}

Трансформеры: Рагнарёк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Оптимальное решение


Оптимальное решение

Сообщений 151 страница 156 из 156

151

Как же много ему сейчас хотелось сделать, как на многом заострить внимание, остановить время, отреагировать, но все действия происходили с неимоверной скоростью, сменяя друг друга сплошной чередой. Все приходилось делать очень быстро, упуская важные нюансы, драгоценные для него, личные. Вот Гув обняла его крепко-крепко, прижалась даря тепло своей светлой, нежной искры, вот резко отстранилась, смутившись собственного порыва и вспомнив об уставе дистанцировалась. Ему пришлось пожертвовать этим ценным моментов в пользу быстродействия. Гув сделала это сама, не он привлек ее к себе заключая в объятья, а она повинуясь игре эмоций прильнула к его перепачканному пеной и энергоном корпусу. Переоценить этот жест было сложно. Бархатная фемочка приняла его, не только как командира группы в которую попала по распределению, но и как меха, потенциального спутника. Это было приятно и очень, очень важно.
В данный момент, он стоял перед Оптимусом, пытаясь решить задачу которая априори была ему не по силам. "Упрямство и вольнодумство - худшие из черт для солдата." Слова когда, то сказанные Ультра Магнусом так уместно всплыли в его памяти, правда тогда они адресовались самому Абсолюту в качестве укора. "Вот воистину" - Подумал юный капитан, вникая в суть сказанного его великим отцом. Оптимус казалось был просто не в состоянии включить логику, и посмотреть на ситуацию под другим углом. Его вел не разум, а эмоции взявшие верх. Кроме того, Оптимус испытывал большой дефицит достоверной информации о Новом Режиме в частности и об укладе жизни Кибертронцев в целом. 
- Орион, ты многое интерпретировал неправильно.  - Младший Пакс неохотно "отлип" от создателя. Обычно, тактильное взаимодействие вызывало у антисикера лишь раздражение, прикосновения были ему неприятны, поэтому он всеми возможными способами избегал их. Однако Оптимус похоже становился исключением. Теплый, родной, свой, Люту, так не хватало этого, совершенно особенного, родственного, доверительного общения. Каждое слово сказанное последним Праймом, западало глубоко в искру его спарка, получая самый горячий отклик. Лют уже забыл, о той ментальной боли, что ненароком причинил ему Оптимус. - Вероятно, потому, что узрел мое субъективное восприятие действительности. Излишняя горячность, вообще моя страшная беда, так что, оно было сильно искажено моими переживаниями, моей обидой на действия Шоквейва, хотя умом я понимаю, что он был прав. Ты поступил бы иначе, но решение Шоквейва так же было эффективным, жестоким, да, но с точки зрения логики правильным. Он сохранил боеспособность своей и без того малочисленной и напуганной юникроновщиной армии. Все его решения правильные. Все во благо. - Юный мех предпринял последнюю попытку достучаться до разума создателя, но увы безрезультатно. Легендарный лидер приводил все больше доводов, истинных, неопровержимых, высоконравственных, но совершенно не жизнеспособных в условиях существования реального общества. Мораль, такая сложная штука, она как квинтессон, у нее много лиц...
Чувствуя что первый, честный раунд он проиграл, Абсолют отступился. - Хорошо. Иди. Я понимаю как для тебя это важно. Но, Орион... - Короткая пауза, пазлы плана "Б" так просто и быстро сложились в его голове. Стоило лишь отбросить эмоции, начать мыслить как Шоквейв. "Прости меня отец, но я не могу позволить тебе сломать мой мир. Всех нас нужно спасать от Оптимуса Прайма, даже тебя Орион Пакс."- Я не могу лишиться двух бойцов сразу, Айронхайд не сможет отправится с тобой. Прости. У меня появилась новая задача высшего приоритета. Я отследил сигнатуру диверсанта и могу указать его точное местонахождение. Он в морге. Айронхайд, Флайвилс, и Ланц отправляйтесь на перехват, немедленно, Гув и я присоединимся к вам чуть позже. Дехсета и Ниру брать живыми, по возможности разумеется.
~ Птиц, я ведь могу на тебя положиться верно? Ты летишь в качестве наблюдателя, я должен знать все, что будет происходить с вашей частью группы.
Он сделал свой выбор, принял решение, дело оставалось за малым, реализация плана. Он уже знал, что горько пожалеет о содеянном, и он был готов оплатить этот баснословный счет, цель оправдывает средства. Новый Режим будет сохранен, его отец останется жив, Орион скорее всего отвергнет его после такого подлого предательства, но зато не наделает фатальных ошибок.
~ Гув, слушай меня внимательно, и Праймуса ради не перечь. Если мы сейчас не остановим Ориона, он развяжет новую войну. Объяснять тонкости нет времени, просто верь мне, и сделай то что я прошу. - Антисикер проводил пристальным взглядом быстро расходящихся в разные стороны мехов, после чего подошел к снайперше и протянул ей три капсулы. ~ Это транквилизатор, очень сильный, такому как я, одной капсулы хватит, что бы час валяться дезактивом, Ориону же максимум минут на пятнадцать, если повезет. Ты перехватишь его по пути на тюремный уровень, будь осторожна, он не должен засечь твоего присутствия. Один выстрел, ты вырубишь его, после подойдешь и добавишь еще две дозы. Это не причинит ему вреда, он просто хорошенько расслабиться и перезарядится, ему будет полезно, а я получу необходимое время для маневра. - Капитан слегка улыбнулся и положил манипулятор на плечо бархатной фемочки.  ~ Гув, тебе нужно будет сделать еще кое что. Это неприятно, но это необходимо, иначе вся моя задумка будет заведомо обречена. Ты создашь с Оптимусом прямое подключение, и покажешь ему наш Кибертрон, самые лучшие стороны Нового Режима, наш процветающий гармоничный мир. Он должен знать, что может разрушить, в погоне за своей истиной. - Серебристые пальцы антисикера нежно коснулись щеки снайпера. ~ Я бы не просил тебя, если бы мог сделать это сам. - Абсолют убрал манипулятор и сделал шаг назад. ~ Теперь иди. У тебя мало времени. - Он верил Гув как себе, она была умна, своенравна конечно, и дерзости не занимать, но она была способна понять опасность происходящего и поддержать его. Заговоршики разошлись. Дорога Гув лежала по стопам Последнего Прайма, а его потомка другим, обходным маршрутом но все в ту же сторону.
Торопливый шаг сменился быстрым бегом, отчего то Абсолют опять не смог принять альтернативную форму, ведь так было бы гораздо быстрее, нервозность, его опять подводили собственные нейропроцессоры, заклинивая блок трансформации. "Нужно успокоится, сосредоточится, завершить задуманное, назад пути нет". Простая и такая привычная манипуляция, извлечь из подпространственного кармана капсулу, положить ее в рот, проглотить. Хорошо. Никаких эмоций, никаких сомнений, никакой шарковой эмпатии, чистое торжество логики, абсолютная эффективность разума.
Оказавшись на тюремном уровне Редимерец проследовал к терминалу перепроверяя информацию о размещении Хромидона, получив искомое красно-синий мех направился прямиком к ней, взирая на окружающий мир, холодной как лед и белой как снег оптикой.

Отредактировано Absolute Pax (2013-11-27 22:14:00)

+1

152

Ну что тут ответишь? Черная фем промолчала. Порой, она могла спорить часами, а если еще и настроение было подходящим, она могла спорить часами, даже осознавая, что она не права. Не то что бы у неё хорошо получалось, просто временами была излишне упрямой. Но не сейчас. Хоть она и считала, что Прайм не прав. Она не знала нюансов этой истории и не хотела вдаваться в эти подробности – сейчас есть дела важнее.
С одной стороны, Гув, конечно же, могла понять Оптимуса. Она видела работу логики Шоквейва своей собственной оптикой и, чуть было, не ощутила её на своей шкуре. Она, конечно, не считала ни себя, ни менее счастливых товарищей, виновными в чем-либо, что могло повлечь столь жесткое наказание, но и этому поступку Шоквейва она со временем, когда эмоции утихли, нашла более-менее логичное для неё объяснение. С другой стороны – верно, что каждому нужно воздавать по заслугам. Если бы солдаты НР с таким же состраданием относились к преступным элементам – что бы тогда было с их миром?.. Порой страдают твои друзья, но если они заслужили это…
Всё во благо Нового Режима.
Тут было слишком много маленьких деталей, которые играли большую роль в поведении членов команды относительно одной и той же ситуации.
Некоторое время Абсолют и Орион просто молчали, но она понимала, что это просто был диалог не для всех, а потому, черная фем решила не мешать им своим пристальным вниманием. К тому же, стоило помнить, что положение дел на станции не мирное и где-то поблизости мог оказаться противник. Гув легко и ненавязчиво сняла со спины винтовку. Для этого ей нужно было лишь закинуть манипулятор за спину, от чего, в силу строения корпуса, она немного прогнулась в спине, вынуждая грудной отсек характерно сместиться чуть вперед. Едва слышимый, глухой щелчок и верная спутница уже лежала в черных манипуляторах фемки и подстроила щитки под их форму.
С оружием в руках всегда немного спокойней. А потому, Гув нет-нет, да улавливает момент, что бы подержать его и проверить настройки. Как и сейчас: примериться к прицелу, пару раз прицелиться, проверяя удобство положения руки и что бы, не дай праймус, подвижные щитки оружия не заели, блокируя подвижность её манипулятора. В этой модели подвижность защитной части была важным моментом…
«Что? Всё же отпускаешь его? Интересно, на чем же они сошлись…»
На новые команды Гув отреагировала с оживлением и некоторой долей радости. Все-таки ей совершенно не нравилось то, что они теряли время, вместо того, что бы выслеживать цель. Правда всё хорошее рано или поздно заканчивается:
-Почему мы позже? Абсолют, разделяться сейчас – глупая затея, подумай хорошенько.
Фем неодобрительно и в то же время вопросительно заглянула в его голубую оптику, когда Пакс подошел к ней. В изумрудном взгляде явно читались недовольство тем, что её участие в деле отдаляют. Естественно, что юная фемка, приняла это как излишнюю заботу о её персоне.
Первой реакцией на последующие слова был немой вопрос: «то есть, как – не перечить? А моё мнение!?» и этот вопрос читался вполне ясно в её, почти по-спарковски ярких, оптосенсорах. Но Гув промолчала, поняв серьезность ситуации, и слушала дальше, впитывая в себя каждое слово. Она вмиг стала необычайно серьезной и сосредоточенной, словно бы повзрослела на ворн-другой. Исчез и азарной блеск в оптике, исчезла и легкая улыбка, дающая ей вид легкомысленной фемочки.
Она приняла от Пакса протянутые капсулы, внимательно посмотрела на них, осмотрела одну из них, поднеся ближе к лицу. После чего подняла полный удивления взгляд на Абсолюта. Но молчала. Она слушала до конца.
Черное плечико чуть качнулось вниз под манипулятором младшего Пакса – ей явно не нравилась эта затея, но Гув принимала красно-синего как командира и из-за всех сил старалась сейчас не нарушать устава и не перечить ему. Но это становилось все сложнее и сложнее. Она была раздосадована и взволнована, что была не в состоянии скрыть, но очень старалась не поддаваться влиянию эмоций.
-Ты четко представляешь то, о чем просишь? – серьезная Гув вопросительно посмотрела на Абсолюта. Ладно, усыпить Прайма – дело не сложное. И даже совесть её, скорее всего, быстро успокоится, не стараясь портить ей жизнь, грызя и напоминая об этом нехорошем поступке. Но вот так вот бесцеремонно вторгаться на личную территорию трансформера. Да и не кого-нибудь, а Оптимуса Прайма! Да, она не пыталась себя обмануть – будь на месте Прайма кто-то другой, она бы не испытывала таких сомнений и смущений, хотя все же было бы неприятно. Но на месте Прайма был Прайм и с этим ничего нельзя было поделать. Хоть в её голове и не укладывалась мысль о возможности это сделать. Оптимус по большей части воспринимался ею как недосягаемый призрак прошлого, как та деталь, которая возвращала её в комнату, на колени к альфе, который рассказывал дивные истории. Он оставался героем детства, которым подражают спарки, к котором стремятся, но которых им не суждено достичь. Хотя в её случае, стоит признать, она его достигла, имея возможность и посмотреть в живую, и пощупать, и... не просто пощупать.
Когда Абсолют нежно коснулся светло-серой щеки, она на несколько нанокликов вернулась в образ беспечной фемки, чуть прижавшись щекой к ладони капитана. Но продлилось это ровно до момента, пока Лют не опустил манипулятор.
Абсолют говорил об этом спокойно, складывалось ощущение, что для него это обыденный процесс, что вводило фемку в еще большее смятение. Но она старалась обуздать свои эмоции и мысли и, шумно прогнав воздух по системам, кротко кивнула. Она быстро оглянулась, убеждаясь, что все уже ушли и они с Паксом остались вдвоем. Она опустилась на колено, убирая винтовку в суб-пространство и высвобождая оттуда снайперку. Из имеющегося сейчас арсенала это оружие единственное обладало подходящими качествами.
«Праймус, да он как это себе представляет? Это что, проверка такая? Или шутка? Насильно подключаться к Оптимусу Прайму, что бы что-то вдолбить ему в процессор… Это всё можно было сделать сейчас, ты бы прекрасно это мог сделать сейчас! Нет, я не собираюсь этого делать, Лют. Я просто отключу его!.... Уффф…. Но это все-таки приказ...А если он меня заметит? Тогда провал всего задания. Шарррк, нет. Нельзя этого допустить, нельзя его подвести...»
Потратив немного времени на перезарядку и подстройку винтовки, она помедлила, покрутив между пальцев третью капсулу, которую предусмотрительно не стала заряжать в винтовку.
"Если что-то пойдет не так...ты- мой шанс всё исправить, малютка. В честной схватке с ним мне не одержать победу."
Гув поднялась и двинулась вслед за Оптимусом, попутно пряча третью капсулу. Она не оборачивалась, не оглядывалась и не сомневалась. Она почти бежала - максимально тихо и при этом максимально быстро – экс-автобот имел достаточно времени, что бы уйти далеко. Гув прокручивала в голове его параметры. Он был крупнее, сильнее, но при этом ловкость у него была выше, чем у мехов с аналогичной конструкцией. Это стоило учитывать, если фем совершит ошибку, Прайм не даст ей так просто всё исправить. А насколько он чувствителен к другим трансформерам?
Снайперку она заранее спрятала в субе и теперь двигалась «налегке» имея в быстром доступе только метательные кинжалы. Хоть это и было несколько неосмотрительно, учитывая наличие противника на станции. Зато она имела возможность быстро сократить дистанцию.
Сейчас она думала только о том, что могло бы помочь выполнить поручение. Она уже привычно отгоняла мысли, которые могли бы заставить её нервничать или переживать. Только трезвый ум и хладнокровное отношение к ситуации.
Только тогда, когда Черная уже значительно четче начала ощущать излучение Искры Оптимуса она резко сбавила ход и вооружилась. Аварийное освещение сейчас играло ей на руку, все таки черный корпус не крупной фемки в красном освещении был виден хуже, чем ярко красная броня автобота, при это Гув привыкла вести огонь из укрытия.
«Один выстрел. И всё. Ты справишься. Потом выскажешь всё, что думаешь по этому поводу Абсолюту. Но не сейчас. Сейчас ты знаешь что нужно сделать…Фууфф… Поехали.»
Проведя короткий «ритуальный» диалог сама с собой, фем приступила к дальнейшим действиям. Сейчас должен быть поворот, а там коридор к лифту. Если она не сделает это сейчас, позже будет сложнее – перемещаться на другой ярус вслед за Оптимусом на этом же лифте – глупо и опасно, а добираться до него другими путями – долго и не обещает успешных результатов. Значит, действовать нужно уже сейчас. Она сделала пару шагов от стены, что бы было место вскинуть винтовку в её сторону, а после небольшого смещения в бок – в сторону Оптимуса.
Мысленно она уже посетовала на то, что приходится работать с тяжелым оружием в таких условиях, будь у неё возможность использовать винтовку или бластер, она вряд ли бы атаковала с земли, а заняла бы место под сводом коридора. Присев она чуть выставила в сторону опорное колено и перенесла на него вес, показываясь из-за укрытия. Такое положение слишком открывало её, а потому действовать нужно было быстро. Уже зная рост Оптимуса и имея возможность немного изучить строение его корпуса, фем потребовалось доли наноклика что бы прицелиться в наиболее уязвимое место в его теле с её ракурса.

Отредактировано Guve (2013-12-02 16:04:19)

+1

153

В ответ на горячую тираду Абсолюта, Оптимус лишь покачал головой. Он мог бы объяснить, что его мнение о Режиме было основано на широком и всестороннем анализе жизни общества, проведённом через базу данных Ки-Мы. Мог бы указать на ложь, на те тревожные признаки, которые его намеченный взгляд выявлял в лестных и восхваляющих нынешнее общество статьях, в сводках и таблицах общедоступной информации об экономике планеты. Он видел сотни планет, на которых имелась разумная жизнь, изучал огромное количество самых разных форм управления, и мог с лёгкостью найти в основе нынешнего кибертронского общества черты крепнущей, зарождающейся тирании, массово промывавшей мозговые платы своим гражданам, не допускающей свободомыслия или каких-либо отклонений от избранной идеологии. Одно лишь внушало Прайму надежду: ещё не слишком поздно. У общества ещё оставался шанс, и у него тоже.
Потому, когда прозвучали следующие слова Абсолюта, Оптимус лишь коротко кивнул.
- Спасибо, что веришь.
Однако, на этом всё не закончилось, и услышав приказ младого Пакса, Айронхайд, само собой, в восторг не пришёл:
- А не пойти ли тебе…
Впрочем, его тут же оборвал Оптимус, мягко опустивший руку на плечо друга:
- Иди. Если отключится силовое поле, спасение Хрома потеряет всякий смысл.
- Но Прайм! – возмущению ветерана не было границ. – Ты не справишься в одиночку! Не теряй голову, вдвоём у нас есть шанс, а Абсолют сможет привлечь других солдат, на Ки-Ме сотня охранников!
- Но ни одному из них я не доверяю так, как доверяю тебе – невозмутимо парировал Оптимус.
~ Присмотри за мальчиком. Не перенесу, если с ним что-то случится – просто и без всяких изысков добавил он по связи. – У меня есть план, всё будет хорошо.
Айронхайд молчал, и лицо его выражало кипевшую под красным шлемом внутреннюю борьбу. Прошло не меньше десяти секунд, прежде чем он ответил:
- Как скажешь. Но обещай не делать глупостей!
- Обещаю – легко согласился Оптимус. – А теперь, мне пора. Удачи вам всем. Абсолют… подумай о моих словах. Возможно, второго такого выбора тебе не представится.
С этими словами, он развернулся и быстрым широким шагом отправился к ближайшему лифту. Ланцеляп, который с трудом понимал происходящее, и вообще, считал, что они все зря теряют время, недоумённо спросил:
~ Но разве ты не пойдёшь с нами, чтобы встретить своего врага с оружием в руках? Или ты решил составить компанию Прайму и совершить великий подвиг, победив злодея-Оверлорда? В любом случае, нам не стоит разделяться! – впрочем, поколебавшись, он добавил: - Но как знаешь. Полагаюсь на твою мудрость, друг мой! И не волнуйся, ты будешь знать о всех наших приключениях!
- Идём же, враг не ждёт! – бодро воскликнул он. – Кто поведёт нас?
- Я – неожиданно заявил Флайвилс.
Всё это время, дуакон стоял молча и хмуро наблюдал происходящее. Попытка бунта со стороны автоботов поначалу очень удивила его, но Флайвилс быстро опомнился и вспомнил о своей задаче шпиона. Видимо, Шоквейв в своей мудрости предвидел такой оборот событий. И тем не менее, дуакон молчал, давая Абсолюту возможность урегулировать ситуацию своими силами. В конце-концов, определённый авторитет редимерец завоевал и у него, но все эти семейные сцены, в конечном счёте, закончились ничем. Услышав слова Пакса, Флайвилс скривился и отправил шифровку Шоквейву. Ему совершенно не нравился нынешний ход событий, но предпринимать какие-то действия дуакон не спешил, ожидая приказов от начальства.
- Что? Да у тебя ещё энергон на губах не обсох! Иди лучше в кубики поиграй, дитё малое, я был командиром, когда тебя ещё и на чертежах не было! – тут же осадил его Айронхайд. – Ланц, немедленно вернись! Держимся вместе, двигаемся быстро, шагом-марш!
Дуакон в ответ вновь скривился, но возражать не стал, и вскоре троица скрылась в полумраке коридоров станции.
Путь Абсолюта лежал к одной из двух пар лифтов, обеспечивающих перемещение по станции. Ему нужно было опуститься до уровня казарм, пройти до расположенной там выделенной лифтовой линии. Тюремный лифт оказался сломан, отдельное «спасибо» Гримлоку, так что оставался либо путь медленный, либо путь быстрый. В первом случае, Люту нужно было воспользоваться лестницей, во втором – силой гравитации. Внизу его ждал кардон из охранников, однако возглавлял их его знакомый из Редимера, получивший определённые повреждения во время битвы и направленный сюда после ремонта. Поздоровавшись с капитаном за руку, командир смены поинтересовался, когда Пакс позовёт соратников обмывать его новые капитанские «погоны», спросил о цели прибытия – и пропустил (разумеется, если Абсолют сумеет придумать внятную причину для пребывания на тюремном уровне.
Тяжёлые двери, отделявшие КПП от остальной части палубы, были выкорчеваны с корнем и ныне валялись рядом в серьёзно помятом виде, так что, путь Абсолюта отслеживался охраной не только через камеры, но и визуально. Идти ему было недалеко, отсек Оверлорда был почти на самом выходе. Напротив него, как мог знать АВС, распологалась камера, куда посадили Гальватрона. Проходя мимо этой двери, Абсолют мог заметить, как в узкой прорези, имевшейся в верхней части двери камеры, мелькнуло нечто красное, но объект пропал из наблюдения так быстро, что мог быть принят за обман зрения. К тому же, за дверью Абсолют не мог почувствовать никого, кроме Гальватрона. Энергетическая аура повелителя дестронов, ранее являвшая собой могучую, страшную и смертоносную силу, теперь ослабла. И всё таки, она была мощнее, чем у самого АВСа или иного виденного им меха, исключая разве что Ультра Магнуса или Оптимуса Прайма. Определённо, дух Гальватрона был силён, как никогда, и пусть в нём не было больше ничего сверхъестественного, этот кибертронец по прежнему был грозен и крайне опасен.
Дверь в отсек Оверлорда была сплошной и, в отличие от дверей, ведущих в камеры, она была не заперта. Да и зачем бы? Страх перед разрушителем планет отпугивал нежелательных гостей лучше всякой охранной системы. Дверь была экранирована, понять, что находится внутри было можно только одним способом: открыв дверь. Стоит Паксу это сделать, как ему в нос ударит сильный аромат пыточной. Стены просторного отсека были покрыты бардовым металлом, что в условиях аварийного освещения добавляло ему мрачности, которой у него и так было не отбавляй. Фактически, это помещение совмещало в себе пыточный и жилой отсек. Ближе ко входу располагались заляпанные засохшим энергоном столы для разделки жертв, над ними висел многочисленный и разнообразный инструментарий. Здесь были собраны самые ужасные инструменты для причинения боли: чёрный металлический гроб, чьи внутренние стенки были усеяны излучателями радиации и агрессивных энергонных волн, эндоскопические скальпели, плавильные и кислотные резервуары, сейчас пустые, и многое другое. Не обошлось и без стандартной дыбы, оснащённой гравитационными захватами, и без не менее надёжного пресса. В довершение картины, там и тут валялись искорёженные части былых жертв Оверлорда. Освещение и сама обстановка мешала понять, что большинство из них были останками дронов, на которых практиковался полугештальт. То же освещение мешало обратить внимание на грозди внутренних систем, развешенных под потолком…
Хозяин был дома. Оверлорд сидел спиной ко входу, перед ним светился большой экран, на котором творилось кровавое действо: некий мужчина в чёрно-жёлтых одеяниях ниндзя пронзал грудь другого человека, перекаченного без всякой меры, летучей цепью с жалом на конце, подтягивал его к себе и в несколько эпичных ударов ломал тому спину.
- Проклятье! – рявкнул Оверлорд, отбрасывай джойстик. – Ты точно использовал свои программистские штучки!
- Я играл честно! – подал в ответ голос некто, чьё присутствие ощущалось за одной из чудовищных установок для пыток, оснащённой тремя десятками длинных манипуляторов, оканчивающихся разнообразными устройствами. – К тому же, это не я играю за босса, воспользовавшись предоставленными мной чит-кодами! Итак, я победил, могу я получить назад мои ноги?
- Ещё нет! – рявкнул в ответ зелёный гигант. – Матч-реванш!
- Ладно. Но в этот раз я играю Рэйденом.
На экране, тем временем, ниндзя в чёрно-жёлтом костюме провалился под землю, где почему-то обнаружилась некая лавовая пещера, а потом изображение затемнилось и на нём возникла надпись:  «Скорпион победил! Желаете повторить?». Что до обладателя голоса… Это был Хром. Программист, целый и невредимый, за исключением отсутствия ног, сидел, прислонившись спиной к вышеупомянутому агрегату и держал в руках джойстик. Чтобы увидеть его, Абсолюту пришлось бы пройти к центру Оверлордовой кунцкамеры, и только тогда игроки заметили бы его присутствие. Хром предпочтёт появление Пакса проигнорировать. Оверлорд же направит в его сторону руку с оттопыренным указательным пальцем, трансформирует его в крупнокалиберный пистолет и молча выстрелит Абсолюту в лоб.

У Гув не было ни малейших проблем с тем, чтобы преследовать Оптимуса, поскольку тот освещал себе путь нагрудными фарами, которые с лёгкостью разгоняли полумрак аварийного освещения перед ним. Прайм не проявлял ни малейших признаков того, что заметил слежку, он шагал быстро и уверенно, так что фемботке приходилось спешить, чтобы не упустить его из виду. Тишина вокруг стояла полнейшая, складская зона и в обычные времена была местом тихим, а уж теперь, когда ходить в одиночку отваживались лишь самые сильные, смелые или стукнутые, она и вовсе почти опустела. Конечно, периодически сюда за запчастями или инструментами заглядывали инженеры и ремонтники, но сейчас, казалось, что кроме неё и Прайма на палубе не было ни одной Искры. Даже обязательный пост из трёх охранников, дежуривших у лифта, ощущался смутно, словно мираж или глюк разума. Впереди, туда, куда ступал Оптимус, тьма отступала, но с тем большей охотой она смыкалась у него за спиной. Несколько раз Гув ловила на себе чьи-то испытующие взгляды, но сенсорика упрямо твердила, что у неё за спиной не было ничего кроме полумрака и пустоты.
Наконец, они подошли к коридору, ведущему к холлу и лифту, Оптимус скрылся за углом, и в ту же секунду исчез со всех сенсоров, словно и не было его, словно какая-то сила одним рывком переместила Прайма на десятки километров. Полумрак, помесь не-света и не-тьмы, дающая щедрую пищу для страхов и видений, сомкнулась вокруг бравой снайперши. Когда она выглянула за поворот, там было так же пусто, как у неё за спиной. Стоит ей пройти немного вперёд, как знакомое чувство чьего-то взгляда, буравящего спину, охватит фемботку с новой силой. Но за спиной будет так же пусто, как и раньше. Однако, стоит ей сделать ещё пару шагов, как позади неё раздастся приглушённый тяжёлый лязг, и чья-то тяжёлая, крупная рука крепко схватит её за плечо.
- Не знаю, зачем ты… Гув?!
Зажёгся яркий тёплый свет, и перед собой – точнее, позади себя – Гув увидела Оптимуса Прайма. Собственной персоной, как говорится. Эта самая персона засекла слежку ещё на полпути к лифту, но виду не подала и продолжала свой путь как ни в чём не бывало. А оказавшись на подходе к холлу, Оптимус присмотрел себе уютное местечко на потолке, среди мрака разобранных перекрытий и свисавших оттуда проводов. Мало кто мог заподозрить в Прайме акробатические способности, однако Оптимус не только сумел взобраться наверх, но и сделал это практически бесшумно. Дальше, он опёрся о стены руками и ногами, и стал ждать. Когда же некто, чьи черты скрадывал мрак, прошёл под ним, Прайм спрыгнул на пол… и к своему удивлению узнал в преследователе избранницу младшего Пакса.
- Тебя Абсолют послал за мной следить? – вполне добродушно поинтересовался Оптимус, и тут же посуровел, заметив в руках фемботки снайперскую винтовку.
Несколько секунд он задумчиво смотрел ей в лицо тем самым взглядом, который был способен лишить отваги целую ораву десептиконов и урезонить даже таких буянов, как Санстрикер и Сайдсвайп. Взгляд был проницателен, казалось, фемботка могла утонуть в голубом сиянии оптических линз Прайма. Наконец, Оптимус спросил:
- Зачем?
В одном этом слове было всё: понимание, разочарование и боль от подорванного доверия… Не трудно было понять, что Лучший Первый подумал при виде готового к бою оружия. Осознание того, что фемботка, с которой они недавно спокойно общались, которая показалась ему такой чистой, которая так волновалась за жизнь его сына и, казалось, ценила святость любой жизни, собиралась хладнокровно пристрелить его со спины больно резануло по итак расстроенным чувствам последнего Прайма. А ещё тяжелее было думать о том мехе, кто отдал ей такой приказ. Ведь не могла же Гув самовольно отделиться от группы и попытаться убить его по собственному почину?
«Ужасный мир… я бы хотел проснуться и понять, что всё это просто ночной кошмар…» - подумал он, отворачиваясь.

Офф. Гув, Абсолют – вы теперь ходите независимо друг от друга, соответственно, я постараюсь отвечать на посты по мере их поступления.

+1

154

Поначалу Гув даже поймала азарт от происходящего – это была охота, где нужно было выследить и догнать свою жертву. Достичь цели. Но нет-нет, да и появлялось неприятное ощущение чужого взгляда, которое стирало весь азарт от преследования, сменяя его желанием просто быть ближе к Прайму и его тёплому свету фар, разгоняющих этот, в общем то, приятный полумрак. Фем сканировала пространство, ничего не находила и убеждала себя в том, что это скорее всего просто глюк, вызванный излишней возбудимостью систем или волнением. Когда это чувство показалось излишне навязчивым, фем не сдержалась и, приостановившись, обернулась. Но, естественно, она никого не увидела и не услышала ничего, кроме удаляющихся шагов Оптимуса. Тогда ей пришлось вновь нагонять его.
Вот этот поворот, осталось немного. Она подобралась совсем близко, как раз успела до точки, когда было бы слишком поздно. Винтовка, сначала тонкой перламутровой нитью-очертанием, а затем и материально, появилась к её руках, даря ощущение приятной, знакомой тяжести от всей той мощи, что скрывает в себе это оружие.
«Будет больно…» успела подумать фем, в момент, когда она уже присела и выглянула из-за угла и… должна была выстрелить. Но Оптимуса, который должен был быть прямо у неё на прицеле, не оказалось. Сейчас она сверилась с сенсорами, но они не смогли помочь, заставляя черную медленно подняться, с опаской озираясь по сторонам. Она постояла некоторое время так, визуально и сенсорно проверяя пространство вокруг себя, но следов чужого присутствия она так и не обнаружила. Гув двинулась вперед, туда, куда должен был идти экс-лидер.
Внимательный взгляд вновь холодным лезвием уткнулся в спину, на этот раз особенно ощутимо. Гув резко обернулась, нервно и коротко забрав воздух. Сейчас этот полумрак не казался ей таким приятным, как вначале пути. Он густым слоем окружал её, казалось совсем одинокую, фемку. И случись что-то, с чем она не справится, никто, совсем-совсем никто её не услышит. В эти наноклики особо тёмные участки больше не казались ей безопасным укрытием для черной снайперши, а напротив, они скрывали обладателя взгляда.
«Успокойся!» мысленно она одернула себя, пресекая попытку запаниковать. Фемка быстро собралась, убедившись, что в коридоре никто не прячется, а темнота, по прежнему – её союзник, и продолжила движение.
«Не мог же он взлететь…»
Всё же ожидать от Оптимуса подобной выходки она не могла – зачем ему ни с того ни с сего взмывать под свод коридора? А фем была уверена, что она осталась незамеченной, хотя теперь она начала сильно сомневаться в этом. Она хотела было изучить потолок, но не успела – за спиной раздался характерный шум и Гув ощутимо вздрогнула, в момент падения ладони на её плечо. Вздрогнула она не столько от неожиданности, сколько от желания отпрыгнуть, чего, к её сожалению сделать она не успела. Она мгновенно осознала что произошло и решила не принимать попыток вырваться, дабы автобот не принял её за врага.
Зажёгся теплый свет и полумрак вновь отступил, а хватка Прайма ослабла, позволяя черной, наконец, повернуться.
«Да, Оптимус… следить. Если бы следить…» Гув была явно смущена и смущена совсем не радостно. А когда его взгляд упал на винтовку и Прайм переменился в лице, сама фемка была готова провалиться сквозь землю, убежать, просочиться в стену, лишь бы не видеть этого взгляда. Она была растеряна, ей было стыдно оказаться в таком положении, было обидно за это и взгляд её был красноречив. Ведь она совсем не хотела всего этого делать и, если бы не Абсолют, едва ли решилась бы на что-то большее, чем мольбы и уговоры. Но, увы, Абсолют более чем ясно дал ей указание и теперь фем стояла под испытующим взглядом героя детства. Да что там говорить – она по-прежнему считала его своим героем. И питала к нему нежные, трепетные чувства, какие может испытывать спарк к горячо любимому альфе или, то, какое может испытывать ребенок к любимому персонажу сказок, мечтая встретиться с ним и переживать приключения бок о бок, но не веря в возможность этого, как вдруг – это удается и мечты становятся реальностью. Она верила в то, что именно его и не хватало Новому Режиму для окончательного вида, что он сможет превратить Кибертрон в утопию, которую заслужила их раса после стольких лет войн и разрушений. Гув смотрела в небесно-голубую оптику, но не в силах противостоять, потупила взгляд и невольно сделала пару медленных, небольших шагов назад, одними только губами прошептав «прости». Но вовремя осекла себя и замерла, подняв изумрудную оптику на Оптимуса.
«Что ты собираешься делать? Бежать? Как маленький спарк, которого отругали? Ты взрослая фемка! Ты, шарк тебя дери, боец специального назначения! Тебе нельзя себя вести как спарк!»
Попытка себя вразумить вернула фем в чувство. Паника отступила и взгляд её стал серьезным и уверенным, каким он был, когда фем слушала указания Абсолюта. Прайм продолжал изучать её и, казалось, что он смотрит не в оптику а прямиком в искру, проникая в самую душу.  И сейчас, когда волнения внутри неё успокоились, оставив лишь сожаления о том, что она так глупо попалась, она не могла не восхититься глубиной и выразительностью этого взгляда. Да, сейчас от него было не по себе, но это всё же не мешало оценить мимоходом уникальность этой оптики. Фем даже попыталась посоревноваться с Последним Праймом, но, увы не очень успешно - всё же сложно было выдержать прямой взгляд этого меха.
Нависшая в блоке тишина начала ощущаться почти физически, давя на аудиосенсоры, но Оптимус, наконец, разорвал её. Всего одно слово, но в него было вложено достаточно эмоций, что бы фем поняла, что сейчас чувствует Прайм и ощутила собственное чувство вины за это.
«Хочешь значит зачем? Что ты хочешь услышать? Правду? Что твой сын приказал тебя вырубить, что бы ты не устроил новую войну? Каким образом? А меня, шарк бы его побрал, не успели посвятить во все нюансы! Сильно это тебя разочарует? Нет, пожалуй, этого я тебе не скажу…»
Она не могла себе точно ответить почему, но все же решила для себя, что не хочет говорить Оптимусу, что это приказ Люта. Она чувствовала эту боль и разочарование и не хотела, что бы Оптимус испытывал то же самое и к сыну, не хотела что бы Абсолют имел возможность испытать то, что сейчас испытывает она. Пришлось врать.
-Я не могла позволить тебе совершить ошибку. Тебе не нужно туда идти. Шоквейв не даст тебе второго шанса.
Твердо ответила фем. Она не могла точно сказать куда ему не следует идти и какую ошибку он мог бы совершить - она просто не могла знать этих моментов, но сейчас она пыталась выиграть за счет уверенного тона и более-менее универсальных фраз.
«Нет-нет, не отворачивайся, прошу… Ведь это всё не так плохо, как тебе кажется…верно ведь?»
Внутри все сжималось, и вместе с нутром, сжались черные кулачки. Гув чувствовала себя маленьким спарком, который очень расстроил альфу и осознал это, как и то, что ничего не может исправить. Хотелось забиться в уголок, что бы никто никогда не нашел, и спрятаться там от всего мира или…
«Будь что будет. Не хочу, что бы ты проснулся и считал меня предателем. А если и будешь… Я хотя бы постаралась».
Фем облокотила винтовку о стену и подалась вперед и робко, словно боясь сделать еще хуже, коснулась его манипулятора.
-Прости меня. Если бы был другой способ, я бы воспользовалась им. Но…Я должна это сделать.
Гув все же обуздала свои, вновь нахлынувшие, чувства, поругала себя мысленно за совершенную глупость и теперь рядом с Оптимусом стояла уже знакомая, "теплая и живая" фем, которую он увидел при их первой встрече.
Освободившейся рукой Гув незаметно достала капсулу-дротик, которую не стала заряжать в винтовку, и крепко сжала. Лют предупреждал, что одной капсулы будет мало, но доставать все сразу сейчас – опасно. Прайм не будет стоять и ждать пока она это вколет, и хорошо, если щелчок затвора он не воспримет как угрозу, пристрелив в ответ саму фемку. Всадив один, она выиграет время для того что бы высвободить еще пару из патронника и доделать дело.
Гув пыталась доверительно заглянуть в голубую оптику экс-автобота, надеялась что сможет убедить его переосмыслить ситуацию, хотя сейчас она не отдавалась полностью этой надежде и была готова в любой момент отпрянуть и вбить дротик в первую открывшуюся магистраль. Конечно, идеальным вариантом была бы шейная магистраль, но добраться до неё будет сложно, а потому оптимальным сейчас был бы локтевой участок.

Отредактировано Guve (2013-12-07 23:35:56)

+2

155

Врать Оптимусу было очень неприятно, еще сложнее заставлять ту, что запала в искру выполнять часть сгенерированного им в  отчаянии, что либо изменить плана. Спасительного для Нового режима и самого последнего Прайма, но такого противоречивого с точки зрения морали. Сейчас ему было уже легче, препарат распространившись по организму успокоил его, глуша эмоций, излишнюю чувствительность к окружающему миру, придавая сил и уверенности в правильности совершаемых действий. Встреча с собратом носившим клеймо "Редимеров" на плече, капитана не обрадовала.
- Эо! Ты как сюда попал? - Пожимая манипулятор такого же молодого да раннего как он сам поинтересовался АВС. - Ты же в Вос собирался на выходные. - Штурмовик был верен себе, завсегдатай тусовок и вечеринок, жизнерадостный дебошир, душа компании "Редимара III", наверное лучший партнер для спаринга из всех с кем довелось тренироваться младшему Паксу, и лучший компаньон по обсуждению фемочек. - Эо, кто о чем, а ты все о том же. Перед тем как, что то отмечать, нужно, первое - добраться домой живыми, второе, остаться при звании, в чем лично я сильно сомневаюсь. - Вопрос о цели посещения тюремного блока для второго капитана не стал неожиданностью, как никак а инструкции исполнять необходимо. Антисикер сдержанно улыбнулся, увы на большее, он пока был не способен. - Я на чашку кофе с Оверлордом. - Пошутил он. - Эо, если бы я мог посвятить тебя в подробности, я бы это сделал. - Такого ответа для любого Редимерца было достаточно, они безусловно доверяли друг другу, они были не просто сослуживцами, друзьями, они были братьями, живущими по принципу "один за всех и все за одного".  Очередной утопичный проект НР приведенный в исполнение, не Шоквейвом разумеется, "Редимеры" были детищем Ультра Магнуса. - Увидимся позже. Будь осторожен, тут такая Юникроновщина твориться, что посереть можно.
Путь его дальним назвать было бы несправедливо, берлога Оверлорда располагалась в центре уровня и состояла из нескольких залов. Маньячный надзиратель, которым можно было не только спарков пугать, но и вполне себе взрослых мехов, работал и жил прямо здесь, являясь начальником тюрьмы и заключенным одновременно. Спорное положение. Абсолют предпочел бы видеть этого преступника в кандалах и за решеткой, особенно после того как Оптимус продемонстрировал во всех подробностях его истинный лик, понимание почему Шоквейв позволяет такому как Оверлорд служить НР, пока оставалось для него не разрешимой загадкой. В некотором удалении от него с молниеносной скоростью мелькнул силуэт красного корпуса, это явление можно было бы списать на сбой в нейропроцессоре отвечающем за оптику, но не в случае Абсолюта. ~ Эо, проверь уровень, тут был непрошеный гость, остаточный след сигнатуры указывает на Саблекрылого, я пересекался с ним раньше, очень странный мех, находился возле камеры Гальватрона, потом исчез.
Изменения произошедшие с предводителем дестронов не остались им незамеченными, его энергетическое поле лишилось темного, холодного спектра. "Сайберкрыл, кажется я начинаю тебе верить, у тебя тоже есть секреты да? Ты с прибабахом как и я... Нужно пообщаться с ним, может что подскажет."
Подойдя к бронированной двери отсека супера, Лют постоял собираясь с мыслями. Ему нужно было остаться наедине с Хромом хотя бы на десять минут. Впрочем, допросить предателя лично, он имел полное право, спасибо Шоквейву за "погоны".
Положение бархатной фем его волновало куда больше собственного, он верил в нее, но он так же понимал, насколько силен и опытен его создатель.
~ Гув? Что у тебя? Я на месте, мне нужно 15 минут.
Не дожидаясь ответа снайперши, второй капитан активировал дверь нажатием на панель управления расположенную справа и вошел внутрь отсека. От открывшегося ему вида, от ударившей по обонятельным датчикам смеси различных отвратительных запахов Люта передернуло. "Жуть какая...". Оверлорд сидел к нему спиной и играл в компьютерную игру, попутно  переговариваясь с Хромом, который был его оппонентом. Сказать, что Абсолют был удивлен ничего не сказать, он даже активировал записывающее устройство, что бы иметь доказательства увиденного им парадокса. Осторожно перешагивая через запчасти разброшенные по полу, он переместился в центр отсека, теперь он мог разглядеть своего бывшего преподавателя, лишенного нижних конечностей. "Потерпи немного, скоро все кончится Хром, проснешься дома в новом корпусе, и забудешь все как страшный сон."
- Оверлорд. - Окликнул надсмотрщика АВС и тут же получил пулю промеж оптики. Ощущений не было ни каких, все произошло слишком быстро и неожиданно. Мир погас погрузившись во тьму. Тяжелый корпус упал на пол, повинуясь инерции пули толкнувшей его назад. Пуля прошла навылет, разрушив заднюю часть шлема, рассыпая по полу блестящие кристаллики разрушенного центрального процессора, разливая полупрозрачную серую жидкость хладагента смешанную с голубыми переливами энергона. Корпус юного Пакса покрыла непроницаемая серость...

Отредактировано Absolute Pax (2013-12-11 14:19:08)

+2

156

http://s019.radikal.ru/i620/1203/96/9b969b96c422t.jpg

Что ощутил Оптимус, узнав, что собственный сын отправил за ним киллера? Похоже, в этот раз нагрузка на нейросеть привысила даже его порог чувствительности. Прайм не чувствовал ничего, кроме холодной решимости довести начатое до конца и отстранённого сожаления. Ни вздохов, ни восклицаний, просто одна тупая ноющая боль в грудном отсеке. Что самое удивительное, он мог понять и Абсолюта, и Гув. Они защищали свой мир, жизни и спокойствие граждан Нового режима. Кто знает, как бы он сам поступил на их месте? Но и это сейчас было неважно. Его желания, его чувства – от этого он отрёкся ещё тогда, когда принял Матрицу. Остался лишь долг перед своим народом. И сейчас этот долг говорил Прайму, что настала пора действовать. Оставалось решить, как поступить с Гув. Не смотря на то, что фемботка едва не прострелила ему голову, вредить ей совершенно не хотелось. Но не зря же у него в ионном бластере был предусмотрен режим оглушения? Закованная в тяжёлый красный металл рука плавно пошла вверх, на спине беззвучно отворились затворы контейнера, в котором хранилось в сложенной форме легендарное оружие предводителя автоботов. И всё же… и всё же он не мог и не желал принять правящую этим новым миром, знакомым и чужим одновременно, концепцию меньшего зла.
Он услышал её голос. Фем не сказала Оптимусу ничего такого, о чём он сам бы не догадывался. Но те слова, что последовали за этим и лёгкое прикосновение к его руке словно сбросили с оптических датчиков Прайма ширму помех. Его оптика слегка расширилась. Он вдруг увидел себя со стороны, большого широкоплечего меха, готового вот-вот поднять оружие на хрупкую фем, раздираемую на части долгом и… и чем-то, что заставляло его ощущать себя живым, нужным. И вот в неё он собирался стрелять? Потянувшийся к оружию манипулятор замер на полпути… и опустился.
- Пусть небеса помогут нам всем в этот безумный век… - тихо вымолвил Оптимус. – Тебе не за что извиняться. Это мне впору просить у тебя прощения. Но… что мне делать? Скажи, Гув? Это твой век, твоё время и твой мир. Что мне делать, как остановить творящееся вокруг зло и при этом не навлечь беду на всех нас?
Его взгляд был просящим, Прайм почти умолял об ответе, который не мог найти сам.
У предводителя автоботов был прекрасный слух. Не такой хороший, как зрение, но всё равно, он мог слышать, как сквозняк перекатывает пылинки по коридорам станции. Но щелчок затвора он не услышал. Иногда, даже самый чуткий слух оказывается глух к тем звукам, которые не желал слышать его обладатель. Оптимус убедил себя, что он не услышал щелчка, что ему показалось, что он ошибся. Конечно, знай он, что в винтовке заряжены не обычные снаряды, а усыпляющие дротики, пригодные для ближнего боя, он бы не позволил себе подобную слабость. Но он не знал. Сейчас он был слаб, уязвим, растерян. Та уверенность, готовность занять место другого, которую он ощущал ранее, исчезла. В Искре Прайма затеплилась надежда на то, что есть иной путь. В самом деле, как он мог быть таким глупым? Вместо того, чтобы перебирать и перебирать в сотый раз одни и те же аргументы, он давным-давно должен был спросить. У Спрингера, у Абсолюта, у Айронхайда, у Гув, у Флайвилса, наконец, у самого Шоквейва. Вместо того, чтобы решать один за всех, он должен был хотя бы попытаться узнать мнение окружающих его трансформеров. Нет, конечно, он догадывался, что они ему скажут, каждый из них. Но догадываться и слышать – это совершенно разные вещи. Как ни странно, осознание собственной ошибки прибавило ему сил. Минутная слабость отступила, и Оптимус Прайм снова был самим собой.
- Я давно должен был спросить совета у тебя, и у многих других – обычным спокойным голосом вымолвил он. – Пойдём. Путь до тюремного отсека неблизкий, нам нельзя терять время. Расскажи мне, что ты сочтёшь нужным, а я расскажу то, что сочту нужным я. И может быть, вместе мы найдём решение.
И он протянул ей руку, приглашая следовать за собой к лифтовой площадке, и дальше, на уровень казарм, по пути к лифту, ведущему на тюремный ярус. А Оверлорд, тем временем, сноровисто паковал стазисного Абсолюта в чёрный гробовидный контейнер, накрепко отрезавший юного Пакса от внешнего мира со всеми его сложностями и проблеммами.
Конец квеста.

Офф. Гув, следующий пост пиши уже в Кошках мышках.

0


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Оптимальное решение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC