Трансформеры: Рагнарёк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Прогулка в джунглях


Прогулка в джунглях

Сообщений 31 страница 60 из 63

31

Кидальня
Полученный приказ об уничтожении собственного создателя и опекуна без малейших трудностей был принят юной Королевой. Та даже кончиком хвоста не дёрнула. Не было больше её, не было больше стремлений и чужих чувств. Был один единый разум, а она всего лишь проводящая клетка, была одна единственная воля и стремление, к которой тянулась и она. В каком-то смысле она оставалась свободна, но нарушить приказы уже не могла. Не только не могла, но и не желала. Она дома, у неё есть Мать, разве можно придать это? Всё её тщеславие и нежелание подчинятся было стёрто.
Получив приказ, Эдель подняла длинную голову и тут же бросилась в указанном ей направлении. Системы были в полной боевой готовности, внутри она была, натянула как струна и изнывала желанием растерзать пришельца осмелившегося напасть на улей. Пришелец, теперь он казался ей совсем чужим и незнакомым. И тут её второе зрение выловило что-то странное впереди. Существо антропоморфного строения двигалось совсем не как чужой, следовательно, им не являлось. Какой же глупый зверь посмел забраться так глубоко в улей!? Уму непостижимо!  Глупый и невероятно везучий, раз его не перехватили и не учуяли стражи. Однако Эдель ошибалась в своих суждениях и довольно быстро осознала свою ошибку. Оказавшись в проходе, техноорганический ксеноморф застыл на пару секунд, разглядывая незнакомца. Тот был испачкан грязью, но черты его казались смутно знакомыми, и рождал странное тревожное чувство. Эта тревога была, связала с металлом, который тоже вызывал в ней некое беспокойство. Было что-то в её памяти, невероятно старое, но настолько важное, что до сих пор лёгким эхо отдавалось в её сознании. Перед ней враг и она поняла это почти мгновенно. Хотя бы просто, потому что ему нечего делать в улье! Разум, было, предположил, не слабоискровый ли это, в нём помимо органики была и техника, но таких полуоргаников у Дехсета она не помнила. А ещё грязь… грязь не абы какая а так что содержала запах ксеноморфов, значит испачкалось оно, создание, где-то поблизости. Причём довольно хорошо, основательно. Поэтому его и не заметили. Намерено или нет, уже не имело для неё особого значения. Она впервые секунды поняла, что его нужно немедленно уничтожить. Вообще, выяснить уровень его IQ было бы совсем не лишним, но ксеноморф подумал об этом только вовремя атаки.
Смотрящий на Охотника Чужой слегка склонил голову на бок, изучив его обсидиановой оптикой, заем резко припал к полу и ринулся в атаку. Чужие не шли в лоб, хотя с их характеристиками вполне могли себе это позволить. Но зачем так подставляться? Лишь первый, небольшой, прыжок послал её гибкое тело вперёд, второй же резко унёс её резко в сторону. Движения создания были рваными и неровными. Грациозные и быстрые скачки резко прерывались на секунду, и стоило только Безымянному повернуть в её сторону, голову она тут же прыгала куда-то ещё неизменно пытаясь зайти ему за спину. Подобная тактика не только не давала обычному противнику разглядеть ксеноморфа, но и дезориентировала, заставляя постоянно мотать головой, пытаясь поймать чужого взглядом. Жертва могла начать паниковать и делать ошибки. Естественно, что стрелять или атаковать ксеноморфа было проблематично. Но юная королева пока не вполне представляла, с кем имеет дело и на что он способен. Что оставляло Безымянному множество козырей.
Долго бегать вокруг да около ксеноморф не стал. Сделав пять-шесть прыжков под различными углами и в разных направлениях и оценив скорость реакции противника на её действия, Эдель бесшумно приземлилась за его спиной и, потратив лишнюю секунду, нанесла один точный удар в корпус длинным хвостом.
Естественно, что об обнаруженном ею нарушителе тут же стало известно Императрице. Правда Эдель обещала быстро с ним справится…

Отредактировано Edel (2012-11-19 15:23:05)

0

32

http://static.desktopnexus.com/thumbnails/168486-bigthumbnail.jpg

Всё было верно. Если что-то хорошо, то долго так продолжаться не может. Вот и Безыменный смог в этом убедиться на все сто процентов. Перед ним возник враг.
И не просто враг, а Королева. Правда, не похоже, что бы это была королева этого улья, но легче от этого ни разу не становилось.
Первое, что бросилось в глаза – это глаза. Было очевидно, что находящаяся перед ним добыча обладает зрением, что значительно осложняло задачу, делая её, практически, невыполнимой.
Яуджа не двигался, внимательно отслеживая и предвосхищая движения странного ксеноморфа.
Больше всего беспокоило строение. Эта самка отличалась от всех известных ему описаний, да и от виденных лично Ящеров. Она была полуорганической и полумеханической. Охотник впервые сталкивался с подобным и где-то внутри затаилось подлое чувство, что это будет последняя для него встреча. Собравшись с мыслями, Безымянный отбросил все страхи и сомнения, но это мгновение замешательства стоило ему слишком дорого – полуЯщер успел зайти к нему за спину.
Реакция Охотника не заставила себя ждать и он сделал мощный прыжок вперёд, на ходу активируя выдвижные лезвия, но… действительно, уже было поздно. Острый, как лезвие, кончик хвоста успел нагнать тело Охотника и до середины войти чуть ниже центра спины.
Безымянный негромко зарычал от боли и досады. Впрочем, эта секундная слабость не помешала ему продолжать действовать правильно.
Раненый яутжа сам слетел с хвоста Эдель и тут же, в развороте, запустил в неё диск, направив смертоносное оружие так, что бы оно поразило, если не саму самку, то её сопровождение.
Расчёт был на то, что Эдель самка, а значит или получит повреждения, или проникнется гибелью своих собратьев, что в свою очередь даст Безымянному пару секунд на очередное действие.
Как ни крути, его положение было тяжелым и требовалось прибегнуть к аптечке, а для этого надо было не какое-то время найти убежище. Причём, делать это надо было, как можно быстрее, поскольку сражаться становилось с каждой секундой всё труднее и труднее – рана оказалась не столь пустячной, как показалось изначально.

0

33

Офф. Махайтесь, дети мои)) Эдель если что сможет описать реакцию рядовых членов Улья, кавалерия появится не раньше, чем через два полных хода.

0

34

Это было… неожиданно! Сегментированный хвост со свистом рассёк воздух, бросаясь к жертве точно наносящая удар змея. Враг быстро рванул вперёд, но избежать удара не смог, хотя тот и не принёс ожидаемого результата. Если твоя добыча на ногах, то это плохой первый удар, а если бой затянется, то это тоже плохо. Тем более теперь, когда её бывший опекун разрывает на части ксеноморфов. Но неожиданность была далеко не в неудачности первого удара, а в ответе на него.
Выполнив удар, Эдель продолжила свою манеру движения, всего лишь на секунду задержавшись, чтобы проверить, не упадёт ли тот замеров и именно в эту секунду в неё полетел диск. Её противник оказался столь же ловок и быстр как сам ксеноморф, и, похоже, достаточно упорен и отчаян, если уж осмелился забраться сюда. Но более всего её поразило то, что он использовал оружие! Нет, это явнее безмозглая зверюшка! Ей противостояло нечто не лишённое разума. Это… плохо. Это очень-очень плохо! Хотя о его адекватности стоило ещё подумать, иметь разум и сунуться сюда? Право, он не кибертронец что бы рвать чужих на части, а  любой другой… погоди, чтобы сунуться сюда с надежной выжить здесь нужно обладать не слабым таким арсеналом и навыками… Это тоже очень-очень плохо!
Эдель скакнула к стене, когда диск был уже в воздухе. Его остриё играючи разрезало верхний слой хитина на её длинной голове. Оставило истекающий чёрной дымящейся кислотой порез на плече и под конец резануло по бедру. Чужой выдал угрожающее «скрее» заканчивающееся злым шипением. Благо отделалась Эдель относительно просто, пусть из ран лилась кровь, мышцы повреждены не были, а значит, она вполне могла продолжить движение.
Раздражённая собственным промахом Эдель в долгу не осталась и как только отскочила к стене тут же послала в него сгусток кислоты. Затем последовал ещё один быстрый прыжок к противоположной стене и вновь в Охотника полетел ещё один сгусток кислоты. Третий прыжок вновь послал её ему за спину и в него полетел ещё один сгусток. Чужой ускорил темп движения, несколько теряя в точности. Благо тут ей помогала система ориентации в пространстве и сканер.

0

35

http://static.desktopnexus.com/thumbnails/168486-bigthumbnail.jpg

Это было сюрпризом. Самка обладала интеллектом. Настоящим интеллектом, а не высокоразвитыми инстинктами, как её сородичи. К тому же, явно была кем-то неплохо натренированна.
Выяснять, кем же был тренирован этот столь странный Ящер у Безымянного не было ни малейшего желания или возможности. Сейчас требовалось действовать и действовать быстро. Силы уходили, положение было тяжелым и если в ближайшее время яутжи не смог бы найти способ воспользоваться аптечкой, то надо было воспользоваться бомбой, мысль о которой уже посетила его голову.
Диск вернулся к хозяину и занял своё висячее положение. Вместо него, в левой руке Охотника появилось копьё, которое тут же разложилось в боевую позицию.
Самка в этот момент перешла в атаку. Первый сгусток кислоты шел в грудь Безымянному. Уклониться в чистую было неудобно, поэтому яутжа сместился в сторону, отражая от себя кислоту Ящера вращательным движением копья.
Вторая атака пришлась в пустоту, когда Охотник откатился вбок, на ходу теряя силы и начиная терять драгоценное терпение.
А вот третья атака, практически, увенчалась успехом. Раздраженный яутжа неверно предположил траекторию полёта кислоты и сгусток, по касательной, задел его повреждённую правую руку.
Сопровождая атаку рёвом боли, Охотник молниеносно развернулся, вкладывая в штыковой удар, нацеленный, предположительно, под челюсть ксеноморфа, большую часть своих оставшихся сил.

0

36

Противник вновь ответил быстро и стремительно. Если бы она не находилась в постоянном движении то копьё имело бы все шансы впиться в её горло, однако мощный удар пришёлся ей в левое плечо уже подбитое диском. Ещё слишком мягкий, для полумеха, хитин с треском лопнул. Остриё резануло по мышце, дзынькнуло о практически железную кость и ушло вниз, практически полностью перерезая важную мышцу и превращая левую лапу в обузу. После вышло наружу.
- Твою ж королевскую плату! Скре-е-е-е-е!! – оглушительно выругалась Эдель на кибертронском завершая ругательство недовольным восклицанием привычным для чужих.
Её неслабый голос отразился от стенок улья, прокатившись по его длинным тоннелями. От такого крика самое оно трескаться бокалам, однако звуковой атакой это не было. Поняв что она «попалась на крючок» Эдель вместо того чтобы рыгнуть назад и вырвать из себя копье прыгнула прямо на Охотника. Копьё при этом крепко впилось в её плечо, и достать его было уже проблематично. Целью прыжка было сбить противника с ног, если у неё это удастся, она тут же нанесёт ему удар правой лапой по маске, пытаясь располосовать её когтями. Если же Хищник окажется достаточно ловок и пропустит её мимо себя, в полёте она ударит его хвостом в корпус. Правда, в первом варианте было кое-что неприятное для охотника. Если атака чужой увенчается успехом её льющаяся из левого плеча кровь с высокой вероятностью должна была попасть на него.

0

37

http://static.desktopnexus.com/thumbnails/168486-bigthumbnail.jpg

Текущая ситуация была идеальна для Безымянного, если бы… если бы он только был цел, то спасти Эдель уже не смогла бы и Королева улья. Ведь полуящер оказалась в такой ситуации, когда всё решает не ловкость, и даже не в полной мере тут решала сила. Всё решало упорство и воля к победе.
Сейчас было важно только одно – кто первый захочет соскочить с копья.
Примитивное, холодное оружие сейчас было для двоих сражающихся, по сути, нитью, соединяющей их с собственной жизнью. Отпустить копьё – дать противнику возможность действий. Удержать же его – контролировать и ограничивать перемещение оппонента.
Яутжа был довольно сильно измотан боем и, главное, ранением, поэтому, в момент атаки Эдель он, просто, не мог полноценно воспользоваться её оплошностью. Зато, он полноценно понимал, что падать нельзя. Нельзя было и отпускать оружие – это была его единственная возможность выжить.
Охотник поступил самым простым из самых логичных методов – он стал перемещаться по кругу, центром которого стала Ящер, увлекая за собой в сторону копьё. Этот отчаянный шаг имел две цели: во-первых – избежать, хотя бы, этой атаки и найти в себе ещё немножко сил, а во-вторых – разворотить рану Эдель, хоть немножко ослабив её и лишив, хотя бы, толики сил…

0

38

Жертва сместилась в сторону, но удар хвоста так и не состоялся. Копьё глубоко вошло в плечо, но ксенеморфа это казалось, совеем, не волновало, они умели быть «одержимыми». Умели безрассудно кидаться на пули, умели ползти к совей добыче, если не могли идти. Приказы королевы и защита улья были для них архиважной задачей, если понадобится, они могут умереть вместе с врагом или погибнуть, пытаясь выполнить приказ. Всё это было для ксеноморфа обыденным и естественным, так что и упорства и воли им было не занимать. Впрочем, всё это, как и основные характеристики простых чужих, Охотник должен был знать на отлично, а вот Эдель… Эдель не знала о нём ничего. Более того, из за своей юности и заложенной от природы привычки командовать она смотрела на Безымянного как на обычную добычу. Он конечно явно умнее, но всё равно его ждёт конец, такой же, как и всех.
Потянувшёё её в сторону копьё заставило её неудобно развернуться в воздухе, от чего заболели все раны разом. Ксеноморф неловко взмахнул лапой и хвостом, дабы развернуть корпус боком и приземлится на задние лапы, противник тем временем продолжил движение, и вновь пронзённое копьём плечо потянуло её в сторону. Рана при этом отдавала адской болью. Редко когда ей приходилось испытывать такую сильную боль, если не сказать никогда прежде. Она огнём растекалась по пронзённой руке, обжигая даже кончики пальцев, пробегалась по шее и по груди. Из раны немедля захлестала кислота, которая должна была превратить копьё в дымящую лужицу. Однако Эдель чувствовала, что этого не происходило каждой клеточкой в своей ране, каждым кусочком нейросети. Поразительно, впервые она встретила в руках противника то, что не боялось её крови. Но стоит ли удивляется что такое оружие оказалось в руках того кто проник так глубоко в улей? Пожалуй, что нет. Противник, похоже, знал, куда он пришёл и пришёл он с вполне конкретной целью. С ним нужно было покончить, сейчас же, однако сильная боль на мгновения оглушила ее, позволяя противнику тянуть её по кругу какое-то время. Разворотить рану, однако оказалось не так просто. Прочный хитин это не мягкое мясо, он достаточно крепко держал копьё в своём прежнем положении, но боли это причиняло порядком, а ещё заставило её потерять крови больше чем следовало.
- Глупец-с-с-с!! – прошипела на кибертронском юная Королева, быстро оклемавшись от боли. – Я разорву тебя на части ничтожество! Глупая зарвавшаяся добыча ты ещё послужишь нам, когда тебя отведут к кладке!
Одновременно с угрозой Эдель быстро подстроилась под кружение. Благо это было не сложно, так как Охотник предпочёл кружить вокруг неё на каждые три его шага приходился лишь один поворот, и они быстро казались лицом к лицу. Далее юная королева быстро зафиксировала здоровую руку на копьё, встала в устойчивую позу и резко подала, назад потянув на себя копьё вместе с Охотником. Затем резко подалась корпусом вперёд, сжимающая копьё лапа помогла ей вогнуть в себя не малый кусок копья, сокращая дистанцию между ней и Безымянным. Затем лапа вновь быстро скользнула вдоль копья, вновь фиксируя его. Действовала Эдель стремительно и решительно, как и подобает воину улья, все эти действия заняли у неё не более четырёх нанокликов. При этом крупная оптика прямо гипнотически смотрела на линзы, за которыми скрывались глаза Хищника. Правда наверняка сказать, на чём именно фокусировалась чёрная оптика было нереально, но это отчётливо чувствовалось по источаемой взглядом, почти осязаемой, злобы. Губы чужого дрогнули, издавая тихое и угрожающее шипение, обнажая острые зубы.
- В то время как твоё оружие в моём плече моё свободно и может ужалить! – с этими словами она бросила в бой длинный сегментированный хвост. Острое жало со свистом разрезало воздух, метя в его левое плечо.
На деле её атака должна была зажать Охотника между молотом и наковальней. Добыча должна было рефлекторно бросится вправо пытаясь уйти от удара. Если же он подастся назад, расстояние между ними было незначительно для длинного хвоста. Если метнётся вперед, то она радостью его встретит. Но это то, что касалось её. В пылу битвы Охотник, похоже, не углядел присутствующего здесь рабочего, что прятался в стене отделанной наспинными трубами и хитином умерших. Почти идеальная маскировка и конечно Эдель начала действовать именно тогда когда Охотник повернулся спиной к стене,  в которой тот прятался. Тихое угрожающее шипение, обнажившее её блестящие зубки, было ничем иным как приказом этому работнику. Чуть раньше её хвоста он неслышно кинулся в атаку, метя в его правое плечо, если тот сместится вправо, как ей того хотелось, то рабочий прыгнет ему прямо на спину, впиваясь своими острыми когтями и готового вонзить в него вторую пару челюстей. Ничем не примечательный рабочий, однако, был достаточно опасным и быстрым противником, который при помощи Эдель мог стать большой проблемой для раненного Охотника. Прыгал он точно по приказу юной Королевы именно туда куда нужно. Как бы Безымянный не сместился, на её хвост дронт не налетит.

0

39

http://static.desktopnexus.com/thumbnails/168486-bigthumbnail.jpg

Ну вот и всё,
Ну вот и всё,
Ну вот и всё,
Я ухожу из твоей жизни.
Лишь только плачет за окном
Холодный ветер января.
Ну вот и всё,
Ну вот и всё,
Ну вот и всё,
И от венчания до тризны
Хотел с тобою рядом быть,
Но, видно, это не судьба.

Вот, примерно, такими словами можно было бы охарактеризовать нынешнее положение Безымянного.
Эдель переиграла его и яутжа это понимал. Он столкнулся с тем, с чем не сталкивался до него ни один Охотник. Встретил Ящера, наделённого разумом и аналитическим мышлением и… проиграл.
Теперь уже не стоял вопрос о том, как выжить и как заполучить трофей. Вопрос стоял лишь в том, как уйти, не покрыв своё имя позором, но возвеличив его. Ответ был очевиден.
Делая прыжок назад, яутжа стал вводить знакомую комбинацию, активирующую взрывное устройство. Да, он понимал, что острый хвост Эдель сейчас прервёт его жизнь, но… жизни Ящеров уйдут вместе с ним.
Отсчёт начался и жить присутствующим оставалось менее 10 земных секунд…

+1

40

Один удар хвостом в плечо, помощь приземлившегося рядом работника и всего через мгновение Безымянный лежал с перегрызенным горлом. Охотник мог повернуться боком пропуская оба удара, он мог откатиться в сторону бросив ставшее крюком для них обоих копьё. Он мог отбить летящий в него хвост. Да вообще он мог много всего до чего ум ксеноморфа ещё не дошёл в силу своей юности. Помни Эдель расу Безымянного её непременно бы позабавила скоротечность этой битвы. Охотники были сильны, умны, обладали ловкостью и мастерством, но даже при таком раскладе проигрывали ксеноморфам лишённым брони, технологий и оружия. А тут можно было сказать, что он встретил ксеноморфа вооружённого не хуже него и… проиграл. Помни Эдель охотников, она бы непременно сказала, что это было предсказуемо и очевидно, в силу завышенной самооценки. А так она лишь прикончила странное вооружённое существо, которое проникло в улей, так и не осознав до конца, как велик был ушедший в иной мир охотник. Однако и при таком раскладе она сочла это победу саму собой разумеющейся, хотя та и отняла у неё больше сил, чем она требовала. Но времени на празднество не оставалось.
Эдель мгновенно распознала в пикающем устройстве бомбу. Увы, даже при знании его последних действий ей не хватило бы скорости и сноровки на то что бы помешать охотнику, но может оно и к лучшему? Чужие умели приспосабливаться, они умели выживать. Изменение и подстройка под устловия были частью их сущности, с которой они непременно рождались. Как здешняя императрица родившееся в паучьем теле, перенявшая необходимые для выживании на этой планете черты и передавшей это своим бесчисленным детям так и Эдель подстроилась под новые обстоятельства. Подстроилась и попыталась превратить досадную выходку Безымянного во благо для улья. Не теряя лишь него времени Эдель с помощью работника бесцеремонно отгрызла охотнику руку и дав в зубы работнику огрызок с бомбой велела тому бежать. Рабочий повиновался безпрекасловно пусть и не знал о том, что идёт на смерть, а впрочем, знай, сделал бы всё точно так же. В этом была их особенность и их великая сила. Шахид бежал не жалея ни сил не лап к указанному королевой месту. Место находилось как раз под тоннелем, где сейчас находился Дехсет. Плохо ли, хорошо ли, претендер продвигался быстрее чем хотелось бы и Эдель и старой Императрице, так что бежать нужно было не так далеко. Тем временем Эдель продолжала отдавать приказы. Следующим ей действием была связь с Императрицей где она настойчиво просила её отозвать воинов улья от претендера и уверяла что отправила ему неприятный сюрприз, который может навредить ксеноморфам. Это она сделала уже на бегу, возвращаясь назад в императорские покои. Точнее даже будит сказать уходя от взрыва в противоположную сторону. В отличие от рабочего Эдель умирать не собиралась, рано. К тому же у улья была задача, с которой она могла справиться, а вот работник бы её не осилил. К тому же она собиралась прикрыть Императрицу от взрыва.
В момент, когда отпущенные секунды закончились, рабочий проделал больше половину пути. Ослепительная вспышка буквально разнесла его на атомы не оставляя даже пепла над которым можно было бы поплакать. Взрыв обрушил множество тоннелей, заставляя тёмный пол низвергнуться в адское пламя мощнейшего взрыва. Гнев вызванный последним оружием охотника оказался куда сильнее того на который рассчитывала Эдель. Мощная ударная волна снесла всё на своём пути сжигая, испепеляя, разрывая на куски  и обрушивая даже не сеть тоннелей, а едва ли не хороня под собой весь улей! В момент взрыва Эдель находилась в императорских покоях и начала обрушение одного из проходов дабы прикрыть Императрицу от возможной ударной волны. Как одной из подчинённых это было её обязанностью, во что бы то ни стало защищать свою Императрицу и уже потом улей. Ибо если жива мать, жив и улей. Помочь в обрушении должен был голос, а вот закончила его уже ударная волна.
Треск, вспышка и Эдель полетела назад сбитая ударной волной. Часть обрушившегося тоннеля защитила их как от адского пламени, так и от ударной волны. Пожалуй, если бы ни это ложа Императрицы превратилась бы в чан полный пламени. Королева быстро вскочила на лапы, оценивая последствия. Валуны заблокировавшие проход оплавились и сверкали багровыми тонами при постепенном остывании превращаясь в сплошную монолитную массу. Им повезло, а вот что сталось с членами улья, которые не успели спастись? У юной Королевы сердце обливалось кровью при мысли о том, сколько голосов замолкло в этом пламени. Сколько детей было раздавлено огромными валунами и погребено под сводами собственного дома. Но оплакивать их сейчас могла себе позволить только Великая Императрица, у неё же не было на это времени, ей всё ещё необходимо было разобраться с Дехсетом, который по логике сейчас должен был покоиться под здоровой кучей валунов которые, как она надеялась, раздавили его. Ну, или хотя бы помяли настолько, что ей победа станет такой же лёгкой и быстрой как победа над Безымянным. Главное что бы претендер под конец не выкинул нечто подобное…
Вскочив на лапы, Эдель тут же кинулась в основной проход, что бы проверить насколько пострадал ей создатель или же уверится в его смерти. Последнее было сомнительно, слишком живучи были претендеры, но вдруг?... Вид ей, меж тем, открылся печальный, огромный тоннель подобный главной артерии по которой Имперетрица спустилась под землю в зал ставший сердцем их дома был обрушен, завален валунами и огромными кусками скалы, причудливой отделки. Сколько всего необходимо будит восстановить, сколько вил и времени уйдёт на это… Эдель с сожалением смотрела на то, что натворил Безымянный, но всё это было придаточным, главное – выжить. А там всё будит ещё больше и лучше… Королева ускорила шаг.

0

41

Механический ящер старательно и упорно пробивал себе дорогу сквозь полчища ксеноморфов. Вооружённые смертельным инструментарием щупальца не знали покоя, ломая, кромсая и сминая податливые тела паразитов, но на смену одному приходило двое, и Дехсет скорее пробивал себе путь к центру Улья, нежели занимался полноценным геноцидом. Сторонние мысли отошли на второй план: претендеру было прекрасно известно, что не смотря на мелкие размеры, ксеноморфы были способны причинить ему сильную боль, если подпустить их слишком близко.
Подтверждением тому служили полу-затянувшиеся борозды и следы кислотных ожогов на его чёрной броне. Искусность в подобных ситуациях оказывалась бесполезно, и на передний план выходило упорнство и внимательность. Вопрос стоял не в уничтожении какого-то конкретного противника, а в том, кончатся ли ксеноморфы раньгше чем усталость или небрежность заставит его совершить ошибку.
Вот уже минуту он пытался преодолеть очередной пролёт главного тоннеля. Мало того, что мелкие зверёныши кишели тут повсюду, так на его пути ещё и встали преторианцы. Очевидно, местная владетельница решила пойти на крайние меры. Следовало ждать подвоха, впрочем, упустить матку претендер не боялся: на открытом пространстве, даже Искатель со своим слабосильным лазером сможет разделатсья с ней в два счёта. А вот мысли о судьбе юной воспитанницы нет-нет, да и всплывали в его голове.

Императрица исполнила просьбу Эдель, доверившись новооброщённой падчирице. Последний уцелевший преторианец и остальные ящеры поспешно брызнули в разные стороны, укрываясь от вездесущих смертоносных щупалец в ответвлениях главного туннеля, куда не мог проникнуть Дехсет. Сам же претендер, посчитав отступление врагов признаком повального бегства, со всех ног помчался к центру улья. Вскоре грянул взрыв, и затрясшаяся земля заставила Дехсета резко остановиться. С потолка сыпались мелкие камешки, вокруг нарастало гудение раскалённого воздуха и грядущей ударной волны.
Претендер был ошарашен, но предпринять определённые шаги к своему спасению успел, насилу втиснувшись в один из боковых проходов и свернувшись там гигантским живым клубком и вцепился в пол всеми лапами и щупальцами.
«Невозможно! Ксеноморфы не могут использовать технику или бомбы!» - такой была его последняя мысль, прежде чем ударная волна бросила, поволокла его прочь, сквозь падающие камни, и опаляющий жар обжёг его корпус. Претендер даже не успел толком запаниковать, как на него опустилась многотонная тяжесть обрушившихся сводов.
«Нет, нет! Не может быть! Я не могу умереть, я ещё не выполнил свою работу!» - так думал он, ощущая, как скрипит его броня под тяжестью камней.
А на границе сознания мелькнула маленькая печальная мысль:
«Эдель…».

Императрица встретила ударную волну оглушительным рёвом. Собственный страх в её голове смешался с воплями десятков умирающих ксеноморфов, отдаваясь в сознании Эдель настоящим шквалом чувств. К несчастью, до обиталища Императрицы удалось добраться лишь немногим, но кое-кто из детей всё ещё был жив, придавленный камянми. Среди них был – и единственный уцелевший преторианец, то ли особо удачливый, то ли невероятно живучий. Впрочем, на серьёзную поддержку Эдель пока рассчитывать не могла.
~ Убей его! – гремел в её сознании голос Императрицы.
~ Отомсти! – вторили ему предсмертные крики придавленных камнями ксеноморфов.
От холма, в котором расположился Улей, почти ничего не осталось. Двигаясь по уцелевшим коридорам, Эдель очень быстро натнётся на срез: остатки холма нависали над грудами каменных обломков. Иссечённый трещинами пол туннеля обрывался насыпью, загораживающей большую часть выхода. Сквозь небольшое свободное пространство, оставшееся между вершиной насыпи и потлком коридора внутрь лился слабый, тусклый свет.
Поскольку имевшиеся в пещере вкрапления кристаллов энергона детонировали при взрыве, связи и сенсорам ксеноморфа ничего больше не мешало, она при желании могал почувствовать Искру претендера. Тот явно был не в духе, но он был жив, и, очевидно, прокапывал себе путь наружу. Дорога привела её к неглубокому ущелью, оставшемуся на месте большого коридора. Там и тут в беспорядке валялись обломки произвольной формы, кучи дроблёного камня. Всё вокруг застилал непроницаемый пылевой полог, сквозь которого едва могло пробиться солнце Асхи.
Возле одной из куч шлака Эдель могла увидеть полузаваленный обрубок серебристого щупальца, истекающего энергоном и некой белёсой жидкостью. Очевидно, пытаясь уцепиться за ускользающие стены, претендер лишился части своего арсенала. Но это не слишком замедлило его продвижение. Одна из ближайших к ксеноморфу каменных куч взметнулась ввысь, обрушившись на окрестности градом обломков, и тяжело, надсадно дышащий механический ящер выбрался наружу.
Сейчас он представлял воистину жалкое зрелище: сорванный и расплавленный чёрный металлический панцирь висел жалкими лохмотьями, в тщетной попытке прикрыть обуглившуюся органическую составляющую. Некогда тёмно фиолетовая, она посерела и испускала в воздух запах палёного мяса. Шлем псевдоящера рассекали крупные трещины, челюсть висела, вывернутая под неестественным углом. Лапы были ободраны, вместо одной из них торчал уродливый обломок, с которого свисали провода и лохмоться синтезированной плоти. Но что важнее, оба оптических датчика Дехсета были разбиты.
С трудом поднявшись на ноги, придерживая себя уцелевшими щупальцами, претендер неуклюже сделал несколько шагов и замер, принюхиваясь к окружающим запахам. Увенченное сверкающим жалом щупальце, выполнявшее в текущем режиме роль хвоста, метнулось в сторону Эдель, но замерло, не долетев до неё считанных сантиметров. И сам претендер замер, будто превратившись в статую. Наконец, в комлинке ксеноморфа зазвучал его надтреснутый, но как обычно холодный бархатистый голос:
~ Не будь моя челюсть сломана в семи местах, я бы неприменно её уронил. Рад, что ты выжила, я уж думал, мне придётся выращивать себе Эдель 2. Что за квинтец тут произошёл?! Твои сородичи… они что, умудрились подорвать энергонную жилу?

0

42

Боль и ужас, говорящие десятками голосов отдавались в её сердце глубокой печалью и неистовой злобой. Убить, отомстить? Казалось это не приказ, это веление её собственного сердца, разума и естества. Душа её оледенела и озлобилась, разум жаждал одной лишь цели. Но кто-то ещё был жив, а их битва ещё не закончена. Значит ни кто в улье не имел права расслабится, даже под грудами давящих камней. Ещё один приказ. Королева велела остаткам воинов быстро раскопать всех кто ещё жив. Для борьбы ей нужен был каждый, не важно, рабочий ли, воин или преторианец, беглец, все они должны были встать как один и они встанут. Их сердца жаждали чужой крови не меньше чем её собственное.
У насыпи Эдель остановилась и встала на две задние лапы. Прежде чем протискиваться в отверстие наверху, нужно было вынуть из себя копьё. Сделать это раньше она не могла, слишком уж мало времени оставил ей Безымянный. Одной лапой она протолкала копьё глубже в рану пока то не свалилось за её спиной. Открывшая рана тут же залила грудной отсек чёрной кровью. «Слишком мало энергии, слишком мало времени…» - с сожалением рассудила она, подбирая копьё зубами и на трёх лапах вскарабкиваясь на насыпь. Её слабое место, которое может привести её к гибели и её спасительное оружие. Сколько же времени и энергии ей потребуется, чтобы заживить эту рану? Впрочем об этом стоило подумать позже, если она не переживёт встречу со своим создателем ни энергия, ни время ей уже не помогут.
Оказавшись у ущелья, Эдель с сожалением вздохнула, ощущая, что её создатель ещё жив. К чёрной обсидиановой оптике прилипала пыль, заставляя её часто моргать, взгляд выхватил из общего пейзажа оторванное щупальце. Сердце Юной Королевы, однако, не дрогнуло. Чувств к создателю у неё не осталось, покрасней мере хороших чувств. Претендер не мог видеть холодности и отрешенности на её лице, когда она созерцала обрубок, затем наблюдала за тем как тот выбирается из под завала. Ксеноморф лишь отошёл на пару шагов назад, дабы не попасть под град камней. Чем должно быть себя и выдал. Рванувшее в её сторону оружие заставило её резко припасть к полу и приготовится к прыжку, но в последний момент Дехсет признал в ней своё творение.
- Скверно выглядишь, - холодно заметила Эдель, вставая на задние лапы и неспешно направляясь в сторону претендера.
Тут же последовал мысленный отчёт Императрице – противник был жив, но сильно покалечен. Если рабочие поторопятся то у них есть все шансы, но пусть пока не приближаются и ждут. А ещё она просила их не шуметь, когда они подберутся к ним. Дехсет мог чуять её, у неё была искра, а вот у других членов улья её не было, у них было большее преимущество для внезапной атаки.
- Не совсем, в улье был чужак. Я столкнулась с ним, когда шла к Императрице, у него оказалась бомба… я едва унесла лапы. Хм... забавно. Я не знаю, кто это был, но всё время он казался мне знакомым. Если бы ты не надумал штурмовать улей сегодня, думаю, с ним разобрались бы до нас…
Искра Эдели как и её хитиновая мордочка была полна северного спокойствия и холода. Вид покорёженного претендера не вызвал в ней и намёка на сочувствие. Эдель приблизилась к полумеху вплотную.
- Ты знаешь, кто это мог быть? – помедлила она, незнакомец явно вызывал у нее, куда больший интерес. Ещё бы, ведь такие как он могли стать опасными врагами улья. – У него было странное оружие, оно не плавилось от кислоты… Думаю он знал куда шёл, он был разумен и вооружён… хорошо и правильно вооружён…
Стоило Эдель замолчать, как вокруг повисла противная звенящая тишина, пропитанная странной угрозой. Однако сам ксеноморф ничем особым себя не выдал, он был расслаблен, голос его, правда, был холоднее и спокойнее обычного. Была в нём толика странной монотонности. Хотя может быть зловещее этой тишине придавали неслышно собиравшиеся неподалёку ксеноморфы? Уцелевшие воины улья неслышно собирались в ближайших проходах, заходили претендеру за спину. «Ты бы мог стать хорошим членом улья, но, увы, ты не один из нас и никогда им не будишь. Тебе незнакомо единство объединяющее улей. Ты никогда не поймёшь его сущности. Никогда не признаешь Императрицу. Впрочем, я не сожалею…» Стоящая возле ящера тихо и мирно Эдель быстро без замаха ударила претендера копьём под подбородок метя в его шейные магистрали.
В этот же миг ожили уцелевшие беглецы. У улья осталось мало сил, но от этого они сражались лишь яростнее и бесстрашнее. Атакующих было пятеро, и нападали они, со всех сторон отправляя в претендера сгустки кислоты.
- Ни тебе, ни кому-либо другому я не позволю убить Императрицу! – прошипела Королева.

0

43

~ Чувствую себя ещё хуже – ответил ксеноморфу Дехсет. – Даже не припомню, когда в последний раз меня измочаливало до такого состояния. Чужак, говоришь? Чтож, сначала закончим здесь, а потом надо будет просканировать орбиту. Где один, там могут быть и другие. Дай мне пять минут и я приду в форму. Тебе удалось…
Претендер замер, подобно статуе. Его органический покров мелко подрагивал, повреждённые ткани отмирали, их место занимала свежая плоть. Он не мог видеть её, не мог слышать её шагов, и шагов её сородичей. Он ощущал лишь что-то странное в её Искре, но разобраться с этим времени не хватало, катастрофически не хватало. Но настоящий охотник никогда не остаётся наедине со своей добычей.
Искатель уже некоторое время кружил над местоположением Дехсета. Теневая оболочка позволяла ему полностью слиться с пылевой завесой, в то же время, сам Искатель видел всё. Смутное шевеление теней, смыкающих кольцо вокруг хозяина, длинный узкий премет в руках его воспитанницы. В разуме слабоискрового поселилась тревога. Будь он полноценным кибертронцем, то уверенность в дружественности полумеханического ксеноморфа несомненно заставила бы его колебаться, прежде чем принять верное решение. Это была бы заминка, которая могла стоить Дехсету жизни. Но Искатель был слабоискровым, он мыслил проще, и для него ситуация была ясна: член стаи переметнулся к врагу и готовится нанести удар.
Издав тихое злобное стрекотание, пауэрмастер спикировал вниз, дабы получить чёткую картинку, и тут же стал транслировать полученное видео Дехсету в режиме реального времени.
И претендер прозрел. Он увидел ксеноморфов, смыкающих кольцо вокруг него, и увидел Эдель, что приближалась к нему с копьём наперевес. Оптика Искателя давала ему прекрасный обзор и контроль над ситуацией. Ощущал ли он что-то по поводу предательства воспитанницы? Определённо да. Это был гнев, приправленный разочарованием. Острое блюдо, которое подают горячим. Он бездействовал, давай своей регенерационной системе время для починки наиболее важных систем.
Ни один тентакль не дрогнул, когда Эдель взмахнула копьём, чьё острие без особого труда пробило ветхую органику и оплавленнй металл, погрузилось в голову Дехсета и с треском раскололо внешний защитный колпак. Брызнул энергон, на удивление, совсем немного. А потом тело механического ящера покочнулось и сделало шаг назад, оставляя на острие её копья пустую оболочку продолговатой головы.
- Ну, убила – прозвучал спокойный насмешливый голос претендера. – А дальше что?
На том месте, где шея крепилась к туловищу, сквозь лохмотья плоти и обрывки проводов проступило бледное лицо. В его оптике плясали фиолетовые огоньки, на лице царила самодовольная, клыкастая усмешка. В тот же миг, увенчанное жалом щупальце совершило стремительный рывок, надеясь смести мелкую паразитку одним ударом. В ответ на кислотные плевки пятёрки других псевдоящеров, на них с небес обрушился поток алых молний, испускаемых лазерами Искателя.
~ Я ждал от тебя большего, маленькая Эдель – послал ей короткое сообщение Дехсет, не тратя время на слова. – Как знать, может Эдель 2 или Эдель 3 окажутся более разумными? Но пока я не создам тебе замену, я буду очень-очень скучать, честное киберскаутское.
Он не пытался уклоняться – в его положении это было бесполезно. Вместо этого, Дехсет сосредоточился на истреблении врагов. Плюнув в Эдель клейкой жидкостью одним щупальцем, он резво оттолкнулся от земли всеми конечностями и тяжело плюхнулся рядом с плюющимися ксеноморфами, после чего, взялся за их истребление.

0

44

Эдель на мгновение замялась удивлённая таким поворотом событий, но потом лишь фыркнула и отбросила копьё в сторону. А зря… но это она поняла лишь через мгновение когда в неё полетело остриё его хвоста.
- Убью ещё раз! – прошипела она, ловко отскакивая в сторону и опускаясь на три лапы.
Искатель, его появление было неожиданным. Ну, разумеется, теперь, когда пол улья было разнесено на части, и он мог свободно атаковать их с воздуха. Поняв это Эдель немедленно велела беглецам отступить и взявшие в кольцо претендара чужие быстро скрылись в небольших тоннелях и лазах куда ни Дехсету, ни Искателю хода не было. Правда, добрались до туда не все. Одного подстрелил Искатель, второго здорово задел, третьего сцапал сам Дехсет. Но это ещё ничего, основная масса чужих пока собиралась внутри. Эдель и сама собиралась ретироваться, но не вышло…
Кусок клея застал её на полпути к главному тоннелю, и если бы не ставшая обузой лапа она бы имела все шансы увернуться. А так липкий и противный он намертво приклеил всю нижнюю половину её туловища к камню. Зло шипя Эдель рефлекторно принялась рвать лапами клей, но ещё больше увязла.
- Замену!? Мне!? – необычайно громко прошипела Эдель. – Вынуждена тебя разочаровать! Королеву можно найти новую, можно найти более разумную, более сильную, более талантливую, но её НЕЛЬЗЯ ЗАМЕНИТЬ! Не будит тебе ни второй, ни третей Эдели, потому что Эдель это я и я одна единственная! Как и каждый из нас…
Чужая ловко вывернулась, дабы льющаяся из её раны кислота стала заливать быстро плавящийся клей. Чужие тем временем уже успели занять свои позиции в основном тоннеле и придаточных тоннелях. Сейчас они находились на достаточном расстоянии в безопасности…
- Дехс-с-с-ет! Ты от меня так просто не отделаешься, слышишь!?
«Эдель номер два!? Размечтался!» - бесстрастная чужая буквально вскипела от такого заявления. Королева всегда одна единственная в улье. Эдель всегда уважала индивидуальность и крайне негативно реагировала, когда кто-то кого-то копировал намеренно. И тут её создатель заявляет, что собирается сделать её копию! Неслыханная наглость! – «Ну, держись, не будит второго номера, пока жив первый!!»
Был у нёе один талант, который она ни разу не продемонстрировала своему создателю. Тот конечно мог догадываться о наличии в ней звукового оружия, что не было бы неудивительно, но сама она о нём не упоминала. Да и как об этом упомянуть? Доброе утро, а знаешь, я могу голосом обрушить скалу! Едва последняя мысль завершилась, из пасти ксеноморфа вырвался оглушительный пронзающий вопль. Стены и пол подле неё задрожали, сверху начали валиться некрепко стоящие камни. Ближайшая в ней стена в мгновение покрылась трещинами и стала осыпаться, мелкие камни принялись весело прыгать точно масло на сковородке. Опасно дрогнул даже высящийся над ними остаток холма, сбросив со своей вершины пару волунов.
А клей как на зло плавился не охотно выделяя в воздух дурнопахнущий белый дым. И вот она та самая причина, по которой Эдель не использовала столь разрушительное оружие. Оно словно было несформированным до конца и било, во все стороны сразу заставляя получать и врагов, и союзников и саму Эдель. К сожалению юный Ксеноморф не вовремя понял, что использовать подобное оружие в такой местности плохая идея. Один из покатившихся со склонов валунов с громким «БАМ» ударил в десятке метров, заставив вздрогнуть всё вокруг. А затем осыпал всё градом осколков. Губительный голос тут же замолк, но было уже поздно, вызванное небольшое обрушение уже превратилось в настоящую лавину. Эдель с опаской посмотрела на вершину холма и её крупная оптика совсем округлилась при виде катящихся сверху огромных булыжников. «Мать моя Императрица…» - ошарашено подумал ксеноморф а затем… Затем принялся вырываться из противной клейкой субстанции.

+1

45

- Как неоригинально – сыронизировал в ответ претендер, созерцая отступление детей Улья. – Эх, сплошное разочарование. Я ждал большего от тебя, лабораторный образец номер семь.
В его Искре кипелг гнев, обида и ненависть, ненависть в первую очередь по отношению к самому себе.
«Я позволил этому случиться. Я должен был прикончить её сразу же после лабиринта, а может и ещё раньше, но я позволил чувствам и эмоциям взять верх над доводами разума. И вот результат: предан, еле жив… а ведь самая сложная схватка ещё впереди!»
Он замер неподалёку от скованной белёсым клеем воспитанницы, размышляя над тем, что ему делать дальше. Самым логичным было прикончить её и отправиться за маткой Улья, но все чувства претендера сопротивлялись такому исходу.
«Это существо будет умирать медленно и мучительно, с осознанием того, что её распрекрасной Императрицы больше нет!».
- Какая наивность – презрительно бросил он в ответ на её пылкую речь, и отправился ко входу в главный туннель. – Уверяю тебя, тысячи других королев по всему миру думают точно так же, наслаждаясь своей уникальностью. На деле же вы обычная серийная штамповка, модель с непомерно раздутым самомнением, и не более того.
Он неспешно шагал прочь, наслаждаясь её криками. Гротескное это было зрелище, гротескное и пугающее: четвероногое существо, лишённое наружного покрова, сквозь лохмотья плоти проглядывает металл… Но даже в таком состоянии, Дехсет рассчитывал пройти сквозь остатки детей Улья и одолеть его матку. По разуму, ему бы отступить, подлечиться… Но доводы разума уступали по силе желанию крушить, рвать и убивать, что всецело овладело претендером.
Он посчитал, что на некоторое время обезвредил свою воспитанницу. Как оказалось – зря. Звуковой удар заставил его пошатнуться, задрожавшая земля норовила уйти из под ног. Крик оглушал, причинял боль, звуковые вибрации заполнили сознание, мешая связно мыслить, буквально разрывая его аудиорецепторы. Претендер стиснул дентопластины и уже собирался заткнуть вопящее дарование наиболее болезненным из известных ему способов, но обрушившаяся в считанных сантиметрах скальная грядя заставила Дехсета отскочить в сторону и сосредоточитсья на том, чтобы не попасть под камнепад.
Нарастающий грохот заставил его обратить своё внимание на возвышавшуюся над ними половину холма. Оценив скорость, количество и направление движения камней, Дехсет в несколько скачков оказался подле Эдель. Вцепившиеся в ксеноморфа щупальца рывком оторвали её от земли вместе с небольшим куском каменной породы, и Дехсет со всех ног помчался прочь. Пару раз в его бока ударялись скачущие по склону каменные глыбы, и тогда из уст претендера вырывалось полурычание, полустон.
Наконец, всё успокоилось, и он смог остановиться без опаски получить по голове многотонной глыбой. Остатки холма ещё больше обвалились, обнажив верхнюю секцию испещрающих его туннелей.
- Да, от тебя действительно отделаться не так-то просто, мелкая кусючка – бросил воспитаннице Дехсет, после чего запечатал ей рот очередной порцией клея. – Нет-нет, ничего не говори, у нас ещё будет время побеседовать… очень много времени.
На щупальцах, вцепившихся в ксеноморфа, проступило вещество-антиклей, и та плюхнулась на землю, где её и накрыло очередной клейкой струёй. Удостоверившись, что Эдель в ближайшее время никуда не уйдёт, Дехсет неспешно отправился к остаткам Улья. Сделав несколько шагов, он замер, и бросил на последок:
- Знаешь, как твой наставник, я могу дать тебе последний совет: попробуй задохнуться. Потому что оказавшись в моих руках, ты не сможешь умереть ещё очень долго, как бы сильно ты того не возжелала.

0

46

Спасение из под завала не произвели на неё никакого впечатления, в основном потому что, едкая кислота практически разъела клей. Ещё бы пара нанокликов и ксеноморф избавился бы от оков и кинулся под защиту улья, но нет… Тут в дело вмешался её создатель и своим поступком не вызвал в ней ничего кроме раздражения. Сказанные им позже слова тоже не возымели никакого эффекта. Избавится от клея, оказалось не так уж и сложно. Из пасти ксеноморфа обильно полилась кислота, сжигая клей у рта, затем на корпусе. Рана в этом деле тоже пришлась, кстати, но всё же это отнимало драгоценное время.
Освободившись, наконец, от хватки Эдель пулей понеслась на вершину холма, туда, где виднелось множество входов в улей. При этом, не забывая поглядывать в небо и обежать Дехсета. Сейчас у неё была другая задача – как можно скорое присоединился к сородичам. Поодиночке у них вряд ле что-то выйдет.
Чужие в улье меж тем заняли свои месте и ждали атаки. Даже на расстоянии они продолжали чувствовать приказы юной королевы и следовали её незамысловатому плану. Стоит претендеру забраться в улей, как в него тут же полетят комья кислоты от двух оставшихся беглецов. Одновременно с этим в бой должны будут вступить оставшиеся рабочие и воины нападая на уязвимые сочленения и терзая уже имеющиеся раны. Уцелевший преторианец меж тем должен был ждать, пока Эдель доберётся до улья. По одному они вряд ле справятся, а вот если объединить силы, то вполне могут дать достойный отпор.

0

47

Его сознание заполнял гнев. Ярость клокотала в груди подобно пробуждающемуся вулкану. Он знал, что идёт в ловушку, он ощутил, как Эдель поспешила присоедениться к собратиям, и не стал ей мешать. Он дал ей шанс. Ей, гибриду, чудом уцелевшему во время дерзкого эксперимента. Он воспринимал её как ученицу, как союзника, почти как спарка, которого у него никогда не было и, скорее всего, не будет. Почти? Ну да. Хотя для него она долгое время была лишь экзотичным домашним животным, он привык к ней, она стала частью его жизни. И теперь, настало время расплаты.
Они его ждали. Чтож, он утопит свою ненависть в их крови. По туннелю прокатился яростный рёв, от которого с потрескавшихся стен и потолка потекли струи каменной крошки. Он рычал, не используя дополнительные вокалайзеры пасти ящера, которая до сих пор валялась где-то снаружи, нанизанная на копьё Охотника. Рычал с душой и от души, прежде чем бросится вперёд. От их плевков его лицо защитил капюшон, но один сгусток кислоты таки достиг своей цели, оставив на бледном металле обугленную черноточину. Он этого не замечал, он рвал, кромсал, давил, ломал податливые хрупкие тела.
Уровень энергии упал ниже пятидесяти процентов, но и это ускользнуло от внимания Дехсета. Уже долгое время он не испытывал подобной злости, и в каждый удар устрашающего, покрытого лезвиями одиннадцатого щупальца он вкладывал достаточно сил, чтобы выбить фонтаны огненных брызг и каменной крошки из стен туннеля. Он одного за другим срывал с себя ксеноморфов, терзавших его уязвимую органическую составляющую. Он прорывался и оставлял за собой следы неописуемого побоища, он игнорировал ожоги, рваные раны и повреждения внутренних систем, выискивая взглядом и сенсорами ту, кто посмел вызвать в нём подобную ярость.
В ушах Эдели прозвучал голос Императрицы:
~ Мы в ловушке. Иного выхода из логовища нет. Мальки убегают, они выживут, даже если мы погибнем.
А претендер наступал, беззвучно и неотвратимо, ужасный и безрассудный в своей ярости.

0

48

~  Мы будим с вами до последнего Императрица – пообещала Эдель, вступая в главную артерию улья.
Чужие, стоило им только попасть под лапы претендера, как их голоса немедленно смолкали. Храбрые дети улья не сдавались. Они были быстры, проворны и прикладывали все свои силы и умения для того чтобы максимально усложнить его продвижение. Дабы не быть отловленными и прибитыми как каморы они сменили тактику, жаля и быстро отступая назад. А стоило претендеру отвлечься на кого-то конкретного или на небольшую группу, на какую-то сторону и другие, позабытые, чужие немедля кидались на него. Но даже при всех повреждениях у них было мало шансов, мало сил. Но чужие не кибертронцы, не люди, они не сдавались. Чем меньше у них было шансов, тем яростнее и старательнее они сражались. А потом в бой вступила и Эдель.
Юная королева появилась позади претендера и тут же бросилась в его сторону. Одна сломанная лапа не позволяла ей совершать те огромные и красивые прыжки, которыми она обычно настигала добычу. Увы, эти были не столь хороши и точны, тем не менее, она быстро оказалась возле своего создателя. Одним скачком она перепорхнула через «работающий» по ксеноморфам хвост, затем прыгнула тому на загривок. В случае удачи ей необходимо было вцепится в защитный капюшон и содрать его с претендера. Одновременно с этим пользуясь тем, что королева предприняла прямую атаку и должна была отвлечь на себя всё внимание, чужие разом кинулись грызть его сочленения на манипуляторах. А ещё через Земную секунду в бой вступил вызванный королевой преторианец. Мощный воин, а вернее сказать воительница, быстро подскочила к претендеру и, злобно шипя, с силой удалила его корпусом в бок, намереваясь свалить его с ног.

0

49

Императрица ответила мощный телепатическим воплем, пробуждавшим в её детях неудержимую ярость к претендеру. Тот, не смотря на новые повреждения, продолжал пробивать себе путь к логову Императрицы. Повреждённая нога и Дехсету не давала свободы действий, впрочем, ему она и не требовалась. Он ощутил приближение Эдели, но ничего не предпринял, позволив ей вскочить ему на загривок и вцепиться в прикрывавший голову капюшон. Органика затрещала под когтями ксеноморфа, но та была ещё слишком мала и слаба, чтобы в несколько секунд разорвать капюшон претендера. Тем временем, на его загривке и самом капюшоне проступила клейкое серебристое вещество, норовившее приклеить Эдель к корпусу Дехсета.
«Так ничему и не научилась» - мысленно прокомментировал он действия Королевы, припомнив их давний поединок со стражем лабиринта.
Сам претендер собрался было сцапать её одним из щупалец, но появление преторианца мгновенно привлекло его внимание. Позволив существу толкнуть себя в бок, Дехсет резко поджал лапы, прокатился по туннелю и вновь оказался на ногах, обрушив на наглого переростка сокрушительный удар жалом. Тем временем, в коридоре раздалась тяжёлая поступь Императрицы, отбросившей свой детородный кокон и спешащей вступить в бой плечом к плечу со своими детьми.

0

50

Ощутив присутствие клея во рту и на загривке, Эдель тут же рывком вывернула капюшон, скрывавший его голову и приклеила его к загривку, а когда дело было сделано немедля скакнул в сторону пока не прилипла. Тем более что подоспевший преторианец намеревался повалить его на бок. Как, оказалось, пригнула она вовремя, иначе Дехсет раскатал бы её в лепёшку как четырёх не успевших вовремя отскочить воинов.
Чужие чутко среагировали на его действия и тут же бросились в рассыпную, но успели не все. Оказавшиеся слишком близко к противнику и лишённые возможности манёвра чужие скрылись в узких проходах на стенах и потолке. Другие продолжили свои нападки, вгрызаясь в его сочленения. Преторианец же кинулся вслед за противником и тут его настиг сокрушительный удар в бок. Чужой пронзительно взвыл, но, несмотря на смертельную рану, из боя не выбыл. Распалённый кличем, Императрицы он кинулся на претендера, впиваясь острыми и крепкими челюстями в одну из ран в боку стараясь добраться до систем внутри. Беглецы тем временем метили ему в голову, которую должен был обнажить манёвр Эдели. Сама королева, спрыгнув с претендера, сделала неловкий кувырок и болезненно приземлилась на бок. Впрочем, через секунду ксеноморф оказался на манипуляторах. Правда, стало ей малость не до претендера.
Раздавшаяся позади тяжёлая поступь заставила её вздрогнуть и обернутся. «Императрица, но вы же…» - Эдель свела челюсти и зло раздосадовано зашипела. Императрицы, как и Королевы, вступали в бой, когда всё было действительно плохо. Сама по себе она была могучей силой, но эта была крайне стара, ей было не совладать с тем врагом, который предстал перед ней… «И до сожрёт нас всех Юникрон, пусть так оно и будит…» - решила про себя чужая и с грозным «скреее» бросилась на претендера утопая в той кровавой жажде, которую пробудила Императрица в своих подчинённых. Эдель подскочила к одному из манипуляторов и нанесла один выверенный удар хвостом по локтевому сочленению, старясь вывести лапу из строя.

0

51

Одним взмахом он отсёк голову гиганской твари-переростка, увлечённо терзавшей его бок. Проклятая гадина таки сумела разорвать его внешнюю броню и добраться до внутренних систем. Не смотря на это, положение претендера оствалось плачевным. Он спешно прикрыл лицо действующей передней лапой, перенеся вес на задние ноги.
«Впрочем, этого следовало ожидать – провал всегда сопутствует тем, кто ставит эмоции превыше холодного разума» - подумал претендер.
Боль, терзавшая его сотнями клыков детей Улья, отрезвила Дехсета. И вовремя: ситуация из просто рискованной становилось критической. Даже он не мог долгое время выдерживать подобный натиск, куски его псевдоплоти устилали пол, фиолетовый энергон смешивался с белёсой жидкостью, вытекавшей из поврежденных участков органической брони, и покрывал его корпус сплошным сиреневым слоем. Пора было включать процессор, иначе – ксеноморфы могли и завилть его, словно пещерного дракона, что во множестве обитали в горах Асхи.
Итак, ползучая-клыкастая нечисть облепила его чуть ли не сплошным ковром? Прекрасно! Ибо Эдель была не единственной, кто скрывал в рукаве парочку тузов. Не без труда, Дехсет заставил работать многочисленные бионические устройства претендерской оболочки. Часть из них была выведена из строя, но оставшихся хватило, чтобы пропустить по всему корпусу претендера жалящий, мощный электрический разряд! Из повреждённых участков органической оболочки брызнули искры, изображение в оптике претендера моргнуло, но результат того стоил – обычных ксеноморфов этот импульс должен был поджарить на месте.
Не тратя больше времени и игнорируя отсечённую голову преторианца, чьи челюсти так и не разжались после смерти защитницы Императрицы, он бросился на саму матку, игнорируя её порождений.
- Вырвать с корнем… - выдохнул Дехсет.
Его атака была простой и неуклюжей: он просто постарался с разбегу сбить Императирцу плечом. Увы, та хоть и была стара, всё ещё обладала незаурядной силой, у а претендера были большие проблемы с ногами. Атакованное им существо с недюжинной ловкостью отскочило в сторону и тут же пихнуло его в бок, повалив наземь. Изумлённый, но не побеждённый, претендер с размаху лягнул Императрицу лапой в колено. Хруст и вопль боли возвестил о том, что металл и синтезированная плоть оказались прочнее плоти ксеноморфа.
Но этот факт не мог изменить его плачевного положения. Претендер опёрся щупальцами о пол и попытался подняться на ноги, но был остановлен хозяйкой улья, которая хлестнула по его щупальцам хвостом, словно гигантской плетью и лишила его точки опоры. С коротким не то стоном, не то восклицанием, Дехсет повалился на землю. Подняв голову он увидел в непосредственной близости от своего лица распахнутую пасть Императрицы. Прикосновение когтистой лапы вызвало всплеск отвращения и негодования. В его голове мелькнула мысль о том, способен ли обычный металл выдержать хватку челюстей эдакой зверюги, но рефлексы-подпрограммы охотника, отточенные за века нападений на улицах кибертронских городов, обострённые опасностями, подстерегавшими изгоя на его жизненном пути, сработали раньше, чем он пришёл к определённому выводу.
Ярко вспыхнуло фиолетовым огнём устрашающее жало, со свистом рассекая воздух. Прекрасный удар, он бы не смог ударить лучше, даже если бы действовал сознательно. Пламенеющий клинок с хрустом ударил в то место, где голова матки крепилась к шее, проскользнув под впечатляющим гребнем. Клинок рассёк хитин и плоть, погружаясь в голову Императрицы на всю длину, поражая нервные узлы и мозг.
Воля, делавшая ксеноморфов одним целым, угасла в тот же миг. Древнее, гигантское существо стояло на ногах ещё несколько секунд, а потом покачнулось и рухнуло на бок, упав неподалёку от претендера. Одиннадцатый тентакль накрепко засел в её черепе, опалённая энергетическим полем плоть шипела и скукоживалась, распространяя вокруг отвратительный кислый запах.

0

52

Лишённые своей Императрицы и выводка чужие поступили самым логичным образом. Разобщённые и без цели они не видели смысла продолжать битву, поэтому немедля скрылись во множественных тоннелях. Пугающая тишина повисла после гибели Императрицы в остатках её улья. Шипение, угрожающий стрёкот, крики, копошение и вызванный этим копошением шум, всё угасло мгновенно, словно кто-то пришёл и выключил свет. Остатки пыли не улёгшейся после обрушения всё ещё кружили в воздухе и лишь теперь они привлекли к себе внимание.
Императрица сражалась хорошо и достойно, но недолго. Её долгому правлению пришёл конец и, похоже, он был предрешён, если бы не Дехсет, то её погубило бы, то странное существо. Эдельи незачем было себя винить. В последние мгновения схватки ксеноморфы помогали матери, как могли, яростно набрасываясь на противника пока его внимание было сосредоточено на Императрице. Даже обезглавленный преторианец продолжал битву, заливая его внутренние системы кислотой, которая хлестала из его артерий и текла по рту. Эдель была одной из этой массы, как и они, жаля его хвостом, терзая клыками и когтями, но в отличие от них она не ушла, лишь отскочила в сторону.
Воля, она вернулась к его воспитаннице мгновенно с осознанием всего произошедшего. В первое мгновение она растерялась поражённая содеянным, а в следующий миг восхитилась мощью падшей Императрицы… ровно как осознанием собственной власти нал чужими. Лишённые воли, подчинённые одному стремлению, но не лишенные инициативы и разума. Им просто нужно было одно и то же, а именно то, что нужно было матери… лишь она имела полноценную волю. Чужая подняла взгляд на её отсечённую голову.
- Хороший трофей, - безучастным голосом заметила Эдель. – Это не королева, череп, которой висит в твоей лаборатории. Это сама Императрица – мать всех чужих на Асхе. Носительница главных ген… моя мать. – Эдель встала на лапы и хромой походкой подошла к претендеру. – Я просчиталась. Она не могла бы сломить мою волю и подчинить себе, если бы я не урезала один из формирующих мой корпус ферамонов. Разум мой остался прежним, но я оказалась бессильной перед ей волей… Прости… - Эдель отвела взгляд в сторону и посмотрела на многочисленные проходы в потолке и стенах. Которые обычному взгляду могли быть и незаметны. – Знаешь, а они ещё там, в тоннелях и не спешат уходить… они лишились Императрицы, но приобрели Королеву… - Эдель опустила голову и пояснила, - я могу им приказывать.

0

53

Дехсет тяжело вентелировал перегревшиеся системы. Уровень его энергии упал до опасной отмети в 30%, это значило, что все регенеративные процессы в его оболочке прекратились. Ему нужно было убираться из этого места, иначе он мог просто впасть в стазисную блокировку от нехватки энергии. Запоздало пришла мысль о том, что следовало объединиться с Искателем. Его гравитационные клинки были бесполезны против кислотнокровных ксеноморфов, но энергетическая подпитка пауэрмастера сейчас бы пришлась как раз кстати. И тут раздался голос той, кого он в неведении считал уже мёртвой.
Дехсет дёрнулся, словно от удара и резко развернул лицо в сторону Эдели. Белый металл был прожжён во многих местах – следы кислотных плевков, а сам корпус претендера был измочален в высшей степени. Впрочем, он был жив, и несомненно смог бы продержаться даже если бы ксеноморфы продолжили свои атаки после смерти их королевы. Или Императрицы, как пояснила Эдель. Несколько секунд претендер всерьёз обдумывал перспективу убить её на месте. Да, в её словах был смысл. Ему самому следовало предположить нечто подобное, но он и представить себе не мог, что кто-то сможет контролировать матку ксеноморфов, и тем более – полуорганика наподобие Эдель.
В процессоре мелькнула запоздалая радостная мысль о том, что воспользуйся он генным материалом псевдоящеров, последствия внезапно проявившихся телепатических возможностей этой сверх-матки могли быть просто катастрофическими. Хорошо, что он не пошёл в своё время на этот риск. Но теперь, оставалось решить, что ему делать с единственным экземпляром провальной программы.
- Значит, проматерь всего твоего рода? Забавно, я и не подозревал о том, что твой род способен к телепатии – произнёс он, выдирая из своего бока голову преторианца. – Тебе не о чем извиняться, я так же как и ты не подозревал об этой угрозе. Значит, таких как она на Асхе больше нет?
Он встал на ноги, поддерживая себя свободными тентаклями, и рывком высвободил жало из головы Императрицы. Несколько секунд, он разглядывал её, а потом покачал головой.
- Она не годится для трофея. Пойдём. Можешь прихватить с собой сородичей, если сумеешь собрать их достаточно быстро. Пусть лучше живут под твоим присмотром, чем нападают на шахтёров. Но учти – отвечаешь за них головой, увижу хоть одного в своей лаборатории… И не дай Праймус им напасть на кого-то из слабоискровых!
Он не стал уточнять свою угрозу, для себя отметив, что действительно готов снять с Эдель скальп, если один из её сородичей навредит его проекту. «Сородичи» - он любил употреблять это слово, и обычно называл так других трансформеров. Но сейчас, у этого слова был иной смысл: претендер признавал, что Эдель принадлежит и к роду псевдоящеров, и то, что она не может отрицать своё наследие. Грузно и тяжело, он вышагивал по туннелю, обдумывая свои дальнейшие действия.
Решение пощадить мелкую кусючку далось ему легко, хотя его манипулятор ещё носил следы её укусов. Его гнев куда-то делась, испарился сам собой, а сознание прояснилось. Итак, Эдель могла попасть под власть более древней матки, но и сама была способна управлять ксеноморфами. Учитывая то, что столь древних существ как проматерь на Асхе больше быть не должно – а в искренности её слов он не сомневался, этот факт перестал быть проблемой. С другой стороны, власть над ксеноморфами могла послужить его делу. Он ещё подумает над тем, как именно использовать сородичей Эдели, но перспективы выходили довольно занятными.
На миг, Дехсет задумался о том, не являются ли действия воспитанницы очередной уловкой? И пришёл к выводу, что это весьма вероятно. Ей однажды почти удалось обмануть его, очень может быть, что она просто переметнулась к сородичам по каким-то своим причинам предпочтя Улей его лаборатории, а после смерти Императрицы, вновь пересмотрела свои авторитеты. Он не был достаточно искусен в ксенобиологии, чтобы найти подтверждение или опровержение её слов о телепатическом контроле, хотя сам факт того, что она может призвать других ксеноморфов говорил в пользу её слов. Но это, опять же, ничего не значило – про то, что она сама попала под контроль этой сверхматки, юная Королева могла и солгать.
«Итак, я собираюсь пригреть под сердцем змею» - с иронией подумал претендер. «Более того, я намерен позволить ей свить гнездо у меня под носом и заняться выращиванием детёнышей. Солгала она мне или сказала правду, ситуации это не изменит – я буду находиться под постоянной угрозой. И это хорошо. Сегодняшний день меня многому научил. Я едва не потерпел поражение, и от кого? От роя мелких, безмозглых тварей! Я расслабился, я уверовал в свою неуязвимость. В тепле, уюте и безопасности моей лаборатории я размяк. Но теперь это не повторится. Я рискую. Безусловно! Но она не решится напасть на меня снова, пока не скопит достаточно сил. Она видела, на что я способен. Следует обезопасить себя на время спячки, и побеспокоиться о том, чтобы у неё не было возможности взорвать меня вместе со всей лабораторией – уж больно удачной ей может показаться идея со взрывом энергонных жил. Энергон, да! Прочесать пещеры, мне не хватало только, чтобы она наткнулась на энергонную жилу, пролегающую под моей лабораторией. Что ещё? Дать указание слабоискровым. Пусть наблюдают. Шлак, а мне ведь уже интересно, каков будет твой следующий ход! Моё любимое хобби…».
Мир вокруг них светлел с каждым шагом, но чем ярче становился солнечный свет, тем больше укреплялась уверенность Дехсета в том, что сегодня его предали… и вскоре предадут вновь. Это был вызов, это было испытание. Но помимо этого, эта игра обещала быть очень забавной. Именно то, что ему нужно, чтобы держать себя в форме. Опасные игры всегда манили его, и даже угроза собственному проекту не могла заставить его отказаться от возможности сыграть в ещё одну, доселе незнакомую игру, ставкой в которой будет сама жизнь.
Он не сомневался, что она будет вести себя как обычно, да и сам не собирался менять линию поведения. Он будет учить её, поможет ей познать мир, сделает из неё достойного врага. В этом свете, идея разместить улей ксеноморфов прямо под лабораторией казалась ещё более удачной, ибо поговорка «держи друга близко, держи врага ещё ближе» была известна и на Кибертроне.
- Ты прошла свой тест – заметил он. – Твои действия в конце были излишне безрассудными, но в остальном – я могу тебя поздравить, ты вела себя просто превосходно. Расскажешь мне о том… охотнике с копьём?

+1

54

Эдель сощурила оптику в лёгкой задумчивости.
- Таких как она больше нет, но её место не останется незанятым… думаю, его могла бы занять я. Если мне повезёт… - Чужая на мгновение представила себя в её роли. Воистину соблазнительная затея для юной и, несколько, заносчивой королевы, но… - пока это не входит в мои планы… Не волнуйся на счёт моих новых слуг. Во-первых, они не разбегутся, во-вторых, они никому не навредят без моего прямого приказа. Я велю им обосноваться под лабораторией, там достаточно много тоннелей им не будит тесно, ты ни одного из них не увидишь.
Чужая встала и направилась вслед за претендером, веля своим сородичам собираться неподалёку от выхода. Остатки улья, довольно жалкие остатки чуть больше десятка. Два беглеца, пяток рабочих, остальные уцелевшие воины. Забавно, если бы Императрица не велела выводку сбежать, то это не было бы возможным. Чужие остались бы защищать её потомков, а так… довольно удачно. Не точно по плану, но своего она добилась…
Ответная реакция Дехсета ей не понравилась. Претендер её не простил, прощают иначе, просто решил про себя что-то и чем больше они шли, тем крепче становилась его решимость. Это было плохо и неправильно… похоже её создатель больше не будит ей доверять. По крайней мере, этот вариант имел право на существование.  А что ещё? Предположим, она могла вести своих братьев в ловушку? Пожалуй что да… «Что если ты мне не веришь?» - ксеноморф всерьёз задался этим вопросом. «Ничего, я докажу тебе что я не предатель… Рано или поздно ты поймёшь что мне по прежнему можно доверять. И вот когда ты это поймёшь, тебе станет стыдно, но это потом, а сейчас...» - Эдель негромко вздохнула опечалившим её мыслям, но слава Дехсета вывели её из раздумий.
- Об охотнике? Я уже рассказала тебе все, что знала о нём. Самое странное, что он казался мне знакомым… но я никак не могу вспомнить откуда…

0

55

- Я рад, что ты не утратила амбиций – двусмысленно усмехнулся в ответ Дехсет. – Чтож, пещеры подойдут. Но смогут ли они жить в твоё отсутствие? Не нарушат ли они твоих запретов, стоит тебе покинуть планету?
А вот фраза о том, что он даже не увидит её новых слуг ему ой как не понравилась…
«Надо будет устроить видеонаблюдение над пещерами» - твёрдо решил он.
К тому времени, как они выбрались из пещеры, пыль осела и солнце Асхи заливало останки улья ярким тёплым светом. С наслаждением прогнав воздух сквозь свои системы, Дехсет послал короткую команду Искателю и перешёл в робомод. К счастью, его ноги не слишком пострадали. Ходил он вполне уверенно, хоть и без привычной грации. Дождавшись, пока пауэрмастер подключится к его системам, Дехсет уверенно пошёл вперёд со словами:
- Возможно, это генетическая память твоего рода. Возможно, твои предки уже встречались с ним и ему подобными.
Он подошёл к месту, где валялось копьё Безымянного вместе с его пустотелой головой. Аккуратно приподняв оружие, на две трети погрузившееся в синтезированную плоть и накрепко застрявшее в металлическом каркасе, он удовлетворённо кивнул своим мыслям.
- Вот это будет мой сегодняшний трофей. Моя голова далеко не так обильно украшена, как голова Императрицы, но лично мне она гораздо дороже чем любая другая. Копьё охотника остро… очень остро. А боевые качества не вызывают сомнений. Повторюсь – ты прекрасно проявила себя сегодня. Если ты пожелаешь, я возьму тебя в свою экспедицию, которая состоится через пару недель. К тому времени, тебе надо будет изучить обычаи кибертронцев, а так всю емующуюся у нас информацию о космической станции нейтралов Раст-4, расположенную в секторе GH-43 по кибертронской космографической карте.
Копьё с пронзённой головой псевдоящера исчезло в его руках, погрузившись в суб-пространство. Дехсет раскрыл свои серо-стальные крылья и обронил напоследок:
- Я жду тебя в лаборатории.
После чего, взмыл в воздух и отправился домой. Хотя, уже нет. С сегодняшнего дня, он осознал, что это место давно перестало быть для него безопасным и больше не соответствовало понятию «дом». Тем лучше. Ему нужно было пристроить свой новый трофей, проверить орбиту на наличие вражеских кораблей, а главное – придумать нечто, что станет прекрасным завершением сегодняшнего дня. Быстро выйдя на максимальную скорость, Дехсет отправился в своё логово.

В холле убежища, месте, предназначенном не столько для повседневного использования, сколько для обороны от возможного вторжения, Эдель ждал новый экспонат: над шестиугольной серой тумбой, в гравитационном поле плавно вращалось копьё с нанизанной на нём головой псевдо-ящера. Рядом с тумбой висел небольшой шарообразный дрон, и стоило Эдель войти в помещение, как он спроецировал простенькую текстовую голограмму: «Жду тебя в помещении L3. Д.».
Помещение это, было небольшим отсеком, располагавшемся на третьем подземном ярусе лаборатории, и было одним из тех мест, куда Дехсет наотрез отказывался пускать воспитанницу. Ещё бы! Ведь именно там он в свободное от работы время изготавливал вкуснейшие энергоконфеты: определённо, его познания в химии вообще и относительно энергона в частности, нашли неожиданное применение в кондитерском искусстве. Впрочем, Эдели распробовать плоды этого искусства приходилось нечасто: претендер использовал конфеты как простейшее и эффективное средство поощрения правильного, с его точки зрения, поведения воспитанницы.
Отсек оказался действительно скромным, как по размерам, так и по дизайну: серые стены, шкафы с реагентами, аппарат для проведения химических реакций, да шкафчик с готовой продукцией, на чьих полках затейливо мерцали разнообразные сорта энергоконфет. К верхней полке была прибита незайтейливая табличка: «Спайс. Спаркам не давать!».
Дехсет как раз колдовал над аппаратом, посыпая плавающую в аквариумоподобном контейнере густую розовую жидкость каким-то бурым порошком. К тому времени, повреждения претендера успели полностью восстановиться, он отправил Искателя на подзарядку, сам же выглядел почти как обычно. Ощутить это «почти» Эдель вряд ли бы смогла, ибо заключалось оно в том, что Дехсет не погружался с головой в своё дело, как это происходило обычно, а отвёл часть ресурсов ЦП на созерцание окружавшей его обстановки. Он загодя почувствовал приближение Эдель, но предпочёл не показывать вида, не без интереса ожидая, как она поступит.

0

56

- Определённо это не из моей памяти, а кроме памяти моих предшественниц у меня ничего нет... Другое дело, откуда они его знают... почему они его опасаются, ведь он так легко пал от моих когтей, - задумчиво протянула Эдель, провожая взлетевшего претендера взглядом чёрных окуляров.
Меж тем её новые подопечные выбрались из улья и собрались позади своей новой королевы тихо, терпеливо и безмолвно ожидая её приказов. «Что ж, не стоит тратить время, рана заживёт не скоро, а вот крови из неё вытечет порядком. А ведь мог бы и подвести… сбавил бы немного ходу, чтобы улей за ним поспел. Интересно кто я теперь для тебя?...» - Эдель поднялась и похромала на трёх лапах в сторону лаборатории. На краю леса ксеноморф остановился и посмотрел назад, на разрушенный улей. Взрыв, вызванное ею, не маленькое, обрушение, смерть самой Императрицы. Оставшиеся королевы попытаются занять её место, но ей это не нужно. Когда-нибудь она сама станет Императрицей, приведя в этот мир новый вид чужих, но это будит не сейчас, не через неделю, ни через год… но уже сейчас она хотела бы их видеть. Её идеальный мир, её идеальное общество. Чужие каждый, из которых личность, единственное, что их ограничивало это её воля, они будут такими же как она, после подчинения Великой Матери. А если она погибнет или покинет их, они станут полностью самостоятельными личностями. Мысль о том, что детей своих она могла бы просто отпустить, юную Королеву не посещала. Подобная тирания была нормальна для чужих. Эдель отвела взгляд от улья.
- Чепуха. Когда-нибудь у меня будит улей больше, выше, глубже, шире и крепче и не будит там надомной ничей власти. Всё сложилось лучшим образом… - прошипела она, скрываясь в густом папоротнике, а за ней клином последовали остальные.
*            *            *
Когда королева пожаловала, наконец, в переднюю единственным её желанием, было, наестся энергона и лечь спать. Надежда, которую она тешила по дороге, оказалась несбыточной, но этого следовало ожидать. Если бы дрон не заставил её поднять голову, ксеноморф не углядел бы даже новый экспонат. Любой нормальный, пожалуй, назвал бы это дикостью – собирать собственные части, но и она и Дехсет были далеки от нормальности, так что его новый трофей получил в качестве оценки лишь равнодушное «хм». И то, потому что Эдель решила, что это нужно хоть как-то оценить. А вообще наличие факта её «предательства» прямо в холле как-то не очень радовало, ещё одна монетка в копилку её подозрений.
Разобравшись с чтением и оценками обновок, ксеноморф встал на задние лапы и зажал спереди сквозную рану. Кровотечения это не остановило, чёрная кислота просто усилила свой поток с другой стороны раны, изливаясь потоком из за спины и заливая металлический пол. Ей бы сейчас в мед. отсек а не в «тайную комнату», но любопытство взяло верх и она решила не откладывать их встречу.
Открыв дверь, Эдель неслышно вошла внутрь и остановилась позади претендера, изучив скромную во всех смыслах комнату. Датчики аналитики окружающей среды тут же уловили множество оттенков запахов, разматывая клубок на составляющие которые подобно нитям вели к каждому отдельному сорту и вкусу. Ослабленный организм тут же попросил обеда, причём неважно в какой форме – конфеты, энергон, органика, чей-нибудь корпус, однако кидаться на обед она не спешила лишь скромно поведя носам. Гораздо интереснее было, что собирается делать Дехсет, тот явно позвал её именно сюда не просо так. Поговорить вполне можно было бы и в любой другой комнате… Пауза меж тем несколько затянулась. Эдель не спешила заводить разговор, а претендер наверняка уже заметил её присутствие, не мог не заметить. Банально наблюдая за Дехсетом и зная его способности, она давно заметила привычку претендера всё вокруг держать под контролем и сама, неосознанно, стремилась к тому же.
Стоит претендеру обернуться, и он увидит перед собой смирно стоящую бэту. Эдель редко переходила в робомод, просто за ненадобностью, в альтермоде она могла делать все, на что способен робомод и даже более этого. Можно было бы смело назвать его бесполезным для этой особи. Однако на этот раз он всё же пригодился. После трансформации рана с одной стороны закрылась из за смещения сегментов, хотя плечо и манипулятор по-прежнему были нефункциональны, а  спереди она продолжала сжимать её ладонью, так что кровотечение практически прекратилось. В этот период Эдель была довольно складной, лишь со слегка великоватой головой и не столь худая как должна была быть. Светлое личико и чёрные окуляры рождали контраст, делая лицевую пластину на пару тонов светлее, чем она была на самом деле. В целом её острое лицо, благодаря большим окуляром, напоминало марсианина из земного фильма.

0

57

Закончив работать над смесью, Дехсет обернулся и вздрогнул. Вот так, живёшь рядом с этим симпатичным монстриком, живёшь, а она в один прекрасный день превращается в прекрасную принцессу. До принцессы Эдель, на взгляд претендера, было далеко, но сравнение показалось ему вполне уместным. Поставив себе галочку напротив пункта «Не забывать, что она тоже отчасти кибертронец», Дехсет внимательно осмотрел корпус подопечной.
- Жить будешь – коротко констатировал он очевидный факт. – В ремблоке уже всё готово, ремонтник викспарк тебя ждёт. Но прежде – заслуженное тобой лакомство. Ты сегодня показала себя во всей красе, по этому поводу, я решил подготовить нечто особенное.
Он взял из держателя небольшую поварёшку и снял пробу из контейнера. Оценив сладкость и вязкость, Дехсет улыбнулся и вполне искренне заметил:
- Я рад, что ты уцелела в том взрыве. Оно почти готово, остался последний ингридиент… Попробуешь?
Всё с той же хитрой улыбкой, Дехсет опустился на одно колено и поднёс поворёшку к губам фем. Варево было горячим, непомерно сладким и вязим, к тому же – высокооктановым, но в целом – абсолютно нормальным.

0

58

Увидев как претендер вздрогнул обернувшись, бэта критично приподняла уголок шлема, лишённый удивления взгляд выражал нечто среднее между «ты что это?» и «сума сошёл?». Не может же быть, что Дехсет забыл, что она может трансформироваться! Для этого нужно быть весьма ветреным и/или глупым, а она своего наставника ни глупым, ни ветреным не считала.
- От ксеноморфов не так просто избавиться, ты ведь знаешь это… - неспешно проговорила Эдель, втягивая носом сладкий воздух. Сейчас бы самое время напомнить претендеру, что она не собачка, которую можно дрессировать. Хотя, нет, не стоит, не подходящее… - Но ты же позвал меня не ради конфет, - заметила чужая, оторвав взгляд от жидкости.
Основную массу времени, что она проводила в робомоде, лицо её напоминало маску, сейчас было так же. Простое расслабленное и ничего не выражающее лицо. Не то чтобы она не знала, как выражать эмоции просто не очень к этому привыкла. Да и зачем это в их случае? Искра её выражала первым делом усталость и лишь потом лёгкую настороженность и любопытство. Взгляд её вновь упал к жидкости и инстинкт самосохранения подсказал, что не плохо бы прежде дождаться ответа претендера. Доверяет ли она ему? Нет, неверный вопрос. Что она получит, если сейчас покажет своё сомнение в нём? А вот если она будит ему доверять, тогда сможет выяснить насколько ему стоит доверять и стоит ли вообще. А первый вариант вёл лишь к потере доверия… это было неприемлемо. Сложив губы трубочкой, Эдель подула на горячую жижу, после склонилась и сделала совсем небольшой глоток и тут же поджала губы.
- Горячий…

0

59

- Да нет, вообще-то именно ради конфет – ответил претендер.
На лице его при этом скользнула мимолётная улыбка. Будто дрогнули краешки губ, даже не показав скрывавшихся под ними клыков.
- Он и должен быть горячим. Доводилась слышать о леденцах? Это последний изыск кибертронского кондитерского искусства. Как только я добавлю в смесь последний ингридиент, она подвергнется температурной обработки и застынет. В итоге получившееся лакомство можно лизать глоссой очень долго, сохраняя вкусовые ощущения на протяжении многих минут. Это мой тебе небольшой подарок.
Дехсет вернул остаток субстанции из поварёшки обратно в контейнер и продолжил, не меняя коленоприклонной позы:
- А чтобы сделать его совершенно особенным, мне и нужно было твоё присутствие.
Внезапно он склонился к Эдель, заглянул в её чёрную оптику… и коротко поцеловал в лоб. Ни грамма страсти, скорее – это был поцелуй родителя, встретившего своего ребёнка после долгой разлуки. Приподнявшись, он улыбнулся. И в тот же момент Эдель ощутила неприятное, но не болезненное прикосновение к своей ране. Метнулся тонкий серебристый тентакль и зачерпнул небольшой чашечкой несколько капель ксеноморфской крови. Миг – и чашечка оказалась опрокинутой в контейнер с розовой смесью, аппарат заработал, придавая форму первому леденцу.
- Я так думаю, этой смеси не хватало небольшой кислинки – улыбнулся Дехсет, выпрямляясь в полный рост. - Подожди минутку, процесс закончится очень быстро.
«Не смотря на всю твою живучесть, я могу убить тебя в любой момент. Ты жива, только потому, что я этого хочу, и день, когда я перестану этого хотеть станет днём твоей гибели».

0

60

Эдель слушала своего учителя, как обычно, очень внимательно, слегка сощурив чёрную оптику. Возраст её, по Кибертронским, да и по людским, меркам был смешон, однако ей с лихвой хватало ума на то чтобы читать между строк. Видит Праймус, тут это было не очень сложно. Однако поначалу бэта лишь недоумевала, пытаясь разгадать его замысел. Когда Дехсет склонился над ней, она слегка отклонилась назад, ожидая какого-то подвоха, однако, тот лишь поцеловал её в лоб. «Ну конечно, это было бы слишком просто…» - поругала она себя за оплошность. Меж тем манипулятор сжимавший рану невольно отпустил её и потянулся ко лбу. Лишь недоумённо заглянув в оптику претендера, Эдель вспомнила, что это называется поцелуем. Странное чувство, но интересное… её впервые поцеловали, пусть даже так. Манипулятор меж тем не проделал и половину пути, едва на лице претендера мелькнула улыбка, она тут же ощутила прикосновение к ране. Эдель тут же поморщилась и опустила взгляд к плечу, вновь зажав рану, она посмотрела на заработавший аппарат и тут же поняла то, что хотел сказать Дехсет.
- Угроза? – прошипела она на языке чужих после пристально посмотрела на своего учителя. Кажется, взрослые любили играть в эти глупые игры, когда один говорит одно, но имеет в виду совсем другое. Двое продолжают «играть» хотя знают что на самом деле происходит. К счастью или нет, Эдель в такое играть не любила. – Прости, но кондитерские изыски Кибертрона не то, что меня интересует. Я так понимаю, ты хочешь напомнить мне, что можешь в любой момент меня прикончить? – Взгляд её упал на аппарат, - сделать из меня конфеты. Не стоило, я прекрасно помню это и без твоих напоминаний. Ты не поверил ни единому моему слову, потому что не обладаешь необходимыми знаниями ни сколько в нашем строении, сколько в возможностях нашего разума. – Тут Эдель осеклась, поняв, что не совсем верно рассудила и, переведя взгляд на Дехсета, поправилась – Ты не веришь, что я была под контролем, ты считаешь, что я пошла с ними намерено, не так ли? Только зачем мне быть пешкой в руках Великой Матери, когда я сама могу стать Императрицей? Не ты ли учил меня, что это глупая клетка созданная природой, и я могу нечто большее? Неушто ты не веришь в свои навыки преподавателя? Да я ксеноморф, я часть этого мира и я навсегда останусь его частью. Ты создал меня такой, намерено или нет, это уже нельзя исправить. Но я такой же кибертронец как и ты, я часть и того мира. Если отныне я буду нарушать твой покой, не понимаю, зачем оставлять меня здесь, зачем оставлять меня в живых. Угрозы используют лишь тогда когда боятся или хотят чего-то, ты явно не боишься меня, но я не могу понять, чего ты хочешь. – Бэта развернулась и направилась в сторону выхода, - я буду в мед отсеке, если захочешь я уйду, как только попросишь, но прежде мне нужна медицинская помощь и энергон.

0


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Прогулка в джунглях


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC