе легонько шмякнуть фемку о ствол дерева. Не сильно, лишь затем, чтобы выиграть драгоценные секунды, которые нужны были двум остававшимся до селе без дела тонким щупальцам, чтобы сделать рывок с целью оплести голову фем и надёжно захлопнуть львиную пасть. Дехсет не исключал, что в голову его бойкой добыче придёт мысль пострелять по его щупальцам и не хотел давать ей такой возможности. Органическая оболочка конечно давала им прекрасную защиту и делала необыкновенно прочными, но зачем лишний раз искушать судьбу?

0

12

Фемка ощутила приятный приступ злорадства, когда на лице, вернее морде, ящера мелькнуло удивление и растерянность. Она технично срезала каждую ветвь, за которую тот хватался и к которой только тянулся. Датчики высоты пищали, предупреждая о быстром приближении земли, но фемку падение ничуть не пугало. Став истребителем она давно уже потеряла страх к высоте и падениям. Главное что бы это не выглядело слишком глупо, а разбиться вместе с противником не худшая смерть. Облепившие её щупальца сильной ей не понравились, в основном из за клейкой гадости, которую они выделяли. Благо что бы метать молнии, ей не нужно было двигаться, иначе дела её были бы совсем плохи. В голове фемки уже начали шевелиться мысли по поводу того, что бы лишить претендера парочки из них, но она была слишком занята ветвями для подобных действий.
Каким-то чудом им посчастливилось не удариться не об одну крупную ветвь, такой удар здорово попортил бы им системы, не многим лучше удара оземь. Под конец претендер таки понял что надеяться на ветви не имеет смысла и сменил тактику. Мощные щупальца растянулись и вцепились в стволы, стремительно замедляя ход. Львицу при этом отнесло в сторону и ударило о ствол дерева. Кошка тут же рефлекторно дёрнулась и оскалилась, пытаясь вырваться из мёртвой хватки и схватиться о ствол дерева. Взявшие её под руки щупальца не давали нормально двигаться передним лапам. Для кошки подобная хватка была крайне неудобна, зато вот задние лапы были посвободнее. Максимально извернувшись и зацепившись кончиками когтей за кору, львица как раз пыталась подтянуться, когда ей в лицо метнулись щупальца. Энергия резко дёрнула головой пытаясь ускользнуть от хватки, и клацнула пастью в попытке схватить одну из них, но не совсем удачно. К сожалению, при ударе о ствол она озаботилась, о получении собственной опоры, которую мало-мальски могла бы использовать или противопоставить претендеру. Так что полноценно отбиться от щупалец не смогла, лишь раз клацнув пастью в попытке откусить одну из них. В крайнем случае, можно было включить лазеры, те мигом оплавили бы ей зубы, губы, частично язык, это было бы очень больно, но в случае необходимости она бы выстрелила. Жизнь дороже.
Тем временем вид повисшего меж стволов противника её порадовал. Прямо над ними с треском летели вниз массивные ветви, сшибая по дороге более крупные, которые им посчастливилось миновать. В их пользу говорил не малый вес, а против неповоротливость. Они цеплялись за все, что стояло у них на пути и постепенно теряли скорость, а значит и убойную силу. В конечном итоге они остановились на последней ветви. Огромная масса опасно колыхнулась над растянувшимся Дехсетом осыпав его кучей мелких ветвей, обломков, длинные ветви опустились немного ниже его уровня, но его самого не задели. Энергии эта конструкция очень понравилась. И главное в ней было то, что она находилась от неё в стороне. Недолго думая львица выпустила ослепительные молнии во все опоры, которые сдерживали всю эту массу. Отдельная россыпь более тонких молний обильно ударила по самой куче над Дехсетом. Энергия думала, чего больше всего боялась органика, и поняла что самое страшное для неё это огонь, а деревья легко воспламенялись. Сырой и влажный климат не слишком-то располагал к горению, но у молний была слишком высокая температура и падающая на Дехсета масса быстро вспыхнула. Вдобавок к этому фемка пустила по щупальцам ещё один энектрический разряд.

0

13

Тонкие жгуты воспользовались заминкой фемботки и плотно облепили её голову, намертво сомкнув челюсти львицы. Ощутив себя в определённой безопасности, Дехсет собирался уже сменить позицию, чтобы поближе познакомиться с Нирой, как вдруг та предприняла очередную попытку переменить ситуацию в свою пользу. Яркие вспышки на миг ослепили оптику претендера, а когда он снова мог видеть, на него уже неслась горящая масса древесины. Рот ящера распахнулся в коротком крике, резанувшем по аудиорецепторам не хуже наждачки. Он дёрнулся, пытаясь убраться с пути горящих веток, но слишком поздно: те настигли его в воздухе.
Плоть претендера не загорелась. Даже не зашипела: его органическая броня пусть и заметно уступала в устойчивости к повреждениям необыкновенно стойкой оболочке Тандервинга, которая в своё время позволила ему пережить дружный огонь объединённых автоботских и десептиконских армий, но всё равно, нужно было нечто гораздо большее, чтобы причинить Дехсету вред. Органика покрывала его корпус сплошным слоем, минуя лишь кисти рук и лицо. В районе туловища, лодыжек и запястий она была прикрыта дополнительным слоем металлической брони, украшенной тонкой вязью золотистых рун.
Именно эта органическая часть защитила его от разряда Ниры: опутывающие её щупальца вздрогнули в судороге, но больше никак не отреагировали на её атаку. Угодившие в морду Дехсета горящие ветви на несколько секунд ослепили его, ящер рефлекторно дёрнулся, и увенчанные когтями окончания его щупалец с треском вырвали куски древесной коры, лишая его точки опоры. Опутывающие Ниру тентакли рефлекторно сжались, демонстрируя немалую силу. А в следующий миг, мимо неё пронеслись догорающие на лету ветки и Дехсет.
Фемка ощутила резкий рывок, когда опутывающие её тентакли натянулись, удерживая своего хозяина в подвешенном состоянии. Дехсет с треском врезался плечом в древесный ствол и замотал головой, скидывая с неё остатки горящих ветвей. Он не был повреждён, но на то, чтобы прийти в себя претендеру требовались драгоценные секунды.

0

14

Львица оскалилась изо всех сил стараясь разжать сведённые челюсти. Всё безрезультатно, хватка у претендера была воистину мёртвая. Хотя, может дело в её слабой гидравлике. Терпеть противная липкая жижа источаемая щупальцами рисковала замазать ей всё лицо. Вроде, как и нечего страшного, но как фемке Энергии это было крайне неприятно.
Эффект от её задумки немного уступал тому на который она рассчитывала. Горящие ветви должны были нанести ему куда больший урон, кроме того молнии его не пугали. Земля была всё ближе, и процессор рисковал перестать выдавать здравые и действующие идеи. Вид падающего мимо Дехсета радовал, но лишь самую малость. Энергия прекрасно осознавала последствия этого ещё до того как обрушила на него горящую груду дерева. Как в замедленной съёмке она наблюдала за падением ящера, слышала, с каким грохотом валится вниз огромная груда, образуя костёр. А может оно и к лучшему, Десептиконы смогут заметить пожар и обязательно найдут её... корпус. Может быть. Щупальца медленно натягивались, системы напрягались, лапы цеплялись за дерево. "Думай-думай-думай-думай...." - приказывала себе фемка собирая всё, что знает о противнике и всё что может. Ток ему не вредил, что ещё она может? Что ещё может электричество?! А небо, небо было так близко и...
Рывок. Львица всем телом ощутила тяжесть претендера. Её так же шваркнуло об дерево гораздо меньше, разгон не тот. Когти на лапах глубоко впились в дерево и принялись медленно скользить вниз, оставляя глубокие борозды. Казалось, те попросту вот-вот оторвутся. Дабы удержать претендера фемке пришлось лечь спиной на ствол, и она прекрасно видела, как он ударился о ствол и замешкался. У неё были секунды, и она решила рискнуть. В лицо замешкавшемуся претендеру полетела ослепительная молния, точнее в ствол возле его лица. Разряд был рассчитан на то, что бы ослепить противника и выиграть ещё немного времени. Молния ударила в ствол, вышибая из него куски обугленного дерева и немного плазмы, которые, при определённой доле везения могли попасть тому в оптику. Но на это она особо не рассчитывала, судя по её положению, фартуна была не на её стороне. Зато она, удача, любила риск и смелость. Затем фемка дала ещё один разряд по щупальцам, вызывая очередную судорогу. Крепкие щупальца быстро напряглись, расслабились, и именно в этот момент Энергия попыталась трансформироваться. Полную трансформацию щупальца не позволили, но кое-что она всё же могла. Сегменты брони на спине разошлись, выдвигая крылья и двигатели. Лапы поджались, когти опустили дерево и она полетели вниз. В падении кошка ловко извернулась, замахала длинным хвостом, точно пропеллером, поворачивая туловище вверх, и включила двигатели. Мощная реактивная струя ударила назад, по её собственным лапам, которые она изо всех сил старалась поджать, по длинным щупальцам и по их обладателю. Фемка вмиг взлетела в образовавшийся в деревьях пролом. Теперь нужно было использовать второй козырь. Фемка попыталась вытянуть из претендера всю электрическую энергию.

0

15

Шутки кончились, начиналась борьба за выживание, и азарт горячей волной затопил сознание Дехсета. Ударившая в ствол молния осыпала его лицо жгучими искрами, заставив оптику рефлекторно понизить светочувствительность, но это лишь привело претендера в чувство. Давненько он не встречал добычу, способную дать ему отпор, и если бы Нира в эти секунды заглянула в лицо претендера, она увидела бы на нём улыбку, коей выглядывающие из-под верхней губы клыки придавали жутковатый вид.
Второй разряд прошёл для Дехсета почти незаметно, его органическая броня успешно впитала в себя энергию, но самопроизвольная мышечная реакция имела место быть, с этим он ничего не мог поделать. Мгновенно ощутив, что схваченный тентаклями корпус меняет свою форму и, очевидно, пытается ускользнуть, Дехсет поспешил сжать щупальца поплотнее, но у органики были свои недостатки: на то, чтобы отойти от электрошока, мышечным волокнам потребовались драгоценные секунды, которые хватили Нире для трансформации.
Реактивная струя хлестнула его по плечам, обожгла. Зашипела, испаряясь, клейкая жидкость, выделяемая щупальцами. Их защитная оболочка могла достаточно долго выдерживать сильный жар, как и его собственный корпус. Но в первые секунды претендер не успел понизить уровень чувствительности рецепторов, обильно усеивающих его тентакли, отчего испытал массу неприятных ощущений и заскрипел зубами.
Нужно было действовать, и действовать быстро, пока фемка не успела вырваться на открытое пространство. Глушащее связь воздействие энергонных помех распространялось в высоту лишь на пару километров, стоит Нире подняться повыше, и она сможет предупредить своих. Испытывающие неслабые физические перегрузки щупальца напряглись, подтаскивая хозяина поближе к жертве.
Два из четырёх наиболее толстых тентаклей, которым больше не было нужды удерживать Дехсета в воздухе метнулись вперёд, пытаясь оплести корпус фемки. Ещё два точно таких же щупальца составляли «тактический запас» претендера и двумя змеями неслись следом, готовые отреагировать на возможные фокусы со стороны фемботки. Два тонких, продолжавших стискивать её морду, извернулись, уставившись увенчанными острыми когтями окончаниями на её оптику, и один за другим исторгли тонкие струи клейкой жидкости, которая так не понравилась фемке. Дехсет стремился ослепить её, вязкая серебристая жижа, угоди она в оптику, будет некоторое время стойко сопротивляться попыткам очистительных систем удалить её, и позволит различать Нире лишь смутные очертания деревьев, несущихся навстречу.
Сам же Дехсет поспешил вернуться в робоформу, благо, ему не нужно было для этого втягивать щупальца обратно в корпус. Стоило трансформации завершиться, как он потянулся к собственному загривку и рывком накинул на голову тонкий пласт органической материи, стремительно образовавший вокруг его шлема защитный капюшон.
Координация движений у него была на высоте: все вышеописанные действия претендер проделал за считанные секунды, а в след за этим ощутил странное воздействие на его органическую оболочку. Дехсет ощутил, как энергия начинает вытекать из его корпуса, по щупальцам от корпуса пробежалась вереница разрядов.
«Так-так… у неё ещё не кончились сюрпризы. Значит, мне нужно справиться с ней побыстрее» - подумал он.
Но в следующий миг, утечка энергии прекратилась: его органическая броня справилась с новым недугом, перестроилась, изменилась. Дехсет мог с уверенностью сказать, какие процессы сейчас происходят в его защитной оболочке на клеточном и молекулярном уровне. Тандервинг был гением, созданная им органическая броня была способна приспосабливаться под меняющиеся условия окружающей среды, эволюционировать. Это не было полным иммунитетом от подобных форм воздействия: прикоснись он к ней ладонью или лицом, не защищёнными оболочкой претендера, и Дехсету пришлось бы несладко. Но этого было достаточно, чтобы перевес вновь оказался на его стороне.

0

16

Претендер быстро пришёл в себя, даже слишком быстро. Искра фемки быстро колотилась, предчувствуя одновременно и близкую победу и дышащее в загривок поражение. Пробуждающаяся в моменты отчаянья энергия, скрывавшаяся в её искре, была не лучшим советчиком. Но она, хотя бы, поглощала весь её страх, который мог затуманить оптику. Первое что она ощутила это то, как претендер попытался подтянуться, фемка среагировала мгновенно и сделала пару оборотов вокруг своей оси, штопором ввинчиваясь в серое небо. Не лучшее решение, но ничего другого на ум не пришло. Далее дело стало стремительно ухудшаться. Смотреть вниз фемка не стала, сейчас её волновало только небо, к которому она летела прямым курсом. Так что паре мощных щупалец не составило большого труда её схватить, одновременно с этим ожили те, что держали её голову. Поначалу она испугалась, что тот попытается дёрнуть её голову в сторону, точно лошадь за уздечку. Не тут-то было. Энергия успела лишь чуть прищурить оптику, когда ей в лицо полетела клейкая жижа. Что же могло быть и хуже, тот хоть не попытался выцарапать ей оптику… Реакция систем последовала незамедлительная, но ни омыватель, ни моргание не помогали. Оптику застила такая плотная пелена что она замечала ветви задолго после того как что-то можно было бы изменить. Одно хорошо, громоздкие ветви сбили всё серьезное, что могло попасться им на пути. Что же сделала фем? Нечто внутреннее подсказывало, что она смогла-таки напугать противника. Хотя, может ей просто хотелось в это верить? Так или иначе, это чувство придало ей сил и стало ею руководить в ближайшие секунды.
Вместо того что бы сбавить скорость фемка со всей силы "дала по газам". Реактивные двигатели взревели, и они с нарастающей скоростью рванули вверх. Истребителю не обязательно было видеть, у него было много сканеров, радаров, датчиков высоты, навигаторов, лишь бы ей не врезаться в ветви. Что же делась с ветвями, в которые они могли врезаться и, непременно, разбиться? А что она делала с ними до этого? Энергия пустила в ход сверкающие молнии, которые разнесли в дребезги всё точно над ними или пропали в небесах. Первое время к ней поступала энергия от претендера, но к великому сожалению этот заряд быстро истощился. Должно быть, дело было в его органической природе. Но на то что бы унывать времени не было. Львица в последнюю секунду увидела, как на них градом посыпались щепки, они щедро забарабанили по корпусу и бокам, по белоснежным крыльям. Однако щепки оказались не единственным, что упало на них сверху. Так же, в последний момент, она заметила массивную ветвь, летящую где-то с боку. Та здорово ударила её в бок, задела крыло и заставила сделать её пару резких оборотов вокруг своей оси. Радары запищали, пытаясь сориентироваться в быстро меняющимся пространстве и определить насколько она отклонилась от курса. На какое-то мгновение ей показалось, что сейчас она влетит прямиком в тёмный ствол. Искра, казалось, на какое-то мгновение замерла, пока она пыталась сориентироваться и вернуться на прежний курс, а через мгновение поняла, что-то изменилось. Слишком много оказалось в тумане света. Сверившись с приборами, фемка поняла, она выше уровня деревьев! Ей всё-таки удалось!

0

17

У него бывали и более удачные полёты. Следующего за Нирой претендера бросало из стороны в сторону при всяком её движении, но расстояние между ними неуклонно сокращалось. На то, чтобы оплести фемку двумя новыми щупальцами, Дехсету потребовалось несколько драгоценных секунд: всё таки, непросто метить в цель, когда тебя мотает из стороны в сторону, и при этом поглядывать, чтобы тебя не приложили головой о соседнее дерево. Однако, когда тентакли наконец охватили корпус Ниры двумя серебристыми кольцами на плечах и талии, лапы белой львицы были рывком прижаты к телу и практически обездвижены. Не исключено, конечно, что она попытается разорвать щупальца когтями. Он ожидал этого и снизил чувствительность попавших в зону риска тентаклей почти до нуля, и всё таки, это давало Дехсету драгоценные секунды, чтобы осуществить его план.
Ни пренебрежения, ни насмешки не осталось в сознании Дехсета. Он хотел закончить начатое, доставить новый объект в лабораторию и хорошенько изучить так притягивающую его внимание Искру. Забавно, она была плотно оплетена сетью серебристых тентаклей, фактически: связана по рукам и ногам, но продолжала на что-то надеяться. Он знал такой тип жертв, такие сдаются только когда не могут более стоять на ногах. Листва и мелкие ветки хлестала по его корпусу, но их прикосновения были легки и мимолётны, они фиксировались, но не получали сколько-нибудь существенной доли внимания. От более массивных ветвей, встречавшихся у них на пути, он успевал отталкиваться второй парой наиболее мощных щупалец, оставшихся в тактическом запасе, и если и получал существенные удары, попросту игнорировал их, увлечённый стремительной развязкой охоты.
И в тот миг, когда в лицо ему ударили лучи солнечного света, когда они наконец вырвались из-за пелены зелёной листвы, Дехсет настиг её. Он не собирался подставляться более под тугие реактивные струи наспинных двигателей Ниры. Именно поэтому претендер постарался спеленать её по лапам, чтобы получить безопасный доступ к её шее. Всего один укус…
На бледных пальцах его выступили чёрные крючковатые когти, руки сомкнулись на её талии, цепляясь за броню. Фемботка всё ещё находилась в вертикальном положении, и Дехсету пришлось несколько секунд карабкаться по ней. Но когда его руки сомкнулись на её плечах, а оставшаяся в тактическом резерзве пара щупалец плотно обвилась вокруг корпуса Ниры, делая ещё более прочными объятия тентаклей, Дехсет не удержался и послал фемботке короткий сигнал:
~ Ты моя.
Белое лицо его выражало азарт, фиолетовая оптика пылала нездоровым пламенем… это было выражение охотника, готовящегося нанести последний решающий удар, и это было страшно. Какой-то миг он разглядывал морду белой львицы, смутно жалея о том, что не может видеть выражения её лица и ужаса в её оптике. Но уже в следующую секунду, Дехсет широко открыл рот, выдвигая на полную длину две пары сверкающих белых клыков и медленно, наслаждаясь каждым моментом, потянулся к её шее. Тонкие жгуты-тентакли натянулись, запрокидывая её голову и подставляя шею под холодные острия его клыков.
После того, как сверкающие острия пронзят её шейные магистрали, он впрыснет яд, и ситуация разрешится за какие-то тридцать-сорок секунд. Белёсый туман затянет её сознание, и фемка погрузится в оффлайн. Где-то внизу древесные ветви внезапно разошлись, и в солнечных лучах заблестели чистые воды большого пруда. Очевидно, пока он совершал своё восхождение, они успели переменить направление полёта с вертикального на горизонтальный, но Дехсета это не волновало. Ему нужен был лишь один укус, один почти безболезненный укус который погрузит сознание Ниры в блаженное беспамятство… ненадолго.

0

18

Энергия прибавила скорости. Оказавшись над деревьями ей больше нечего было опасаться, но в этом был один существенный минус - теперь ей было нечем сбить с себя претендера. Однако она продолжала отчаянно рваться в небо, на то было две причины. Первая это надежда на то, что она выйдет за пределы глушилки и сможет связаться с базой, её это уже не спасло бы, но те узнали бы хотя бы часть происходящего. Второе небо было её защитой, где-то в глубине искры забрезжила надежда на то, что она разобьётся вместе с этим гадом. Впрочем, претендер вполне мог обернуться птицей, или схватиться за деревья перед падением, но она не хотела об этом думать.
Схватившие её щупальца стали стремительно оплетать её лапы. Львица тут же выпустила крючковатые когти, стараясь разодрать те в клочья, ну или впиться в них по сильнее, но её движения и так уже были сильно стеснены. Затем Энергия ощутила на себе чужие прикосновения, и на этот раз это были не вездесущие щупальца. Львица оскалилась и зло зарычала, чувствуя, как бьётся собственная искра, но не в страхе, а в гневе. Она злилась на себя за глупости и слабость, злилась на то, что не может разорвать его на куски. Когда претендер окончательно на неё забрался, плотно сцепив их корпусы, когда его тонкие бледные пальцы сомкнулись на её плечах, она смогла-таки очистить оптику и частично разглядеть лицо своего противника. Бледное, отдающее мертвечиной, от его выражения у львицы кольнуло в искре, чем-то холодным и противным... В этот момент по рации раздался его голос, всего два слова. В этот момент ей показалось, что её искра разорвётся надвое. Одна её часть испытала страх скорой кончины и неожиданное чувство облегчения. Вторая, более сильная, и до селе молчавшая, захлёбывалась гневом и яростью, желанием разорвать противника на части, желанием впиться в его системы, вырвать и сжечь его нейросети, желанием причинить врагу боль. Ожидавший страха Дехсет увидел лишь ярость и ощерившуюся пасть, которую фемка старалась из последних сил развести. Прижатые к корпусу лапы изо всех сил стали пытаться достать его, его щупальца. Её реакция напоминала реакцию загнанного в угол раненного кабана, который вместо того что бы бежать продолжал драться до последнего вздоха. Увидев перед собой раскрытую пасть и острые клыки, львица быстро поняла, что её ожидает. Энергия вновь стремительно закрутилась вокруг своей оси, метнулась в сторону, вверх, вниз, но всё без толку. Львица замотала головой, пытаясь сопротивляться оттягивающим её голову щупальцам, плотнее сдвинула детали брони на шее.
~ Это только начало, за мной придут - рыкнула она по открывшемуся каналу связи.
А после предприняла последнюю попытку сопротивления. Мощная молния, в мгновение сорвавшаяся с её корпуса ударила точно в лицо претендера. В объятью туманом оптику, в раскрытую пасть, а после щупальца натянулись на столько что она уже не смогла видеть его лица. Лишь безмятежную, готовящуюся к буре водную гладь. Озеро неспешно гоняло невысокие тёмные волны. Обманчивое спокойствие. На горизонте уже сверкали молнии, и темнота стремительно неслась к ним, снося все, что не успело убраться с её пути, а они неслись к этой буре. Забавно было бы умереть в бою в её вое и упругих струях воды. Точно так же как...
- Альфа... – тихо сквозь сжатие зубы позвала фемка.

0

19

Там где должен быть ужас – была лишь ярость. Не сказать, что Дехсет был разочарован, не найдя в Искре своей жертвы страха. Он лишь ещё больше убедился в своей первоначальной характеристике фемботки.
«Эта пойдёт до конца. Значит, нужно не дать ей возможности наделать глупостей» - подумал он.
Её когти скребли по чёрной металлической броне претендера, оставляя на ней глубокие борозды, и по фиолетовой броне органического происхождения, поблескивающей глянцем в солнечных лучах. Органическая броня, в отличие от чёрного металла, когтям не поддавалась. Сложно было подобрать подходящий аналог этому материалу. Человеку бы он показался твёрдым как сталь, но под более мощным физическим воздействием слегка прогибался, тем не менее, твёрдо удерживая форму. Пожалуй, в органической броне Дехсета было нечто от хитинового покрова земных насекомых, не смотря на её монолитность.
Щупальцам досталось сильнее: не смотря на то, что составлявшую их основу органика была приведена в состояние максимальной устойчивости к повреждениям, на их узорчатой серебристой поверхности остался десяток-другой разрезов, кровоточащих, как ни странно, чистым энергоном. Правда, жидкость имела необычный, насыщенный фиолетовый цвет, в тон органической броне.
На сигнал Ниры он не ответил: толковый охотник никогда не станет играть с добычей, когда на кону его жизнь. А подтверждение того, что жизнь его всё ещё находится под угрозой пришло незамедлительно, и предстало в виде яркой молнии, сорвавшейся в его лицо. Уклониться он не успел бы при всём желании, да и как тут уклонишься, когда твой корпус накрепко связан с корпусом жертвы? Но этого и не требовалось.
Претендер лишь повернул голову, подставляя под сокрушительный удар Энергии гладкую чёрную оболочку капюшона, укрывавшего его голову. Такую мягкую, такую уязвимую… на вид. На деле, капюшон, чёрный снаружи, серебристый с изнанки, давал ему защиту не многим меньшую, чем чёрный шлем. Разряд ударил в органическую оболочку, и та заколыхалась, пошла живыми волнами, содрогаясь в судороге, но удар выдержала. Лишь чёрное пятно на украшенной тем же узором, что покрывал щупальца Дехсета, серебристой изнанке, да лёгкий запах палёной органики, донёсшийся до обонятельных рецепторов претендера, говорил о том, что его органическая броня понесла какой-то урон.
«Нужно кончать её, и быстро, пока ещё что-нибудь не учудила» - с раздражением подумал охотник и перенеся свой манипулятор с плеча белой львицы на её голову, с недюжинной силой отвёл её в сторону, после чего резко припал к открывшейся шее лицом.
И лишь когда его клыки пронзили шейные топливные магистрали и исторгли через тысячи крохотных отверстий усыпляющий яд, он ощутил наконец, что добился победы.
Дехсет отстранился, его клыки стремительно уменьшились в размерах, и лишь четыре крохотных отверстия на шее Ниры говорили о том, что только что-то произошло. Эти ранки очень скоро затянутся, но пока сквозь них каплями проступал энергон и розоватой пылью рассеивался в воздухе. Он шумно втянул воздух, пропустив его через обонятельные рецепторы, улавливая и запоминая запах ещё одной своей добычи, запах охоты, окончившейся полным успехом. Позволив себе секундную слабость, претендер вновь склонился к шее фемботки и слизнул пару капель живительной влаги длинным, заострённым фиолетовым языком, которым его в числе прочего наградила органическая оболочка.
Но теперь ему предстояло позаботиться о собственном спасении. Дехсет просканировал окрестности, и без малейшего удивления обнаружил следующего за ними на коротком расстоянии Искателя. Слабоискровый пришёл в себя и готов был оказать посильную помощь. Серокрылый модуль, подчиняясь беззвучному приказу, метнулся к ним. На спине претендера открылись разъёмы, а из чёрного корпуса Искателя выдвинулись лапообразные придатки. Для ходьбы они были слишком неразвиты, но позволяли в случае нужды уцепиться за потолок или нечто подходящее, в данном случае – за корпус Дехсета. Их полёт становился неуправляемым и крылатой твари потребовалось время, чтобы зацепиться за соответствующие выступы на броне претендера и начать процесс подключения.

0

20

Туман стал быстро окутывать разум, краски бледнели, силы истощались, ярость уступала сонливости, но фемка держалась, пока могла. По нейросети прокатилась лёгкая волна боли, системы пискнули, оповещая о повреждении и небольшой утечке. Наноботы немедленно кинулись её латать, но толку в этом было не много. Энергия поняла что проиграла, и триумф охотника был полным. Она проиграла, добравшись таки до спасительных небес. Ликовал ли он, понимая, что поймал жертву у самого финиша, когда та думала, что она почти победила? Наверняка. Она бы порадовалась такой победе. Чисто назло она отключила двигатели, и они вскоре полетели вниз с не маленькой высоты. Фемка видела приближающуюся тень, взмахивающую огромными крыльями и непрерывно стрекочущую. Гад был жив, а жаль. Впрочем, её уже не беспокоило что будит. Она ощутила, как Дехсет вновь коснулся её магистрали, по-видимому, слизывая текущий энергон. Львица в последний раз оскалилась и дёрнула головой, но сил уже не было. Последние секунды она посветила переписыванию информации в чёрный ящик. Всё полезное что было в её разуме, развед данные, карта базы, характеристики и многое другое, всё это записалось на чёрный ящик и стёрлось из ЦП. Причём хорошо так стёрлось. Так же, были спешно занесены, все события и информация за последние пару часов, это тоже было важно.
Едва она закончила, яд вступил в полную силу и яркая оптика быстро погасла. Тело львицы расслабилось, стало податливым. Разум погрузился в плотную пелену, лишённую образов, света и эмоций...

0

21

Искатель подобрался уже совсем близко, Дехсету даже показалось, что он почувствовал прикосновение когтистых лап к своим плечам, но тут противная фемботка сказала своё последнее «фи». Если до сих пор их нестройному дуэту, попиравшему все законы аэродинамики, удавалось держаться в воздухе, то теперь земля плавно устремилась им навстречу, раскрывая свои заботливые объятия из твёрдого дерева и ещё более твёрдого камня.
«Она за это поплатится!» - мелькнула мысль в процессоре Дехсета.
Он был зол. Ну ещё бы! Испортить такой момент! Впрочем, сейчас нужно было озаботиться вопросом мягкой посадки. Внизу мелькали древесные кроны, ветви и поблескивали голубоватой гладью озёра. В этих местах деревья-исполины росли не так густо, и это давало претендеру надежду, что ни он, ни ценная добыча не переломают себе все руки и ноги при посадке.
Повинуясь его приказу, Искатель вновь попытался ухватить искролога за плечи, но отсутствие в его конструкции острых углов и грубых элементов в этот раз сыграло с Дехсетом слую шутку: когти пауэрмастера лишь проскрежетали по броне и сорвались, а древесные кроны меж тем приближались. Стремясь хоть как-то замедлить их падение, Дехсет высвободил два среднеразмерных щупальца и обвил их вокруг крыльев Ниры, заставив вцепиться в её закрылки.
Воздух тут же развернул их корпуса в горизонтальное положение, а падение из беспорядочного и неуправляемого превратилось во вполне контролируемое пикирование. Пришлось вспоминать учёбу в Лётной Академии, поскольку с аэродинамикой у них с фемкой по прежнему было туго, и малейший порыв ветра грозил опрокинуть их. Дехсет приготовил щупальца, и когда вокруг замелькали ветви деревьев, серебристые тентакли метнулись в разные стороны. Но чтобы погасить набранную ими немалую скорость, требовалось очень постараться.
Ветки ломались одна за другой, рывок следовал за рывком, ветки с бешенной скоростью хлестали по их корпусам, листва застилала оптику сплошным зелёным ковром и вдруг… страшный удар на несколько секунд выбил из претендера весь дух. Он так и не смог понять, что это было: особо толстая ветвь или древесный ствол, но в себя он пришёл уже на дне лесного озера, куда им посчастливилось приземлиться. В голове звенело то ли от крепкого удара, то ли от осознания того, что не смотря на все препоны, ему удалось приземлиться без серьёзных повреждений.
Вокруг было ни зги не видно, из-за поднятого во время их приземления ила и песка, но он ощущал поблизости биение живой Искры, а к тому же, корпус Ниры до сих пор был обвит четвёркой среднеразмерных тентаклей. Не желая более находиться в этом месте, претендер поднялся на ноги и двинулся к берегу, потянув за собой корпус фемботки.
Через пару минут, его ноги ступили на сухую почву. Свистом призвав к себе Искателя, Дехсет бросил Ниру навзничь и опустился рядом с ней на колени. В этот раз ему явно попалось нечто необычное: пока он шёл к берегу, искролог успел снять кое-какие замеры энергетического излучения Искры его свежепойманной добычи. Результаты оказались крайне необычными, это разожгло в Искре претендера огонь любопытства.
Его взгляд скользнул по белому корпусу, на миг задержался у фиолетовой десептиконской эмблемы и остановился на грудном отсеке, там, где пульсировала её Искра. Именно она и нужна была Дехсету, а всё остальное ему было без надобности. Тащить корпус фемки целиком было бы довольно неудобно, к тому же – в ней могли оказаться спрятанные следящие устройства. Энергонные помехи конечно обеспечивают хорошее радиоподавление, но вот когда появятся поисковые отряды, любая оплошность может стоить ему жизни и плодов многолетнего научного труда. Так зачем рисковать?
Несколько секунд Дехсет разглядывал фемботку, храня на лице отстранённо-задумчивое выражение. Потом он медленно выдвинул из указательного пальца длинный изогнутый коготь и со скрежетом провёл им по корпусу фемки, надвое разрезая фиолетовый знак десептиконов.
Для опытов ему нужна была только Искра, но для всего остального Нире понадобились бы руки, ноги и… коннект-порт. А к тому же, он намеревался узнать, насколько большой отряд заглянул к нему в гости. Ну и наконец, зачем лишний раз подвергать столь уникальную Искру опасности? Кто знает, может она устроена иначе, чем Искра обычного трансформера, или не может существовать вне корпуса фемботки? Риск в этом случае оправдан не был, и Дехсет вновь оплёл щупальцами корпус фем, готовя его к переносу.
- Искатель, подключайся и взлетаем! – коротко скомандовал Дехсет.
Проще и быстрее было направить пауэрмастеру радиосигнал, но за многие тысячелетия одиночества Дехсет привык пользоваться любой возможностью, чтобы услышать звуки собственного голоса. Слабоискровый метнулся к спине претендера, и в этот раз ему удалось на ней закрепиться. Системы Искателя перешли под контроль Дехсета, и тот мигом оказался в воздухе, устремившись сквозь лесную чащу к своей лаборатории.

***
- Итак, она удалила все данные, касающиеся военной службы у десептиконов. А это значит, что я до сих пор не знаю, как много сородичей заявилось ко мне в гости. Будь это небольшой отряд, шесть, даже восемь кибертронцев – и я бы этой же ночью рискнул и вдоволь поохотился бы на них. Но если их больше, то мне следует затаиться, пока они не прекратят поиски. Эх… что-то мне подсказывает, что при любом исходе Асха станет для меня небезопасной. А жаль, жаль…
Он легонько потрепал по плечу лежащую на соседней платформе Ниру, будто старую знакомую. Первоначально, он собирался приступить к немедленным тестам по прибытии в лабораторию, но потом сменил своё решение. Ему необходима была информация, так или иначе, претендеру пришлось бы взламывать Ниру, чтобы узнать побольше о прибывших с ней на планету десептиконах. Неведение в этом отношении было опасным.
За первые полчаса знакомства с её банками данных он узнал немало интимных подробностей из жизни ифритки, сумел взять под контроль её шестерню трансформации и трансформировтаь Ниру в робомод, но не нашёл ничего стоящего касательно десептиконов и их операций на Асхе. Зато – он узнал много нового об уникальной природе Искре своей жертвы. Он знал, что ту частично заменили некие кристаллы и догадывался, что именно их присутствие искажает сигнатуру Ниры, делая её нестабильной на взгляд того, кто умеет считывать её характеристики.
Но вот незадача – момент преобретения новой Искры в памяти Ниры отсутствовал. Чёрная, бесполезная пустота на месте крайне важной для него информации. Ведь если бы он сумел отыскать место, где находились эти кристаллы… О… его разум генерировал десятки удивительных возможностей, которые могли даровать ему, Дехсету, эти удивительные кристаллы.
Провалы в памяти могли быть вызваны влиянием естественных обстоятельств, но учитывая их «избирательность» и полное отсутствие прочей информации о десептиконах, Дехсет делал вывод о том, что Нира или удалила эту информацию из своей памяти, или переместила её в чёрный ящик или иное аварийное хранилище. Причём, узнать истину он сможет, лишь разобрав фемботку до последнего винтика, ибо такое хранилище могло прятаться в любой части её корпуса, начиная со рта и кончая пяточкой.
- Пяточкой? – вслух удивился Дехсет. – Хм… похоже, моё тысячелетнее заключение в этой дыре повлекло неожиданные последствия.
Он задумчиво опустил ладонь на ногу фемботки и погладил её по бедру. Это было приятно. Усмехнувшись, искролог прогнал прочь всякие левые мысли и вновь задумался о деле.
- Если она удалила информацию о тех событиях, в результате которых приобрела свою новую Искру, то мне навряд ли удастся добыть эти сведения. На поиск возможных следов этой информации могут уйти недели, если не более. Если же эти сведения спрятаны, то при попытке обнаружить их я скорее всего вызову процедуру самоликвидации. И даже если успех будет со мною, это так же потребует недель кропотливой работы. А я скоро начну засыпать… Значит, она сама должна будет рассказать мне всё необходимое – он вскочил с кресла и зашагал по комнате, продолжая размышлять вслух. - Пытки? Возможно, но я не специалист… К тому же, судя по стойкому сопротивлению, она не из тех, кто легко ломается. Она должна отдать эти данные добровольно. Значит… значит, что мне нужно либо довести её до состояния, когда моё предложение освободить её в обмен на информацию будет иметь существенный шанс на положительный ответ… Но даже в этом случае, я не смогу проверить истинность её слов. Она должна раскрыть мне эти сведения по собственной воле, она должна желать… хм… а кому она могла бы доверить их?
Несколько секунд он перебирал образы трансформеров, добытых из её банков данных. И когда перед оптикой претендера засветился хорошо сложенный, красно-золотой трансформер, на лице Дехсета возникла улыбка.
- Значит Альфа – усмехнулся искролог. – Ну чтож, он отлично подойдёт для моих целей.
Прикинув план дальнейших действий, он включил подзарядную платформу, чтобы та частично восполнила энергопотери Ниры. Дехсет огляделся. Почти пустая просторная комната с тёмно-серыми стенами, стул и одинокий терминал у стены. Несколько едениц переносного оборудования – вот и вся обстановка. Двери вели в главный исследовательский зал, но саму комнату, освещённую тёплым светом потолочных ламп можно было спутать с жилым отсеком. Прекрасно.
Повинуясь приказу Дехсета, в помещение въехало несколько довольно примитивных дронов-лаборантов, которые мигом вывезли прочь всё, что не укладывалось в определение «обстановка жилой комнаты». Искролог подумал, не принести ли сюда что-нибудь из его покоев, голографический проектор или аудио-систему… но тут же отмахнулся от этой мысли. Воздействие дурмана должно было сгладить все шероховатости, а к тому же – ему и самому не терпелось поучаствовать в этой игре.
Из-под его наплечника показался тонкий серебристый жгут. Извиваясь, он приблизился к шее фемботки, по мере движения трансформируя собственное окончание в длинную толстую иглу для проведения инъекций. Повинуясь короткому быстрому движению тентакля, игла беззвучно вонзилась в шею фемботки, и Дехсет принялся вводить ей антидот против усыпляющего яда. Следующая инъекция ввела в топливную систему Ниры вещество, которое должно было слегка одурманить процессор фемки. Это было крайне полезное средство, оказавшись в топливной системе, оно быстро достигало ЦП жертвы и оказывало на него весьма специфическое воздействие: снижало порог «неверия». По пробуждению, Нира сможет ощутить небольшую тяжесть в своих мыслях, но главным было то, что она могла поверить в такие вещи, на которые ни за что бы не купилась в здравом уме. Закончив инъекцию, игла выскользнула из шейных магистралей фем, а тонкий серебристый жгут поспешил спрятаться в наплечник Дехсета, по пути совершая обратную трансформацию.
Разумеется, действие вируса не было абсолютным, и Дехсет сильно сомневался, что он смог бы убедить свою добычу в том, что он – Праймус. Ложь должна иметь хотя бы оттенок достоверности, вот почему, как он не сомневался, фемка непременно купится на его маленький спектакль. Оставалось лишь примерить костюм…
Он воспроизвёл в памяти всё, что Нира помнила об Альфе, начиная с внешнего вида и кончая голосом и манерой походки. Потом его корпус задрожал, цельный металлический панцирь на его груди лопнул и распался на множество мелких сегментов, органическая броня изменяла своё положение. Альфа, к счастью, был схож с ним по габаритам и комплекции, но всё равно – чтобы с точностью повторить очертания его корпуса, пришлось постараться. Масса тёмно-фиолетовой плоти на его талии плавно потекла вверх, и остановилась на грудном отсеке, из шлема с щелчком выдвинулась пара антенн, лицо прикрыла маска. Претендер выгнулся, застонав сквозь стиснутые дентопластины.
Принявшая новую форму органическая броня начала затвердевать, а потом прикинулась металлом, стремительно меняя цвета на жёлтый и красный. Последний штрих – и из оптики исчез чёрный туман, а сама она засветилась ровным голубым светом. Теперь он выглядел как давно потерянная любовь Ниры, но для того, чтобы гарантированно обмануть фем этого было мало: требовалось подражать Альфе не только внешне, но и манерой поведения, а это было уже куда сложнее.
Впрочем, опыта в таких делах Дехсету было не занимать: отшельничество – отшельничеством, но ему приходилось периодически посещать базы своих сородичей, чтобы добыть недостающее оборудование и ознакомиться с последними научными открытиями в области исследования Искры. Усмехнувшись, он оглядел себя и остался доволен увиденным. Оборотничество всегда доставляло Дехсету определённое удовольствие. Действительно, крайне забавно, когда тебя принимают за собственного начальника, злейшего врага или любовника.
Ещё минута потребовалась ему, чтобы убрать из её банков данных наиболее яркие следы взлома, а с её корпуса – следы подключения. Сохранившиеся на металле ил и песок ни на что не повлияют, она просто не захочет замечать их, когда увидит его, и дурман ей в этом поможет. Закончив все приготовления, Дехсет настроился на работу и присел к терминалу, спиной к Нире.

0

22

Корпусу фемки здорово доставалось в падении и ударе о воду. Лёгкая броня, обеспечивающая ей скорость, не была приспособлена под жёсткую посадку. Когда претендер выволок её на берег, выглядела она довольно удручающе. Белая краска стерлась, обнажая металл, крылья оцарапались, из большинства ран сочился энергон. Наноботы тут же кинулись латать её повреждения, но это рисковало стать долгим и энергозатратным процессом. Что же до самой Ниры, всё происходящее было для неё чёрным пятном и очнулась она лишь, когда ей позволили.
Процессор соображал вяло, в шлеме угадывалась тяжесть мешающая думать. Словно что-то настойчиво уговаривало её вовсе не думать, и расслаблено плыть по течению. Действие яда медленно проходило, и вскоре Энергия пошевелилась. Манипуляторы всё ещё плохо слушались, словно та их отлежала, но постепенно приходили в норму, нейросеть ощутила прилив тепла и стала постепенно оживать. Нира подняла манипулятор и приложила его к шлему издав тихое ворчащие мычание. Высватать совершенно не хотелось, в ЦП была какая-то каша, и разбираться в ней тоже не хотелось. Тёмно-синяя оптика какое-то время изучала потолок. Фем даже не стала задаваться вопросом, что это за потолок и где она вообще находиться. Что было ей совершенно не свойственно, зато было в этом что-то приятное. Просто не думать и смотреть в потолок. Затем Энергия всё же приподнялась, ощущая лёгкое головокружение, она присела на платформе, осмотрела жилой отсек. Явно не её отсек... Затем её взгляд уткнулся в сидящего к ней спиной бота, красно-жёлтого бота... знакомого бота. Вернее до шарка напоминающего... Альфу!? Шокирующее предположение до того встряхнуло фемку что все её логические процессы заработали настолько мощно насколько было возможно. Но сейчас они были не главными. Она ощутила, как сильно бухнуло в её искре, та казалось, сжалась до крошечного размера и готова была разорваться. Фемка сидела какое-то мгновение недвижно, боясь пошевелиться, прогнать по системам воздух, боясь думать и предполагать. Она попросту смотрела на погибшего возлюбленного округлившейся бледной оптикой, ощущая, как ком подкатывает к шее, как на оптику проситься омыватель, как неведомая сила стискивает её грудную пластину. Причём настолько сильно, что она ощущала вполне реальную боль. Затем она медленно собрала все силы и тихим срывающимся тоном спросила:
- Альфа? Ты... жив?...

0

23

Услышав звук её голоса, он поспешно оставил свою работу и обернулся. Несколько секунд трансформер, выдававший себя за Альфу разглядывал её, а потом на его лице появилась до боли знакомая улыбка:
- Если хочешь, можешь потрогать, я не призрак. Шлак, как долго мы не виделись?! – он вскочил со стула и подошёл к ней, присев у платформы на одно колено. – А ты ничуть не изменилась с тех пор, по прежнему прекрасна. Только…
Тут он как будто смутился и осторожно коснулся её грудной брони там, где находилась Искра. Касание было знакомым и тёплым.
- Странно… что-то в тебе… а, не важно! Извини, завтрака в постель сегодня не будет, но я надеюсь, ты не откажешься, ты не откажешься от доброго энергокуба, а, Нир? – тут на его лице мелькнуло сочувствие и тут же скрылось под маской оптимизма. – Тебе нужно восстановить силы, они тебе понадобятся, когда ты вернёшься.

0

24

Нира вслушивалась в знакомый голос, смотрела на знакомое лицо, жесты и походку и не могла сдержать слёз. А он, он улыбался ей, как тогда, как будто ничего не произошло... Она не хотела спрашивать что, случилось, она не хотела думать, что происходит. Она страшно боялась разрушить иллюзию, страшно боялась поверить, потому что это невероятно. Но она... должна была...
- Мы не виделись... целую вечность, искра моя. - Фемка нежно коснулась манипулятора на своей грудной пластине. Тёплый живой метел. Знакомые прикосновения. Даже сейчас, спустя столько времени, она помнила... Энергия сжала манипулятор Альфы, прижала его к своей грудной пластине и опустилась к нему, на пол. - Если ты рядом у меня на всё найдутся силы... - Фемка подалась вперёд и крепко поцеловала бота, так крепко и нежно, как только могла. Знакомые прикосновения, чужое тепло, нереальность происходящего дурманили разум не хуже яда впрыснутого ей в магистрали. Часть её отчаянно вопила, прося не задавать вопросов, не думать, не гадать, просто быть рядом. Не важно, что это, не важно, как это, просто... что бы это ни было, пусть оно продлиться подольше. И Энергия прислушивалась к этой своей части, давая ей взять над собой верх, хотя бы ненадолго. Уж, слишком невероятна и желанна была представленная Дехсетом иллюзия. Светлые манипуляторы отпустили ладонь бота, скользнули вверх по его корпусу, нежно касаясь уголков брони. Фемка крепко обняла Альфу за шею всю себя, отдавая поцелую, так словно целует его в первый и последний раз. Белый корпус подался вперёд, прижался к красно-жёлтому. Но, в конце концов, она оторвалась от бота, сделала небольшую паузу и медленно заговорила. - Ты... Как ты выжил? Я чувствовала, как искра твоя потухла, я до сих пор помню эту боль. Часть меня умерла вместе с тобой и... и куда ты хочешь, что бы я вернулась? Моё место рядом с тобой, даже если ты отправишься в пасть к Юникрону. Я... не хочу больше терять тебя, но... как?... - Из её оптики всё ещё тёк омыватель и она, словно только что это заметила, принялась стирать его с лицевой пластины тонкими длинными пальцами. Корпус её чуть дрожал. Взгляд был полон любви и преданности, но вместе с тем шока и страха, непонимания происходящего...

0

25

Он ответил на поцелуй, не без удовольствия ощущая прикосновение тёплых губ к его губам, впервые за шарк знает сколько столетий. Потребовалось приложить определённое усилие воли, чтобы не забыться и не выпасть из роли. Он обнял её, ощущая, как прикосновение её корпуса и рук будоражат сознание, сжал её плечи движением, обещающим защиту и безопасность, провёл ладонью по спине, но – не ниже. Желание совместить приятное с полезным было просто фантастическим, но он слишком многим пожертвовал, чтобы рисковать возможностью добыть уникальные минералы, заменившее Энергии часть Искры.
«Сначала – дело» - подумал Дехсет и отстранился, сознательно ожидая града вопросов. Вопросы оказались именно такими, каких он ожидал от фемботки, потерявшей своего возлюбленного много веков назад. «Сейчас нужно изобразить душевную боль, чтобы она не слишком упорствовала в вопросах». И он изобразил, весьма достоверно: Нира увидела, как при её первых словах помрачнело лицо Альфы, оптика на миг потускнела, но тут же засветилась с прежней силой.
- Я тоже… помню – бесцветным голосом вымолвил он. – Слушай, это сложно объяснить, я и сам не до конца понимаю, что происходит… Многие события, произошедшие с тех пор для меня словно в тумане, я вижу тебя… среди десептиконов? И потом… погоня, какой-то астероид, кристаллы и… ты…
Но тут в нём словно что-то перемкнуло, он оживился, на лице появилась улыбка, и Альфа бойким тоном вымолвил как на духу:
- В общем так. Я действительно погиб на Винтори, моя Искра отлетела в Колодец Всех Искр, или что-то в этом роде. Помнишь, я рассказывал тебе про культ Праймуса? Про то, что после смерти все Искры возвращаются к нему и сливаются воедино? Ну так вот, я был прав! Хочешь знать, как мы встретились? Представь, я тоже! Я понятия не имею, как мы сюда попали, знаю только, что это не Колодец Всех Искр и не реальный мир. В таких историях герой обычно встречает близких из далёкого прошлого, чтобы что-то понять и чему-то научиться… - тут его улыбка стала шире. – Но Праймус явно перебрал лишку сверхзаряженного, раз думает, что я смогу научить тебя чему-то эдакому… Хотя… скажи, искра моя, освоила ли ты искусство стояния на голове? Нир, ну успокойся, не плачь ты так, в самом деле! А то я ведь могу присоединиться, а плачущий бот – это очень некрасиво, согласна?
Он нежно прикоснулся к её щеке тыльной стороной ладони, стирая омыватель и произнёс, уже с печалью в голосе:
- Тебе нельзя здесь оставаться. Для тебя ещё слишком рано. Уверяю, то место, куда я попал, оно тебе не понравится. Слишком скучное, на мой взгляд. Как там ребята? Все живы-здоровы, я надеюсь? Никого из них я там не встречал, но в том месте сам шарк ногу сломит!
Он действовал и говорил так, как привык действовать Альфа: скрывал свои переживания за лучезарной улыбкой, собственные страхи – за уверенным тоном. Отличия были лишь в том, что ни переживаний, ни страхов у него не было. На миг, Дехсет даже испытал зависть к своей маске: ради него никто бы не согласился добровольно уйти из жизни. Впрочем, он тут же выкинул эту мысль прочь, как мусор, не заслуживающий внимания.
Маска… чтобы образ вышел достоверным, маска должна была крепко прирасти к лицу. Иначе корпус, голос или поведение выдадут подвох. Иногда эти маски так плотно прирастали, что Дехсет с трудом отделял свои настоящие мысли и чувства от фальшивых. Чем дольше ты держишь маску – тем сложнее её снять. Претендер подозревал, что однажды он может заиграться и утратить своё «я», так что – он вынужден был проявлять осторожность.

0

26

Фемка слушала его и стирала омыватель с лицевой пластины. А тот всё тёк и тёк. По разным причинам, из за радости, страха, стресса, непонимания. Но знакомый голос уносил её куда-то далеко. Впервые за сотни лет она почувствовала себя по-настоящему защищённой и могла позволить себе побыть немного слабой. Позволить себе быть фемкой, снять все маски, расслабиться просто, быть и нечего больше. Печаль в глазах Альфы была её печалью, его радость её радостью и Дехсет мог это видеть. Она реагировала на каждое его изменение, ловила его настроение, пыталась угодить ему. В оптике читалась неописуемая любовь и верность, верность которую она собиралась хранить, как бы долго не продлилась её жизнь. А так же боль и радость которую она испытывала в это мгновение. А всё остальное, всё остальное её больше не волновало, для неё здесь был только он, Альфа. Больше ничего не имело значения.
- Даже если тебя обольют дёгтем и осыплют перьями, ты всё равно будишь для меня самым красивым ботом на всём Кибертроне. – Фемка поймала его теплую ладонь, прижала к лицевой пластине и потёрлась об неё мягкой щекой. Сейчас было так спокойно, так хорошо. Как будто всё страшное уже позади, они снова вместе. Всё хорошо. Но дальнейшие слова бота лишали её этого ощущения, этой иллюзии, возвращали в её искру страх и беспокойство. – Я, просто очень рада тебя видеть… - Энергия нежно поцеловала запястье Альфы, прижала его к грудной пластине, а затем, сделав явное болезненное усилие, заставился себя, его отпустить.
«Я не могу ему лгать. Я должна сказать всё что случилось…» - Энергия опустила притухшую оптику. Ей так хотелось солгать. Как ей хотелось солгать! Не говорить всей правды, выдумать что-то, но… - «Он не простит мне этого,» - с ужасом пронеслось в ЦП, но она должна была, должна. Ради всего, что осталось в ней… автоботского. Иначе, иначе она действительно Десептикон… Но ради него, ради него она готова была стать кем угодно. Отшельником, десептиконом, автоботом, нейтралом, пиратом, предателем… мертвецом…
- Моё место рядом с тобой, Альфа, - фемка подняла оптику и посмотрела на возлюбленного. – Мне нужно многое сказать тебе… я… Но прежде. Прежде я хочу сказать, что не вернусь назад, я буду с тобой и если цена этому мой корпус и искра, то я отдам их. – В оптике фемки горела холодная решимость, она верила в то, что говорит. И если бы это всё не было иллюзией явно не задумываясь, покинула бы реальный мир ради своего любимого. – Та боль которую я испытала потеряв тебя, потеряв своего бондемейта, она… она непередаваема. Она руководила мной долгие десятилетия и отпустила лишь тогда, когда было слишком поздно что-то менять. Меня ничто не держит в этом… том, мире. Единственное что заставляло меня жить это осознание того что ты хотел бы этого. Я без страха исполняла свой долг, не боясь не боли, не смерти, лишь потому, что на той стороне ты ждал меня. Бездумно прыгала за защиту, сражалась до последнего, готова была пожертвовать собой. Сейчас моё желание сбылось, больше не будит боли… ты… Ты всегда говорил мне, что всё разрешиться наилучшим образом, и я в это верила. Сейчас мне хорошо, мне спокойно, я никогда не чувствовала себя такой защищённой. Так почему я должна вернуться в тот мир? Почему я опять должна вернуться к боли, когда знаю что ты здесь? Я… я не могу Альфа. Это выше моих сил, я не могу потерять тебя ещё раз… Но прежде я хочу сказать тебе что я… я… - Фемка прищурилась и отвела взгляд в сторону собирая все силы, подбирая наиболее точные слова. Но не собираясь искажать правду, нет. Она никогда не будит ему лгать… - Я… предала всё во что ты верил, - выдохнула Энергия и больше не смела посмотреть ему в оптику. – Когда ты погиб. Я разгневалась и покинула знак. Приказ был очень глупым, но я увидела это только когда ты погиб. Я знаю, ты верил в это, ты прав… всегда был прав, и ты всегда был сильнее меня. Но у меня не хватило сил. Я покинула автоботов, а затем… затем примкнула к… к Десептиконам. И Деметра… она умерла. На Винтори было много погибших… очень много…

0

27

Дехсет размышлял. Он знал, что в разговоре им не избегнуть этой темы, но так и не смог выработать оптимального решения. Он решил действовать по обстоятельствам, но обстоятельства равносильно располагали к двум возможным реакциям. Реакция первая – понять, простить и забыть. Эта реакция гарантировала продолжение общения, стабилизацию психического состояния объекта и… эта реакция была правильной, с точки зрения личностных качеств Альфы. С другой стороны, он бы мог осудить её. Это несомненно причинило бы Нире боль, воплотив в жизнь самые сокровенные её страхи, но находясь под угрозой отвержения своей новообретённой любви, она безусловно ответит на все его вопросы с большим рвением. Но это было рискованно…
Чтож, когда равносильные причины толкают тебя к принятию диаметрально противоположных решений, следуй характеру маски – это правило претендер выработал уже давно. Он выбрал первый вариант. Несколько секунд красно-золотой бот хранил молчание, тупо глядя куда-то в пустоту, а потом он взглянул в лицо Нире, тепло улыбнулся ей и произнёс, мягко и спокойно:
- Я не виню тебя, искорка моя. Ты… тебе здорово досталось. Многие кибертронцы на твоём бы месте поступили точно так же, а то и хуже. Увидеть тебя с фиолетовым знаком на груди было для меня нелегко, но тебе было в сотню раз тяжелее. Я… прости меня. Я не хотел, чтобы так получилось. В конечном счёте, винить нужно ни тебя, ни моего командира, а меня. Мне нужно было быть осмотрительнее, быстрее, сильнее, и тогда – тебе бы не пришлось так страдать, и совершать всякие глупости вроде вступления в десептиконскую фракцию – тут в его голосе показались знакомые весёлые нотки. – Но это всё равно было очень глупо! Ты и десептиконский знак – это же как розовые шарктиконы, абсолютно нереальная штука! Видимо, эта вселенная ещё более сумасшедшая, чем я о ней думал. Послушай, а что это мы на полу сидим, когда рядом есть такая удобная платформа? Выше нос, Нир! Может я больше и не могу ходить по миру и сражаться с десами, но я всё ещё существую, и ты тоже, а разве это не главное?
Он взял её за руки и аккуратно потянул вверх, после чего усадил на платформу и присел рядом. Миг – и в руке Альфы появился призванный из суб-пространства энергокуб, а вторая рука привычно устроилась на талии фемботки, будто всегда там была.
- Так что там насчёт глотка хорошего энергона? Прости, второго нет – видимо у Праймуса кризис, и паёк ангелам-хранителям урезали в целях экономии – он протянул ей куб, порадовавшись собственной шутке. – Нельзя тебе тут надолго оставаться, искра моя. У каждого из нас свой путь в том мире. Мой путь завершён, твой – ещё нет. Подумай вот о чём. Ты ведь уже была на краю смерти, когда ты получила свою новую Искру. Помнишь? И ты выжила, не смотря ни на что. Неужели ты думаешь, что всё это случайность? Нет, Нир, я не верю в такие случайности. Тебя вернули, а раз так – значит тебе уготовано нечто важное. Кстати, ты помнишь, где это случилось? Я… видел это… но… нет, я не мог смотреть. И всё же, почему-то мне кажется, что тебе нужно вспомнить то место, где ты была изменена.
«Ну же, скажи мне! Скажи!» - мысленно возопил претендер, ощутив вспышку нетерпения.

0

28

Энергия ждала злости, но слышать, как Альфа винит во всём себя, было ещё больнее. «Альфа, ты всегда был сильнее меня… Неужели тебе хватит сил простить меня? Я… так просто?» - Фемка молча, ловила каждое слово, пытаясь уловить нотку злости, но тот злился лишь на себя. – «Всё время, что я функционирую,  столь многое давалось мне с болью, ничто не давалось мне просто так. А тут, ты вдруг прощаешь мне величайшее из зол? Ты Автобот Альфа, настоящий Автобот, а я… Я не смогла вынести этот почётный титул, я поскользнулась и упала. Ничто этого не изменит…» Однако нотки радости быстро передались и ей. Она понимала, что не всё так просто, что её возлюбленному всё равно нужно время. Но послушно следовала представленному сценарию, не смея ни расспрашивать, ни настаивать. Вместе с Альфой она уселась на платформу, взяла куб, прислонилась к тёплому корпусу и стала слушать, как в глубине его урчит мотор, как отдается голос, становясь более глубоким и низким. Шок по немного её отпускал, но всё равно сохранялось ощущение не реальности происходящего. Но какого Шарка? Перед ней был Альфа! Настоящий Альфа, и она в это верила. Тот конечно называл её искрой своей вместо дорогой. Искрой своей это она звала его, но дурман, стремительно несущийся по магистралям, не давал ей обратить на это внимание.
- Альфа… я. Я хочу сказать тебе, что ты всегда был сильнее меня, и что я сделаю все, что бы стать такой же сильной как ты. Но… я не смогу вернуться. Я не смогу снова потерять тебя. Мой мир и моя жизнь это ты, если ты здесь, то я буду с тобой. Не важно, сколько раз меня вернут к жизни, не важно, что суждено мне. Без меня этот мир не исчезнет, он просто забудет меня, как забывает всех нас. Я останусь с тобой, как и пообещала и потом, я не имею не малейшего понятия как мне вернуться… - тут фемка впервые серьёзно задумалась, обращаясь к своим файлам памяти, где доселе царила какая-то каша. Она помнила бурю, небо, падение, боль и… ящера. Была битва… кажется… Воспоминания всё не выстраивались в чёткую картину, да и сил у неё на это не было. Просто не хотелось думать обо всём этом… - Я помню битву, - вышла из задумчивости фем. – Меня наверно убили или взяли в плен. Я не понимаю, зачем мне возвращаться?... А кристаллы, кристаллы… - Энергия вновь принялась вспоминать, как не странно этот участок памяти не был так замутнён, не был превращён в кашу. Но она вновь не обратила на это внимания. – Это было на… огненная планета, как её. Чарр. Да, кажется Чарр, точнее не вспомнить, здесь… сложно думается. Я засекла пирата, его разыскивали. Попыталась его задержать, но он убил меня и сбросил в ущелье. Я помню как падала в пустоту, но… Зачем мне вспоминать это? Не понимаю… Но если ты настаиваешь… Затем я помню огонь. Рядом был вулкан, и лава спустилась в ущелье, она подействовала на кристаллы. Вся их энергия перетекла в мой корпус, когда они нагрелись, а потом… они расплавились. Как алмазы, хотя нет, они не обуглились а просто испарились… Когда я вернулась я рассказала всё что знала, они осмотрели это место но ничего не нашли, даже копали. Не понимаю… - Фемка сделала паузу и ещё какое-то время размышляла, держа в руках энергокуб. Суб-Пространство в ином мире?! Если бы не дурман у разведчицы нашлось бы много вопросов, но её ЦП был занят абсолютно другими вещами. Но, в конечном счете, Энергия сдалась и решила оставить этот вопрос до лучших времён.
Фемка отложила куб в сторону и заглянула в голубую оптику. После одни манипулятор скользнул по крепкой талии,  второй коснулся торса, медленно поднялся вверх к грудной пластине. Острый коготок осторожно прошёлся по жёлтой с красным броне, коснулся чувствительных проводов на шее…
- Знаешь, я очень по тебе скучала… - фемка сообщила, казалось, очевидный факт, но в данном случае это было скорее намёком. – Не знаю возможно ли это здесь, но ты кажется, сказал что мы оба ещё существуем… Может имеет смысл восстановить нашу связь бондемейт?

0

29

Он смотрел в лицо Ниры, пока она вспоминала о тех удивительных событиях, которые предшествовали её перерождению. Возможно, он позволил себе выказать излишне много нетерпения во взгляде, но сейчас его это уже не волновала. Вот она назвала место, и на лице перевёртыша отразился триумф.
- Да, это очень важно, продолжай! – поспешно вымолвил он, следя за нитью повествования.
«Лава? Катализатором процесса выступает тепло, возможно так же влияние содержащихся в лаве химических реагентов или иных уникальных свойств этого астероида, но всё это не важно, всё это легко выяснить и воссоздать. Что?!  Как так, не нашли? Чтоб тебя…»
Разочарование горячей волной окатило сознание Дехсета. Всё оказалось напрасно, его уловка оказалась бессмысленной тратой драгоценного времени, раз на том астероиде не осталось больше этих удивительных кристаллов. Способность заменить трансформеру Искру… Он чувствовал, что в этих минералах находилось то, что верующие кибертронцы называли эссенцией Праймуса. Раз они смогли заменить ей часть Искры, значит могли породить и новую, а раз так…
А раз так, значит внезапно нагрянувшее решение той проблемы, над которой он бился столько веков, внезапно свалилось прямо ему в руки. Он искал способ, позволяющй создавать новые Искры трансформеров, способа надёжного, в отличие от заискрения фемботкой, способа экономичного, в отличие от создания Искры посредством энергона. Если добыть образец кристаллов, то он мог попытаться синтезировать их искусственным путём. Но единственный известный ему образец находился сейчас в Искре Ниры.
- Не стоит об этом – произнёс он, придвигаясь к ней. – У каждого из нас от рождения есть право выбора, и ты вольна решать: уйти со мной или вернуться, этого права тебя не сможет лишить даже Праймус.
Слова были не совсем те, которые произнёс бы Альфа в этой ситуации. Безусловно, сей благородный субъект не преминул бы напомнить Нире о своём кредо и постарался бы убедить её, что она должна продолжать жить и бороться за них обоих. Но эта реакция могла бы вызвать дальнейшие разговоры, а говорить Дехсету больше не хотелось. То, что ему требовалось скрывалось в её груди, и он собирался забрать это здесь и сейчас.
Само предложение восстановить искреннюю связь неожиданно заинтересовало его. Будучи исследователем, Дехсет отнёсся с огромным вниманием к возможности испытать на себе один из удивительнейших феноменов, связанных с Искрой. На миг он даже заколебался, но нет… Не зачем было подвергать опасности существующий в единичном экземпляре материал. Оптика Альфы, между тем, озорно сверкнула, его рука медленно скользнула вниз по её талии, щекоча системы Ниры короткими слабенькими электроразрядами:
- Не уверен, что вновь сведшая нас с тобой сила предвидела такую развязку нашей встречи – он приблизился к её лицу и прошептал – Тем интереснее будет проверить, насколько реален этот мирок, созданный для нас двоих.
Он вновь припал к её губам, ощущая, как наливается энергией его сигнатура, а по корпусу распространяется жар. Он плавно прижал Ниру к подзарядной платформе и опустился следом, погладив её по бедру.

0

30

Излишняя заинтересованность немного смущали Ниру, но она слишком доверяла своему возлюбленному, что бы усомниться в благих намереньях. Хоть она и не понимала, какой от этого толк. Странным ей так же показалось разочарование на его лицевой пластине, и она тут же ощутила лёгкое расстройство. Ей так хотелось порадовать его, сделать ему приятное, но её слова явно были не тем, чего он ожидал. Она ждала, когда Альфа начнёт говорить ей о том, что она должна вернуться, что должна продолжать жить. А он, он останется здесь и будит ждать её, но вместо этого он позволил ей остаться… А Нира лишь решила что он по ней соскучился.
Касание знакомых губ, ласки, всё казалось таким знакомым, словно всё было только вчера, и меж тем так давно. Фемка целовала жарко и страстно, реагируя на каждое прикосновение. Корпус выгнулся на встречу, манипуляторы опустились на спину, поглаживая уголки брони, отыскивая чувствительные участки. С тонких длинных пальцев фем соскакивали лёгкие заряды, посылая волны удовольствия по корпусу. Нижние манипуляторы разошлись в стороны, обняли его за бёдра. По её корпусу прошлась парочка зарядов. Слабые молнии лишь ласкали и будоражили нейросеть. Фемка притушила оптику, наслаждаясь знакомыми касаниями и жаром. Одним манипулятором она потянулась к зарядчику, к которому до сих пор была подключена, послышался щелчок, затем провод упал на пол, а манипулятор вернулся обратно на широкую спину бота.

0


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Охотники и жертвы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC