Трансформеры: Рагнарёк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Прогулка в джунглях


Прогулка в джунглях

Сообщений 1 страница 30 из 63

1

Время: вскоре после рождения Эдель.
Место: планета Асха. Гравитация составляет 0,8 земной. Преобладает тропический климат. В условиях низкой гравитации, местная флора и фауна достигла выдающихся размеров. Влажный, жаркий климат вызывает частые грозы. Лес Асхи полон ярких красок, ночью на небе светят две луны: зелёная и жёлтая. Штормы на планете отличаются ужасающей силой, от порывов ветра падают даже сорокаметровые деревья, являющиеся далеко не самой крупной формой растительности. Разумные формы жизни отсутствуют, среди фауны преобладают рептилии и насекомые. Особенно высоко лес поднимается в экваториальных районах. Планета богата энергоном, но вследствие большой удалённости от Кибертрона и иных населённых миров, до сих пор остаётся незаселённой разумными формами жизни.
Участники: Дехсет, Эдель.

Теги: Далёкое прошлое

0

2

Прошло несколько недель. Как вскоре выяснилось, не смотря на полную автоматизацию лаборатории и отсутствие потребности добывать себе энергию, у Дехсета была масса неотложных дел. Большую часть времени искролог проводил в главной лаборатории: большом светлом зале с белыми стенами, заставленным массой самого разнообразного оборудования. Тесты, пробы, опытные испытания… С глубинных ярусов лаборатории раз в несколько дней до Эдель доносились мощные энергетические всплески, свидетельствующие о создании новой Искры.
Убедившись в бесперспективности проекта пересадки генного материала ксеноморфов, Дехсет обратил своё внимание на другие вопросы. Сейчас он занимался тем, что пытался синтезировать новую Искру, основанную не на энергоне, на альтернативных источниках энергии. Абсурд? Возможно. Но выяснив, что в каждой Искре помимо составлявшего её базис энергона присутствует и некая другая сила, Дехсет пытался обнаружить её присутствие и в других веществах.
Он быстро исчерпал все виды топлива, имевшихся на Асхе, и намеревался совершить торговый рейд. Покупка источников энергии у контрабандистов и пиратов обещала стать достаточно рискованным предприятием: искролог не сомневался, что в чью-то светлую голову непременно придёт идея «грохнуть» корабль торговца и забрать себе находящиеся на нём ценные топливные ресурсы. К делу следовало подойти с большой осторожностью, не привлекая излишнего внимания. Все эти вопросы были для него привычны, тактика маскировки – отточена, но по сравнению с прошлыми рейдами Дехсета, на одну проблему у него стало больше.
Что делать с мелкой кусючкой? Оставить здесь, под присмотром слабоискровых, или прихватить с собой? Путешествие могло многому научить её, но встреченные в нём опасности, могут оказаться юной Королеве не по плечу.За прошедшее время Эдель неслабо вымахала, и Дехсет вынужден был признать, что не успевает уследить за психологическим и физическим ростом любимого чада. Любимого? Определённо. Ему нравилось её любопытство и уверенность. А побеседовав с ней немного, искролог отметил схожесть их мышления.
Ей был дарован полный доступ к обширнейшей библиотеке, которую собрал Дехсет за время изгнания. Там имелись произведения как художественного, так и научного содержания. Покопавшись в архивах, претендер выдал ей несколько программ, применяемых на Кибертроне для первичного обучения спарков, и предложил начать с них своё образование. Он искренне старался обучить Эдель всему, что знает сам, предостерегал её от возможных опасностей городской и дикой жизни.
Разумеется, усидеть на базе она не могла, да он и не пытался её удерживать. Первым делом, в её распоряжение была предоставлена разветвлённая сеть туннелей и пещер. Когда-то, здесь находился здоровенный улей ксеноморфов. Выселив старых хозяев, Дехсет переоборудовал жилище псевдо-ящеров в собственную лабораторию, но не смотря на то, что построенный дронами комплекс был грандиозен и на многие ярусы уходил под землю, претендер всё равно не смог обжить весь пещерный комплекс. Под нижними ярусами лаборатории раскинулся настоящий лабиринт. Там встречались подземные протоки и озёра, а так же – водились мелкие представители подземной фауны Асхи, просочившиеся из соседних подземелий, не смотря на то, что все сколько-нибудь крупные выходы из лабиринта были старательно обрушены: Дехсет не был в восторге от возможного соседства с подземными обитателями.
Прошло ещё немного времени – и он наконец согласился отпускать Эдель на прогулки по поверхности планеты. Разумеется, не без присмотра: назначенный нянькой юного чада Искатель своё новое назначение принял с присущим его роду стоицизмом. Тенью он следовал за юной Королевой, вмешиваясь только тогда, когда она привлекала к себе внимание крупных животных. Ксеноморфы уже долгое время были частью экосистемы Асхи, и большинство обитателей джунглей предпочитали с ними не связываться. Но то и дело находились те, кто в силу природной тупости пытался закусить мелким псевдо-ящером.
Пересмотрев отчёты Искателя о последних вылазках юной Королевы, Дехсет решил самолично оценить её навыки в экстремальной ситуации. За экстримом на Асхе далеко ходить не надо: на планете обитало немало птиц, животных, насекомых и рептилий, представлявших угрозу небольшой псевдо-ящерке, но со всеми ними она уже сталкивалась во время своих обычных прогулок. Нужно было нечто иное, схватка с организованным противником, своим разумом превосходящим обычных животных.
Тут ему на ум и пришёл случай с нападением на группу шахтёров, произошедший в предгорьях к северу от лаборатории, на самой границе зоны интересов его лаборатории. У него тогда была масса работы. И узнав о том, что его шахтёры нечаянно наткнулись на её один Улей ксеноморфов, Дехсет решил, что ещё одна войнушка с псевдо-ящерами окажется слишком накладной для него с точки зрения времени и ресурсов. Сейчас же, изучая карту местности, он пришёл к выводу, что прогулка до вражеского Улья будет прекрасной проверкой бойцовских качеств Эдель и, что не менее важно, её лояльности.
Узнав, что подросшее Величество сейчас на очередной охоте, он не без труда связался с Искателем и выяснил их текущие координаты. Ещё через минуту, огромный металлический зверь спешно покинул лабораторию и устремился сквозь джунгли. К счастью, сегодня её Величество изволило охотиться в местах к северу от базы, и дорога до вражеского Улья не будет слишком долгой. Об этом размышлял Дехсет, стремительно проносясь меж стволов огромных папоротниковых деревьев. Его движение сложно было назвать бесшумным: мчащийся во весь опор десятиметровый металлический ящер без труда проламывался сквозь заросли. Разбегавшихся во все стороны при его приближении местных животных он величаво игнорировал, вспархивающих со своих насестов птиц - попросту не замечал.
Пару раз вслед за ним срывались местные хищники, посчитавшие, что незваный гость претендует на их территорию. Однако, всякий раз Дехсет без особого труда уходил в отрыв и навязчивые попутчики быстро оставались позади. Он перемещался длинными скачками, неожиданно грациозный, для робота. Дехсет наслаждался этим стремительным бегом, органические и механические элементы его тела работали, как одно целое. Периодически приходил сигнал от Искателя, с уточнением текущих координат охотящейся Эдели. Претендер сознательно не стал сообщать ей о своём приближении: это тоже будет своеобразный тест, по её реакции можно будет судить о многом.

0

3

Ксеноморф рос что называется не по дням, а по часам и обладал весьма гибким графиком жизни. Он мог то спать по восемь часов к ряду давая организму хорошенько восстановиться, то довольствоваться лёгкой дрёмой на пару часов и опять чем-то заниматься, не обращая внимание на то день сейчас или ночь. Первую неделю она много времени проводила за различными развивающими играми в галопроекторе и читала в библиотеке, но со временем начала изучать пещеры и выбираться наружу на удивление быстро осваивая незнакомую территорию. Несколько раз она пыталась общаться со слабоискровыми и втянуть их в какую нибудь игру, но те быстро теряли к ней интерес. Так что это дело она быстро бросила и вскоре перестала обращать на них внимание, относясь к ним как домашним питомцам. Вроде и важны, вроде и не мешают, но понять, что у них в процессоре твориться не представлялось возможным. Пожалуй их можно было бы даже назвать дронтами Дехсета… Кстати о последнем. У Претендера было не так много времени на Эдель, так что она всегда внимательно его слушала и научилась ценить чужое и своё время. Как спаруку, пожалуй, её не хватало общения, но это не оказалось для неё такой большой ношей как для обычных бэт. Эдель никогда его не беспокоила и научилась без особого труда находить себе интересные занятия. Правда в замён росла несколько замкнутой предпочитая думать и по меньше говорить. Освоив пещеры, через какое-то время, Эдель устроила себе лёжку глубоко внизу у подземных вод и периодически уходила туда ночевать. Эдакий домик на дереве. Снаружи же она оттачивала наработанные за игрой реакции в реальных условиях и пока была достаточно успешна в этом деле. Правда охотилась она на небольших, но юрких насекомых и ящериц оттачивая скорее быстроту, чем силу, но со временем добыча становилась крупнее. Наличие Искателя на охоте первое время её раздражало, но вскоре она привыкла и к этому. В конце концов, вреда от него не было, ровно, как и пользы. Та даже успела привязаться к нему и иногда с ним общалась. Вопросы в основном касались его самого, иногда, когда ей просто хотелось поговорить, она делилась с ним своими размышлениями, преимущественно о кибертронцах и войне. С Дехсетом она своими размышлениями особо не делилась, больше спрашивала.
В данный момент она разобралась с относительно небольшой трёх с половиной метровой ящеркой (вместе с хвостом). Вообще её охота не была впечатляющим и ярким зрелищем. Чужая всегда подкрадывалась тихо и старалась, что бы всё произошло быстро и легко, в идеале жертва не должна была её заметить. На сей раз так и вышло. Ксеноморф подкараулил ящерицу на дереве, а затем прыгнул ей на голову. Одним ударом хвоста Ксеноморф перерезал ей горло и облил её голову кислотой. Вышло всё не совсем гладко. Напуганная ящерица резко извернулась и отправила Эдель в короткосрочный полёт в ближайший папоротник. Но это уже не имело особого значения. Юная королева легко извернулась в воздухе и приземлилась, но все четыре, а ящерица ещё долго извивалась, хрипела и лупила по всему хвостом и лапами. Шум вокруг был такой словно дернуться два огромных ящера. Бесстрастно понаблюдав за происходящим, Эдель дождалась пока та затихнет и принялась за обед. Вообще кормили её хорошо, посему росла она правильно и без задержек. На данный момент она могла похвастаться ростом, стоя, в двести семьдесят сантиметров. Но органики в лаборатории немного не хватало. Да и что может сравнится со свежей добычей? Жаль претендер не разделял её пристрастия, помниться она как-то принесла ему сердце первой крупной добычи. И что он сделал, как вы думаете? Заспиртовал! Нет, всё же кибертронцы немного странноваты, зачем хранить то от чего тебе мало толку?...
Приближение Дехсета заставило её отвлечься от обеда. Сканер на открытой местности работал не так хорошо, да и шума было многовато, но и сам претендер не больно-то таился. «Интересно, что ему понадобилось?» - Эдель спокойно уселась на добычу и стала дожидаться его появления. Была правда в её голове мысль немного попроказничать и шутливо напасть на него, но способность Дехсета чуять искры портила любой возможный розыгрыш. А жаль, подобная практика могла бы пригодиться, всё же живой механоид это тебе не голограмма! В том, что ему нужно что-то конкретное Эдель тоже не особо сомневалась, вряд ле он вырылся просто размять лапы или узнать как у неё дела, для последнего у него был Искатель. К тому же она сама собиралась вскоре вернуться, на запах мёртвечины могут сбежаться местные падальщики или хищники. Для первых она ещё слишком мала, а вторые всё время ходят стаями. Интересно, что же ему может быть нужно?
Когда Дехсет оказался на поляне, она так его и встретила сидя на ящерице и смотря в его сторону с таким видом, будто ждала его целую вечность и жутко устала. Ящерица была выпотрошена изнутри, в неё уже не было многих важных органов, наружу ручьём изливалась кровь и торчали кишки, которые Ксеноморф решил не есть. А так как за обедом ей пришлось лазить внутрь, то и она сама с ног до головы была покрыта красной кровью, точно только что вылупившийся дронт.
- Уз-снал что-то интерес-сное? – прострекотала она, когда претендер вышел на поляну.
Вообще говорить она научилась почти чисто, без акцента, но иногда продолжала его использовать.

0

4

Окончив свой бег впечатляющим прыжком, Дехсет приземлился в считанных метрах от обедавшего Величества. Он замер, по инерции качнувшись вперёд, и с неудовольствием уставился на трапезничавшего ксеноморфа. Нет, уж у кого, а у него органика брезгливых чувств не вызывала. Даже, если она прибывала в столь… распотрошённом виде. Но будучи существом чистоплотным, Дехсет с помощью многочисленных дронов поддерживал в лаборатории полный порядок. Чистоплотности он требовал и от Эдель, правда, делая скидку на хищнечиские потребности её организма.
Фыркнув, он обдал её горчим воздухом и насмешливо поинтересовался:
- Обедаете, ваше Вашество? А у меня тут войнушка намечается… - и уже более серьёзным тоном пояснил: - На границе моих владений находится небольшой улей ксеноморфов. Я вскоре отправляюсь в дальнее путешествие, но оставлять лабораторию наедине со столь опасными соседями будет крайне неразумно. К тому же, поблизости от улья должны находиться богатые жилы энергона. Нападение в любом случае было неизбежно, и я решил напасть сейчас, пока количество ксеноморфов там не слишком велико. Мы с Искателем отправляемся туда. И ты составишь нам компанию.
Дехсет редко приказывал, обычно, лишь в тех случаях, когда жизни воспитанницы угрожала опасность, или, как сейчас, он считал необходимым преподать ей очередной урок.
- Я надеюсь, истребление себе подобных не противоречит твоим моральным принципам? Мы будем двигаться быстро, дорога дальняя, я не хочу, чтобы ты устала раньше, чем мы доберёмся до улья. Тебя понесёт Искатель.
Вцепившийся в ветку ближайшего дерева на манер летучей мыши пауэрмастер прострекотал что-то в ответ, отцепился и завис над Эделью, выразительно щёлкнув трёхпалыми когтистыми лапками. Он не возражал и не выказывал особого рвения: так он относился к большинстве поставленных претендером задач. Ради интереса, Дехсет однажды приказал Иску взлететь в стратосферу планеты и разбиться о камни. Искатель проигнорировал приказ и выразил недоумение, демонстрируя, что не лишён инстинкта самосохранения. Слабоискровый прекрасно понимал опасность рейда в улей ксеноморфов, но так ясно он сознавал его необходимость.
~ Ты будешь присматривать за Эдель. Сенсоров с неё не спускай! – передал Искателю Дехсет короткое сообщение.
Сам же, не сводил оптики с Эдель, изучая её реакцию.

0

5

Заметив его недовольство, Эдель лишь довольно сощурилась. Ну да, такие хищники как она часто бывают в крови, особенно во время обеда. Вообще она понимала и уважала его отношение к чистоте и всегда, испачкавшись, перед тем как идти в лабораторию, споласкивалась в небольшом ручье неподалёку. Разве что её очень уж утомляла охота. Но собственно на что Претендер рассчитывал, если знал, что она охотится? Вообще мимика Ксеноморфа была довольно сухой и часто ограничивалась различными прищурами, у неё попросту не было стольких мышц на мордочке. А так как робомодом Эдель пользовалась крайне редко, то часто её лицо выглядело как ничего не выражающая маска. Но зато окуляры у неё были не в меру выразительными.
- Уже-с не обедаю… - задумчиво протянула юная Королева.
Как она и полагала, чуда не произошло, Дехсет попросту нашёл для неё очередную задачку как она и полагала. Но как оказалось она всё-таки, надеялась на нечто большее, по сути, он был единственным собеседником на многие десятки километров. «Зачем тратить время на слова? Они всё равно ничего не весят,» - мигом напомнила себе Эдель сбросив лёгкую унылость.
Задачка меж тем оказалась интересной. Похоже, Дехсет решил проверить её способности, что же давно пора. Она вот уже некоторое время считала себя готовой перейти на следующий уровень. Но вот задачка была с двойным дном, в неё явно входила не только проверка её способностей. Для на начала об этом говорил его пристальный взгляд, затем его упоминание о моральных принципах и то, что они охотились на её соплеменников. Можно сказать, что полумех совсем не таился, хотя и ни сказал вслух, что проверяет её преданность другим Чужим. В целом к появлению улья на границах её владений она не очень обрадовалась. Всё же это были конкуренты и таки да, именно на её территории. А почему собственно и нет? На данный момент она так и не решила к кому себя относить к чужим или к кибертронцам, значит, на эту территорию пока претендует только одна Королева. Следовательно, это её территория! А Дехсет считал себя кибертронцем и конкуренции не составлял. А вот если бы она сочла себя трансформером то тогда это была бы уже их территория. Впрочем, мы немного отвлеклись. На выданную претендером задачу Эдель почти никак не отреагировала. Крупные чёрные окуляры лишь слегка сощурились, демонстрируя задумчивость. Чужая попыталась представить себе предстоящую схватку с ульем, с Дронтами и Королевой… и тут в её продолговатую голову закралась одна крайне интересная мысль… Морщинки на её морде быстро разгладились и она поспешила ответить:
- Ну, они ведь не мешают тебе убивать себе подобных? – весело стрекотнула она. – Не волнуйся, они для меня просто захватчики. Ты ведь знаешь, что будит, если столкнуться две крупные ящерицы на одной территории? Ты не мог бы сказать, сколько их, хотя бы примерно? Пара десятков, пара сотен? У тебя уже есть план нападения?
В свой план Претендера Эдель намеренно решила не посвящать. Зачем? А что если у неё ничего не выйдет? Пустословие, лучше она предоставит ему результат, если выйдет, конечно. Пожалуй, она немного нервничала, едва заметно, но внимательный взгляд мог уловить некоторые признаки.
Для подлетевшего Искателя она перевела спинные кости в верхнее положение и, встав, слегка выгнула спину точно вытягивающаяся кошка. Четыре нароста на её спине пусть и были подвижными, но всё же были частью эндоскилета так что были достаточно крепкими и таскание за них не причиняло ей боли. Почти как таскание котёнка за шиворот.

0

6

Дехсет удовлетворённо хмыкнул. Реакция воспитанницы ему понравилась. Он всегда двояко относился к жестокости. С одной стороны – для жестокости должна иметься причина. С другой – всегда можно было найти причину для жестокости. Другое дело – жестокость к своим, к своему обществу или стае. От такой жестокости он предостерегал Эдель, настаивая на том, что сплочённый коллектив всегда имеет больше шансов выжить в критической ситуации, чем одиночка. С теми же, кто был вне стаи или общества, можно было поступать по собственному усмотрению.
Для претендера поведение Эдель означало, что она воспринимала ксеноморфов именно как «чужих», относящихся к другой стае. Точно так же он воспринимал своих сородичей. Именно эту мысль он озвучил в ответ на вопрос юной Королевы:
- Они изгнали меня. С какой стати мне заботиться о них? По косвенным признакам, могу предположить, что их не больше сотни. Но вскоре их станет намного больше, и я намерен сделать так, чтобы этого никогда не случилось.
Он круто развернулся и сорвался с места, быстро выходя на максимальную скорость своей альтформы. Спикировавший на Эдель Искатель легко подхватил её.  Он вознёсся выше древесных крон и быстро нагнал несущегося по джунглям хозяина. Тот, тем временем, как раз передавал Эдель несколько снимков того места, где Чужие устроили свой улей. Изображения явно были добыты путём аэрофотосъёмки, на них различными буквами были помечены возможные входы в Улей.
~ Их пещера находится в предгорьях. Как раз сейчас пара моих слабоискровых летунов гонят в ту сторону большое стадо травоядных ящеров. Полагаю, это должно отвлечь часть внешних патрулей, как минимум. Как максимум, тамошняя матка отправит большую охотничью экспедицию. Через три минуты, вторая группа летунов установит возле входов А, Б и Д излучатели ультразвука. Насколько я понял, твои сородичи ориентируются главным образом с помощью эхолокации, и эти излучатели доставят им массу проблем. Заодно – отвлекут часть ксеноморфов. На подлёте к Улью мы с Искателем объединяемся и летим дальше на километровой высоте. Снижаемся непосредственно возле входа В, проникаем внутрь. Я иду впереди и убиваю всех, кто встречается нам на пути. Вы прикрываете меня сзади и стараетесь не погибнуть. Двигаемся быстро, главная цель – убить матку. Помимо отвлечения, ультразвуковые излучатели просканируют Улей на манер сонара и снабдят нас картой подземных переходов. Всё. А теперь найди в моём плане три уязвимых точки – и получишь на ужин сладкую энергоконфету.
Благодаря близлежащим шахтам, они не испытывали нехватки энергона, но Дехсет всё равно предпочитал не баловать воспитанницу, и угощал её особыми лакомствами только раз в пять дней, или желая поощрить её.
Они, тем временем, вынырнули из под защиты древесных крон на более открытую местность. Искатель снизился и летел неподалёку от хозяина. Впереди по курсу показался заросший зеленью пруд. Воспользовавшись удачным моментом, Дехсет приказал пауэрмастеру искупать чумазое Высочество. Подчинившись, слабоискровый разжал лапы и резко взмыл вверх, запуская Эдель по касательной в центр пруда. Озерцо было достаточно глубоким, чтобы она не ударилась о дно, там обитало немало всякой мелкой живности, и одна из морских ящурок, ошалев от внезапного вторжения, попыталась цапнуть Эдель за хвост.

0

7

Полёты для Чужой были в новинку, но ощущение полёта ей очень понравилось. Эдакий затяжной прыжок. Да и вид был гораздо лучше! Она даже немного пожалела о том, что у неё нет крыльев как у Искателя, или сикеров. Оказавшись в воздухе, Эдель тут же подобралась, поджав лапы прижав к корпусу длинный хвост, став похожей на котёнка. Тут к ней начали приходить фотографии и пришлось отвлечься от вида.
~ Не думаю что у улья только три выхода, их может быть гораздо больше и Дронты могут воспользоваться ими, что бы подобраться к излучателям и уничтожить их. К тому же мои сородичи всё же имеют кое-какое зрение, излучатели могут оказаться не такой большой проблемой. Они могут расправиться со стадом гораздо быстрее, чем тебе представляется. Помимо этого основной массив улья может находиться под землёй и им может оказаться гораздо больше сотни. Королева имеет ментальную связь со своими детьми, если она догадается, что ты отвлекаешь её внимание, она мигом отзовет своих детей и не важно, на каком расстоянии они будут находиться. Думаю, она быстро поймет, что мы являемся основной угрозой, и на нас ополчится весь улей. Помимо этого ты можешь просто не протиснуться в проход из за своих размеров. Хм-м, у меня есть план попроще. Мои сородичи распознают друг друга при помощи феромонов. Благодаря технической части я могу ненадолго подавить часть своих запахов отвечающих за мой статус, ненадолго, но этого может хватить. Они примут меня за одного из Дронтов, и я беспрепятственно попаду к Королеве и расправлюсь с ней.
Вообще манера Дехсета поощрять её за что-то немного её напрягала. Обычным бэтам конфеты давали просто так или по праздникам, за что-то лакомство дают только животным во время дрессировки. Подобное поведение было для неё тревожным звоночком, но пока она своё беспокойство никак не выказывала.
Тем временем Искатель спустился ниже, а ещё через какое-то время вовсе решил её искупать. Ощутив, что птичка её отпустила, Эдель поспешно набрала в лёгкие воздуха и быстро развернулась, вытянув стрелой длинное гибкое тело. Ещё мгновение и Чужой погрузился в воду, почти, бесшумно и не создавая брызг. В воде Ксеноморф был подобен водному дракону легко и просто рассекая толщу воды благодаря достаточно айродинамичному корпусу. Плавал он не так как плавают многие млекопитающие или даже трансформеры, напоминая скорее змею, извиваясь всем корпусом, и иногда помогая себе передними лапами. Попав в воду, Ксеноморф сразу же оставил за собой длинный кровавый след. Успевшая превратится в корочку кровь, тут же размякла и стала отделяться от гладкого металохитинового панциря.
Однако Асха не была тем местом, где можно было спокойно наслаждаться прохладными водами, по крайней мере, не сейчас. Не прошло и полуминуты как на неё совершили дерзкое покушение. И кто?! Какая-то малявка вцепилась ей в хвост, пытаясь прокусить крепкий панцирь. Ксеноморф легко извернулся в воде, делая мёртвую петлю и проплыв возле своего хвоста вцепился в бок ящерицы. Едва ей в рот попала свежая и тёплая кровь Эдель тут же задействовала второй набор зубов и проделала в несчастном водоплавающем ещё одну дыру, после резко мотнула головой, отрывая её от хвоста и оставляя в ней рану несовместимую с жизнью, после оставила ту истекать кровью. «Отлично, теперь местные плотоядные не станут меня преследовать.»
Переплыв пруд, Эдель выпрыгнула из воды точно дельфин и приземлилась на мягкую илистую почву. По-собачьи отряхнувшись от воды Ксеноморф начал высматривать Дехсета.

0

8

Небольшой корабль совершенно бесшумно двигался к Асхе.  С земли его видно не было -  маскировочные устройства могли прятать не только рядовых представителей расы яутжа, но и ее средства передвижения.  Внутри этого одноместного транспорта(ибо пока что видимого оружия у данного, напоминающего клык, аппарата для полетов, не было) можно было обнаружить несколько приблизительно равных по величине отсеков.  Если рассматривать их по порядку, от поднятого трапа,  можно вполне представить себе последовательность картин, которые увидел бы гость владельца всего этого великолепия, если бы к нему конечно ходили гости.  Первым делом, визитер попал бы в небольшое помещение, явно служившее узлом, ведущим ко всем остальным, а параллельно -  трофейной комнатой.  На стенке висели в ряд различные предметы, от ничем не примечательных до вызывающих дрожь. К последним в частности относились черепа, коих было шесть  - Два из них принадлежали Ксеноморфам, еще один - человеческий, оставшиеся же были столь нелепы, что неясно было как и зачем природа создала таких созданий. Оставшиеся сувениры, представляли в основном оружие или части амуниции  - владелец корабля, явно пытался количеством трофеев скрыть малое число жертв и собственную неопытность. Если конечно такое понятие применимо к существам, на Земле названными Хищниками, а более продвинутыми видами - Охотниками.  Из "сувенирной лавки" можно было попасть в еще два отсека нижней палубы - Арсенал и Зверинец.  Первый вполне мог поразить воображение качеством собранного здесь оружия, однако, проблема количества оставалась видна даже невооруженным глазом.  Второе помещение несло в себе несколько клеток с Гончими и пару деактивированных роботов.  Из трофейной также вели лестницы вниз  - в машинное отделение и наверх  - В еще пару помещений. В одном яутжа обитал, оно напоминало келью по полному отсутствию в ней декора - единственным украшением был снятый с какого-то инопланетянина скальп. Другое же было кабиной, рассчитанной на одного пилота.  И именно здесь мы впервые столкнемся с самим обитателем.  Имя его не столь важно, особенно с учетом того, что как правило Охотники во время охоты не заводили длинных бесед и потому в большинстве своем  -  оставались как и данная Особь  - Безымянными.  И лишь немногие получали прозвища, как правило назывные у других рас(Сломанный Клык, Охотник Джунглей) Данная особь на Земле бывала всего один раз и благополучно исчезла - вот почему основанного на состоянии челюстей прозвания -  на получила. Так и будем же звать его Безымянным. Что о нем стоит знать? Прежде всего он Охотник, по меркам Яутжа -  недавно вступивший в полноправные члены клана.  Ныне он охотился в одном из тех миров, которые еще не были облюбованы как постоянные угодья, вот почему о Асхе Безымянный знал лишь то, что соизволил рассказать один из уже ушедших на покой ветеранов.  Но, не будем опережать события и опишем нашего охотника. Роста он был среднего, развит же физически был по меркам яутжа -  очень неплохо, однако, титаном не был.  Кораблем он не управлял лично, координаты были забиты в бортовой корабль.  А сам Хищник всего лишь наблюдал за тем, что показывали ему камеры внешнего наблюдения об этом мире.... И искал место для посадки.

0

9

А Дехсет ждал её на берегу. Искатель уже подключился к его системам, и напоминавший ксеноморфа альтмод претендера теперь отдалённо смахивал ещё и на дракона. Эти хищные, агрессивные существа жили в горах и лесах Асхи. Одинокие хищники, они периодически нападали на шахтёров Дехсета, и каждый такой налёт обычно стоил ему нескольких дронов и слабоискровых. Как и Эдель, он не мог выражать многие эмоции, находясь в этой форме. Не смотря на это, сейчас претендер явно улыбался, демонстрируя ровные были дентопластины.
- Согласен с твоей критикой. Наверняка, там куда больше ходов, генераторы ультразвука вскоре будут уничтожены, а матка поспешит вызвать всех своих дронов как только мы будем обнаружены. Но я способен пережить провал своего плана, а как насчёт тебя? Милая маленькая кусючка, если тебя обнаружат раньше срока, то смерть твоя будет быстрой и ужасной. К тому же, неужели ты действительно рассчитываешь в одиночку справиться с маткой? – в голосе Дехсета сквозило удивление. – Но даже если так, ты должна знать, что королева никогда не остаётся без охраны. Я дважды нападал на ульи ксеноморфов, и всякий раз, подле матки находились особо крупные и опасные особи. Я бы с интересом посмотрел на твою схватку с королевой Чужих, но стоит к ней подключиться особям-телохранителям, и твои шансы мигом упадут до нуля. Единственный твой шанс осуществить задуманное – убить матку и скрыться прежде, чем подоспеют её телохранители, но малейшая ошибка – и тебе конец. Разумеется, я пролезу далеко не во все туннели улья, но полагаю, что там будет один туннель, ведущий в самое сердце их логова, достаточно большой, чтобы по нему могла пройти матка. А там, где пройдёт она – пролезу и я. К тому же, наша основная цель – не только устранить руководителя враждебного сообщества, но и хорошенько проредить его коллектив.
Дав Эдель возможность выслушать его в спокойной обстановке, Дехсет ловко сцапал её парой тонких щупалец, плотно обвив её тело между передних и задних лап, после чего воспарил к небесам, ожидая ответа воспитанницы.

0

10

В полёте Эдель немного помолчала, размышляя какой бы такой аргумент предоставить Претендеру, что бы тот принял её план. Посвящать его во все детали она упорно не хотела.
- Не волнуйся за меня, я знаю их куда лучше, чем ты. Ты ведь не забыл что я одна из них? К тому же я знаю, что смогу подобраться к Королеве достаточно близко, что бы нанести ей первый и последний удар. Что до её охранников… у меня довольно громкий голос, я использую его, если станет совсем туго. Впрочем, тут ты прав, ещё неизвестно, сколько подле неё Дронтов и охранников. Так же там могут быть Притарианцы… Давай так, ты наносишь им удар в лоб, а я проникну к Королеве и убью её. Наверняка она подзовёт к своей кладке часть Дронов, я пойду вместе с ними… Сойдёт-с? Как только королева погибнет, они тут же растеряются, может, разбегутся, тебе будит не сложно их уничтожить.
Юная Королева подняла продолговатую голову с большими блестящими окулярами на Претендера и выжидательно с надеждой посмотрела на него долгим томным взглядом. На мордочке её казалось было написано большими белыми буквами: «неужели ты мне не доверяешь?»

0

11

Взору Безымянного представил сплошной зелёный массив из многолетних деревьев, каждое из которых было не меньше двадцати метров в высоту. Но вот, зелёный полог оборвался, резко и внезапно, уступая место папоротникам и прочей растительностью, скромными зелёными островками ютившейся на каменистой почве плоскогорья. Там и тут с расположенных севернее гор стекали ручейки. Светло-серые скалы вырастали из земной тверди, напоминая обломанные клыки гигантского животного. Чем севернее – тем больше их становилось, и тем круче поднимался бурый склон горы.
Но вот, сканеры корабля отметили крупный холм. Бурый, плотно поросший камнями, как и всё вокруг, он был идеальным местом для устройства улья. Детальное сканирование выявило наличие четырёх лазов, один из которых был весьма широк и достигал в высоту более семи метров. Ещё больше увеличив ракурс, корабельный сканер заметил какое-то движение на поверхности холма. Мелкие чёрные силуэты покидали недра улья и стремились в юго-западном направлении.
Если Безымянный будет любопытен, и изучит это направление, то менее чем в километре от улья он обнаружит стадо крупных травоядных рептилий, гонимых к логову чужих парой летательных аппаратов весьма продвинутой конструкции. При ближайшем же рассмотрении, чёрные точки окажутся представителями вида, который народ яутжа зовёт «ящерами» или «жёстким мясом». Проще говоря – это были Чужие.
Сам же улей, по результатам сканирования, оказался естественным пещерным образованием. Холм был изрыт туннелями от и до, их причудливо переплетённая сеть тянулась вглубь земной тверди. Но просканировать глубинные уровни улья приборам мешало излучение одного неопознанного минерала, с потенциально высоким содержанием энергии. Более детальное изучения выявило, что долгое пребывание рядом с его залежами крайне негативно скажется на работе любых электронных механизмов. К счастью, основные залежи минерала располагались севернее Улья, и в течение часа, ни снаряжению Безымянного, ни его роботам ничего не угрожало. Не смотря на помехи, сканирование выявило один крупный туннель, ведущий вглубь улья и большой зал в самом его центре, на глубине в сто метров под уровнем земли.
Если Безымянный продолжит наблюдение, то через несколько минут сканеры его корабля засекут появление ещё нескольких летающих механоидов. Роботы установят возле трёх основных выходов из улья некие устройства, которые тут же начнут испускать мощный ультразвук, способный частично дезориентировать ксеноморфов.
Там и тут землю вокруг холма разрезали глубокие и не очень ущелья. Им было далеко до громадных каньонов, раскинувшихся на севере, однако несколько крупных разломов в окрестностях улья имелось. Одно из них, в трёхстах метрах к востоку было помечено корабельным автопилотом как место, потенциально пригодное для посадки. Помимо него, были отмечены ещё два ущелья, широких достаточно, чтобы корабль Безымянного смог там приземлиться: одно к северу, в семистах метрах от цели, второе – на юго-западе, на расстоянии километра.

Несколько секунд Дехсет хранил молчание. Было очевидно, что у Эдель есть какие-то свои резоны уничтожить матку конкурирующего сообщества. Прикинув варианты, претендер мог представить только две существенные причины: личная неприязнь или желание заполучить себе яйца матки. Первое было вполне объяснимо, второе вызывало сомнения. С другой стороны, в Эдель было поровну органики и механики, так стоит ли удивляться тому, что она жаждет обзавестись потомством? И всё же – ему бы не хотелось, чтобы это произошло. Поддавшись генам, она станет частью бесконечного и бессмысленного цикла. Он неоднократно старался убедить её в том, что существование ксеноморфов лишено цели и смысла. Они были мастерами выживания, но не были способны ни на что иное.
~ Как скажете, ваше Вашество. Но тебе придётся постараться и найти ещё один проход, не занятый ультразвуковыми установками. Я запрограммирую их так, чтобы ты получила карту пещер как только она будет готова.
Дехсет не стал говорить Эдель о том, что если он доберётся до логова матки первым, то не станет её дожидаться и сам убьёт королеву. С одной стороны – это было очевидно, с другой – ему не хотелось, чтобы она лишний раз рисковала, пытаясь обогнать его. Подумав, он решил немного успокоить её в этом отношении:
~ Я буду двигаться медленно и привлеку к себе столько дронов, сколько смогу. Но постарайся не помереть, я буду скучать без твоей компании. Кстати, каким образом мне тебя похоронить? Сжечь, закопать, отправить на ладье твои останки блуждать в открытый космос, законсервировать в хрустальном ящике и укрепить его на самой высокой горе Асхи? Не стесняйся, проси чего хочешь!

0

12

Эдель выдала громкое «скрее!» зачастую заменявшее ей смех.
- Можешь, делать с моим телом все, что сочтёшь нужным, думаю, мне будит всё равно. Вернее с тем, что от меня останется. После моей смерти кислота разъест мои внутренности и всё что после этого останется это мокрая дымящаяся лужица чёрной кислоты. Но думаю, ты можешь возвести вокруг неё курганчик или камень рядом поставить. Но я не вижу в этом смысла. В остальном меня всё устраивает, думаю, я найду ещё один вход по запаху.
Получив шанс воплотить свой, без сомнения дерзкий, план в жизнь Королева явно повеселела. Чужая принялась активно вертеть головой по сторонам, точно уже выискивала четвёртый вход в улей и вообще в целом оживилась. Что говорило о нетерпении. Впрочем, копошение не продлилось слишком долго, Эдель вспомнила о фотографиях и, вновь, развернув их, принялась анализировать, где бы мог быть ещё один выход.
Мысли о том, что полумех правда может и вправду по ней очень скучать, после её смерти как-то быстро затерялись в продолговатом мозгу. Сейчас нужно было сосредоточиться на задачке. Но она обязательно спросит позже, для органики у неё была слишком уж хорошая память.

0

13

Хищник
Через пару минут яутжа нашел-таки место дабы приземлиться и мало того - обнаружил ксеноморфов.  Безымянный видел этих тварей всего пару раз и в небольших количествах, вот почему сейчас им овладело любопытство. Пальцы инстинктивно потянулись ко лбу, где тридцать лет назад выжгли метку клана, обозначающую вступление в ряды охотников. Тогда он прикончил Чужого своими руками.  Теперь у него было оружие, однако соотношение плавно переросло в триста к одному.  В рядах Хищников ходили легенды об охотниках, вырезавших целые ульи, возвращавшихся с сотнями черепов и становившимися вождями.... Конечно, у него была конкретная цель - прикончить на Асхе Матку ксеноморфов, дабы перейти на следующую ступень иерархии. И любой его сородич помнил также истории о глупцах, забравшихся в сердце роя и погибших, будучи разорванными.  Легкий толчок, транспорт начал снижение, защищенный от врагов маскировочным полем.  Яутжа почувствовал как в кровь его выделяется адреналин, заставляя ее кипеть, предчувствие действа на котором основана была вся культура его народа, доставляло удовольствие едва ли не большее чем само действо.  Безымянный поднялся и не выдержав, хотя и знал, что его никто не слышит, издал громоподобный рев, выражающий в данном случае сильную эмоцию. С совершенно несвойственной двухметровым гигантам грацией, Охотник поднялся и за пару прыжков, ходить было просто невозможно, Яутжа бы взорвался, потерпи он еще хоть пару секунд, он преодолел верхнюю палубу и вскоре оказался в арсенале.  Сейчас, Хищник наслаждался последними минутами эмоциональной гармонии, ведь на охоте вся будет задавлено, уступит место хладнокровию, расчету... Ибо чувства - первый враг, они рождают азарт и заставляют бежать прямиком в ловушку.
Он одевает броню, прикрывает лишь жизненно важные органы, сейчас время взять себя в руки. Опытный охотник сперва сходит на разведку, а уже потом  - начнет ловить дичь.  Ки-Чти-Па - Выбор любого яутжа, так как позволяет встретиться с жертвой лицом к лицу.  Ручной огнемет -  на случай если "жесткое мясо" прижмет. Науду не станет использовать его без крайней нужды, это своего рода аварийный спасательный крюк.  Это не нарушение кодекса чести, ведь огнемет нарочно настроен на дистанцию с пять шагов.  И как это делаю аттури -  с деревьев - им точно не ударишь.  На бедре диск - смертоносное оружие.  За спину - сложенное копье. На вторую руку -  портативный компьютер и вибродротик.   Думаете так даже на войну не ходят?  А теперь прикиньте, что соотношение 300 к 1. И поймете, что даже всего возможного скарба охотника не хватит на то, чтобы перебить улей, если его навыки не отточены до идеала.
И вот он сходит с трапа. Корабль останется в северном ущелье под прикрытием маскировки. Яутжа вновь отправился в поход за смертью.  С первой "прогулки" стоит вернуться с парой трофеев. А потом -  начать настоящую охоту на "жесткое мясо".  Ему около ста двадцати лет. Скоро середина жизни. И если он в таких годам прикончит свою первую матку...  Да что там, любой хищник любого возраста может считать, что жил не зря, если одним из его трофеев останется череп королевы улья.  Смерть -  награда за охоту. Трофеи - разница между падением с вершины горы и гибелью у ее подножья.
Пару секунд его ноги приноравливаются к бегу, к непривычной гравитации и новой почве. Но потом шаги сходят на нет, поступь, которую земляне называли "кошачьей" далеко не предел для яутжа. Ему приходится бежать не издавая ни единого звука. Разум чист, последний взгляд на наручный компьютер и составленную карту местности - и охота начинается с включением режима маскировки.

0

14

Дехсет мысленно усмехнулся. Вот чего он не мог понять – так это столь безразличного отношения к своей судьбе. По природе осторожный, он старательно избегал всех существенных опасностей для своей жизни. Поэтому, он и поселился здесь, на Асхе, за миллиарды километров от родной планеты. Искролог не сомневался, что даже перед лицом неминуемой смерти, Эдель будет драться отчаянно и бесстрашно. Часто, прокручивая в голове сцену её поединка со стражем лабиринта, он задавался вопросом: сможет ли он сохранить самообладание перед лицом смертельной угрозы? Впрочем, он приложил достаточно усилий, чтобы избежать самой возможности наступления такой ситуации.
Говорить им, в общем-то, было больше не о чем, и привыкший к молчанию за века одиночества претендер предпочёл уделить своё внимание контролю за проведением операции. Прошло ещё две минуты – и они успешно добрались до вражеской территории.
- Куда тебя… десантировать? – поинтересовался он, разглядывая холм, служивший логовом псевдо-ящерам и его окрестности. Благо, как и планировал, Дехсет летел на немалой высоте, снижая до минимума риск преждевременного обнаружения, и вся местность была у него как на ладони.
- Учти, ультразвуковые излучатели будут работать, пока их не разрушат ксеноморфы, полагаю, они и тебе могут доставить проблем.

Безымянный ушёл недалеко. Когда между ним и ульем оставалось менее трёхсот метров, его присутствие ощутил один из дозорных. Немало ксеноморфов отправилось на охоту за так удачно оказавшимся поблизости стадом крупных травоядных ящеров, но часть сторожей матка решила оставить, и сейчас один из них почуял чужака. О чём знает один – о том знает весь Улей. Передав матке сообщение о появлении на границе чужака, ксеноморф-бегун проворно устремился к тому месту, где он ощущал присутствие чужака. Бесшумно скользя меж камней, он занял удобную позицию на гребне скалы позади объекта и плюнул во вторженца кислотой.

0

15

- Не волнуйся, помимо моего сканера я смогу ориентироваться по запаху, да и ты собирался прислать мне карту, как она появится. Так что я не заплутаю, а уйдя глубже, сигнал уже не будет мне мешать. А десантировать меня можешь на ближайшее дерево, я сама слезу и сразу же займусь поисками.
Чужая вновь завертела головой, выискивая подходящую крону. Эдель почти не сомневалась в своём успехе касательно поисков, другое дело, сколько это займёт времени. Она никогда раньше не блокировала свои феромоны так что не имела ни малейшего понятия как долго продлится этот эффект. Как в прочем и то выйдет ли это у неё вообще, но рискнуть определённо стоило. В конечном счете, она может просто вернутся к Дехсету и сказать, что ничего не вышло. Никакой неловкости подобная ситуация у неё бы не почувствовала. Да и если уж на то пошло это была далеко не единственная брешь в её плане, но Эдель решила достроить его на месте. Какой смысл в том, что бы создавать чёткий план, если на деле многие важные детали могут оказаться другими? Жизнь слишком уж любила сюрпризы…

0

16

Хищник
Бросок
Безымянный ловко перескочил через глыбу камня, которая очень некстати подвернулась на пути.  Движения его были бесшумны, однако, зная ксеноморфов, очень легко было понять -  незамеченным добраться до сердца Улья не удастся. Прошла всего пара минут,  однако, Хищник уже не мог знать, что как раз в это время к Улью подлетают механизмы Дехсета.  Он не сверялся более с компьютером, идя по мысленно проложенному пути. До конечной точки оставалось по расчетам около трехсот метров, сейчас бы атаковать внезапно, добыть как можно больше трофеев и вернуться с разведки совершенно готовым к продолжению... Но зная Ксеноморфов, как уже было сказано выше  - внезапность стоило оставить для идеальных охотников, способных в ближнем бою перебить около сотни. Осторожность еще никого не убивала, потому режим эхолокации шлема был включен... И видимо очень вовремя! Ведь система обнаружения сразу же издала тревожный писк в направлении прямо позади Яутжа...
Резкий бросок вправо спас охотника  от кислотной атаки, однако, этот же бросок поставил крест на возможности "холодной охоты", рукопашной атаки лицом к лицу Резкая боль в руке обозначила неприятнейший эффект от маневра, спровоцированного лишь инстинктом самосохранения, но не трезвым расчетом.  Уклонение заставило напрячь все мышцы огромного тела, увеличить скорость до максимума и со всей этой чудовищной силой и скоростью приложиться правой рукой об одну из стен. Резкая боль пронзила Безымянного, однако, яуты умели терпеть боль. Разворот на 180 градусов и Чужому оставалось только наблюдать за тремя точками,  вдруг очутившимися в середине его лба.  А в следующую секунду раздался выстрел.
Безымянный не смотрел на своего врага, он знал, что попал, тем самым убив первого из Чужих, но лишив себя трофея. Куда более остро встали другие насущные проблемы - Во-первых, весь Улей знал, что здесь чужак. Плюс - Ксеноморфы наверняка не могли сказать, что на Архе находится Охотник, а значит - вполне могли списать смерть своего собрата на какое-то животное. Минус  -  Матка наверняка уже отправила отряд на уничтожение нарушителя территориальных границ.  Во-вторых, рука жутко болела и вероятнее всего  - не могла полноценно использоваться в течение определенного времени.  Стоило найти укрытие, переставить лезвия на левую руку, а правую использовать лишь для связи с кораблем. Плюс  -  Это определенно не перелом и через какое-то время Хищник оправится. Минус  -  За это время придется ограничиваться второй конечностью. Конечно, Яутжа владел обеими руками одинаково превосходно и мог сражаться левой рукой так же как правой, но отсутствие возможности блокировать ушибленной конечностью ставило Безымянного в прямую зависимость от успеха своих атак. Которые далеко не всегда будут такими удачными.
Через секунду, охотник вновь бежал, правда теперь уже в сторону от места, где валялся труп его врага, приближаться к Улью после такого было бы опрометчиво, а удаляться - тем  более. Требовалась передышка...  И что еще хуже - снимать запястные доспехи с лезвиями и компьютером - приходилось на ходу, равно как и переодевать их с одной руки на другую.

0

17

- Тогда готовься, я спускаюсь! – произнёс Дехсет, активируя теневую оболочку.
Размытым чёрным пятном он сверзился с небес, пролетел над изломанной скалистой твердью, на миг замер подле сиротливо стоящего на краю утёса лиственное дерево, пошире раскинув почерневшие крылья, и выпустил Эдель из объятий серебристых щупалец. То было к северо-востоку от Улья. В следующий миг, претендер стрелой вознёсся к небесам, исчезнув не прощаясь. Вновь поднявшись на значительную высоту, он устремился к намеченному входу в подземелье. За полминуты долетев до цели, он ринулся к проходу, что чернел в сером склоне злополучного холма.
У входа в Улей, Дехсет отключил Искателя, и в одиночку отправился вперёд. Поскольку Эдель решила действовать самостоятельно, он не собирался рисковать жизнью загонщика. И вместо того, чтобы последовать за Искрологом в глубины Улья, пауэрмастер взмыл под облака, внимательно наблюдая за происходящим. Дехсет же вытянул из корпуса свои щупальца. При грамотном использовании, они могли служить не только рабочим инструментом, но и оружием: окончания серебристых отростков трансформировались в разнообразные инструменты: лазерный резак, алмазное сверло, плазменная горелка, метровой длины игла, и многое другое, чем можно было кромсать, рассекать и поражать податливую плоть органиков.
Дехсет с шипением втянул воздух в систему охлаждения, приноравливаясь к запахам Улья. Он чувствовал азарт, будоражащий его системы. Он был готов убивать. Улыбнувшись этой мысли, претендер, сохраняя альтформу чудовища, ринулся внутрь.

Императрица ощущала беспокойство. Появление в окрестностях её владений стада крупной пищи было удачей: еды никогда не бывает много, к тому же, в Улье имелось несколько недавно вылупившихся лицехватов. Но эта Матка жила на свете далеко не первый век, и знала, что такое поведение Питающихся Тем Что Растёт могло быть вызвано только одной причиной – их гонит хищник. Инстинкты должны были держать их подальше от улья ксеноморфов, внушающих страх всему живому. Только очень большой и свирепый хищник мог заставить такое большое стадо прийти на территорию Улья. Или стихийное бедствие.
И потому, пока большая часть дронов занималась отловом животных, часть отправленных с ними Бегунов поспешила дальше, стремясь найти причину бегства растительноядных прежде, чем причина найдёт Улей. И что было странно: причины не было. Ни хищника, ни пожара, ни землетрясения. Даже небо оставалось непривычно спокойным для этих мест. Это внушало опасения, и умудрённая опытом, Императрица призвала своих детей обратно, в Улей.
Вовремя: один из Бегунов обнаружил пришельца поблизости от главного холма и почти тут же, Императрица ощутила его предсмертную боль. Её тревога росла. Внезапный вой, заполнивший всё пространство Улья, подтвердил её опасения: стадо растительноядных было лишь приманкой, призванной отвлечь её детей от Улья… и от её пещеры. Непохоже на ксеноморфов. Не похоже ни на что, с чем она сталкивалась за свою долгую жизнь. Плохо. Непредсказуемо. Опасно. Громогласный скрипучий рёв огласил пещеру Императрицы. Улей готовился к отражению вражеской атаки.

Безымянному повезло: в этот раз, он заметил ксеноморфов прежде, чем те заметили его. Его сканеры засекли движение по ту сторону скальной гряды, мимо которой лежал его путь. Четыре… Шесть… Восемь объектов стремительно пронеслись мимо, но вскоре их сигнал был потерян, что могло означать лишь одно: ксеноморфы спустились под землю.
Офф. Безымянный, Эдель, сделайте проверку Восприятия в Кидальне. Безымянный - укажи параметры твоего персонажа (используй спойлер).

0

18

Параметры ксеноморфов:

Характеристики:

Трутень

Воин

Бегун

Преторианец

Императрица

Лицехват

Грудолом

Сила:

6

7

6

8

9

3

3

Выносливость:

6

7

6

8

9

2

3

Ловкость:

6

8

8

6

5

7

5

Восприятие:

8

8

8

8

9

8

8

Навыки:

Трутень

Солдат

Бегун

Преторианец

Императрица

Лицехват

Грудолом

Ближний бой:

4

5

5

7

7

5

5

Стрельба

0

0

5

0

0

0

0

Скрытность

5

7

8

7

7

8

7

0

19

Бросок
Сброшенная с высоты Эдель вновь выпрямилась изящной стрелой как тогда перед погружением в воду и понеслась вниз точно орлица, для которой пике было обыденным делом. Встретившись с веткой, она подогнула лапы, делая остановку плавной и ослабляя силу удара, точно так же как земные кошки и огромными прыжками понеслась вниз. Ксеноморф двигался с невероятной быстротой и грацией, теряясь в тенях густой кроны. Единственное что могло его выдать это лёгкое покачивание ветвей, неестественное для порывов ветра. Едва Дехсет поднёс её к дереву, её сканер тут же нарисовал ей трёхмерную картину верхних ветвей, и ей совсем не нужно было вглядываться и терять время на то что бы найти подходящую ветвь для следующего прыжка. А стоило ей спустится ещё ниже, она получала новую порцию карты дерева.
Живности на дереве почти не оказалось. Та территории улья могли обитать только те, что не представляли ни опасности, ни интереса для Чужих или же умудрялись каким-то образом избегать их. В данном случае это были мелкие летающие насекомые, которые питались плодами этого дерева. Однако «глупые» создания мигом кидались в рассыпную и улетали прочь, едва учуяв Молодую Королеву. Но при почти вертикальном спуске Эдель развила такую скорость, что те бежали прочь в самые последние секунды. Если на её месте оказался бы охотящийся дронт, то у них не было бы шансов. Что лишний раз говорило о том, что если Чужой захочет от него никто не скроется. Свой стремительный бег Чужая прекратила лишь на нижних ветвях дерева, а незадолго до этого отправила претендеру короткий отчёт:
~ Десантирование прошло успешно приступаю к поиску, до конца операции на связь не выхожу. Дехсет, береги себя, не хотелось бы, что бы мои соплеменники тебя растерзали. – Голос Ксеноморфа звучал почти без эмоционально, что говорило о том, что она сосредоточена на чём-то более важном.
А ведь это могло бы быть её последним сообщением, их последним разговором. Кто знает, что ждёт нас через пять минут? Вы знаете? Вы уверены? Если да, то спешу вас разочаровать это лишь сладкая иллюзия спокойствия которую в любую секунду обломает великий Случай. Но в голосе Королевы была лишь малая толика беспокойства и волнения. Каждый раз на охоте её могли съесть, каждый раз что-то могло пойти не так. И даже Искатель не был гарантией её выживания. Если Судьба что-то решит, то вы уже бессильны, но вы можете до последнего пытаться воплотить свои планы в реальность и, возможно, она будит к вам благосклонна и отожжет вашу кончину. Когда всё время рискуешь просто необходимо научится относиться к этому философски это помогает унять беспокойство и страх которые приводят к ошибкам. Впрочем, мы отвлеклись.
Спрыгнув на нижние ветви, Эдель остановилась и принялась копаться в сложных, органо-технических настройках отвечающих за выделение феромонов. А система была прямо таки архисложная, но вникать во все тонкости и пускаться во все тяжкие Ксеноморф не планировал. Ему довольно было найти кнопку «выкл» одного единственного феромона и когда это произошло Эдель не раздумывая, нажала на кнопку и сделала последний прыжок вниз.
Бесшумно нырнув в море папоротника, раскинувшегося у подножья дерева, Эдель жадно втянула воздух обоими челюстями и оценила обстановку. Обстановка оказалась весьма интересной. Первое что било в анализаторы это запах смерти и страха. Ветер донёс до неё едва уловимые ароматы недавно погибшего соплеменника. Тело ксеноморфа уже начинало распадаться, выделяя особый запах, вероятно, он уже превращался в чёрную дымящуюся лужицу, о которой она рассказывала Дехсету совсем недавно. Следующее что привлекло её внимание это бегущие неподалёку ксеноморфы. Судя по всему идущие на зов королевы обратно в улей. Как ни странно это Эдель поняла почти сразу. Мощный зов Императрицы ощущался даже ей, но логика и опыт говорили о том, что этого не должно было быть. Это известие заставило её немного по волноваться, но сворачивать было поздно и бессмысленно, приз, ждавший её в конце, стоил риска. Помимо этого она учуяла ещё какое-то странное создание с сильным феромоным запахом, но это был не дронт. Запах был ближе, чем мёртвый ксеноморф, а так как по близости никого больше не было вероятнее всего это нечто и стало причиной его смерти. Эдель знала запахи многих ящериц и насекомых Асхи, но не всех. Этот был ей не знаком, но странным образом тревожил её как нечто туманно знакомое. Тревожил и внушал страх. Этого Молодой Королеве хватило для того что бы пожелать с ним не сталкиваться. Если он был угрозой, она могла разобраться с ним позже, когда выполнит свою миссию.
Ксеноморф быстро потрусил, прочь выискивая ещё один ход, и через какое-то время ощутил приближение ещё одной крупной стаи ксеноморфов. Судя по всему, Королева отозвала охотничью стаю. Отлично, теперь оставалось лишь двинутся за ними, те непременно примут её за свою.

Отредактировано Edel (2012-09-22 17:18:09)

0

20

Характеристики

Сила - 8
Выносливость  - 8
Ловкость  - 8(три атаки за ход)
Восприятие -  8

Навыки
Ближний Бой - 8
Стрельба -  8
Скрытность - 9
Информатика - 3
Инженерия - 6(оружие)

Яутжа двигался быстро, куда быстрее чем мог представить себе человек. Лезвие он уже давно переставил, однако, поврежденная конечность все еще сильно ныла.  Ну что же, не самый плохой вариант, ксеноморфу, с которым некогда встретился охотник - повезло куда меньше. Трофей от той охоты взят не был  - по сути, он убил собачку дичи, которая ждала впереди.  Куда более интересный момент ждал его впереди, восьмерка Чужих пронеслась на приличном расстоянии, недостаточном для атаки, но безопасном для слежки, после чего внезапно скрылась.  Будь проклята неосмотрительность! Королева получила сигнал тревоги и теперь отозвала своих гвардейцев назад  - теперь придется возвращаться на корабль и возвращаться с целым арсеналом, который совершенно отобьет интерес к охоте.  Правда было еще кое-что. Один из Чужих, явно откололся от стаи, причем у этого Чужого была совершенно аномальная сигнатура.  В это же самое время, какой-то огромный, едва ли не сбивающий сканер, ксеноморф, проник внутрь Улья с другой стороны, его сигнатура исчезла через пару секунд.  Итак, восемь внутри, девятый далеко - внутри, еще один -  пока что вне стаи.  Это напоминало ловушку, молот и наковальню.  Вход в логово найден, он последует туда и...  Его атакует восьмерка, а вход перекроет девятая. Финит а ля комедиа.  И печальный конец охоты. Есть вариант - не попасться. Но в чем тогда будет прелесть всего действа? Тем более на руку установлен вибродротик, который в узком проходе, создав вибрацию  -собьет Чужим эхолокацию. Определенно, у охотника преимущества нет, но и врасплох его не застанут.
Немного подумав, Безымянный пересек кряж, разделяющий его и вход в улей, после чего, следя за оказавшимся теперь с тыла, пусть и на приличной дистанции,  недостаточной для обычного ксеноморфа, чтобы заметить его  - врагом, медленно двинулся вперед.  Охота началась, настоящая охота.

0

21

Дехсет в ответ лишь хмыкнул. Мол, не смеши мои шестерёнки, мелочь пузатая. Впрочем, в следующий миг он заметил:
- Если что-то случится со мной, мне будет абсолютно безразлично, отправишь ты мой корпус в космос, закопаешь в земле или скушаешь на завтрак. Но позаботься о слабоискровых. Увы, мои творения ещё не совершенны, им нужен руководитель.
Не испытывая угрызений совести по поводу того, что ни за что, ни про что грузанул несформировавшуюся подростковую психику Эдель, претендер устремился вглубь Улья и вскоре был обнаружен. Испытывал ли он наслаждение, убивая верещащих ксеноморфов? Определённо. Десхет не мог понять, что это: жестокость к наглым тварям, посмевшим некогда оспорить его право на пещерный комплекс, ставший позже его лабораторией, или жестокость вообще.
Первое было абсолютно нормально, на его взгляд. Второе внушало опасения за собственный моральный облик. Маньяк, загубивший не одну Искру, Дехсет ощущал, что может научить свои творения «не тому», привить им излишек агрессии или жажды насилия. Это было рискованно: он мог кончить как Праймус, мифический создатель трансформерской расы. В конечном счёте, среди слабоискровых нашёлся бы свой «Фоллен» и все его планы полетели шарку под хвост. Для трансформера, вознамерившегося создать идеал, стремление не допустить влияния собственных недостатков и моральных качеств на собственное творение было одним из наиважнейших.
Не потому ли он так радостно воспринял появление Эдель? Существа, которое внушало ему самые тёплые чувства буквально с момента своего перерождения? Поставив себе это на галочку, Дехсет вернулся к схватке с передовым отрядом ксеноморфов. Он рвал их тела лапами, резал на части лазерными скальпелями и энергонными клинками тентаклей, вспарывал их податливую плоть алмазным буром и сжигал её плазменным выхлопом горелки. Он был счастлив.
«Надо почаще устраивать подобные разминки» - отметил для себя искролог, ударом лапы превратив очередного ксеноморфа в бесформенное пятно на стене.

Ксеноморфы двигались быстро и сосредоточенно, чуть ли не «галопом». Чтобы вовремя нагнать возвращавшуюся с охоты крупную группу Чужих, Эдель пришлось бы постараться. Но добравшись до сородичей, она легко будет принята в коллектив. Лишь один из бегущих рядом Воинов прошипит нечто невнятное, обнюхает и успокоится, посвятив себя бегу. Вскоре, группа из полусотни ксеноморфов прибудет в Улей и там рассредоточится. Большая часть Чужих устремится по верхним туннелям к Дехсету, надеясь зайти ему в тыл. Лишь десяток-полтора поспешат вглубь, формируя вторую линию обороны.

По ту сторону скального кряжа, Хищник увидел несколько утёсов и – желанный вход в Улей: здоровенный чёрный зёв в скальной породе, расположенный под нависающим каменистым козырьком. Улей был переведён на «военное положение», если можно так выразиться, и наружное наблюдение было временно снято. Что не означало отсутствия часовых. Он, часовой, спокойно ждал Безымянного, свернувшись клубком на стене и маскируясь под естественный рисунок рельефа. Рельеф кстати, был типичен для ксеноморфьих Ульев. Стены пещер покрывала смола, затвердевшее выделение желез ксеноморфов неопределённого цвета. И воск этот, делавший контуры стен более плавными, «текучими», делал рельеф стен весьма необычным, оставляя ксеноморфам массу возможностей для того, чтобы спрятаться буквально на виду и напасть исподтишка. На это и надеялся одинокий часовой.
Безымянный не знал этого, но ему крупно повезло: пока большая часть представителей «Жёсткого мяса» сосредоточилась в южной части улья, формируя линию обороны против внезапно нагрянувшей угрозы в лице Дехсета. Что не значило, что коридоры будут абсолютно пусты.

0

22

Лёгкую рысь пришлось превратить в настоящий галоп. Подойдя поближе и поняв, что она попросту не успевает за основным потоком, Эдель заметно прибавила ходу. Ксеноморф мчался огромными длинными прыжками со скоростью гепарда начавшего охоту. Только вот гепард был скорее спринтером, в то время как Эдель предстоял марафон. Окружавшие её тропические джунгли превратились в сплошное зелёное пятно пестрившее просветами в огромных кронах, пятнами тени, стволами, ветвями и множеством оттенков зелёного, но разобрать в них толком ничего было нельзя. Благо её второе техно-органическое «зрение» точно говорило, куда нужно прыгать, чтобы не напаротся на камень или ствол. А благодаря врождённым способностям и тренировкам в галакомнате шанс споткнутся или оступится, был минимален. Со стороны ксеноморф казался тем же размытым пятном, что и окружающие его джунгли, «со свистом» несущийся к цели. А ещё он довольно эффектно и красиво смотрелся, по крайней мере, так полагала сама Эдель. Жаль только что рядом не было никого, кто бы мог оценить красоту и грацию чужого. Правда осознание собственной ловкости и приятный огибающий продолговатую голову ветерок были единственными плюсами в бешеном забеге. На деле же у неё перенапрягались мышцы, рождая неприятное горячие чувство, органические клетки требовали всё больше и больше кислорода намереваясь сбить дыхание, но на то она и полумех что бы выдерживать более сильные и продолжительные нагрузки. Тут, пожалуй, нужно было сказать спасибо Дехсету.
Кстати о претендере. Его просьба по поводу слабоискровых Эдель ничуть не напрягла, и ему следовало бы об этом знать. Действительно как новые подопечные могут напрячь существо, которому на роду написано править? Ну, может она не ахти какой стратег и не великий Оптимус Прайм или лорд Мегатрон, но ответственность за кого-то её не пугала. Если претендера убьют, что вряд ле, то она непременно научит его созданий всему что знает сама в дань уважения и будит о них заботится так же трепетно, как и о своих ксеноморфах. Опять-таки умные подчинённые крайне полезны.
Достигнув таки основной массы, Эдель тут же выстроилась в общий строй и каплей в чёрном потоке потекла в улей. Вернее сказать концом потока, как она не старалась всё же начало и середину она упустила, но это было не важно. Как и ожидалось, ксноморфы почти не отреагировали на её появление и она вскоре оказалась в улье.
Улей, впервые в жизни она оказалась в улье. Конечно, где-то глубоко ещё была память о том, как она жила здесь, будучи личинкой, но те файлы были заблокированы и входили в разряд тех, которые произвольно всплывали в основной памяти. Ещё она помнила улей по воспоминаниям королев, ярким и четким, словно свои собственные. Но всё равно оказаться здесь самой было чуточку приятнее. Несясь в общем потоке. Эдель ощутила единство, общую волну связывающую улей, единый и сильный разум правящий всеми. Казалось она чувствовала, как чётко работает этот организм, как текут по нему словно клетки по венам чужие. Каждый со своей целью, охраной, охотой, строительством,  у каждого своё место, а если королеве понадобится, она стянет все свои силы словно пальцы, солжет их в кулак и сможет нанести сокрушительный удар. Возможно, этот улей был не таким уж и большим что бы противостоять трансормерами с Кибертрона, но в нём чувствовалась сила и единство. Железная воля королевы и бесстрашие её солдат готовых выполнить любое её поручение ценой собственной жизни. Вот оно – идеальное общество со строгой пластичной иерархией, где каждый может достичь вершины. Эдель чувствовала это, каждой своей шестерёнкой, каждой клеточкой. Они казалось, гудели отражая неслышный зов королевы. Она дома, она на своём месте и никакой Кибертрон с его неидеальным обществом не заменит ей улья. Она дома, дома, дома.
Общий поток тем временем то редел, то наполнялся новыми кадрами, точно бегущая по склону хлипкая весенняя речка. Позже она наберёт силу от талого снега и гудящим потоком понесется, сметая всё на своём пути… но Эдель с ними не будит. Чужая легко отделилась от общей массы, устремляясь с небольшой массой вглубь улья ощутив при этом лёгкое сожаление. Но ничего, у неё была своя цель. «Надеюсь Дехсет не перебьёт их всех…» - мельком пронеслось в её процессоре.
Теперь можно было немного сбавить темп и оглядеться. Что же представлял из себя улей изнутри? Удушающе едкий запах, едкая зловонная слизь, сочащаяся из стен и длинный тоннель без просвета в конце, много тоннелей, много теней и непроглядная темень. Вот он – дом её мечты. И не важно, что Кибертронцы назвали бы это место.. хм-м… неприятным? Как минимум. Тут уж каждому своё.

0

23

Хищник

Пускай наш яутжа и был молод, по меркам своей расы, тем не менее, это не мешало ему думать. Думать логически, как и полагалось настоящему Охотнику, не желавшему пережить позор поражения в охоте и оказаться за чертой сообщества, выпав из общей иерархии.
Произведя короткую, малопонятную для представителей других рас манипуляцию с компьютером, Безымянный запустил в маске функцию "электровидения". Он и так уже был на грани провала, что могло бы обозначать, в лучшем случае, смерть от когтей и зубов ксеноморфов, в более печальной версии - временная изоляция до момента добычи ценного трофея голыми руками - та же смерть, только отсроченная и более изощрённая, ну, и напоследок, естественно, худший из вариантов - заражение личинкой ксеноморфа и... не просто смерть и позор, а предоставление добыче возможности жить за счёт его жизни. Такой позор не смывался даже временем.
Во избежание дальнейших ошибок, Охотник сосредоточился и стал вспоминать всё, что знал о Ящерах. Самое главное было сделано - теперь их электризованные тела будут видны в окулярах маски. Что дальше?
Ну, конечно же. Ящеры обладали уникальным обонянием. Вот почему его камуфляж был бесполезен в своём нынешнем виде. Запах... надо было слиться с естественным запахом планеты. Это надо было сделать во то бы то ни стало, иначе охота закончилась бы позором ещё на полпути к Королеве Улья.
Яутжа осматривался вокруг в поисках подходящей почвы, не забывая при этом следить, что бы к нему не подкрался кто-то из Ящеров, сделав тем самым поиск абсолютно бесполезным.
Очередная манипуляция и встроенный в компьютер химический анализатор проводил расчёт, не убьёт ли эта почва не только запах, но и самого Охотника. Полностью удовлетворённый результатом, Безымянный стал намазывать своё тело грязью, после чего очередь дошла до доспехов и в последнюю очередь, зато с особой тщательностью и аккуратностью, до компьютера.
Устранив свой естественный запах и погасив неестественный для угодий запах своей амуниции, Безымянный направился ко входу в улей.
Часовому, первому в образе светящегося серебристым цветом кружка представшему перед Охотником в самом Улье, достался полёт диска, который, явственно был направлен так, что бы отделить голову ксеноморфа от его туловища.
Настоящая Охота началась.

0

24

Как уж было сказано, Эдель легко была принята в коллектив. Её появление вызывало беспокойство в других ксеноморфах, ощущавших её необычайно сильное электромагнитное поле. Впрочем, обнюхав Эдель, сородичи быстро теряли к ней всякий интерес. Но по мере её продвижения к центру Улья, возникла другая проблема, неожиданная, и как проблема ею почти не воспринимающаяся. Ибо свившая здесь Матка была особенно древней, именно её некогда принесли на эту планету неизвестные звездолётчики. Это существо, которое можно окрестить Императрицей, обладало мощнейшим телепатическим полем, способным подчинять даже полноценных Маток.
И чем ближе подходила к ней Эдель, тем мощнее становилось воздействие на неё псионического поля Императрицы. Эдель стремительно разчивалась думать самостоятельно, лишалась целеустремлённости и каких-либо побуждений, не связанных с охраной и процветанием Улья. Голос Императрицы звучал всё громче в её аудиорецепторах, голос приказывал ей повернуть в сторону и сражаться с неведомым врагом, убившем многих Солдат Улья.

Диск Безымянного с чавканьем отсёк голову одинокому часовому, тут же, Императрица ощутила смерть одного из своих слуг и отправила по душу неведомого вторженца десяток Солдат. Впрочем, маскировка Хищника сработала как надо – встреченный по пути отряд ксеноморфов промчался мимо бодрой рысью. У Безымянного будет возможность углубиться в Улей прежде, чем по его душу будут отправлены ксеноморфы-рабочией. Его расчет был верен: он пах как грязь, и его приборы не излучали электромагнитных волн, так что, ксеноморфы принимали его за деталь интеръера.
Однако, будучи существами хозяйственными, рабочие не могли допустить, чтобы туннели Улья были замусорены. Посему, обнаружив некий перемещающийся предмет, пахнущий как глина. Четвёрка мелких Чужих поспешила «убрать» Хищника: отодвинуть его к стене. Разумеется, стоит им коснуться живой плоти, и рабочие быстро распознают обман.

0

25

Чужая спешила, ибо до места было ещё довольно далеко, но это не мешало ей наслаждаться местными красотами. Улей… с каждой секундой Эдель всё больше и больше понимала, как он великолепен. Он подходил ей идеально как созданный своими руками дом, всё в нём было на месте, всё учтено, всё идеально, это и было великолепием. Теперь лаборатория Дехсета казалась ей жалкой. Впрочем, он, возможно, испытывал то ж находясь в ней, он ведь создал её сам, именно такой, какой он хотел её видеть. То что лаборатория находиться в бывшем улье как-то не особо утешало, да и нижние уровни где она устроила себе «домик на дереве» померкли перед этим живым организмом. Хотелось раствориться в нём, стать его частью. Дехсет не понимал… Ему казалось, что она станет заложницей «репродуктивного цикла», так, кажется, он это называл. Но полумех многого не учитывал. Хотя бы того что она уже никогда не удовлетвориться обычной участью матки. Нет, теперь ей нужно было нечто большее...
Влияние Императрицы постепенно пробиралось и укоренялось в её сознании. Вначале, мягко и незаметно, словно ласковая мать напутствовала своему чаду, позже Эдель смогла ощутить ей влияние, её приказы. Сила и воля, не терпящей прирекания, ей хотелось повиноваться не из страха или уважения, а из восхищения. Разум ослепительный и слепящий, но Эдель должна была ему сопротивляться. Она сама была Королевой и не любила быть в подчинении, а Дехсет лишь раздул и без того заложенное в неё тщеславие. К тому же она была на половину мехом и могла стойко и долго сопротивляться. Всё же… такой ослепительный и сильный разум… она должна была его погасить…

0

26

http://static.desktopnexus.com/thumbnails/168486-bigthumbnail.jpg

Дело пахло керосином. С одной стороны, Безымянный сумел проникнуть в логово, с другой, если он не придумает что-то в ближайшие пару секунд, его путешествию придёт конец и счастьем будет успеть запустить механизм взрывателя, дабы не быть съеденным заживо, покрывая свою память позором.
Но судьбе было угодно распорядиться несколько иначе. Видимо, способность принимать неординарные решения была присуща многим расам в критической ситуации. Вот и сейчас, яутжа счёл самым разумным ретироваться к стенке и активировать камуфляж. Пускай тот и работал не в полную свою мощность, ввиду закрытости пещеры и лёгкого тумана из-за конденсата, но всё же лучше, чем ничего.
Нащупав стену пещеры, Охотник отёрся о неё сначала спиной, а затем, повернувшись, и грудью, стараясь по фактуре и запаху слиться с окружающей пещерой. Как ни крути, а рабочих сейчас нельзя было убивать, пока жива матка. Она является мозгом улья и мгновенно определит что к чему.
Дабы упрочить своё положение элемента интерьера, Охотник стал подыматься по стене ближе к потолку, где не мог бы мешать передвижению, а стало быть, не привлекал бы внимание рабочих ксеноморфов.
Подобные манипуляции с одной рукой были затруднительны, даже, для матёрого представителя его вида, но делать было нечего и Безымяный подымался, рискуя скатиться по слизи, прямо на рабочих…

0

27

Сложно сказать, когда именно Императрица ощутила присутствие чужака в своих владениях. Первоначально, она всего лишь одарила Эдель толикой своего телепатического воздействия, наравне с прочими обитателями Улья. Лишь когда одна из единиц её многочисленного потомства вдруг выказала явное сопротивление её ментальным командам, Императрица осознала, что к ней в Улей заглянула высокая гостья. Несколько минут, проматерь Чужих размышляла о том, что именно привело другую Матку в её владения. Явиться в одиночку в чужой Улей – это было глупо, а глупых Маток не бывает – они просто не выживают в природе.
Не трудно было догадаться, что вторгшееся на территорию Улья существо было союзником этой Королевы. Мощным союзником. Хорошенько обдумав положение, Императрица решила лично поприветствовать конкурентку и, как она полагала, будущую слугу. Никто не помешал Эдель продвигаться вглубь Улья. Но в зале со множеством сталагмитов, граничащем с покоями Императрицы, дорогу ей преградили два высоких силуэта Преторианцев. Стражи Императрицы зашипели, предупреждая её от агрессивных действий. В тот же миг, Зов в сознании Эдель обрёл форму слов:
~ Иди ко мне. Иди. Иди.
Скорее всего, это была всего лишь шутка сознания: ксеноморфы не были способны говорить, но императивная команда повелительницы Улья была сильной и чёткой, так что – неудивительно, что Эдель могла воспринять её в форме слов. Преторианцы расступились, освобождая проход. Оглядевшись по сторонам, Эдель могла заметить одну странность, не присущую обычному Улью: серые нити паутины, протянувшиеся под потолком.
Покои Императрицы были воистину достойны её по своим размерам: огромный подземный зал, чей пол был усыпан десятками не раскрывшихся ещё яиц. И Она. Она была огромна, по габаритам, Императрица не многим уступала Дехсету, а тянувшийся из её чрева кожистый мешок, в котором зрели новые Чужие, делал её ещё более громадной. Она была старой, она была древней: тёмно-бурый панцирь её был ветхим и истёртым, зубы почернели. Матки ксеноморфов могли жить на протяжении многих веков и даже тысячелетий, но это явно доживала свой последний век.
Не смотря на это, её воля была неописуемо сильна, а под ветхим черепом покоился могучий, своеобразный ум существа, не испытывающего иных потребностей кроме выживания и развития своего рода. Любая обычная Королева незамедлительно попала бы под её телепатический контроль, пожелай Императрица, чтобы подле неё жили другие Матки. Но она не желала. Но первое, что бросилось в оптодатчики Эдель, была не дряхлость Императрицы, а её паучьи корни. Её грудолом явно развивался в паукообразном существе, и от него Императрица унаследовала паучьи железы, дополнительную пару лап и два острых жвала, украшавших её морду.
Всё логовище было затянуто паутиной. Отжившие своё волокна ковром устилали пол обиталища Императрицы, паутина свисала со стен и потолка, перегораживала часть туннелей, ведущих в Логовище, в том числе – один большой проход, через который Императрица некогда и пробралась в свою обитель Императрица возлежала на своём ложе и хрипло дышала, окружённая заботой десятка рабочих и охранявших её покой двух Преторианцев. Стоит Эдель войти внутрь, как на ней будет сфокусировано всё влияние местной общественности, Императрица пошлёт ей мощный телепатический сигнал, требуя подчинения и покорности.

Рабочие очень удивились, не найдя на месте Безымянного подозрительного объекта, убрать который с прохода они были посланы. Шипя и дёргая хвостами, они принюхивались и раз за разом сканировали сонаром туннель, но нигде не могли обнаружить злополучный объект. Будь в Улье всё спокойно, Императрица несомненно обратила бы внимание на эту странность, но сейчас ей было не до того. Рабочие ещё некоторое время послонялись по окрестностям, но внезапно задрали головы издали протяжный высокий крик, и стремглав бросились вглубь Улья. Коридоры перед Безымянным опустели: Императрица призвала своих слуг в материнскую пещеру, дабы в случае поражения её воинов, рабочие спасли бы её яйца. Лишь одинокие часовые сторожили развилки подземелий.

0

28

Дойдя до входа, Эдель внимательно посмотрела на Преторианцев – сильнейших дочерей улья. Если им придётся схватиться, это будит сложный бой, но не более. По крайней мере, так полагала она – бедующая королева. Выйдя на финишную прямую Эдель не ощущала никакого волнения и ни капли не сомневалась в своём успехе. Хотя, слово «финишная прямая» это слишком громко, всё же ей только предстояла битва. Но ксеноморф был уверен в том, что она будит короткой. А собственно, что такого? Она была молода, сильна и вынослива, она превосходила простую органику и, как она полагала, превосходила технику. По её мнению она была лучше и достойнее, а значит она непременно победит! Посему окинув Преторианцев оценивающим взглядом, Эдель неспешно прошла, мимо повинуясь просьбе Императрицы.
Однако, чужая всё же была не столь глупа и сохраняла бдительность. Оказавшись на пороге, Эдель напрягла все системы, ожидая атаки физической и готовясь атаковать самой. Сканер уже выдал ей карту помещения и количество чужих внутри него, поэтому первое, на что она посмотрела, был пол. Ощутив, как к лапам прилипла паутина, ксеноморф тут же обратил на неё внимание. Неприятная неожиданность, неудобно драться, когда к лапам что-то липнет, хотя это скорее просто было неприятно, нежели являлось серьёзной помехой. «Восьмелапые, теперь понятно, почему ты так выглядишь. Но это уже не важно, я чувствую твою слабость, старость и немощность. Тебе пора покинуть этот мир, теперь будит мой… хс-с-с…» - стоило её перешагнуть порог как в голове всё пошло кувырком. «Не-ет! Ты не сможешь!! Нет!» - чужая выдала пронзительное «скрееее!» эком пронёсшееся по ближайшим тоннелям. Она даже не допускала этой возможности, она была на класс выше её в этом плане. Техника не должна была позволить Императрице управлять ею! Она была стопроцентно уверена в этом! Однако её воля быстро слабела, в глубине сознания просыпались инстинкты, заглушающие её свободолюбие и индивидуальность. Раздавленная телепатической волной юная королева принялась кататься по полу точно, в агонии ощущая, как стискивает её ЦП собственный череп.
Эдель поддалась панике и боялась она так же как боится простой спарк. А что может быть лучше для испуганного спарка чем голос альфы? Мудрой любящей альфы, которая всегда знает как лучше, которая всегда мудрее и сильнее. Паника была одной из её ошибок, поддавшись ей и, по сути, сдавшись, Эдель лишь ускорила процесс. Полминуты и всё было кончено…
Перестав стрекотать и скрипеть, чужая успокоилась и, поднявшись, тряхнула длинной головой. Чего она боялась? Императрица не сделала ей ничего плохого, она лишь показала ей величие улья, её место в иерархии, показала ей свою силу и свет. Улей, теперь она была его частью, теперь у неё была семья, целая и настоящая, а не то, что дал ей Дехсет. Нет, их нельзя было назвать семьей, а ведь спарк в этом так нуждался. Он зовёт их глупыми и ограниченными, а сам на деле пытается создать общество, практически копирующее улей. Теперь она часть всего этого великолепия, теперь она, наконец-то, на своём месте. Больше не нужно задаваться тяжелыми мыслями о том кто она, чем ей быть, что ей делать. Теперь всё было просто и понятно, желанно и естественно. Она там, где должна быть, она та кем должна быть, а главное она точно знает – она ксеноморф. И это великолепно!
- Приказывай, моя Императрица, - прострекотала её новая подчиненная, низко опуская голову в почтительном поклоне.
Теперь она была полностью в её распоряжении. Самое жуткое было в том, что Эдель ничуть не «отупела» до уровня простых чужих и продолжала вполне себе здраво мыслить. Правда, плохо это было только для захватчиков.

0

29

http://static.desktopnexus.com/thumbnails/168486-bigthumbnail.jpg

Задумка Безымянного удалась. Его, попросту, не видели. Это было более чем хорошо. Теперь, невзирая на частичную потерю функциональных возможностей, у него был отличный шанс вернуться с главным призом – головой Королевы улья.
Яутжа осторожно соскользнул по слизи, лишний раз измазавшись ею, дабы упрочить на себе запах Ящеров.
Максимум, на что сейчас следовало рассчитывать, учитывая внезапное изменение поведения рабочих – часовые, шныряющие по коридорам. Этих можно было бы обойти, если перепроверить маскировку. В конце концов, дойти до Королевы незамеченным – идеальный вариант, а убив Королеву, мы получаем целый улей, желающий сожрать дерзкого Охотника и жрущий друг друга. Довольно таки недурно.
Только одно останавливало Безымянного от реализации этого плана немедленно – подобное поведение находилось на грани Кодекса и одна единственная ошибка могла стоить всего. Быть растерзанным – не самая большая беда. Куда хуже – самому стать жертвой таких же Охотников, ведь любой, имеющий право на охоту, мог начать охотиться за изгоем.
Тем не менее, жажда «приза» и тщательно продуманный план велели действовать и Безымянный неторопливо пошел вглубь улья, проверяя все возможные места нахождения часовых. Электровидение, как ни крути, было отличным союзником в охоте на Ящеров, благодаря особенностям их тел.
Какое-то чувство никак не хотело покидать Яутжи. И это был не страх. Это было даже не чувство опасности. Что-то нашептывало ему «Здесь не так, как должно быть. А что не так – обнаружишь сам». И Охотник шел, желая знать, что не так в этом улье, не догадываясь, что это «не так» сейчас ведёт ментально-эмоциональную дуэль с древней Королевой этих ксеноморфов.

0

30

Удовлетворённо щёлкнув жвалами, паукообразная владычица Улья зашипела, отдавая приказ:
~ Сюда идёт враг. Он как мы, но он не нашего племени. Он убивает моих детей! Он убивает Нас! Я дам тебе мою личную охрану. Они пройдут сквозь большой проход и встретят его. Ты обойдёшь его сзади через малый проход и нападёшь на него со спины. Убей его! Убей!
Вместе с телепатическим приказом, Эдель получила карту Улья, где был показан чужак и тот туннель, по которому она сможет пробраться ему в тыл. Дехсет далеко продвинулся в лабиринте Улья, и сейчас находился на пол пути к королевской пещере. Преторианцы, яростно зашипев, вчетвером устремились в один из свободных от паутины проходов, по которому они должны были добраться до большого туннеля, оканчивавшегося так же в покоях Императрицы, но перекрытого толстым слоем паутины. Эдель нужно было идти по другому туннелю, пару раз свернуть налево и выйти в большой туннель позади противника, отвлечённого появлением Преторианцев.
Но стоит ей миновать первый поворот, как она окажется в большом круглом зале и нос к носу столкнётся с Безымянным. Тому так же удалось без помех углубиться во владения ксеноморфов. Очевидно, Императрице стало совсем не до охраны собственных владений, поскольку за всю дорогу Хищник встретил лишь нескольких патрульных и рабочих. Пару раз, земля вздрагивала у него под ногами, а с потолка осыпалась мелкая каменная крошка, в остальном – путь его выдался неожиданно спокойным. Однако, с появлением Эдель спокойствию явно пришёл конец: у полуорганической Королевы была оптика и так удачно применённая маскировка против неё была бесполезной.
Место, где они встретились, представляло собой довольно крупный зал почти правильной круглой формы, с высоким потолком. В пещеру вело четыре коридора, причём, один из них находился на площадке, расположенной выше основного уровня пещеры на пять метров: к ней вёл короткий серпантин, в два пролёта поднимавшийся от пола пещеры. Помимо Эдели и Безымянного, в зале присутствовал всего один рабочий, свернувшийся клубком в стенной нише.

0


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Прогулка в джунглях


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC