}

Трансформеры: Рагнарёк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Охотники и жертвы


Охотники и жертвы

Сообщений 31 страница 60 из 117

31

Он разорвал поцелуй и скользнул ниже, прижавшись губами к её шее, лаская глоссой чувствительные контакты. Так близко, всего один укус и Нира вновь погрузится в оффлайн, а он сможет беспрепятственно извлечь её Искру. Но извращённая натура Дехсета требовала большего… или это был коннектор, упиравшийся в его паховую пластину? Кто знает, время для самоанализа сейчас было крайне неподходящим.
Касание её рук, блуждающих по его спине отдавались приятной дрожью, проникающие в корпус разряды веяли теплом и обещали ещё большее наслаждение. Он потёрся паховым щитком о промежность Ниры. Короткий, но довольно сильный электроразряд сорвался с коннектора Дехсета, прошёл через прикрывающую его броню и проник в корпус фемботки. Своеобразный намёк на то, что он уже достаточно разогрет для более откровенных и глубоких ласк. Он провёл ладонью по гладкому боку Ниры, ощущая все изгибы корпуса.
- Ты как всегда прекрасна, любимая – прошептал он, а потом перехватил её манипуляторы за запястья и прижал их к платформе.
Прикосновения её рук были такими приятными, но если бы она продолжила свои ласки, то непременно ощутила бы, как смещаются сегменты брони у него на спине, выпуская наружу серебристые щупальца.
- Нир, выбрось из головы лишние мысли, расслабься, доверься мне. Уверяю… – говорил он, пока тентакли медленно выползали наружу, стараясь, впрочем, не показываться ей на глаза.
А вслед за этим другой голос, глубокий, тихий и холодный произнёс:
-…ты не будешь разочарована!
И в тот же миг она ощутила десяток тёплых прикосновений к своему корпусу: щупальца Дехсета накинулись на неё, словно клубок извивающихся змей, и принялись обвиваться вокруг её рук и ног. Один из тентаклей, в звероформе служивший перевёртышу хвостом, завис над её лицевой пластиной, угрожая виднеющимся на конце изогнутым лезвием-жалом. Оружие было оркужено фиолетовым пламенем и излучало сильный жар, это говорило о применении энергонного поля. Два тонких щупальца выскользнули из-под наплечников Дехсета и устремились к грудному отсеку Ниры, на лету выдвигая разъёмы для подключения к интерфейс-портам для подзарядки и обмена информации.
А в поле зрения её оптики появилось лицо. Оно всё ещё имело сходство с лицом Альфы, но стремительно изменялось: черты заострялись, металл лица светлел, шлем менял конфигурацию и становился тёмным, а оптику застилал чёрный туман. Ещё миг – и синий цвет исчез из его оптических датчиков, уступив место фиолетовому пламени. Руки стальной хваткой стискивали запястья Ниры, губы кривились в улыбке, демонстрируя кончики клыков.
- Полагаю, если бы Альфа вдруг начал интересоваться численностью и составом твоей группы, это не могло не вызвать подозрений, не смотря на действие дурмана, который я вколол тебе. Чтож, придётся прибегнуть к более традиционным способам получения информации.
Дурман, по прикидкам Дехсета, должен был действовать ещё минут 5-6. Это вещество, частично стирающее границу неверия, могло дать трансформеру возможность поверить в самый сладостный сон… или в самый ужасный кошмар. Претендер вспомнил реакцию тех жертв, которым он перед нападения впрыскивал этот яд. Кто-то принимал его за вестника смерти, за демона из Бездны или за ужасающего монстра… и последние были недалеки от истины. Находясь под дурманом, трансформер мог принять за чудовище и кучу мусора в тёмном переулке, что уж говорить о нём? И сейчас его прямо-таки разбирало любопытство: как дурман повлияет на Ниру в этой ситуации?

0

32

Короткий разряд промчался по корпусу до края грудной пластины. По нейросети в нижней части живота промчался укол лёгкой, но приятной боли, системы ответили волной возбуждения которая, чуть щекоча, промчалась по всему хребту и тёплым комом остановилась в тазовой области. Тепло быстро перешло в область порта, который теперь казался фемке раза в два горячее корпуса. Она вся мелко дрожала в предвкушении скорого коннекта, нижние манипуляторы ещё сильнее сжали его бёдра то ли пытаясь зафиксировать их на месте, то ли по крепче прижать к себе. Энергия откинула голову, назад позволяя Дехсету ласкать самые чувствительные провода на шее. От прикосновений глоссы по корпусу вновь и вновь прокатывались щекочущие волны возбуждения. Она в очередной раз выгнулась под ботом, закусила нижнюю губу и тихо простонала. Сегменты брони слегка разошлись, открывая доступ к чувствительным проводам за ними, бёдра приглашающее приподнялись, раздался негромкий щелчок, и пластины скрывающие порт разошлись в стороны. Порт уже наполнился густой тёмной смазкой, в глубине потрескивали лёгкие электрические разряды. Она окончательно отключила оптику, сосредоточившись на ощущениях, и послушно убрала манипуляторы, с его спины слушая ласковый и любимый голос. Длинные пальцы нашарили край платформы и крепко в него вцепились. Всё должно было быть просто чудесно, всё и так уже было чудесно. Она снова была с Альфой, с тем, кого искренне и сильно до сих пор любила. Но мир напомнил ей, что за каждую секунду блаженства нужно платить. Что на каждую улыбку есть своя слеза, а учитывая какую радость она испытала встретив Альфу то поплакать ей продеться изрядно. Печально было то что отдавать долг ей пришлось сразу же…
Услышав чужой голос фемка тут же нахмурилась. Незнакомый холодный и мягкий голос заставил её вздрогнуть, пробуждая то ли какие-то внутренние страхи или воспоминания. Холодный и липкий он казалось, касался самой искры, проникая куда-то вглубь корпуса. Ощутив незнакомые прикосновения, фемка рывком включила оптику. Тёмно-синяя темнота мигом сменилась бледным испуганным светом. На оптику первым делом попалось фиолетовое пламя и дуло ствола. Однако она была так огорошена происходящим, что даже не попыталась сопротивляться, свою роль, конечно же, сыграл и дурман который путал и тормозил ход мыслей. Испуганный взгляд скользнул, вниз ловя гаснущий голубой свет в оптике Дехсета, стремительно меняющуюся лицевую пластину. Она никак не могла понять, что происходит. Куда делся Альфа? Кто перед ней? Оптика лишь в ужасе, который так ждал от неё в бою Дехсет, наблюдала за происходящим. Защитные оптические щитки широко разошлись, искра в груди болезненно и быстро пульсировала, отчаянно пытаясь покинуть свою камеру. Альфа исчезал. Нечто другое приходило на его место. Возлюбленный казалось, тонул в чёрном корпусе, проваливался куда-то внутрь, исчезал во мраке. Знакомый голубой свет тускнел, исчезал в тумане, а ему на смену приходил другой холодный и зловещий, дикий и болезненный фиолетовый цвет. Фемка оцепенела, наблюдая за метаморфозой, не в силах даже отвести взгляда. Опутанный ядом разум всё ещё цеплялся за внушённую легенду о смерти. Но кто тогда перед ней? Висп? Демон? Призрак? Тень? Монстр? Всё и сразу или нечто куда более страшное чем кибертронские сказки которые рассказывали бэтам? О да, сказки… они порой рассказывали нам о чудовищных монстрах которые следовали за нами по пятам, прятались по углам и в тени, заставляли дрожать при упоминании их имён. Но жизнь… в реальности есть монстры куда страшнее выдуманных и они вполне реальны. А она всё не могла понять кто перед ней - реальность или древний кибертронский миф.
Найти первый интерфейс-порт не составило большого труда, он был недалеко от основания шеи. Второй скрывался под грудной пластиной и практически не использовался, нося более личностный характер.
Вновь раздавшийся голос казалось, проходил сквозь толщу воды и непонимания, но когда до фемки таки дошло, оптика её утратила все свои краски. Губы слегка разошлись, обнажая ровные белые дентопластины и парочку совсем скромных, по сравнению с его, но заметных клыков. Энергия словно хотела что-то сказать, но не могла и пискнуть, пораженная тем как сложилась в её сознании новая картина происходящего.  Точно узоры укрощающие длинные щупальца, следовало лишь глянуть под другим углом и мир, каким он виделся, рассыпался превращаясь в ничто, в нечто жуткое и омерзительное. Смутно знакомый голос говорил ей «ты моя», острые клыки маячили перед оптикой и впивались в шею, а длинный глосса слизывал сочащийся энергон, щупальца окутывали её корпус, покрывая его противной жижей. Битва, боль, полёт, падение и темнота, Альфа явившейся ей с того света, теперь всё вставало на свои места. Мелкие промашки и оговорки теперь казались чем-то непомерно большим. Но она не смогла вовремя этого разглядеть, а теперь даже не могла задаться вопросом, почему это произошло. Дехсет уже ответил на него, его появление ответило на всё. И судя по последней фразе ее, ждали пытки, но она их уже не боялась. Сделать ей больнее претендеру будит сложно. Его натуральная игра и дурман заставили её поверить в возвращение любимого, по-настоящему поверить, но теперь он словно вновь умер для неё, она вновь летела вниз в бездну. Такую знакомую, такую страшную. В искре, словно что-то оборвалось и упало на самое дно.
- Н-нет, - проскрежетала фемка, до боли стискивая дентопластины и скаля зубы. Оптика её зажмурилась, скрывая бледный свет под щитками, по светлому личику вновь заструились тонкие струи омывателя. Дехсет смог коснуться самого сокровенного, что в ней было, самого глубокого. Он осуществил её мечту, её самое тайное из всех желаний, а потом оборвал его и бросил в бездну. Оставил глубокий след в глубине искры, навсегда… - НЕЕЕЕТ!!
Энергия рывком собрала все силы и рванула, вперёд сопротивляясь, как только может. Оружие её уже не пугало, она словно забыла о нём. Она пыталась вырваться, пнуть противника манипулятором, боднуть шлемом. Всё лишь бы стереть с его лицевой пластины противную победную ухмылку. Раскрывшийся было порт, естественно, тут же закрылся. Было во всём этом ещё кое-что кошмарное для фемки. Несмотря на её связь, в прошлой жизни, с Альфой в этой, как и после него, у неё не было никаких близких связей с ботами. А новый корпус она всё же получила… Естественно, у неё не было не малейшего делания делать Дехсета своим первым.

0

33

Он впился взглядом в её лицо, улавливая каждое новое выражение, что появлялось на нём, впитывая ужас и боль, отразившиеся в её взгляде. Он пил её страх, словно изысканный напиток, ощущая, как его собственная Искра разгорается ярче. Дехсет не был уверен, когда именно причинение боли другим существам начало доставлять ему удовольствие. Начинал он с благими намереньями, но где-то по пути к цели выбрал неверную своротку, и сейчас в нём почти ничего не осталось от того упорного исследователя, мечтавшего записать своё имя в списки величайших гениев планеты.
Он сгинул во тьме, окончательно и безвозвратно. Кажется, впервые он сознательно причинил своей добыче излишнюю боль… да, это была фемка лёгкого поведения, которую он «подцепил» на улицах Тарна. Она на удивление стойко перенесла все тесты, и продолжала насмехаться над ним даже после многочисленных опытов, от которых и у закалённого в боях бота могло навсегда отпасть желание шутить, Дехсету просто очень захотелось, чтобы она умоляла его о пощаде, но она умерла с язвительной улыбкой на устах. Впрочем, следующая жертва оказалась куда более слабовольной и быстро сломалась, но это доставило ему мало радости.
В любом случае, искролог не мог полностью списать свою тягу к насилию на влияние оболочки претендера, как поступил бы трансформер не столь склонный к взвешенным и логичным рассуждениям. Что, впрочем, не отнимало самой возможности наличия такого влияния. Скользнув по шее Ниры, один из серебристых кабелей вошёл в её интерфейс-порт, открывая канал для обмена энергией и информацией. Второй же принялся блуждать по её грудной пластине, пытаясь отыскать щель, через которую он мог бы протиснуться внутрь и добраться до второго разъёма.
Ментальное прикосновение к другому существу было приятным, но разум фемки скрывала от него прочная скорлупа программной защиты.
«Это ненадолго» - подумал Дехсет и принялся один за другим снимать защитные барьеры. Подключаться к трансформеру, находящемуся в бессознательном состоянии и трансформеру, пребывающему в сознании и активно сопротивляющемуся подключению – это совершенно разные вещи. Первое напоминало интерфейс с компьютерной флэшкой, второе же сулило куда больше приятных ощущений. Дехсет ждал сопротивления, провоцировал её на атаку.
Полчаса назад он уже имел дело со средствами программной защиты Ниры, когда пытался найти в её банках памяти информацию о десептиконском отряде, и с тех пор оставил себе несколько лазеек, коими с удовольствием и пользовался, одну за другой взламывая внешние уровни защиты, неспешно, последовательно, методично. Он желал вновь напугать её. Он желал сломать её.
Но она в очередной раз проявила норов. Страх уступил место обжигающей ярости и на краткий миг, Дехсет ощутил страх и отшатнулся. Но прошёл миг, и на его лице вновь царило торжество победителя. Мышцы из синтезированной органики, составлявшей основу его тентаклей напряглись, подавляя рывок Ниры, но удар шлемом по лицу претендер всё же схлопотал, пусть и успел в последний миг отстраниться. Неприятно, но не более.
С лязгом прижав верхние конечности фемботки к платформе парой мощных щупалец, он смог высвободить руки и тут же схватил её за голову. Крепко стискивая шлем Ниры, претендер склонился к её лицу и поцеловал в щёку, а потом слизнул с неё капли омывателя тёмно-фиолетовым языком. Лицо Дехсета расплылось в довольной улыбке:
- Сладко – глухо вымолвил он. – Нир, дам тебе только один совет – не сопротивляйся. И тогда боль, возможно, будет не долгой.
На его указательном пальце выдвинулся изогнутый чёрный коготь. Продолжая неотрывно смотреть в оптику Ниры, Дехсет со скрежетом провёл им по её скуле, оставив на лице неглубокий, но странно болезненный разрез. Капля сильнодействующей кислоты лениво скользнула по его когтю и опустилась на дно ранки, где растаяла с едва слышным шипением.

0

34

Энергия быстро начала понимать, что перед ней мерзкое создание, и этому созданию были приятны чужие боль и страдания. Чёрное, извращённое и запретное наслаждение чужой болью. Восторг, радость и торжество сияли в фиолетовой оптике, а она до сих пор не могла до конца проверить, что это та же любимая и голубая оптика, что была перед ней секунды назад. Хотелось верить во что угодно, но только не в обман, не в иллюзию, хотелось верить, что Альфа всё ещё где-то внутри. Что ей нужно всего лишь победить, и он вернется. Но всё это было бы лишь очередной иллюзией, а от этого становилось только больнее. Созданный дурманом мир рухнул и в процессоре царил полный хаос, в искре царил полный хаос. И было ещё кое-что, что приумножало этот беспорядок, но одновременно и заставляло «протрезветь», собраться с силами. Энергии хотелось разорвать Дехсета на куски, хотелось сделать ему больно и… да, пожалуй, она насладилась бы этой болью, так же как и он сейчас наслаждался её. Её внутренняя защита постепенно проигрывала, и это вызывало у неё очередной приступ паники. Она должна была собраться, должна была остановить этот процесс. Мысль о том, что это создание доберется до её центрального процессора, была, мягко говоря, ужасной. Защита разведчицы отчаянно сопротивлялась, но противник действовал чётко и уверенно явно уже успев, познакомится с её защитой. Оттуда он, должно быть, и взял образ Альфы, больше не откуда, а значит, взлом действительно не займёт у него много времени.
Проход во второй, более глубоко сидящий разъём был удачно замаскирован и находился прямо по центру внизу грудной пластины. Фемка прекрасно чувствовала, как серебристое щупальце шарит по её груди, отыскивая проход. При должном старании, а оно у него имелось, Дехсет наверняка сможет его отыскать, и взлом пойдёт ударными темпами…
Энергия продолжала бороться, дёргаться, вырываться чуть ли не выворачивая сочленения, причиняя себе боль. Но это её не волновало, она должна была вырваться, пока не завершился взлом. По этому, когда претендер схватил её за шлем, она лишь ещё сильнее забилась, пытаясь вырваться из крепкой хватки. Всё что он делал, было отвратительно, его поцелуй, его касание. Страшно когда он слизывал с её щеки омыватель влажной глоссой, его гулкий голос, проникающий в самую искру, его предложение. И вместе с ним вызывало ярость. Ярость, в которой она могла бы спрятаться, но дурман всё ещё притуплял голос энергии, пульсирующий в искре.
Энергия на мгновение застыла, прекратив сопротивляться, и уставилась в скрытые туманом огоньки. В оптике её вновь забился страх столь полюбившийся Дехсету, но к нему была примешена толика решимости и отчаянья. Мысль о том, что он доберется до её ЦП её пугала, но она готова была на всё что бы предотвратить это. Фемка сморщилась и зашипела, показывая пару клыков, когда её щеку обожгла боль. Нира в страхе скосила взгляд, на свою щёку наблюдая за тем, как медленно по его когтю струиться капля. Ещё секунда и её нейросеть поразила обжигающая боль. Фемка коротко вскрикнула, прикусив нижнюю губу, сощурилась и с силой дёрнула головой в очередной раз, попытавшись вырваться. Светлый металл на лице тихо зашипел, в обонятельные сенсоры ударил кислый запах. Прежде чем остановиться капля кислоты проела лицевую пластину, и тоненькая ранка заполнилась энергоном, который вместе с омывателем стал катиться по её щекам. Было больно, но воин привык терпеть боль. Лучше было умереть, чем оказаться в манипуляторах этого садиста, она должна была вспомнить, она должна была найти все его слабые места. Должна…
Фемка разжала оптику и посмотрела в фиолетовые огоньки. Страх всё ещё присутствовал в её взгляде, но фемка явно боролась с ним, всеми силами стараясь подавить. У неё просто не было иного выбора.
- Пошёл ты ко всем шаркам! – рыкнула ему в лицо фемка.
Сейчас он явно торжествовал. Добыча была на его территории, в его власти, сломленная и напуганная. Если её повезёт, она будит достаточно быстра, а он достаточно расслаблен и самоуверен. С корпуса фемки вновь сорвались молнии. Самая первая вновь метнулась к нему в лицо, другие метнулись вверх, разрезая куски стали над головой и пытаясь, обрушит на них обоих потолок. Другие били по корпусу и в подключённый к интерфейс-порту тентакль пытаясь по нему проникнуть в чужой корпус. Вместе с тем фемка в очередной раз попыталась вытянуть из него всю энергию. То, что она при этом била по нему молниями не должно было особо повлиять или выронить его состояние. Молнии обладали высокой температурой, их сила была в том, что они вызывают резкий скачёк энергии и перегорание. Да и претендер был к ним необычайно устойчив. Попытка включить ещё и лазеры с треском провалилась, да и этого стоило ожидать…

0

35

А Дехсет прижимался к её корпусу, наслаждаясь каждым безуспешным рывком, каждой неудавшейся попыткой освободиться. Тот, кто хоть раз познал прелесть охоты, уже никогда не будет таким, как прежде. Власть над другим существом, полная и абсолютная власть, она очаровала Дехсета и навсегда изменила его личность. Власть развращает, любая власть, независимо от формы проявления, и чем она больше – тем сильнее может упасть погнавшийся за ней. Дехсет пал очень низко.
Не прекращая следить за её движениями, он продолжал взлом защиты фемботки. Не сказать, что ему так уж был нужен непосредственный контроль над её корпусом, скорее, это была одна из форм давления, прелюдия и подготовка к чему-то большему. Блуждавший по нагрудной броне Ниры серебристый жгут извернулся, и таки добрался до второго интерфейс порта, обрушив на оборонительные программы фемки ещё один шквал беспорядочных данных, среди которых нет-нет, да и попадался зловредный участок кода, позволяющий претендеру продвинуться ещё глубже, ещё дальше.
Услышав слова Ниры, Дехсет печально вздохнул, искренне, без тени видимого притворства и вновь приник к её лицу, прикоснувшись горячими губами к ранке, пробуя на вкус удивительный коктейль из омывателя и энергона. Это едва не стоило ему жизни. Молния сверкнула совсем рядом, претендер испуганно зашипел, резко, так, что заскрипела шея, мотнул головой, подставляя под удар разряда высокий чёрный шлем с тремя небольшими гребнями. Но шлем – это не органический капюшон, в этот раз атака Ниры настигла свою цель, оставив на чёрном металле уродливый обугленный шрам.
Вошедшие в её интерфейс-порты тентакли конвульсивно дёргались, но понять, являются ли эти рывки реакцией на боль или наслаждение было невозможно. На миг, фиолетовый огонь в окутанной чёрным туманом оптике Дехсета угас, претендер начал медленно оседать на неё, тем не менее, тентакли хватки не разжали, равно как и руки претендера, смыкающиеся на её шлеме.
Прикосновение последних и позволило ей вытянуть солидную долю энергозапаса Дехсета: энергия потоком устремилась в её корпус сего рук, не защищённых органикой. Пока происходили эти события, Нира могла оценить результат своей атаки по потолку комнаты: пара чёрных пятен на серой обшивке и вылетевшие, с треском, светильники. Очевидно, что это помещение строилось с расчетом на большие перегрузки, тем не менее, атаку электрического ифрита конструктор предполагать явно не мог, и изоляция расположенной в потолке проводки не выдержала скачка температуры и напряжения.
Она ещё могла заметить, как от шального разряда взорвался установленный у стены терминал, а потом комнату заполонила тьма. И в этой тьме отчётливо вспыхнули фиолетовым пламенем два оптосенсора.
Отчётливо раздалось злобное шипение, Нира ощутила прикосновение чего-то мягкого к своему шлему, и в следующий миг, утечка энергии прекратилась. Над головой претендера вспыхнуло угрожающим фиолетовым пламенем изогнутое жало, венчавшее усеянный лезвиями тентакль. В свете оружия, она могла увидеть чёрные органические перчатки, туго обтянувшие ладони и пальцы претендера. Дехсет с силой вжал её в платформу, отчего та жалобно заскрипела и голосом, выражающим сочувствие, произнёс:
- Ах Нира, Нира, ну почему ты меня не послушалась? Я пытался тебе помочь… Но ты не оставила мне выбора.
Его щупальца свели манипуляторы Ниры у неё над головой, сам претендер продолжал удерживать её шлем. Храня на лице искреннюю скорбь, он ласково погладил её по щеке, позволив ощутить мягкость органического покрытия перчатки.
И в ту же секунду жало на конце мощного тентакля, берущего начало из поясницы претендера, качнулось назад, а потом со свистом и гудением устремилось вниз, нанося удар. Лезвие было в десятки раз острее всякой бритвы, окружавшая его пламенная аура плавила металл за секунды. Дехсет метил в крепление левого крыла Ниры, посчитав, что его уничтожение в наименьшей степени может повредить его дальнейшим забавам. Лезвие сработало чисто, отделив крыло от корпуса фемботки, оставив ровный, оплавленный по краям разрез. Резкий рывок – и жало оказалось на свободе. И почти тут же нанесло второй удар. В этот раз получилось не так удачно: жало застряло, разрубив крыло наполовину и медленно плавило металл, распространяя по корпусу Ниры обжигающе-горячие волны боли.
Хмыкнув, Дехсет напряг мышечные волокна боевого щупальца, и то медленно, со скрежетом двинулось вниз, сантиметр за сантиметром рассекая неподатливый металл.

0

36

Несмотря на видимую искренность фемка ни на йоту не верила Дехсету. Всё это казалось издёвкой, игрой с чувствами и желаниями. Уловку, когда тебе предлагают защиту и милость, а потом, когда ты сдаёшься, тебя безжалостно бросают на корм шарктиконам. Своеобразная победа над противником. Ему явно будит очень приятно слышать мольбы о пощаде, просьбы прекратить боль… обещания сделать всё чего он попросит. Сдавшийся на милость противник это полная победа, полная власть над всем, над корпусом, над мыслями, над искрой. Полностью сломленный он будит готов на всё, но в этот самый момент осознать, что всё это очередная иллюзия. Обман. Тогда сломленный окажется во власти полного ужаса, понимая, что спасения нет, и не было. Точно пожарная лестница, оказавшаяся запертой, свет в тоннеле, который гаснет. Нет, фемка не верила Дехсету, слишком часто она видела, как Десептиконы поступали с пленными, а ещё больше слышала. Правда, извращённый претендер наверняка был похуже большинства из них. Хотя, какая-то её часть хотела сдаться, хотела прекратить всё это. Сложить лапки, заползти в угол и не показываться на глаза монстру из тени. Тайное, немного пугающее желание. Но эта её часть пока была в меньшинстве, сейчас она отчаянно боролась за выживание. Она не могла сдаться, она должна была быть сильной, должна была погибнуть с честью.
Поначалу всё шло не плохо, даже обнадёживающе. Когда в её корпус хлынуло чужое электричество до неё дошло – вот оно, уязвимое место. Это было так очевидно и просто, что она даже не мгновение расстроилась. Как же она сама до этого не додумалась? Органика прорывала не все части претендера! Молния сильно ударила его в шлем. К сожалению Дехсет оказался слишком уж прытким, но полностью увернуться он не смог и разряд оставил на нём шрам. Свет в его оптике погас, но претендер не отключился. Щупальца всё ещё мёртвой хваткой держали её манипуляторы и шлем. Потолок не рухнул. Энергия рассчитывала свалить на него лист железа, превратить его в расплавленную горячую жижу. Но потолок держался. Молнии обрушили свой гнев на лампочки, терминал, резали воцарившуюся темноту яркими вспышками. Затем и они угасли. Фемка прекратила бессмысленную атаку и на какое-то мгновение в тёмном отсеке воцарилась полная тишина. Какая-то слишком долгая, пугающая и звенящая темнота вокруг. Хотелось спрятаться в ней, хотелось в ней утонуть, хотелось прийти в он-лайн на платформе в своём отсеке. «Умри, ну пожалуйста…» - мысленно пискнула фемка, обращаясь и к Юникрону, и к Праймусу одновременно.
В ответ на её мольбу в темноте загорелось два фиолетовых огонька, а по отсеку прокатилось шипение. Искра фемки в этот момент, как ей показалось, сжалась до размера атома. Он не боялся её молний, из него нельзя было вытянуть электричество. Он был сильнее, быстрее, тяжелее и вероятно опытнее. Лазеры не работали и… что у неё оставалось? Шлема коснулась что-то мягкое, и она сразу же узнала органику, поток чужой энергии тут же прекратился. Оптика фемки вновь засияла бледными, почти белыми, тонами. Все системы напряглись, ожидая чего-то крайне неприятного, корпус мелко задрожал. Где-то в глубине постепенно падали последние уровни защиты, ещё минута и претендер получит доступ к её центральному процессору. Испуганный взгляд метнулся к фиолетовому пламени, чёрным перчаткам, стал шарить в темноте, силясь найти лазейку, затем вернулся к оптике претендера. В страхе всё ещё таилась какая-то решимость, надежда на победу, на то, что всё будит хорошо, желание бороться. Этот живой огонёк пульсировал точно искра, то разгораясь, то сходя на нет от мгновения к мгновению. Энергия нашла в себе силы в очередной раз показать Дехсету острые клыки в ответ на его фразу. Хотя искра её отчаянно лупилась о стенки, понимая, что сейчас произойдёт что-то ужасное. Фемка в очередной раз дернулась, пытаясь избежать ласкового касания, которое больше пугало. Пытаясь не дать свести манипуляторы, словно это могло оттянуть неприятный момент. Пытаясь пнуть его нижним манипулятором. В этот момент её ударили в первый раз.
По нейросети промчалась волна боли. Яркой, ослепительной точно вспышка боли. Фемка вскрикнула, всаживая клыки глубоко в нижнюю губу и едва ли не прокусывая её. Весь корпус вздрогнул, выгнулся под Дехсетом. Она рефлекторно попыталась откинуть голову назад и тихо замычала. Крыло было не самым страшным из того что он мог ей ампутировать, но мысль об этом совсем не утешала. Когда лезвие закончило свою работу по нейросети всё ещё катились волны обжигающей боли. Корпус на мгновение расслабился и мелко и болезненно задрожал. Энергия сглотнула, чувствуя во рту привкус омывателя, оптика следила за фиолетовым пламенем, пропавшим на мгновение за претендером, но быстро вернувшимся. Системы вновь напряглись, ожидая удара, фемка дернулась, стараясь отвернуться, но крепкие манипуляторы вновь помешали ей. На этот раз боль была ослепительно яркой. У фемки потемнело в оптике, системы запищал, она не выдержала и громко закричала, надрывая воколайзер. Нейросеть билась в умопомрачающей агонии. Не было больше страха, не было злости, не было ужаса, была только боль, она могла думать только о ней. Корпус отчаянно забился под претендером. Он дрожал, извивался, фемка вновь принялась выкручивать собственные сочленения в попытке выбраться, но на этот раз уже непроизвольно. По вылизанным Дехсетом щекам вновь заструился омыватель.
- Не-е-е-ет!!... – проскулила фемка завершая оглушительный крик. А затем, затем системы, должно быть, испытали шок, и боль малость спала, потому что фемка смогла найти в себе силы и процедить сквозь зубы, - Из тебя бы вышел отвратительный ремонтник. Ты даже нормально в крепление попасть не можешь. Или у тебя оптика после удара барахлит? Альфа смог бы провести любую операцию с барахлящей оптикой прямо на поле боя. Я так понимаю, ты такой ловкостью похвастаться не можешь, а?! – рыкнула напоследок фемка.
Впрочем, через секунду в искре уже поселилось сожаление о сказанном. Зачем злить того кто имеет над тобой власть и может причинить тебе безграничную боль? Хотя какая-то её часть радовалась сказанному, тому, что она смогла найти в себе силы, смогла превозмочь страх и боль. Переменчивый, пульсирующий огонёк решимости вновь засиял в бледно-голубой оптике. Дурман, текущий по магистралям быстро выветривался, давая ей полноценно и здраво взглянуть на ситуацию. Осознание всего тоже было своеобразным шоком. Осознанное ей не нравилось, совсем не нравилось…

0

37

- Узнаю свою Ниру! – язвительно усмехнулся Дехсет, но издёвка его задела.
Некстати всплыли воспоминания о той самой фем, которую ему так и не удалось сломать… Но нет, теперь у него было на порядок больше навыков, он не допустит глупых ошибок, не позволит добыче умереть. Он отпустил шлем Ниры и опустил закрытую чёрной гладкой материей ладонь на её предплечье, провел вниз, очерчивая контуры груди. Движение было мягким и ласковым, перчатка источала слабое, успокаивающее электромагнитное поле. Потом сквозь чёрную оболочку перчаток на пальцах с лёгким свистом выдвинулись когти. Побарабанив ими по грудной пластине фем, Дехсет, как бы в задумчивости, произнёс:
- Оптику, говоришь?
И потянулся рукой к её лицу. Нежно провёл по лбу запястьем, очертил контуры оптического датчика изогнутым острием когтя… и отнял руку.
- Возможно я не столь искусен как он в починке, зато мне удалось то, о чём он не мог и мечтать: я создал живое существо, не прибегая ни к одному из существующих способов синтеза Искры – похвалился он. – Пройдёт немного времени, и я закончу доведение до ума новой методики создания Искры, которая не будет требовать огромных количеств энергона или… особых чувственных обстоятельств. И тогда наша раса возродиться. Ты можешь гордиться – не исключено, что именно твоя Искра позволит мне совершить прорыв и начать репопуляцию кибертронцев. Но вы, фемки, слишком взбалмошны и глупы по природе, так что я не думаю, что ты поймёшь всю важность происходящей здесь научной работы. И даже сейчас эта работа продолжается: я фиксирую реакцию твоей Искры на различные раздражители, пока всё находится в пределах допустимой нормы для обычного трансформера, если не считать некоторых несущественных особенностей, присущих исключительно тебе.
Зачем он это говорил? Дехсет мог бы назвать несколько причин:  требовалось дать жертве передышку перед продолжением эксперимента, снять кое-какие показания, взломать особо стойко сопротивляющийся участок её программной защиты. На деле же, ему просто захотелось пообщаться с первым разумным существом, встреченным им за несколько тысячелетий. Впрочем, он прекрасно представлял, какой будет реакция, а потому уже заранее готовился к следующему этапу.
Опутывающие ноги Ниры тентакли, один из четвёрки наиболее мощных, и один поменьше, которые доселе накрепко удерживали нижние манипуляторы фем крепко прижатыми к талии Дехсета, плавно развели их в разные стороны, открывая превосходный вид на пока ещё прикрытый бронёй главный порт Ниры.

0

38

Она связана, неизвестно где, по рации до сих пор сплошной белый шум и попытки связаться с базой ничего не давали. Ищут ли её? Сколько времени уже прошло? Найдут ли? Ни одной хорошей мысли, ни одной хорошей новости, ничего. Если проводить аналогию она была в чёрной комнате и безуспешно искала свет. Теперь, когда её ЦП работал без помех, вызванных дурманом, она могла полностью понять всю безысходность ситуации. И что ей теперь делать? Она снова и снова задавалась этим вопросом, но не смотря на все усилия не находила ответа. Ничего, ноль, пустота. Оставалось лишь принять мучительную смерть в манипуляторах какого-то садиста. А она даже не знала имени того кого ей нужно проклинать! А впрочем, какая разница?...
Ласковые прикосновения по-прежнему пугали. Корпус, переживавший болевой шок, мелко дрожал под гладкой ладонью. Стоило ему отпустить её, она тут же опустила шлем на платформу. Сил сопротивляться не было, нужно было собраться, но на это потребовалось бы время, которое ей так любезно предоставили. Касание к оптическому датчику явно было намёком, намёк ей очень не понравился, но она не стала этого показывать. Пусть вырвет ей оптику, пусть. Она хоть не будит видеть его лицо, не будит видеть, что он делает, что её ждёт. Пугала только темнота и беспомощность, боль которую причинит это действие. Но какой в этом смысл? Боль всё равно  будит, всё равно она беспомощна… абсолютно.
Фемка внимательно слушала, ловя каждое слово, анализирую интонацию. Похоже, перед ней был чёкнутый-гений мечтавший о славе. Это было понятно из текста и того с какой гордостью он говорил о своём достижении. Фемка на мгновение задумалась, работа требовала собирать и анализировать всю доступную информацию. Да и она была готова думать о чём угодно только не о пульсирующей по нейросети боли.
- Но как? – не поняла фемка. – Как ты мог создать иску, не заискивая, или не использую энергон? Ты говоришь о том, что поднимешь нашу расу, но если тебе не удастся? Ты ведь понимаешь, как тяжело получить каждую искру? Что если ты не справишься? Тогда ты просто погубишь десятки бесценных искр. Или уже погубил? Сколько жизней ты оборвал ради того что бы создать одну единственную искру? Посмотри где ты, посмотри на себя. Зачем так старается ради расы, которая оставила тебя? Претендеров не любят, их бояться, они отвратительны большинству кибертронцев. Зачем ты помогаешь им? Ты думаешь, это изменит к тебе отношение? Ты заблуждаешься. Ты всегда будишь изгоем, таким же, как сейчас. Зачем тебе всё это? Возможно, будут уважать твой труд, но сам ты всё равно остаешься в стороне, всё равно будишь один…
Голос фемки был низким, с хрипотцой, но довольно уверенным. Пусть говорит, возможно, это оттянет предстоящую боль. Возможно, он задумается. Единственное что она могла это говорить, правда от этого вряд ле выйдет особый толк… но попытка не пытка? Когда её манипуляторы развели в стороны, она довольно быстро сообразила, что тот намерен сделать. Правда, у неё сейчас не было сил на то что бы полноценно испугаться.
- Тебе одиноко? – фемка заглянула в фиолетовую оптику, словно пыталась что-то разглядеть. – Ты всё оставил ради своей цели, верно? У тебя ничего нет, ты пуст и одинок. Насилие стало для тебя единственным способом общения, единственным развлечением? Даже если ты добьёшься чего-то, тебе этого не забудут… мне, почти, жаль тебя…
Фемка отвела взгляд и повернула шлем на бок. Вряд ле он вслушается в её слова. Бот перед ней явно был неуравновешен, безумен и одержим целью. Ему казалось что, достигнув её, он будит купаться в лучах славы, пройдя по корпусам погибших, добьется успеха. Жизнь была жестока и не так проста. Последние уровни защиты отчаянно сопротивлялись, но трещали по швам. Ещё секунда и последний защищающий её барьер пал. Претендер смог получить доступ к её центральному процессору.

Отредактировано Energy (2012-05-23 13:52:48)

0

39

- А кто говорил, что я не использовал энергон? – усмехнулся он в ответ. – Но для созданного мной способа воспроизводства, его требуется в десятки раз меньше, чем при создании Искры с нуля. Понимаешь, я не мог не обратить внимание на феномен братьев-сиблингов. Это были почти единичные случае на производстве, когда вместо одной Искры получались две, накрепко связанные между собой. Когда Искры разделяют, они продолжают жить. Это удивительный феномен! Где-то у меня в коллекции имелась пара таких Искр… Но сейчас это не важно. Я изучил структуру сиблингских искр, и знаешь, что я узнал? Не смотря на то, что эти Искры делят между собой порцию энергона, достаточную для создания лишь одной Искры, со временем, Искры сиблингов стабилизируются и восполняют нехватку энергии. Само по себе это открытие не стоило и ржавого кредита, но позволило мне выявить способ, позволяющий разделить одну Искру на несколько корпусов! Представь себе, что одна Искра может дать жизнь десятку трансформеров! И ты ещё смеешь ставить под сомнения мои опыты?!
Как бы в подтверждение значимости его слов, откуда-то снаружи до аудиорецепторов Ниры донёсся приглушённый раскат грома. Видимо, буря понемногу начиналась. Сейчас небо над лесом было серым-серо от облаков, и всё живое стремилось спрятаться под землю. Дехсет ощутил, как пала последняя преграда перед его ментальным щупом. Это означало, что отныне он мог повелевать Нирой, как ему будет угодно. Мог заставить станцевать для него, постоять на голове или сделать нечто более изощрённое. Живая Искра, разумеется, будет пытаться вернуть себе власть над корпусом, но на это ей потребуется время.
Но отнимать волю у своей игрушки он не стал. Зачем, если он мог насладиться её страхами, страданиями и безуспешными попытками освободиться? К тому же, его увлекла возможность почесать вокалайзером, столь редко выпадавшая ему в последние тысячелетия. А пока он говорил, его руки будто сами собой блуждали по корпусу Ниры, поглаживая, лаская, пропуская через себя мягкие электроразряды, готовя фемку к предстоящему коннекту.
- Не важно, сколько Искр мне пришлось погасить, и сколько ещё придётся! Кибертронцы с успехом истребляют друг-друга последние шарк знает сколько тысяч лет, что для мировой истории несколько лишних Искр? Пустяк! Они все всё равно погибли бы, а так – они послужили высшей цели – тут на его лице заиграла улыбка. – Конечно, меня будут бояться… особенно тогда, когда я поведу за собой армию из тысячи таких же, как я! Здесь, на Асхе, есть все условия для создания такой армии. Каждая новая Искра будет давать жизнь десятку бойцов, а я облеку их в органику, укажу им цель и заставлю повиноваться! Разумеется, всё это произойдёт ещё не скоро. Я дождусь, пока вы, трансформеры, не доведёте себя до границы полного истребления, и только тогда поведу свои творения в битву. К тому же… - тут он несколько смутился – технология нуждается в доработке. Помнишь Искателя? Преданный слуга, умелый и способный охотник, не отягощённый излишней силой мысли. Он никогда не придаст меня, не ослушается моей команды, он послушен, но его психические способности довольно… ограничены. Как и у всякого иного существа, которое я создал по методу Дехсета. Увы, мне пока не удалось найти решение этой проблемы. Но кто знает? Может именно твоя уникальная Искра позволит мне её решить? Хм...
Синхронизация программных оболочек полностью завершилась. Ничего нового для себя он в процессоре фемботки не нашёл, а превращать её в дрона попросту не собирался. Он просто «был», присутствовал в разуме Ниры, почти ни во что не вмешиваясь и даже не подглядывая в её мысли.
Тем не менее, он надёжно заблокировал ей рацию и реактивные двигатели. Увы, заблокировать возможность метать молнии или вытягивать энергию Дехсет не мог, это значило, что ему нужно будет проявлять осторожность. Тем лучше. У фемки обнаружился весьма неплохой уровень энергии, даже больше, чем у него.
«Ну ничего, вскоре я это исправлю» - пообещал себе искролог и продолжил.
- Возможно, когда я с тобой наиграюсь и проведу все базовые исследования, ты тоже получишь такую же органическую броню, какая есть у меня. Мне было бы интересно посмотреть на реакцию твоей Искры. Конечно, есть риск, что ты этого не переживёшь, но возможные научные открытия привлекают меня куда больше возможности добавить твою Искру в мою коллекцию. Ах, у меня там есть отличное местечко между Искрой Джанкиона и миникона! Если будешь себя хорошо вести – я дам тебе на неё посмотреть. Уверяю, там ты найдёшь массу интересного!
Последние слова Ниры заставили его испытать смешанные чувства. С одной стороны – в них явно читалось превосходство, а сносить такое от жертвы, пойманной, обездвиженной и лишённой к возможностью сопротивления он не собирался. С другой стороны, желания вновь увечить Ниру у него почему-то не возникло. Поставив себе на заметку наказать её попозже, Дехсет хмыкнул и ответил подчёркнуто небрежным тоном:
- Одиноко? Ха! Попробуй прожить половину жизни в изгнании, фемочка, и ты поймёшь всю глубину слова «одиночество». Я сделал это добровольно, я пришёл сюда, потому что у меня есть будущее… У тебя же его нет, равно как и у всех трансформеров не-органиков. Ну что, ты откроешь, или мне снова тебя покромсать? Как ты заметила, я не собираюсь лишать тебя свободной воли. Зачем мне ещё один дрон на базе? – поясняя свои слова, она погладил её между ног, легонько поскребя когтями защитную пластину.

0

40

Энергия внимательно слушала длинную тираду, которая, казалось, подтверждала все её предположения. Дехсет был неумолим в своих суждениях, ни на йоту не сомневаясь в своей цели. Попытка посеять хаос в его сознании провалилась, но было кое-что… Впрочем фемка не знала зачем ей спрашивать. Эта информация не принесет никакой пользы. Судя из сказанного ее, разберут, вынут из неё искру, и чёрный ящик канет в лету. Снаружи грохотало, значит, она не так уж давно здесь. Буря скроет все следы, не даст возможности искать её, а значит, она ещё до шарков долго будит в лапах претендера. Даже если отряд сможет-таки её отыскать… Присутствие чужого сознания, фемка восприняла как-то вяло и нейтрально, хотя системы уже отходили от болевого шока, да и вся она малость оклемалась, слушая речь Дехсета. Системы постепенно начали сопротивляться, пытаясь вернуть себе контроль. Как ни странно тот ничего особенного не делал, не шарил в её мыслях, не отдавал команды. Нет, похоже, ему было нужно совсем не это, а может оно и к лучшему? Или все зависит от времени?
- Я слышала что-то про разделение искр. Этим ведь занимались, верно? Ты не думал, что за существа получаться из разломанной на части единой сущности? Одно дело разделить одну искру на две, а другое на десяток. Что в них останется? То, что ты говоришь, ты говоришь об армии не многом превосходящей дронов. Безвольные, слабые, подчиняющиеся тебе это дроны, не настоящие искры. Настоящие трансформеры думают сами, решают сами, они спорят, стремятся, любят. У них должен быть выбор, иначе это простые машины с пародией на искру. Твой Искатель лишь дроид, слабовольный дроид… А если тебе нужна моя энергия, то я разочарую тебя. Она имеет свою волю, своё стремление. Если ты раздробишь иску и заполнишь её этой энергией, то ты получишь десяток эгоистичных и неуравновешенных трансформеров. Она бьёт по ЦП точно высокозаряженный энергон, управляет тобой, когда твой дух слаб. Их реакции и характеры станут слишком схожи. Впрочем, зачем мне говорить об этом, ты сам можешь узнать всё из моего процессора. Эта нить всего лишь очередной мыльный пузырь, который лопнет, едва ты его коснёшься…
Зато её последние слова его как-то задели, во всяком случае, ей так показалось. Тон был небрежным, точно он отмахивался от мушки, даже слишком небрежным. Сыгранно было, безусловно, хорошо и она не могла быть уверена в предположении. Но излишняя небрежность и то, как быстро он перевёл разговор на другую тему, заставляли её задуматься. Своей речью она уже заставила его подождать, но за это время так и не смогла решиться ни на что конкретное. Она не хотела больше испытывать боли, и это было нормально. Разведчиков учат терпеть, им нельзя выдавать тайн, но тут дело было в другом. Так или иначе, он получит своё. В одном случае это просто будит больнее. Но с другой стороны фем будит больно наступать на свою самооценку…
Должно быть, свою роль сыграла недавняя боль, возможно, что-то было в ней самой, что заставляло её поступать, так что она потом жалела об этом. Как с Деметрой, как с уходом от Автоботов. Должно быть, она действительно настоящий Десептикон, раз выбирала дорогу по проще всякий раз, когда доходило до чего-то серьёзного, или же дело было ещё в моральной сломленности?  Впрочем, какая разница?...
- Знаешь, я сейчас думаю… ты просто монстр или в тебе ещё что-то осталось? Живо ли это что-то или уже безвозвратно утеряно? Не кажется ли мне в глубине тебя израненная и одинокая искра? – фемка внимательно посмотрела ему в оптику, с какой-то мольбой или надеждой. Внимательно словно могла прочесть что-то на её поверхности. – Что же сделало тебя таким? Ты же стремился к чему-то хорошему? Где ты оступился и что с тобой, потом стало?... Задумывался ли ты об этом и есть ли у тебя путь назад? Я всё думаю и никак не пойму… - фемка сделала небольшую паузу, наблюдая за его реакцией, потом отвела взгляд в сторону. – Тебе не кажется, что если ты меня отпустишь, нам обоим будит удобнее?
Где-то внизу послышался щелчёк. Пластины скрывающие порт снова разошлись в стороны.

0

41

- А ты не думала о том, что подобные «дроны» - это единственный шанс Кибертрона на восстановление, а нашего вида – на выживание? Посмотри, к чему привела свобода воли, которой наделён наш вид. Наша родна планета в руинах, наша численность падает из года в год, культура, невоенные отрасли науки и всё то, что делало нас цивилизованным обществом в полном упадке. Как ты думаешь, каково мне было после многовекового заключению в тюрьме узнать о том, что мир, ради процветания которого я переступил нормы закона и морали, больше не существует? Кому какое дело до того, сколько Искр будет создано, если их существование будет направлено на взаимное истребление?
С лёгким щелчком, тонкие серебристые щупальца выскользнули из интерфейс-портов Ниры и втянулись в наплечники Дехсета. Подключение прервалось, и ощущение присутствия чужого сознания пропало. Тем не менее, искролог оставил немало скрытых лазеек, и, возникни такая необходимость, мог возобновить контакт и без прямого подключения, посредством голосовых команд или радиосигналов. Это позволило ему немного расслабиться, хотя он всё равно ожидал в любой момент получить по шлему молнией.
- Но ты ошибаешься. Они не дроны. Они чувствуют, они учатся, они живые. Просто… они послушны мне, признают меня своим лидером. Они могут испытывать боль, страх и удовольствие – с этими словами он ласково провёл ладонью по открытому порту Ниры. – И они так же могут быть счастливы, просто для этого им требуется куда меньше, чем обычным трансформерам. Именно стремление к счастью толкнуло десептиконов на бунт, именно оно заставляло сенаторов жаждать личной выгоды и, в конечном счёте, вызвало кризис. Оно порождает убийства, насилие, обиды, боль… Даже то, что я с тобой делаю сейчас имеет в своей основе стремление к счастью. Им это стремление почти чуждо. Они смогут жить, будучи свободными от пороков, они смогут восстановить Кибертрон, и их будет ждать величие. Неужели ты этого не видишь? Они не мои рабы, им просто не нужна свобода, они чувствуют во мне сходство с ними, чувствуют, что я могу позаботиться о них. Я мог бы позаботиться и о тебе, но ты не так совершенна, как они.
Он плавно поглаживал окружающие порт чувствительные системы указательным пальцем, будто размышляя о чём-то.
- Даже если твоя Искра и содержащаяся в ней энергия не пригодятся мне напрямую, их изучение позволит выявить закономерности, особенности, свойства. Всё это станет ещё одним кирпичиком и займёт место в череде логических построений, которые приведут меня к цели. Но мне не нравятся твои слова, фемботка – фиолетовые огоньки в глубине его оптики на миг вспыхнули ярче, словно предупреждая. – Ты говоришь со мной, стоя на пирамиде правил, условностей, запретов, социальных норм… Оглянись! К чему они привели нашу расу? Как давно ты создавала что-то, не направленное на уничтожение других существ? Я достаточно смел, чтобы отвергнуть все эти условности… мораль, общественные запреты. Я достаточно силён, чтобы это сделать. Будучи десептиконом, ты должна меня понять. Я иду к цели прямым и кратчайшим путём. Ты называешь меня монстром? Это неудивительно. Я напал на тебя, я победил тебя, я причинил тебе боль и подчинил себе. И наивно было бы с моей стороны ждать одобрения за такие действия, но оно мне и не нужно. Я просто возьму своё и продолжу работу. Я симпатизирую тебе, это факт. Редко удаётся встретить существо, способное на адекватный диалог. И да, безусловно, я хочу тебя, потому что я тоже несовершенен и жажду удовольствий. Но ни одно удовольствие, ни одна симпатия не заставят меня навредить моей работе. До тех пор, пока ты подчиняешься – я не буду причинять тебе боль… целенаправленно, по крайней мере. И в свете всего этого… назови хотя бы одну вескую причину, чтобы мне отпустить тебя.
Выражение на его лице можно было назвать отстранённым. Ни охотничьего азарта, ни злорадства, ни торжества, ни даже похоти не было на нём. Охотник получил то, чего хотел, а учёный только собирался это сделать, так что сейчас претендера можно было назвать относительно нормальным кибертронцем, не поглощённым великой целью или азартом погони, и просто желающим удовлетворить свои естественные потребности. Покрытый чёрной гладкой материей палец Дехсета скользнул по краю её порта и погрузился внутрь на всю длину. Опутывающие руки Ниры щупальца медленно высвободили их из плена и спрятались у Дехсета за спиной, тем не менее, готовые ответить на любую агрессию со стороны Ниры.

0

42

Энергия потёрла освободившиеся запястья. Те немного болели от крепкой хватки и всех её рывков в попытке выбраться. Но сейчас эта боль казалось мелочью. Энергия принялась стирать с лицевой пластины остатки подсохшего омывателя и энергона вытекшего из раны. Тонкие пальцы чуть дрожали то ли от боли, то ли от волнения и страха. Хотя, безусловно, её пугала ситуация, но сейчас она нашла в себе силы скрыть этот страх, в глубине искры наслаждаясь передышкой. Прикосновение к порту она уже не могла игнорировать, системы вокруг, само кольцо и всё внутри было усеяно слишком чувствительными датчиками. Скользнувший в порт палец концом своим наткнулся на тёмную густую смазку. Стенки порта рефлекторно дёрнулись, слегка сужая стенки в попытке по плотнее обхватить то, что в него проникло. Но почти сразу расслабились. Ни разу не использованный по назначению порт был слишком чувствителен к прикосновениям. В какой-то мере ей всё ещё были противны прикосновения претендера, но сейчас они были ещё и ласковыми, и приятными. По крайней мере, пока. В глубине искры она всё ещё ожидала подвоха, ждала, когда же последний лучик погаснет. Что же, по крайней  мере, она не удивиться этому. Хотя, это ведь было совсем не обязательно верно?
- Многое в твоих словах зависит от точки зрения. Ты говоришь, что они совершенны, потому что лишены всего лишнего. Но разве может быть лишённое чего-то существо совершенно? Совершенное существо обладает всеми качествами и плохими, и хорошими. И такое существо стремиться к совершенству, работает над собой. Совершенное существо это то, которое ни не имеет недостатков, а то которое находит в себе силы преодолеть их. Оступаясь, оно набивает шишки, но идёт вперёд, совершенствуясь и делая выводы. И оно помогает тем кто не находит в себе этих сил. В конечном итоге, если посмотреть на все качества со стороны, на все эмоции и стремления, все таланты и способности, всё зависит только от того как ты их используешь. Величайшее умение, когда ты сражаешься, это не умение умело использовать недостатки противника, а умение обратить его достоинства против него же. Так и в повседневной жизни, только наоборот, нужно уметь правильно использовать свои стремления, обращать их в мирное русло. Вот что делает нас совершенными, умение превозмогать себя. Посуди, чьё достижение будит больше, существа которое испытывает соблазны и идет, вперёд превозмогая их? Или существо которое их не испытывает и просто придерживается выбранной тобой стороны? По сути, оно не борется, просто идёт по течению. Возможно, оно и будит чувствовать, но ты всё равно создашь существо не полное, ущербное, они не будут настоящими трансформерами. Лишь существами похожими на них. Как ты не понимаешь? Трансформеры обладают недостатками, это часть того что делает нас живыми, что отличает нас от послушных машин. Не только чувства и достоинства, но и недостатки. А войны. Посмотри вокруг. Всё в этой жизни борется. Насекомые, ящерицы, другие расы, мы. Те, кого ты создашь, тоже будут бороться, так создан этот мир, он построен на борьбе. Органика в твоём корпусе… она тоже создана благодаря борьбе. Маленькие клетки развивались, стремились стать сильнее и больше, что бы однажды перестать быть добычей. Борьба двигает нас вперёд. Лишённые борьбы лишены возможности двигаться дальше, они будут довольствоваться крохами. Они останутся на одном уровне, будут медленнее развиваться… Должно, быть тебе война кажется не правильной, но мир такой, какой он есть. Мы не на всё можем повлиять, но мы должны бороться, это двигает нас вперёд. Каждый за что-то своё. Это не всегда недостатки… Затем, ты говоришь что достаточно силён для того что бы отвергнуть нормы. Но с другой стороны, соответствовать им сложнее, чем просто закрыть на них окуляры. Сложнее помогать другим, нежели пройти мимо, сложнее искать и защищать правду, чем махнуть на всё законы и линчевать кого-то, сложнее идти правильным не причиняющим никому страданий пути, чем просто пойти по головам. Ты говоришь, что нормы это наши страхи, оковы, а я говорю, что это те самые ступени к совершенству. Переступая их, ты сам вносишь в мир ещё больше несовершенства, как и большинство, гоняясь за «счастьем». Только это не счастье, а соблазны и пороки… - она прервалась, то ли задумавшись, то ли давая Дехсету минуту обдумать услышанное. Впрочем, эта тирада скорее уж оттягивала коннект, чем пыталась объяснить ему что-то. Нира могла бы ещё до-олго говорить, но понимала, что может наскучить претендеру. Да и боты были слишком уперты, в своих решениях, они боялись признавать свою неправоту. Даже если увидели её. Впрочем, какая разница? После того как она стёрла с лицевой пластины омыватель, она сложила манипуляторы на грудной пластине, точно над камерой искры. Сейчас один манипулятор потянулся к претендеру. Тонкие светлые пальцы, украшенные коготками, коснулись тёмной брони на грудной пластине. Очертили её плавные изгибы. Само касание было лёгким, осторожным и невесомым, точно она касалась дикого зверя, который мог цапнуть её за каждое неверное движение. Но её манипуляторы уже не дрожали… - Ты забыл ответить на ещё один мой вопрос - кто же ты есть? Знаешь, я начинаю думать, что внутри тебя всё ещё осталось что-то… Ты даёшь мне шанс сделать это по доброй воле, хотя у меня и нет особого выбора. Но изнасилование это, прежде всего насилие, не коннект. А почему ты должен меня отпустить?... – фемка вновь сделала паузу разглядывая его грудную пластину. По правде говоря, Дехсет понял её просьбу не верно, она просила лишь отпустить её манипуляторы, что. впрочем, он уже сделал. Это немного её позабавило, и она не стала сдерживать грустной улыбки. – Может тебе просто этого захочется? – растерянно пожала плечами фемка. – Я не боюсь смерти. На той стороне меня ждёт любимый, я не останусь одна… скажи мне, Дехсет, тебя ведь так зовут, верно? Скажи, ты любил, когда нибудь? Ну, кроме своей работы, чужой боли, и ужаса… - фемка слегка дёрнула уголками рта, хотя в целом лицо её выражало расстройство и растерянность.

0

43

Дехсет мысленно усмехнулся. Ещё минуту назад она вопила от боли, а он собирался оттентаклить её во все порты. Теперь же они лежали на платформе и вели учёную беседу. Он видел в этом иронию, впрочем, причинять Нире боль ему больше не хотелось. Пока не хотелось. Фемка явно тянула время, это было так же очевидно, как и то, что в её порте мало кто побывал. Или вообще никто. Хотя последнее было крайне маловероятно.
На миг – ему захотелось установить истину опытным путём, но Дехсет сдержался. Эта фемка, вероятнее всего, не до конца понимает, что пытаясь оттянуть неизбежное даёт ему то, в чём он так нуждался: общение.Освободив руки Ниры, Дехсет сместился в сторону и теперь лежал рядом на боку. Робкое прикосновение к грудной броне было приятным, причём, удовольствие доставляло не столько касание, лёгкое и почти незаметное, сколько сам факт того, что его жертва пересилила себя и першела к отдельным действиям.
- Ты говоришь отвлечённо, возвышенно – ответил он, поигрывая пальцем внутри её порта. – Хорошо говорить о подобных метафизических вещах, распивая с друзьями кубик энергона в каком-нибудь уютненьком баре. Я же скажу конкретно: по моим расчетам, кибертронцам осталось меньше пяти тысяч лет до того момента, когда взаимное истребление поставит их на границу вымирания. И я не одинок в подобных выводах, жаль только, что они никому не интересны. Разрушенный родной мир, сотни опустошённых планет, мириады потерянных жизней, как кибертронцев, так и прочих существ, океаны боли и страданий – вот твои «шишки», фемботка. Ты говоришь о значимости, о принципах, об идеологии… а я говорю о выживании. Или ты думаешь, что мир простил нам нашу войну? О нет… Мир просто выжидает, пока нас не останется совсем мало. И тогда, когда остатки нашей расы сотрут напрочь, когда уже некому будет возводить города, искрить и заниматься демагогией… будет ли тогда иметь значение всё, что ты сказала мне? Безусловно, у каждой формы жизни есть свои недостатки. Но как на мой взгляд, у обычных трансформермеров их слишком много, в конечном счёте, эти недостатки приведут нас к вымиранию. Возможно, мои творения и будут казаться ущербными обычным кибертронцам, но кому до этого какое дело, когда подобные Искателю будут жить, а подобные тебе – нет? Или ты думаешь, что у вашей затянувшейся войны с автоботами будет победитель? Может быть, ты даже веришь, что фиолетовый знак на голову разобьёт алый, а, десептикон?
Иронию в голосе Дехсета мог бы ощутить и глухой. На миг он задался вопросом: зачем он это делает? Хищник не ведёт учёные беседы со своим завтраком, но он всё же был несовершенен и нуждался в чём-то большем. К тому же, почему бы и нет? Она теперь сломлена, по крайней мере, на время, и не станет предпринимать глупых попыток к побегу. А раз так, он ничем не рискует и может спокойно удовлетворить свою потребность в общении, прежде чем приступить к удовлетворению иных потребностей.
- Мои существа будут бороться со внешними угрозами, не друг с другом, и поэтому они уцелеют, это важно. А уж как их будут воспринимать личности, склонные к философскому мышлению – это уже дело десятое. Моя органическая оболочка была создана гением как средство к выживанию нашей расы. Увы, он был излишне напорист и неосторожен, я не повторил его ошибок. Я облачился в эту оболочку ради выживания. У меня был выбор: смириться с намеченным ходом вещей или выжить. Я выбрал второе. А ты? Что бы ты выбрала на моём месте, о стойкая Нира? Ты говоришь о социальных нормах, но зачем мне им соответствовать, если я этого не хочу? Если я считаю их глупыми и неподходящими для себя? Из-за боязни высшего суда? Ду пускай я после дезактивации отлечу в Юникронову Бездну, но я добьюсь своего, и созданные мной существа продолжал жить и развиваться. Им нужны будут новые территории, им нужно будет отстаивать своё, им тоже придётся бороться. Но они будут бороться как один, и кто устоит перед ними? Ты говоришь о «правильном пути». Автоботы идут правильным путём. Десептиконы, впрочем, считают так же в отношении себя. Я же вижу, что их «правильные пути» ведут прямиком в могилу. Безусловно, социальные нормы необходимы нам, несовершенным. Без них не построить общества, функционирующего на должном уровне. Проблема в том, Нира, что социальные нормы трансформерского общества надо мной больше не властны. Я вижу, куда катится это общество, и не собираюсь отправляться за ним следом в небытие. Я – изгой, ты сама мне об этом сказала. Меня никогда не примут остальные, так зачем мне принимать созданные ими правила? И вот, снова обращаясь к конкретной ситуации, есть ты и я. Ты, зачем-то нацепившая десептиконский знак, такая правильная и честная лежишь тут, с раскрытым всему миру портом, без особой надежды на выживание и полностью в моей власти. И я, тот кто отверг всю эту шелуху, тот кто победил тебя и собирается взять всё, что пожелает. Следуя твоим морализациям, мне следовало бы сейчас извиниться, покаяться в грехах и отпустить тебя, предварительно починив и выдав десяток энергокубов сверхзаряженного в качестве компенсации. Выбор между желаниями и нормами умирающего общества. Как ты думаешь, что выберу я? Ты спрашиваешь, являюсь ли я монстром? Безусловно, но лишь по меркам твоего общества. У меня на счёту порядка четырёх десятков Искр, успевших развиться до сознательного уровня, и ещё больше тех, кто угас только появившись на свет. Я не признаю налагаемые обществом запреты и нормы, мне абсолютно наплевать на его, общества, мнение о моей скромной персоне. И потому – я монстр, безусловно. Но скажи мне, дева-воительница… сколько погасших Искр на твоём счету? Десептиконских? Автоботских?
С этими словами, он извлёк палец из её порта, отстранился и, перекинув ноги через край платформы, подошёл к двери.
- Поднимайся. Не дело кувыркаться в темноте – деверь распахнулась, впустив в помещение поток яркого белого света и открыв обзор на большой зал, заставленный разнообразным оборудованием. – И без глупостей. За испорченное оборудование ты у меня улиткой по потолку ползать будешь. Что касается твоей дальнейшей судьбы… то я не исключаю возникновение у меня желания отпустить тебя на волю. Право слово, было бы обидно уменьшить процент соображающих кибертронцев, он и так стремится к нулю. С другой стороны, тем разумнее выглядит идея спрятать тебя у меня в коллекции. Ну посмотрим, в любом случае, всё зависит от тебя, маленькая стойкая фемботка. Следуй за мной.

0

44

Прикосновения к порту были крайне приятными. Забавно, казалось за столько времени, она совсем забыла как это. Нет, она, безусловно, прекрасно помнила ночи, проведённые с Альфой, но сами ощущения давно уже стёрлись. Гладкая поверхность порта, усеянная чувствительными датчиками, пару раз сжалась в очередной раз, пытаясь обхватить палец. Но фемка довольно быстро пресекла это желание и стала просто наслаждаться прикосновениями. Впрочем одного пальца было маловато для того что бы получить настоящее удовольствие. У фкмки в голове мелькнула мысль, что это не такая уж и плохая идея. Если уж ей и так и так грозил дезактив или место на стенде в коллекции, то почему бы не развлечься в последний раз? Дехсет был в чём-то прав, тут вопрос был в нормах приличия, или чести, выучки. Но фактически оба пути вели её к гибели, один просто был болезненным, долгим и мучительным, второй обещал если не удовольствие, то хотя бы меньшую боль. К тому же хищник был не дурён собой и даже немного обаятелен. Особенно если позволить себе взглянуть на мир его окулярами. Он скорее зрил в сам корень, не смотрел на попытки и мотивы, судил только по достигнутому, только по результатам. И они ему не нравились, они многим не понравились бы такими. Может, мы просто пытаемся защититься, говоря о благородных мотивах, о целях? Не хотим видеть правду и оправдываем свои поступки? Так ли это? Пожалуй, что бы это узнать, нужно было заглянуть в свою искру и ответить на многие вопросы. Впрочем, каким бы не был остальной мир в его искре он, похоже, был таким. И в этом была своя истина. А слова о том, что они, эти создания, признают его лидером, будут видеть в нём защиту… Он создавал свой мир, пытался создать. Насколько же нужно не любить общество, что бы всеми силами стремиться создать своё. Создать то, что заменит, переживёт, вытеснит старый свет. Однако же он был перед ней, относительно спокойный, не ненавидящий и с охотой говорящий. Возможно, предоставленные данные и не принесут ей пользу. Она не питала иллюзий по поводу того что сможет выбраться или что её корпус отыщут. Но во всём этом фемка, именно потому, что она была фемкой, смогла разглядеть что-то помимо его целей и планов. Она пыталась очертить силуэт того кто был перед ней. И чем больше она слушала, тем интереснее казалась ей эта личность. А вместе с пониманием постепенно уходил и страх…
Когда Дехсет встал, она послушно встала с платформы, закрыла порт и последовала за ним. В оптике первое время неприятно резало от резкой смены освещения. Энергия прищурилась и немного прикрыла ладонью оптику, пока та перестраивалась.
- Знаешь, тебе не хватает единомышленника. Наверняка кто-то найдется. Работай ты с кем-то работа шла бы быстрее… Ты спросил меня, верю ли я в победу десептиконов. Нет, я в неё не верю. Я десептикон потому что я хочу отомстить за смерть любимого. Потому что я сочла идею жертвовать собой ради неблагодарных, мелких органиков глупой. Что, по-моему, будит, когда мир, наш мир и наше выживание, окажется под угрозой? Я думаю, что тогда-таки, трансформеры по-настоящему задумаются. И лидеры либо успокоятся, либо их свергнут. К тому же по мимо фракций есть нейтралы, и их не так уж и мало. Если мы перебьем, друг друга их хватит на то что бы восстановить мир. А то, что ты говоришь о нормах и морали… в этом есть своя истина. Всё зависит от взгляда. Но создай ты тот мир, о котором говоришь. Ты говоришь, что ты не совершенен, стало быть, ты не достоин стать во главе более совершенного народа. Не важно, что ты их создал, не важно, изберут ли они тебя сами. Твои решения будут менее совершенны, чем те, которые изберут они. Или же ты сам тоже пожертвуешь своей искрой, что бы дать жизнь десятку других? Или ты не готов к такой жертве? – фемка озиралась по сторонам. Взгляд её был скользящим и немного отчуждённым. Но на деле она ловила каждую деталь, каждую мелочь. Камеры слежения, показания приборов, наличие оружия, дверей и коридоров. Зачем? Скорее уж по привычке… - М-м, и куда мы?... Я надеюсь ты не сторонник садомазохизма?...

Отредактировано Energy (2012-05-24 15:30:49)

0

45

- А ты сама как думаешь? – вопросом на вопрос ответил Дехсет и двинулся вглубь центральной лаборатории.
Они оказались в большом зале. Стены здесь имели ослепительно белый цвет, в потолке там и тут виднелись выпуклости равномерно распределённых по поверхности ламп, излучавших желтоватый цвет. Пол же был изготовлен из тёмного, с зелёным отливом, металла, почти не отражающего свет.
Здесь было немало химического оборудования: устройства для скоростного смешивания веществ, химические печи, верстаки, сборочные аппараты, колбы, пробирки, контейнеры с разнообразными веществами, какие-то излучатели и многое другое. Большая часть вышеописанного предназначалась для работы с камерой Искры, но имелось оборудование, воздействующее на корпус. Так, жути мог навести лежавший на платформе-заряднике дрон с продолговатым угловатым корпусом, в чьих манипуляторах можно было разглядеть набор игл самых разных размеров. Другим примечательным объектом в лаборатории был круглый, стеклянный бак от пола до потолка, заполненный энергоном и заливавшим окрестности розоватым свечением.
В центральную лабораторию вели несколько больших и маленьких дверей, оружия здесь не было, а камеры слежения то ли отсутствовали, то ли были очень искусно спрятаны. Зато Нира могла увидеть нескольких дронов, или, вернее, слабоискровых. Все они несли следы претендеризации и имели органические элементы, но в целом, их корпуса имели схожий утилитарный вид и были заточены под различного рода работы. Но оружия не было и у них, по крайней мере того, которое она могла бы разглядеть.
Наконец, в глаза Ниры могло броситься нечто, что с успехом могло играть роль как верстака для разборки трнасформерских корпусов, так и пыточного стола: белая платформа десять метров длиной, способная наклоняться под любым углом и оснащённая богатейшим набором щупов, резаков, пил, свёрл и прочих прелестных приспособлений. Но Дехсет вёл её не к ней, хотя явно заложил маршрут так, чтобы Нира могла полюбоваться на это устройство, которому для пущей атмосферности не хватало только пятен энергона.
- Мне никто не нужен – соврал ей Дехсет. – К тому же, я готов принять только общество такого же, как я сам.
Он указал на массивную металлическую цистерну, окружённую разнообразным оборудованием. Рядом, в нескольких ёмкостях из прозрачного бронестекла плавала какая-то зелёная жидкость, сквозь которую можно было угадать очертания то ли каких-то существ, то ли элементов органической брони.
- Вот здесь происходит прививание оболочки претендера. Хочешь попробовать? – вопрос был ироничен донельзя, не дожидаясь ответа, искролог прошёл мимо, прихватив с полки банку-распылитель. – Что до высказанной тобой теории мира между фракциями… «Тогда» будет уже поздно. Мир не забыл нам нашу войну и сотни разорённых планет. Мир ждёт момента, когда кибертронцы ослабнут достаточно, чтобы стереть их с лица галактики. Ранее межгалактическое сообщество было слишком неразвитым, слишком разобщённым, чтобы совместно положить конец нашей войне, но ситуация меняется. Нейтралов во вселенной осталось достаточно, но они разобщены и разбросаны. Их переловят по одиночке, когда расправятся с остатками фракций. Взять хотя бы Эшемский Союз. Что автоботы, что десептиконы несколько раз наступили на горло их колонизационным интересам. Навряд ли этот Союз проживёт достаточно долго, чтобы застать день, когда нас окажется слишком мало, существа из чистой органики слишком хрупы и недолговечны, как и их союзы. Однако, на смену Эшемскому Союзу придут другие, и когда автоботы и десептиконы ослабнут, найдутся те, кто нанесут обеим фракциям добивающий удар. И, разумеется, не стоит забывтаь о квинтессонах. Эти мерзавцы о нас уж точно не забыли.
В целом, это была почти обычная лаборатория, чистая, светлая и с безвкусным воздухом. Пройдя помещение насквозь, Дехсет вошёл в широкие двустворчатые двери на противоположной стене, и они оказались в комнате с высоким потолком, но куда меньшими габаритами. Если лаборатория была местом работы и выглядела соответственно, то это помещение можно было назвать даже уютным.
Что первым бросалось в глаза – это приличных размеров бассейн, заполненный чистейшим энергоном. Такую роскошь на Кибертроне Золотого Века могли себе позволить разве что сенаторы, здесь же, на Асхе, с добычей живительного вещества не было проблем. Поблизости от бассейна виднелась застеленная термопокрывалом подзарядная платформа с… подушкой. Да, это был именно валик из гладкого упругого материала, предназначенный для того, чтобы на него ложили голову. Редкий атрибут, на самом деле, вероятнее всего связанный с наличием у владельца комнаты органической оболочки. Чуть в отдалении находилась камера с откидной крышкой под рост десятиметрового трансформера. Устройство несколько выбивалось из общей дружелюбной атмосферы, царящей здесь, было выкрашено в чёрный цвет и соединялось с чем-то, вмурованным в стену набором шлангов и проводов. Снаружи снова донёсся раскат грома, и к нему добавился едва уловимый монотонный шелест, с которым тысячи капель встречались с растительностью и землёй. Вскоре, к этому звуку добавился заунывный вой ветра.
- Ты зришь в корень, маленькая отважная фемка. Конечно, я недостоин вести их за собой, я могу лишь дать им возможность сделать первые шаги. Вслед за этим, мне тоже придётся измениться. Не так как они, иначе. Дабы обеспечить эффективное управление, обществу потребуется мощный и единый разум, стоящий во главе. Подойди и подними руки вверх – командным тоном обратился к Нире Дехсет, удерживая в руках тот самый прихваченный со стеллажа распылитель в серой металлической упаковке без этикеток.

0

46

- Я думаю, что это вероятно, - пробубнила себе под обонятельные сенсоры фемка, продолжая изучать взглядом лабораторию.
Лаборатория ей не понравилась. На вид это было нечто среднее между рем. отсеков и химической лабораторией, только атмосфера была другая. Какая-то холодная и липкая… Слишком светло, слишком много белого, слишком тёмный пол или слишком ярко представленная картина того что здесь происходит? Фемка вдруг так чётко представила, как страшно должно быть оказаться разобранным в таком месте, хотя ещё более жуткие картины рисовали возможные эксперименты и опыты. В глубине искры её кольнула паника. Она вдруг поняла что не очень-то хочет умирать… Не то что бы она совсем впадала в ужас от дезактива, скорее уж от того как это произойдёт. А на то, что Дехсет, вдруг, окажется, настолько милостив, что отключит её, рассчитывать не приходилось. Особенно ей не понравился стол мимо, которого они прошли. Энергия в очередной раз задумалась, с крайней нелюбовью косясь на сие построение, что она могла противопоставить претендеру. Он не глуп и как бы она себя не вела, он будит на чеку. Если ей и подвернется шанс, удар должен быть тщательно выверен и нанесён наверняка. Это если ей подвернется шанс. Ошибка будит ей дорого стоить.
Второе помещение было куда приятнее на вид. Увидев бассейн, фемка негромко присвистнула. Редкое и дорогое удовольствие, стало быть, на Асхе энергона было предостаточно, что бы так им разбрасываться, или в этом булла какая-то необходимость? Вряд ле одинокий претендер станет только ради пафоса выстраивать такую бандуру. Пафос должен был кто-то оценить. Даже с учётом того что у него, иногда, были «гости». Наличие платформы рядом предполагало, что это его личный отсек. А вот что за чёрная бандура стояла в отдалении фемка так и не поняла.
- Всем нам кто-то да нужен, - Энергия послушно подошла к претендеру и подняла верхние манипуляторы. – Мы, не совершенные, так устроены. Нам нужны враги, союзники, конкуренты, единомышленники и друзья. Хоть кто-нибудь, но не одиночество, не слишком долгое… - Учитывая то, что неизвестная баночка была прихвачена у организирующей установки, в ней явно было что-то органическое. Ниру терзали смутные сомнения о том, что эта баночка сейчас лишит её возможности метать молнии. Милая, донельзя, органика которую он создал, была таким прекрасным диелектриком… - Не все нейтралы разобщены, они так же держат колонии и двигаются вперёд, просто более скромными темпами. И потом, сумма, которую ты назвал, довольно внушительна, за это время может произойти всё что угодно. Предсказания, сделанные на много меньшие сроки, часто оказываются ошибочны. Что уж говорить о более поздних? Мир слишком изменчив и непредсказуем. На всё воля Праймуса, и он порой придумываем нам сюжеты по интереснее самой запутанной истории… А что касается твоих «совершенных», единый разум имеет свои преимущества, но он лишает их индивидуальности и уменьшает кругозор. К тому же не думаю, что из тебя выйдет хороший правитель. Никто из кибертронцев не вписывается в эту картину, они рискуют стать несовершенными, как и ты. Впрочем, я думаю, что тебя эта речь утомляет… размышлять об этом можно часами и под это лучше выделить отдельный вечер. Не думаю, что он у меня будит, но это правда долгий разговор…
Фемка всё так же спокойно и немного сломлено, хотя внутренние системы лихорадочно пытались починить всё то, что натворил Дехсет. В частности вновь вернуть лазеры в активное состояние. Процессор подсказывал? что они ей ещё могут пригодиться…

0

47

- Неужели я дал леди повод сомневаться в своих навыках руководителя? Можешь не отвечать, ибо навыков у меня нет и не предвидится. А компанию и живое общение может с лёгкостью заменить Цель. У меня такая Цель есть, а у тебя? – он лукавил, конечно. Сам факт, что претендер вместо жестокого изнасилования позволил ситуации обернуться в философскую беседу говорил о многом, но вслух признаться в своих недостатках он не желал. - А кто говорил о контроле? Этим существам не нужен контроль, они будут подчиняться, потому что будут чувствовать, что это правильно. Я бы мог многое тебе рассказать о теории единого сознания, о тех механизмах, которые не позволят новому обществу закостенеть, и о теории эволюционного развития… но ты права, слова сейчас излишни. Мы поговорим с тобой об этом позже, может быть.
Дехсет, не выказывая каких-либо эмоций подошёл к фемботке сбоку, на всякий случай придержал её за плечо и направил окончание распылителя на рубец, оставшийся на месте крыла. С коротким шипением, баночка выплюнула из себя поток белёсого вещества. Жидкость быстро затвердела и поначалу холодила повреждённые системы, зато потом – принесла облегчение, попутно облегчив наноботам процесс восстановления и гарантированно перекрыв утечку энергии. Удовлетворившись результатом, искролог повторил операцию с основанием второго крыла. После чего вручил баночку подоспевшему юркому летающему дрону, который мигом отнёс её на законное место, и отступил на шаг, будто любуясь проделанной работой.
После чего отступил ещё на шаг, наклонился назад и с плеском скрылся в энергоном бассейне, мигом исчезнув из вида. Разумеется, бассейн он держал не понтов ради, а пользы для. Пребывание в энергоне оттягивало неизбежное погружение в спячку и позволяло ему увеличить период бодрствования. Энергон в бассейне был тёплым, но довольно разбавленным: системы претендера могли сопротивляться энергонному опьянению несколько дольше обычных, но всё равно, Дехсет предпочитал не затуманивать свой разум.

0

48

- Моя цель? Доселе это была лишь месть Автоботскому знаку, а сейчас… - фемка нахмурилась. – А сейчас я сама не знаю, чего хочу. Я просто жду пока держащая меня на свете сила отпустит меня и от отправлюсь вслед за Альфой. С твоей помощью, я думаю, этот момент уже не за горами…
Энергия чуть повернула шлем, наблюдая за тем, что собирается делать претендер.  Забавно, вышло совсем не то, чего она ожидала. По системам пробежал приятный холодок, остатки пульсирующей боли медленно тонули в этой прохладе, пока не исчезли совсем. Забавно, а ведь претендер мог бы этого и не делать. Какое ему дело до того что она чувствует? Фемка вновь повернулась вперёд и слегка улыбнулась своим мыслям. В этот момент, позади, послышался плеск. Энергия опустила манипуляторы, стёрла с лица улыбку и обернулась. Немного помедлив фемка, осторожно, направилась к бассейну, цокая каблучками по тёмному полу. Пьянеть фемке было не выгодно, велика вероятность упустить шанс. С другой стороны шанс был призрачным, а возможность в первый и последний раз поплескаться в шикарном бассейне вполне реальной…
Фемка присела на край бассейна и плавно скользнула в энергон вслед за претендером.
- Знаешь, - задумчиво произнесла фемка, выписывая пальцем узоры на гладкой поверхности энергона. – Может, у меня и нет цели, но она у меня была. И даже если очень к ней стремиться всё равно бывает одиноко…
Фемка прикрыла оптику шитками и прислушалась к ощущениям. Боль к этому моменту совсем отступила, и она могла без помех наслаждаться теплом. Если задуматься, касание тёплого энергона, чем-то напоминало чужие объятья. Просто менее сковывающие, лёгкие и невесомые. Но всё равно тёплые и приятные…

Отредактировано Energy (2012-05-24 21:45:06)

0

49

Дно в бассейне обнаружилось на глубине девяти метров, оно было шершавым и позволяло твёрдо стоять на ногах. В ответ на слова Ниры, энергон в бассейне чуть всколыхнулся, и она ощутила уже знакомое прикосновение щупалец Дехсета к своим ногам. В этот раз прикосновение было мягким и нежным, тентакли погладили её под коленками, скользнули по внутренней стороне бедра и принялись тереться о вновь оказавшуюся закрытой промежность.
А в следующий миг появился и сам искролог, по его бледному лицу и тёмной броне струился энергон, а в устланной чёрным туманом оптике горели ровным фиолетовым пламенем два огонька.
- Ты бы могла и не закрывать – с неким укором произнёс он спокойным бархатистым голосом и придвинулся ближе, опустив манипулятор на талию фемботки, и приник к её губам.

0

50

Энергона оказалось точно по антенны, ну немного ниже. То, что дно было устойчивым, радовало, на каблуках ходить по дну было бы крайне неудобно. Слегка оттолкнувшись, фемка всплыла на поверхность примерно по  плечи. Касание щупалец не было неожиданным, но… по правде она ожидала «стандартный» коннект, а в этом был недвусмысленный намёк. Поначалу она немного растерялась, довольно сильно смущали длина и размер его щупалец. Если не сказать что пугали. Но отступать было уже поздновато...
Нира покорно прильнула к чёрному корпусу, но на поцелуй ответила не сразу. Забавно, она ведь целовала его, но в другом обличии. Сейчас прикосновения, вкус, губы, всё было совершенно иным. Удивительно как точно он смог подстроиться под Альфу, даже вкус… Энергия шумно прогнала по системам воздух и, сделав последние, мысленное, усилие ответила на поцелуй. Немного робко, не совсем уверенно точно боялась ошибиться, как тогда на платформе, когда она впервые его коснулась. Сведённые вместе дентопластины расслабились предолгая более… глубокий поцелуй. Влажный глосса осторожно коснулся чужых губ. Фемка прильнула к его корпусу, манипуляторы опустились на его плечи. Тонкие пальцы принялись осторожно поглаживать гладкую поверхность брони. С них периодически срывались не уверенные и не сильные разряды. Порт внизу вновь открылся, предоставляя тентаклям полную свободу действий. «Надеюсь только что меня на тебя хватит…» - промелькнуло у неё в ЦП.

0

51

Дехсет прижал её к бортику бассейна, ощущая, как по корпусу пробегает приятная истома. Прикосновение глоссы к губам было приятным и неожиданным, он ответил, проникнув в её ротик мягким влажным языком. Прикосновение к её глоссе было чувственным, Дехсет ощутил, как сжалась и подпрыгнула его собственная Искра. Не смотря на то, что глосса не была в прямом смысле эрогенной заной трансформерского корпуса, она была предметом интимным, личным и чувствительным, так что, подобные манипуляции с ней неизбежно вызывали в Искре трепет и возбуждение.
Манипулятор претендера, всё так же окутанный чёрной органической оболочкой, скользнул по талии Ниры и, опустившись ниже, сжал её бампер, выпустив довольно ощутимый энергоразряд. В тот же миг, его тентакли накинулись на её порт, словно стая оголодавших шарков на турболисицу. Скользя по её бёдрам и тазовой секции, они принялись гладить и потирать чувствительные системы вокруг её порта, но уже через несколько секунд, один из серебристых отростков вознамерился зайти внутрь. Нире повезло: в деле были задействованы тентакли средней толщины, а ведь Дехсет мог шутки ради привлечь к проникновению внутрь неё и один из четвёрки толстенных щупалец, что служили ему главным средством физического принуждения во время прошлых эпизодов их «общения».
Тем не менее, тентакль средней толщины – это далеко не палец. Протиснуться внутрь щупальцу удалось только с третьей попытки, и оно тут же заполнило собой порт, слегка растягивая его стенки. Но далеко продвинуться Дехсет не успел – тентакль наткнулся на упругую мембрану. Искролог удивлённо замычал, не прекращая поцелуя, и отправил фемке удивлённую депешу посредством связи:
~ Так ты девственница? До сих пор? Поразительно и… славно.
Сигналы эмоции не выражали, но несложно было догадаться, что Дехсет доволен своим внезапным открытием.
~ Хочу тебя спросить… Как мне это сделать? Быстро и резко или медленно и плавно? – поинтересовался он.
Проникший в порт Ниры тентакль немного отодвинулся назад, второй же продолжал суетиться вокруг её порта.

0

52

Фемка довольно мурлыкнула когда Дехсет принял её предложение. Глосса нежно касалась его языка, более мягкого и упругого чем металл. Ощущение чужого тепла, чужого вкуса приятно будоражили системы, возбуждали, заставляя тёплые, слегка покалывающие приятные волны вновь пробегаться по её хребту и оседать тёплым комом в области порта. Фемка сильнее прижалась к черному корпусу, слегка потереться об него. По её белоснежной броне пробегались лёгкие разряды, ласкающие чужие системы. Движения постепенно теряли свою неуверенность. Поцелуй становился более страстным, глосса всё активнее тёрлась об его язык, касалась нёбы, пыталась проникнуть всё глубже. Фемка словно пыталась «напиться» этим поцелуем. Корпус был податливым, мягким. Сегменты брони снова разошлись, предоставляя претендеру возможность добраться до самых чувствительных датчиков.
Фемка сильнее сжала пальцы, когда ощутила активные прикосновения к порту, готовясь к предстоящему… коннекту? Она всё ещё не знала, как правильнее это будит назвать. Да и какая разница? Сейчас она в любом случае не собиралась задаваться этим вопросом. Когда щупальце попыталось войти, Нира ещё сильнее сжала пальцы, слегка вонзая остренькие коготки в чёрную броню. Правда по-настоящему вонзить их не удастся, претендер для этого был слишком крепок. По порту прокатилась лёгкая волна боли, затем ещё одна. Фемка раздвинула порт, но тот всё равно был для него маловат. Что уж говорить о четвёрке других щупалец, которые туда бы попросту не полезли. Когда же щупальце смогло-таки пролезть туда целиком, по порту прокатилась очередная болезненная волна. Системы приятно щекотало и возбуждало чужое присутствие, но на данном этапе боль была сильнее. Фемка простонала и сильнее развела нижние манипуляторы, дабы боту было удобнее, да и ей так будит проще и приятнее. Удивление Дехсета почему-то было приятным, она даже слегка приподняла налинзовые считки, что бы поймать выражение его лица. Но ещё приятнее и удивительнее было то, что он проявил такт в этом отношении.
~ Я что-то не очень пользуюсь популярностью у ботов, - усмехнулась фемка. – Потом ты забываешь, что я уже однажды её потеряла, но это был другой корпус… - фемка ненадолго задумалась над предложением. - Не очень медленно и не слишком резко, - ответила она после короткой паузы. – Спасибо что спросил…

Отредактировано Energy (2012-05-25 00:15:10)

0

53

Давление, которое стенки порта оказывали на погрузившееся в него щупальце доставляло Дехсету немало удовольствия: выведенные на предел чувствительности, тентакли становились неслабой эрогенной зоной. Если бы сейчас Нира избрала одно из серебристых щупалец своей целью, претендер мог бы испытать массу неприятных ощущения и отключиться от болевого шока секунд на пятнадцать. Искролог жадно втянул воздух через обонятельные рецепторы, а орудовавшее в порту фемботки щупальце начало активно выделять тёплую серебристую жидкость.
В этот раз, это был не клей, а смазка. Порт фемочки был итак неплохо подготовлен для коннекта, но Дехсет полагал, что немного сторонней помощи не повредит.
На Земле есть выражение «только чёрта помяни, как он сразу и появится». Ну так вот, стоило Нире вспомнить про четвёрку мощных тентаклей, как она ощутила, что по её ногам ползут эти самые «мощные». К счастью для Ниры, Дехсет пока не окончательно выжил из ума, и мысль засунуть ей в порт один из этой четвёрки особо разжиревших щупалец была им отвергнута, пусть и после недолгого колебания. Так что, обвившиеся вокруг её ног щупальца замерли в районе бёдер и всего лишь развели в стороны и немного ноги фемботки, позволяя Дехсету освободить руки.
Он мигом этим воспользовался, запустив манипуляторы в её грудной отсек, и развлекаться с её системами и проводку, потирая, поглаживая и слегка сжимая их. Найдя у неё в грудном отсеке особо приглянувшийся ему топливный шланг, претендер сжал его, на несколько секунд полностью перекрыв подачу энергона, а потом резко отпустил, попутно проведя через другой манипулятор достаточно мощный разряд, который должен был глубоко проникнуть в системы фемботки.
Его язык уже вовсю хозяйничал у неё во рту, скользил по щекам и дентопластинам, но глубже не лез, хотя длина позволяла. Однако услышав её ответ, он тут же разорвал поцелуй, облизнулся и ответил:
- Не за что. Но я не сторонник полумер.
И в тот же миг, тентакль резко ввинтился в порт Ниры, сходу сорвал перегораживающую его мембрану и прошёл дальше, до самого упора погружаясь в корпус фемботки.
«Кажется я обещал ей не причинять целенаправленной боли? Ну ничего, так будет лучше. Быстрее пройдём этот этап и приступим… Ах, как же всё таки хорошо! Нет, мне определённо повезло встретить её на своём пути. Хотя лабораторию жалко, выстроить нечто подобное в том месте, куда я отправлюсь будет очень непросто. Тем больше оснований взять от неё всё, чего я пожелаю».

0

54

По корпусу разливался приятный жар, системы сыпали мелкими разрядами, лаская чужие манипуляторы. Ощущение чужого присутствия под броней было как приятным, так и несколько пугающим. Если бы Дехсет решил сменить милость на гнев он мог бы сделать ей очень больно. Словно напоминая об этом, претендер сжал её топливный шланг. Системы пискнули, сообщая о зажиме, в перекрытом шланге возникло неприятное чувство переполненности и лёгкое покалывание. После энергон тяжёлым комом рухнул вниз. Правда, сейчас эти неприятные манипуляции скорее возбуждали, чем отталкивали. Или дело было в восхитительном заряде, который волной промчался по всему её корпусу. Фемка с наслаждением простонала, чувствуя, как разряд достиг кончиков манипуляторов. Касающиеся её крупные щупальца немного настораживали, но в любом случае, она не могла ничего с этим поделать. Если уж претендеру придёт в ЦП подобное желание порт ей, скорее всего, продеться менять. Жаль с психикой нельзя было сделать то же самое… Ну, то есть, пришлось бы менять.
Несмотря на её рекомендации, Дехсет сделал всё по своему, разом вогнав щупальце до самого упора. Ощущение было не из приятных. Порт ощутимо растянулся, достаточно сильно давя на тентакль, впрочем, это претендеру должно было казаться крайне приятным. За мембраной оказалась приличная порция горячей смазки. Вместе с тем, что выделял тентакль, несмотря на явное нежелания порта раздвигать свои стенки, скольжение оказалось довольно плавным. Конечно, могло быть и хуже, но фемке всё равно показалось, что её почти, что на кол посадили. Она с придыханием вскрикнула, вздрогнув. Нижние манипуляторы непроизвольно дёрнулись в попытке сойтись, но вездесущие щупальца ей помешали. Сделав усилие, она подавила этот рефлекс и прижалась к чёрному корпусу. Острые коготки до боли вцепились в плечи претендера, губы коснулись основания шеи и острые клычки тут же вонзились в самое, как ей показолось, уязвимое место. Фемка тихо скульнула сквозь зубы. По корпусу вновь разливались неприятные, болезненные ощущения с лёгкой примесью удовольствия. Всё же ощущение чего-то живого внутри порта было достаточно приятным.
- А это, между прочим, довольно больно, - поморщилась фемка, разжимая дентопластины. Впрочем, особой злости в её голосе не ощущалось, скорее лёгкие нотки укора.
Фемка ласково поцеловала место укуса, затем прошлась по нему глоссой, провела ей по всей его шеи до подбородка, явно наслаждаясь сим процессом.
- А тебе вообще-то это приятно? Я имею в виду твои щупальца. Они достаточно чувствительны или я за зря потеряла свою мембрану?
Фемка потёрлась об его щёку, точно любящая кошка, придерживая его шлем манипуляторами и опустив металлические веки. После принялась покусывать основание его антенн (или то, что было вместо них). Дентапластины то вонзались до лёгкой боли, то отпускали, тогда на их место приходили ласковые поцелуи и глосса, нежно ласкающая чувствительные участки, с его кончика периодически срывались электрические разряды. Гибкий корпус прижался к нему грудной секцией. Манипуляторы скользнули, вниз поглаживая тёмные бока и так же сипя потрескивающими разрядами всё глубже проникающими в системы. А ведь её способности ифрита при должном желании могли принести Дехсету достаточно удовольствия. Затем манипуляторы устремились ещё ниже, поглаживая торс, пока фемка не дотянулась-таки до основания паховой пластины. Коготки ловко подцепили краюшек брони, действие которое его Искателю так и не удалось, и призывно потянули на себя.

0

55

Прижимать к себе Ниру было неизмеримо приятно. Дехсет вряд ли смог бы подобрать подходящее сравнение, но соскальзывающие с тела Ниры разряды отдавались в его собственном корпусе приятным теплом. Да, ради того, чтобы иметь возможность повторить такое он мог пойти на многое… Но только не отступиться от своей цели. К тому же, разум, который у Дехсета неизменно доминировал над Искрой, подсказывал, что она прикончит его и сбежит при первой возможности. Сейчас, пока фемботка ещё не сориентировалась в ситуации, коннект с ней был сравнительно безопасен, хоть ему и следовало держаться на стороже и не терять контроля.
А движущиеся по корпусу волны тепла так звали, так манили забыться, буквально на несколько минут, и от проникшего в её порт щупальца исходило такое блаженство… Но Дехсет бы не стал тем, кем он является сейчас, следуй он минутным порывам и слабостям. Когда она в ответ на проникновение внутрь тентакля потянулась к его шее и надкусила топливные соединения, претендер было решил, что Нира пытается перекусить ему шею, и наполнявший бассейн энергон покрылся мелкой рябью, от готовящихся к боевому броску тентаклей, но она лишь надкусила его шейные магистрали и успокоилась… насколько это слово уместно к фемботке, в чьём порту орудует немаленькое полу-механическое щупальце.
- Боль неизбежна – выдохнув горячий воздух парировал Дехсет, приподнимая подбородок. – Она окружает тебя с первых дней жизни и до дезактивации. Ты не можешь её избежать, но можешь смириться с её неизбежностью.
Прикосновение к шее было… очень интимным. Шея была уязвимым местом, её не покрывала органическая броня, и ни одной своей жертве претендер не давал возможности прикоснуться к себе в этом месте. Но Ниру останавливать не стал. Ответом на второй вопрос фемботки стало ласковое прикосновение серебристого псевдо-металла к её собственной шее. Выпустив несколько остававшихся доселе не у дел щупалец, Дехсет позволил им скользить по корпусу фемботки.
Украшенные угловатым узором тонкие серебристые змеи выскользнули из под розоватой поверхности энергона, скользнули ей за спину и устремились по шее к шлему, где принялись ластиться к антеннам, источая беловатую смазку и электрические пульсации. Трое не задействованных в процессе среднеразмерных тентаклей облепили её корпус и принялись гладить фмочку по животу, бамперу и грудному отсеку, норовя проскользнуть через стыки брони. В довершение всего ожил, добравшийся до задней стенки порта тентакль, встрепенулся, и двинулся назад, чтобы вскоре вернуться. От движений щупалец энергон в бассейне пошёл мелкими волнами, а Дехсет издал приглушённый стон, давая самый красноречивый ответ на вопрос Ниры о чувствительности тентаклей.
Вместо антенн у Дехсета обнаружились три небольших позолоченных гребня, тянущихся вдоль шлема. Так или иначе, от происходящего искролог просто млел, постепенно утрачивая контроль над собой и ситуацией. И когда он ощутил прикосновение к своей паховой броне, то уже не смог удержаться. Чёрные пластины вздрогнули и разошлись, а в ладонь Ниры радостно выпрыгнул давно рвущийся в бой коннектор. Что примечательно, эта часть его корпуса не была затронута органикой: коннектор был выполнен из обычного киберметалла, отливал серебром и был, как и всякий другой коннектор снабжён на всей протяжённости набором чувствительных датчиков и проводков.

+1

56

Антенны, пожалуй, были одним из самых чувствительных мест после отпиленных крыльев. Фемка искренне наслаждалась этими касаниями и её, даже, больше не смущала источаемая ими слизь. Скользившие по корпусу щупальца были не менее приятны, в основном, потому что их было до шарка много. А ещё они были тёплыми, мягкими и ласковыми. Энергия на мгновение оторвалась от вылизывания гребней, мягко простонала, дыхнув на него теплом. По корпусу при этом пробежался ослепительный заряд, ласкающий тёмный корпус и все щупальца. Фемка выгнулась, лизнула его в противоположную щёку гладкой и влажной глоссой после вновь принялась ласкать его гребни, но уже с другой стороны.
Стон Дехсета заставил искру затрепетать, отдавая приятной истомой и возбуждая ещё больше. В ответ фемка дыхнула на его гребни жаром и послала по ним ещё больший разряд. Главное здесь было не слишком напугать претендера разрядами, тот, скорее всего, ещё не до конца утратил бдительность. И, в общем-то, мог не так её понять. Хотя осознание этих фактов, скорее, её заводило, углубляться в мысли о причинении боли и побеге, пока, не хотелось. Может дело было в нейросети, которая впервые за шарк знает, сколько времени горела от наслаждения или же энергон в бассейне постепенно начинал действовать. Ожившее внутри щупальце заставило её изредка постанывать в перерывах между укусами и поцелуями. По порту всё ещё прокатывались волны боли, но системы уже начинали по немного настраиваться и получать удовольствие.
Длинные пальчики тем временем принялись на ощупь изучать оказавшийся в их власти коннектор. Тот оказался гладким, но слишком твёрдым в сравнении с теми же щупальцами. Из чего она заключила, что эта его деталь сделана из обычного металла. Пальцы мягко погладили его вдоль слегка нажимая, острые коготки аккуратно прошлись по головке выпуская пару чувствительных разрядов. После один манипулятор крепко обхватил его, а второй скользнул к основанию, лаская чувствительные участки и щедро сипя разрядами. Начала фемка ласково и осторожно, водя по коннектору от самого основания до кончика и осыпая его слабыми разрядами. Но с каждым разом движения становились всё чётче, всё увереннее и сильнее. Разряды параллельно стали набирать силу, всё глубже поникая в коннектор и корпус.

0

57

Прокатившийся по корпусу разряд заставил Дехсета застонать в голос, на миг, все его тентакли напряглись, сжав корпус Ниры, но уже в следующий миг расслабились и продолжили радовать сенсорику фемботки приятными касаниями. Оптика искролога пылала фиолетовым пламенем, в ней почти не осталось место чёрному туману, корпус был горячий, дыхание становилось тяжёлым. Сложно было описать, что чувствовал в эти секунды претендер: обилие столь чувствительных органов-устройств делало для него обычный коннект чем-то невероятным. Проводя сравнение, можно было представить его замерзающим от холода, а Ниру живительным пламенем, к которому так хотелось прижаться плотнее, обнять, обвить, проникнуть внутрь, туда, где царит спасительное тепло.
В каждом щупальце Дехсета имелось одно, а то и два встроенных устройства. Ощущать, как тентакль погружается в порт Ниры, проходит до упора и возвращается назад было приятно, но какая-то часть натуры искролога желала более… глубокого контакта. От манипуляций фемботки, от ласковых прикосновений к его шлему и стекающих вдоль шеи разрядов нейросеть охватывала приятная истома, одно из скользящих по корпусу влажных щупалец проникло сквозь раскрытые стыки брони в грудной отсек фем.
Разъёмов для подключения к интерфейс-портам у него не было, зато было кое-что другое: с щелчком, острые когти втянулись внутрь, а вслед за этим, окончание тентакля раскрылось, словно бутон, выпуская наружу десяток тонких и подвижных проводков. Эти малыши тут же расползлись по системам Ниры, двигаясь, извиваясь и периодически испуская слабые разряды энергии.
Надо ли говорить, что от ласк, учинённых ей над его коннектором, у Дехсета банально снесло крышу? Желание извлечь из фемботки тентакль и войти в неё самому был силён, но Дехсет устоял и решил отложить это до развязки разворачивающегося между ними действа.
Он положил манипулятор ей на талию, ещё плотнее прижимая фем к себе, второй же рукой принялся ласкать её шейку. Вскоре к руке присоединился и язык, скользнувший по розоватой поверхности энергона. Но главный аккорд этой мелодии был только впереди… Вновь вошедший в Ниру до предела тентакль вдруг остановился, и после того, как его навершие раскрылось, подобно предыдущему, Нира смогла испытать весьма странное ощущение. Даже в порту фемботки имелись небольшие отверстия, через которые выползшие нарушу из окончания тентакля кабели смогли бы проникнуть в её корпус.
Тонкие и гладкие, они стремительно распространились по системам фемботки. Несомненно, это было весьма необычное ощущение, и очень вероятно, что оно могло вызвать массу неприятных ассоциаций, но вслед за этим, проникшие в корпус Ниры оптокабели начали распространять по её системам волны электрической энергии. Разряд возникал у основания тентакля, пробегал по нему до того места, где щупальце разделялось на десяток длинных отростков, и поделившись на равные доли, двигался дальше, распространяясь по системам фемботки.
И если разряды от тентакля, погрузившегося в порт Ниры двигались вверх, то им навстречу, вниз, распространялись другие, исходящие от того щупальца, что распустилось в грудном отсеке фемботки. Дехсет испытывал прямо-таки научный интерес по поводу того, что одержит верх в сознании его удивительной добычи: отвращение или желание насладиться необычными ощущениями. Вместе с тем, один из среднеразмерных тентаклей легонько потёрся о щеку Ниры, распространяя запах смазки и словно напрашиваясь на что-то. Как могла заметить фем, щупальца Дехсета начали слабо светиться, и где-то в глубине каждого тентакля понемногу разгорался золотистый свет.

0

58

Фемка предпочла насладиться незнакомыми доселе ласками, причём недолго думала над этим вопросом. Было в этом что-то восхитительное, и дело было не только в прокатывающихся тут и там разрядах. Провода были встречены россыпью разрядов всё нарастающей силы. Пущенное по внутренним системам электричество периодически вырывалось на поверхность корпуса, лаская окутывающие её щупальца и претендера.
Было немного жаль, когда претендер вынул свои горячие манипуляторы из под её брони, но прикосновения к шее были не менее приятны. Когда её шейных магистралей коснулась ещё и глосса она оторвалась от его гребней и откинула голову, наслаждаясь каждым мгновением. Воспоминание о недавнем укусе только подогревали интерес, опасность теперь казалась возбуждающей. Постепенно пьянящий энергон в конец стёр остатки страха, неуверенности и осторожности. А что бы Дехсет не слишком скучал по её прикосновениям, она пропустила по корпусу череду разрядов. Белоснежные молнии сильно вдарили по чувствительным тентаклям. Вообще с каждой минутой разряды, срывающиеся с её корпуса, становились всё сильнее и сильнее, всё глубже проникая в корпус Дехсета.
Когда же щупальце внутри порта тоже выпустило пучок длинных проводов и по нему промчались первые разряды, Энергия громко застонала. Корпус вновь выгнулся навстречу Дехсету. Точно огонёк, желавший согреть замерзшего, обнять, принять, впустить в себя. Определённо в этом было что-то восхитительное, возможно связанное с тем, что фемка привыкла «принимать» в себя бота. Ощущение того что сквозь небольшие отверстия в порте что-то пролезло было весьма… странным. Но вот разряды, прокатывающиеся по ним и ласкающие не только всю поверхность порта, но и системы куда глубже это ощущение было просто восхитительным. Так как порт застыл в одном положении и его больше не тревожили, чувствительные датчики смогли полностью сосредоточиться на приятных ощущениях. Неиспользованные до этого и не знакомые с подобными ощущениями датчики остро реагировали на каждый разряд, заставляя фемку чуть ли не выть от наслаждения. Фемка с силой сжала коннектор, останавливая ласки. В этот же момент с её манипулятора сорвался особо мощный разряд, на самой границе боли и удовольствия, и промчался по всему коннектору до основания и глубже внутрь корпуса. После пальцы слегка разжались, хотя хватка оставалась ещё довольно жёсткой, и манипулятор вновь заходил по всей его длине продолжая осыпать его уже не слабыми разрядами. Второй манипулятор оторвался от его чувствительных систем и скользнул вверх, ласково поглаживая и щедро одаривая разрядами каждое попадавшийся по пути щупальце.
Намек, сделанный одним из щупальцев, фемка поняла сразу. Продолжая постанывать, она нежно поцеловала его, коснулась кончиком глоссы, пробуя смазку на вкус. Затем более смело лизнула, затем ещё раз. Освободившийся манипулятор тут же потянулся к тентаклю, нежно погладил его вдоль, прижал к её щеке, с него сорвался ещё один мощный разряд, промчавшийся почти по всей длине чувствительного щупальца. Фемка ласково потёрлась об него гладкой горячей щекой, мараясь в смазке, затем продолжила его активно облизывать, периодически покусывая и целуя. С глоссы всё так же, через раз, слетали разряды. Пальцы с силой обхватили щупальце и принялись проделывать то же самое что и с коннектором.

0

59

Сладострастное действо продолжалось. Давно не испытывавшая ничего подобного нейросеть Дехсета горела огнём, он уже с трудом осознавал происходящее. Внутри Ниры было так тепло, так приятно… Источаемая корпусом фем энергия заставляла опутывающие её снаружи и проникшие внутрь неё тентакли вздрагивать и извиваться. Режим предельной чувсвительности щупалец, позволявший Дехсету с успехом проводить сложнейшие хирургические операции, в этот раз обернулся источником небывалого наслаждения.
Ещё бы! На памяти претендера, ни одна из его жертв не вела себя подобно Нире. Многое можно было списать на влияние энергона, в котором они купались, но такая открытость к новым ощущениям приятно порадовала Искру Дехсета, не меньше, чем её стоны. От прокатившейся по корпусу энергии, система воздушного охлаждения претендера дала сбой, на миг он буквально задохнулся от наплыва приятных ощущений, от неожиданности слегка прикусив шейку Ниры.
По губам тут же потёк свежий энергон и в сознании Дехсета вяло шевельнулась мысль о том, что он обещал фемботке сознательно не причинять ей боль. Впрочем, мысль тут же угасла, а сам Дехсет приник к ране в страстном поцелуе, а на кончике его коннектора выступило небольшое количество энергона. Впрочем, догадаться о последнем было невозможно: преодолевшая систему клапанов внутри коннектора жидкость мгновенно смешалась с массой энергона, окружавшей совокупляющуюся пару и доходящей Дехсету по плечи.
С последней, к слову, надо было что-то делать, ибо та незначительная часть сознания, сохранившая относительное здравомыслие, подсказывала претендеру, что наэнергониться до состояния пьяного шарка ему будет явно не с руки. Но прежде чем покинуть уютный бассейн, он хотел проделать с Нирой пару приятнейших вещей, так что, с этим пришлось подождать.
А тем временем, вошедшие в корпус фемботки через главный порт и полураскрытый грудной отсек тонкие серебристые кабели встретились на уровне её живота и радостно соединились. Правда, навстречу друг другу устремились не все тентакли: пара тентаклей, проникших сквозь грудной отсек фем успешно добрались до камеры её Искры и осторожно прикоснулись к её оболочке. А Дехсет, получивший в итоге замкнутую систему, принялся гонять вверх-вниз электричество по вошедшим в корпус Ниры тентаклям. Волны электрических импульсов то проходили через порт фемботки, поднимались выше и возвращались в корпус хозяина через её грудной отсек, то напротив, жаркой волной опускались вниз по её талии.
Обильно покрывавшая корпус Ниры смазка вряд ли сошла бы за десерт в каком-нибудь изысканном ресторане, но и отвращения не вызывала. У неё был тёрпкий, довольно необычный вкус, оставлявший после себя на языке ощущение свежести и… да, смазка Дехсета явно несколько усиливала восприимчивость сенсорики, это объясняло, почему Нира могла в полной мере оценить прикосновение множества мягких тентаклей, ласкающих в эти минуты её корпус. Устрашающего вида когти, которыми Дехсет в бою пластами сдирал кору с многовековых деревьев, ещё в самом начале коннекта послушно спрятались внутрь округлых окончаний серебристых щупалец. Последние начали уже довольно ярко светиться золотом, отражая протекающие внутри них процессы.
Манипуляции Ниры над прижавшимся к её лицу тентаклем заставили Дехсета издать глухой стон, впрочем, от процесса он не отрывался, лаская пальцами шею фемботки и слизывая выступающий на ней энергон. Язык претендера при этом выдвигался во всю длину, которая вдвое превышала длину обычной глоссы. Так что, ни что не мешало ему ненадолго отвлечься от шейки Ниры, чтобы прикоснуться влажным мягким кончиком языка к основанию её антенны, вокруг которой уютно обвилось одно из его тонких щупалец.
В тот же миг, его среднеразмерный товарищ, не удовлетворённый, очевидно тем, что его заставляют мёрзнуть снаружи, воспользовался моментом, когда Нира попыталась его куснуть и проскользнул к ней в рот.

0

60

Фемка возмущенно простонала, когда Дехсет прокусил её шейную магистраль, но не более. Кажется, она сама делала то же самое совсем не давно, только в отместку за боль. А Дехсет скорее в порыве страсти и это было так приятно осознавать, и Энергия не совсем понимала почему. По нейросети промчалась лёгкая волна жгучей боли вперемешку с удовольствием от его поцелуев и касаний. Не так давно он причинил ей сильную боль, и моральную, и физическую, а теперь задыхался от её ласк и приносил ей не меньшее удовольствие. Осознание его опасности будоражило, а понимание того что перед ней не просто какой-то зверь-маньяк так тянуло. Наверно дело было в том, что она фемка, да, скорее всего именно так. Фемок порой тянуло к подобным опасным личностям с богатым внутренним миром. Какое же удовольствие они получали, когда слой за слоем, постепенно, лишали его внутренней брони. Всё больше понимали ход его мыслей и предсказывали его чувства. Как приятно было бы осознавать что лишь с ней он бывает так открыт и нежен, так ласков… Да, в этом было что-то несравненное. Смесь из умиления, страсти и чувства власти, понимания, что ты смогла коснуться его искры, разгадать самые тайные желания. Жаль, что они встретились при таких обстоятельствах, возможно, сложись всё по-другому, она бы обратила на него внимание.
В то время как в ЦП фемки проскользнула мысль о моральном касании к его искре, Дехсет сделал это же, но уже физически. Ревностно охраняющая полуживую искру энергия достаточно бурно отреагировала на чужое присутствие. По коснувшимся  стенок проводам промчался долгий, мощный разряд. Искра при этом ёкнула и продолжила бешено колотится. Системы внутри всё сильнее разогревались, система охлаждения давно уже начала работать на полную. Но уже постепенно начинала сдавать, а ещё вокруг был тёплый энергон и чужое тепло… Фемке постепенно начинало «сносить крышу», в отличие от претендера она была не столь устойчива к воздействию энергона. Гоняемые по корпусу разряды заставляли стонать её всё громче и громче. Датчики в порту просто сума сходили от подобных манипуляций, посылая вверх по корпусу волны непередаваемого наслаждения. Это ощущение поднималось вверх по хребту, оседало внизу живота, где лишь больше разгоралось от очередных разрядов и поднималось ещё выше, растекалось до самых кончиков манипуляторов снова и снова. И, разумеется, не слабо било в центральный процессор.
От шеи к плечам фемки прокатилась лёгкая дрожь, когда она ощутила прикосновение глоссы к её антенне. Кстати, о-очень длинной глоссы… Фемка довольно мурлыкнула словно прося продолжать и в ответ пустила по тонкому щупальцу пару мощных разрядов. Проникнувшее в рот щупальце не встретило особого сопротивления, хотя ему, как и его собрату, внутри фемки оказалось несколько тесновато. Она заглотила щуп так глубоко как смогла, помогая себе манипулятором. Затем вытянула его, лизнула и поцеловала кончик, слегка прикусывая, и вновь проглотила. Манипулятор при этом продолжал сильно водить по нему осыпая его разрядами, аналогичные вскоре зародились у неё во рту и глотке. Второй манипулятор продолжал терзать коннектор, к водящим вперёд-назад движениям прибавился ещё и вращательный момент. Затем, дойдя до кончика, манипулятор остановился, большой палец ласково погладил голову остреньким коготком. Затем коготок скользнул внутрь отверстия на конце наглухо его, запечатав, и с его кончика внутрь полился один непрерывный быстро набирающий силу разряд. Разряд усиливался пока вновь не дошёл до самой границы между болью и удовольствием, глубоко проникая в системы и корпус.

0


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Охотники и жертвы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC