}

Трансформеры: Рагнарёк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Стокгольмский синдром


Стокгольмский синдром

Сообщений 31 страница 60 из 82

31

Садизм тёмное и запретное чувство наслаждения и желания чужой боли. Понимание того что он испытывает при своих действиях просто разрывало любящую искру на части оставляя лишь желание скрыться в самой глубокой бездне. Это ранило ещё сильнее и больше чем просто действия, триумф безымянного существа был окончателен и полон. Казалось, свои собственные страдания вызывают у неё восторг, заставляя рокочущий голос, заходится диким оглушительным хохотом. Высокий грубый звук, пропитанный ненормальностью бил в стены порождая эхо и если бы не звукоизоляция, разнёсся бы по всем близлежащим коридорам. Как ей было не смеяться? Ведь это она была тем самым разумом, который холодно завилял ей о том, что ничего хорошего из этого не выйдет. Это её незримое присутствие толкало её убить претендера, когда он был беззащитен. Оно оказалось правым и оно торжествовало.
Последний отбитый удар, казалось, заставил её потерять равновесие. На мгновение на лицевой пластине мелькнуло замешательство. Манипулятор скользнул вдоль его руки и упёрся в пол, где-то возле его бока, проворно избежав схвативших корпус щупалец.
Появление Искателя избавило её от необходимости решать, в какой именно из многочисленных стыков вогнать остриё клинка. Появление пауэрмастера, виртуозного и талантливого в делах охоты, но бестолкового во всех остальных занятиях, не было для неё неожиданностью. Скорее наоборот, странным было бы, если Искатель предпочёл куавать в сторонке. Его появление несказанно порадовало, желание уничтожить птичку со временем ни капли не угасло и на его насмешливый клёкот фемка расхохоталась ещё громче. «Глупая курица-гриль!» - насмешливо рассудила она. В одно мгновение, стоило птице её коснуться, оно ощутило потоки заряженных частиц в его корпусе, именуемые током. Оно всегда чувствовало их, но так такой близкой дистанции и при контакте они напоминали чёткую чёрно-белую картинку, позволяя этому существу буквально «видеть» пауэрмастера. Быстрая и стремительная молния сорвалась с её плеча, и за доли секунд преодолело ничтожное для неё расстояние, метя в самую незащищённую часть Искателя - в его оптику превращая атаку в ловушку.
Последовавшие после действий Искателя слова Дехсета заставили её непрерывный хохот из безумного стать насмешливым. Сквозь чужую искру оно ощущало некую заинтересованность претендера. Только вот ей от этой заинтересованности было ни горячо, ни холодно.
- Так вот оно что? Я нравлюсь тебе больше чем моя первая половинка?! – насмешливо отозвалась она, прерывая оглушительный хохот, после которого тишина казалась практически звенящей. – Я непременно передам ей, кого ты любишь больше! Это та-а-ак её расстроит!! Ах-ах-ах-ах-ах-аха!
Когда претендер попытался её схватить вместо того чтобы рефлекторно податься назад оно ринулась вперёд позволяя претендеру схватить шлем, но уже по её правилам. Перед тем как попасться оно резко повернула голову и постаралась всадить стальные зубы в его пальцы. Это конечно далеко не львиный укус, но силы обычной челюсти с лихвой хватало на то что бы прокусить пальцы. Нужно было нащупать клыком одно из сочленений и до боли сжать дентопластины, вгоняя клык в органическую материю, прокусывая её и целью добраться до металла. А дальше, нет, не удар молнии, к сожалению, энергии у неё было не так много, больший смысл имела попытка отнять её у претендера.
Далее ожил отбитый претендером манипулятор. Идеальное по своей естественности движение совершённое вместе с рывком головы вперёд словно поддерживало движение корпуса. Манипулятор оторвался от пола, подался, вперёд скользя вдоль тёмного бока до подмышки – важного сочленения, которое соединяло руку с корпусом. Лёгкое и быстрое движение и из манипулятора выскакивает второй меч, намереваясь вонзится в сочленение, далее наискось по внутренними системам добраться до шейных магистралей перерезая их. Способности к регенерации у претендера были поразительными, но интересно, если отрубить ему голову он отрастит новую? Фем конечно не отличалась силой, но силы разворачивающегося клинка ей было предостаточно, да и бил он по едва ли не самому уязвимому месту.
Брошенное претендером предложение осталось без внимания. Слишком уж оно было глупым и, поэтому, в нём легко читалась уловка. Убивать тех к кому собираешься вернутся?
~ Если не врешь, манипуляторы и щупальца прочь от моего корпуса! И тогда я обещаю подумать, - быстро бросило оно преисполненным ярости голосом, в котором, однако была нотка заинтересованности, достаточно громкая, что бы претендер ей услышал. Верила ли она? Нет. Скорее просто хотела посмотреть на то, что он сделает.
Реакция Скейла слегка раздосадовала, хотя и была самой ожидаемой из всех. Ну, ничего, сейчас здесь должно было стать жарко. А там, глядишь, паук вынужден будит сделать выбор…

+1

32

- Не обольщайся – бросил он в ответ. – Ты меня интеерсуешь в первую очередь как природный феномен. И если бы не Нира, быть бы тебе подопытным кроликом в моей лаборатории… Но должен признать, ты меня интригуешь, ифрит. И я был бы не прочь совместно поохотиться на твоих бывших соратников. Можем добыть тебе Искру Шоквейва или того заносчивого мальчишки. Альтернатива…
Тут он по кошачьи облизнулся, и окончил фразу:
- Альтернатива тебе не понравится.
Поражённый молнией Искатель громко, прирывисто зашипел и отлетел в сторону. Метал на его голове оплавился от температуры разряда, сам же пауэрмастер был вынужден срочно отключить мыслительные системы, иначе, скачок напряжения мог буквально выжечь его процессор. Так или иначе, пауэрмастер остался лежать на полу, и на ближайшую минуту был выведен из строя. Впрочем, свою задачу он выполнил: к схваченной летуном руке разом устремилась пара средних щупалец. Неожиданно для себя, Дехсет испытал вспышку гнева. Искатель был верным и опытным помощником в его делах. Но что не менее важно, сам искролог привык к своему неразговорчивому загонщику, испытывая к нему ту же форму привязанности, которую обычные люди питают к старой, но надёжной и привычной технике, отказываясь заменить её на более современные модели.
На фоне угрозы для функциональности напарника, даже прокушенный палец и вытянутые фемботкой за время короткого контакта с незащищённым металлом единицы энергии отошли на второй план. Оптика Дехсета вспыхнула чуть ярче, на лице царил гнев в перемешку с сосредоточенностью. Его руки стальной хваткой зафиксировали её лицо и потянули назад, заставляя открыть незащищённую шею, лишая обзора. Уловив краем окуляра движение сбоку от себя, он бросил на перерез один из четвёрки толстых тентаклей, надеясь перехватить руку фемботки в запястье. Но не успел – клинок вошёл ему под мышку, глубоко погрузившись в грудной отсек претендера.
Дехсет взвыл, его руки рефлекторно сдавили шлем фемботки, на лице отразилась ни чем не прикрытая ярость и боль. Теперь ему хотелось причинить боль этому существу. На краткий срок, обычный самоконтроль оставил его, уступив место ненависти. Из-за спины Дехсета показалось мощное щупальце с жалом на конце и качнулось вперёд, готовясь для удара.
«Нет уж… я не пойду у тебя на поводу, ифритка… я тебя переиграю!» - яростно подумал он и… отпустил её.
- Как… скажешь – не без труда выдохнул Дехсет. – Только думай быстрее, а то моя оболочка может воспринять твой клинок как пищу для восстановления моего корпуса.
Тентакли ослабили хватку и втянулись в его корпус, на бледном, искажённом болью и злобой лице искролога возникла вымученная, высокомерная улыбка. Претендер принял расслабленную позу, насколько это позволяла ситуация. Разумеется, его беззащитность была обманкой, иллюзией: много ли времени ему потребуется, чтобы сбросить с себя легковесную фемботку? Конечно, он играл с огнём. Но в подобной игре Дехсет находил неожиданную прелесть.
- Любопытно… неужели я тебе совсем не нравлюсь? – усмехнулся он, демонстрируя собственное превосходство. – Подумай, мы ведь вместе сможем неплохо развлечься. В тебе я ощущаю схожие черты, разве не нравится тебе вкус битвы, возможность делать всё, что ты только можешь пожелать?
Разговоры – разговорами, а меж тем, Дехсет вовсю копировал своё сознание из главного мозгового модуля в банк данных, размещённый в его грудном отсеке. Этот модуль обладал меньшим быстродействием, по сравнению с основным ЦП, но в случае потери головы, он хотя бы сможет сохранить свою личность и бесценные знания. А остальное сделает оболочка претендера.

0

33

«Вот так оно кура-гриль, хорошо смеяться тот, кто смеяться последним,» - с внутреннем злорадством рассудило оно, ощущая как сигнал Искателя удаляется в сторону. Одно для него было плохо оно лежачих било, причём с охотой и активно, так как единственный устраивающий её в данном случае результат - это смерть доставучей птички. Правда, до Искателя, следовало разобраться с претендером. С освобождением манипулятора всё оказалось не так просто как планировалось. Едва она освободилась от когтей, как её тут же оплели щупальца вызывая приступ гнева. Впрочем, злость оказалась обоюдной, что явно её порадовало. Фем крепче стиснула зубы и впилась в него насмешливым взглядом. Почти точно так же как претендер наслаждался болью которую он причинил Нире так и оно наслаждалось его гневом и бешенством. Почему? Легко понять, если задуматься, почему обычно злятся. Она задела претендера и это её радовало. Положительные эмоции оказались для бестии, что поселилась в фемской искре, слишком простыми, а вот гнев, ненависть, злоба и ярость это совсем другое дело! Правда, эти эмоции пока были затуманены рассудком, но как оказалось это ненадолго.
Злоба заставила его сделать ошибку. Претендер начал отводить её голову назад и догадавшись о его намереньях фемка тут же принялась активно сопротивляется, пытаясь плотнее сдвинуть закрывающую шею броню и вжать голову в плечи. Оно даже с охотой отразило на своём лице гнев вперемешку со страхом, на деле же это было простой игрой. Стоит претендеру приблизить к ней своё незащищённое органикой лицо, и она сделает все, чтобы выжечь ему ЦП. Отсутствие зрительного контакта при этом не должно было сыграть большой роли. Точно так же как и с Искателем, она ощущала ток энергии и в его системах, причём даже ярче, так как имела к ним прямой доступ через прокушенные пальцы. Продолжайся ситуация в этом ключе было бы хорошо, даже отлично… но скучно. Интереснее игру сделал вонзившейся в Дехсета клинок.
Сквозь стиснутые зубы фемка вновь засмеялась, слушая его вопли, но слаще всего была ярость, которую она ощущала сквозь чужую искру. Контроль явно покидал её противника, а значит, он станет невероятно опасным и, меж тем, предсказуемым. Сдавившие шлем пальцы, казалось, вот-вот оставят на металле целую кучу вмятин, ну или вовсе раздавят его, а это в её планы не входило. По нейросети промчалась боль, но показавшееся на грани видимости жало беспокоило куда больше. Оно уже собиралось начать действовать, как претендер решил сделать крайне неожиданный ход…
Держащие её щупальца медленно исчезли в корпусе Дехсета, пальцы его расслабились и отпустили. Правда вот фемка продолжала стискивать один из его манипуляторов зубами, ровно, как и вытягивать из него энергию. Только сейчас это действие казалось чисто рефлекторным. Оно опустило голову, внимательно посмотрев на претендера. В безжизненной глубине её окуляров, как правило, озаряемых лишь искрой безумия, сейчас заблестел интерес, удивление и заинтересованность. Битва действительно стала интереснее, просо превратилась из физической в… интеллектуальную? «Интересно-о,» - мысленно протянуло оно. – «Очень интересно… и глупо.» - Ифритка косо ухмыльнулась, недоверчиво склоняя голову на бок и приподнимая уголок шлема. Взгляд бледной оптики пробежался по претендеру с таким выражением, словно впервые его видел. Правда всё это было лишь игрой... Заинтересованный взгляд просто выискивал подвох и возможности претендера, а у того их было много, слишком. Поэтому стоило попробовать сыграть в предложенную им игру, где её главным преимуществом было незнание претендера. Даже если это была всего лишь попытка потянуть время…
- Нрафишься? – задумчиво протянула она сквозь зубы, изучающий Дехсета, взгляд под конец прошёлся по чертам его лица и остановился на оптике. – Фазмошно… - она усмехнулась, демонстрируя оба ряда впившихся в него зубов. Акцент её конечно забавлял, но ситуация казалась слишком серьёзной чтобы обращать на отсуцтвие красоты и эстетики внимание. В конечном итоге молнии требуют слишком много энергии, а тут ей так любезно предоставили возможность хоть немного, но подзарядится. – Но ф одном ты праф, фкус битфы и сфобода мне нрафятся. Только отна попрафка, я уфе делаю фсё что захочу а не фашду фозмошности это фелать! Фм-м-м…
Оно слегка сузило оптику, не отрывая взгляда от скрывающихся в глубине фиолетовых огоньков. Прежде чем заговорить существо немного помедлило, на лице фемки отразилась заинтересованность и любопытство, но какое-то время оно колебалось, словно не решаясь сделать последний шаг. Губы при этом плотно сомкнулись вокруг его пальцев, затем к ним присоединилась глосса. Немного пососав из него не только энергию, но и энергон существо всё же разжало зубы.
- А что конкретно ты имеешь в виду под словами – развлечься? – Оседлавшее претендер существо, казалось, вмиг, изменилось безумие и ненависть исчезли, превращаясь в заинтересованность. Всё ещё покоящийся в освободившейся от щупалец манипуляторе меч быстро свернулся исчезая внутри предплечья, и светлые тонкие пальцы заскользили по его торсу вверх. – Ты предлагаешь нам покинуть это место и устроить резню? Бойню, которая достойна ярости молнии и даст волю настоящему безумию? Или же… - уже сладко протянула она, слегка подаваясь вперёд и нависая над Дехсетом. Светлые пальцы ифритки прошлись по нагрудной броне источая дразнящее системы энергополе. – … ты имеешь в виду нечто более простое и плоское? – Пальчики фемки остановились у края его грудной пластины вблизи шейных магистралей. – Я так полагаю что первое, - внезапно усмехнулось оно с лёгкой толикой разочарования и подалось назад, но манипулятор остался на месте. – Ты ведь боишься меня, не так ли?...

Отредактировано Energy (2012-12-29 23:14:18)

+1

34

- Неужели? – притворно удивился Дехсет. – Как говорит мне наши общие с Нирой воспоминания, большую часть времени ты сидишь где-то в дальней части её сознания и лишь изредка получаешь свободу действий. Неужели это предел мечтаний свободолюбивого допельгангера?
Дехсет понимал, что играет с огнём, причём – с неизвестной ему самому целью, но отсутствие чёткого плана не умаляло самой прелести процесса. Прикосновение глоссы к его пальцам заставило претендера удивлённо мигнуть оптикой. Впрочем, боль в прокушенной руке не позволяла оценить пикантность ситуации. Зато, её действия позволяли надеяться на то, что его маленькая авантюра таки увенчалась успехом. Так и есть: Энергие наконец оставила в покое его руку.
«Попалась» - мысленно усмехнулся Дехсет, храня на лице таинственную улыбку.
Он расслабился, а зря – ибо Энергия вновь умудрилась удивить его и поставить в сложную ситуацию. С одной стороны – он действительно был не прочь поохотиться вместе с этим существом. С другой… её прикосновения пробудили в нём желание. На лице Дехсета мелькнула растерянность, но уже в следующую секунду претендер вернул себе самообладание.
- Как интересно… Охота на сородичей, яркая и прекрасная как огонь только что вспыхнувшей Искры, или ночь наедине с тобой. Право слово, я не смог бы удовлетвориться чем-то одним. Ты ведь сумеешь меня удивить, а ифритка? Конечно, я тебя боюсь, как органики боятся огня. Но это не значит, что при случае я не смогу скрутить тебя кренделем. Всё таки, сила здесь явно на моей стороне. Так что ты предпочтёшь, а, Энергия? Удовлетворение плотских желаний и последующая резня, когда вкус чужого энергона оттеняются эмоции от только что пережитого наслаждения. Или – страстная оргия на пылающих руинах? Хотя право слово, не уверен, не утомит ли тебя столь бурная развлекательная программа… - поддразнил он её на последок, очертив ладонью изгиб талии фемботки.

0

35

Замечание по поводу её «несвободы» отлетело от ифритки точно горох от гранитной стенки. На её лице мелькнула лишь лёгкая тень насмешки. - «Жалкое создание ни тогда, ни теперь ты не способен представить себе, что я есть на самом деле. Твоё незнание и предположения лишь веселят меня.  Моё заточение так же временно, как и всё на этом свете, нужно лишь немно-ожечко подождать. Но тебе об этом знать не обязательно.» - Оно зорко следило за каждым изменением на его лицевой пластине с ловкостью ловя его удивление, разглядывая странную улыбку и под конец небольшое замешательство. Первое и последнее её, надо сказать, раздосадовали. – «И что это? Весь такой могучий и невозмутимый претендер сгубивший сотню искр, побывавший на тысяче охот мнящий себя, судя по всему, неуязвимой и блистательной звездой кибертронский расы растерялся от предложения какой-то фемки? Экая нелепость! Милый, похоже, ты крут только со слабаками вроде моей первой половины. Право не впечатляет, даже наоборот…» - Впрочем, за всеми своими размышлениями оно даже уголком шлема не дернуло, продолжая с неподдельным  интересом наблюдать за действиями претендера. А ещё при этом фемке полагалось выглядеть соблазнительно…
Нижние манипуляторы ифритки крепко обняли опоясанные фиолетовой материей бёдра. Бампер сполз с его торса на паховую пластину, спина красиво и хищно выгнулась. Корпус вновь подался вперёд. Застывшие у основания его шеи пальчики вновь принялись поглаживать его броню излучая приятное поле они стали порхать точно над интерфейс портами. Затем поднялись выше к его шейным магистралям. Тонкие пальцы прошлись вдоль одного из самых крупных топлевопроводов, поглаживая все чувствительные датчики, что попадались им на пути. Взгляд её при этом хищно прошёлся по шее, затем заглянул бондмейту в оптику с дразнящей усмешкой. Манипулятор поднялся ещё выше, погладив его по подбородку вверх и назад к золотистым гребням, где и остался нежно поглаживать чувствительные участки. Всем своим видом фемка показывала интерес, любопытство и некую хищность, которая непременно угадывалась во всех её действиях. Правда та не источала опасности, а скорее дразнила, подталкивая Дехсета на активные действия. А едва тот провёл по её талии она ещё немного прогнула спину приглашающее приподнимая бампер. Фемка сладко и томно промычала, прикусывая нижнюю губу и изображая задумчивость. Подразнившие системы на шлеме пальцы вернулись к лицевой пластине и стали очерчивать контуры его губ. Хотя, откровенно говоря, фемка давно уже все решила. От «соблазняющей», как полагал претендер, речи у ифритки вяли антенны… «Не смог удовлетвориться чем-то одним? Милый, если тебе ночи со мной мало то советую подыскать себе кого-то другого и себе советую того же. Удивить? Прозвучало так, словно мне предстоит всё делать самой, но если даже так боюсь, тебе мой подход не понравится. Скрутить? Звучит как вызов. Лёгкий намёк на то, что мне следует принять свои условия? А как сильно ты разозлишься, когда я откажусь?» - немного поразмышляв, фемка оставила в покое нижнюю губу и сладко улыбнулась, обнажая аккуратные зубки.
- Стоит признаться, что мне нравиться формулировка – оргия на пылающих руинах. Право это так сладко звучит и будоражит фантазию, - тут в глазах фемки заблестели озорные искорки. – Правда, корпус после всего пережитого предпочёл бы немного отдохнуть, а уж потом рваться в бой… так что… - не договорив, оно нависло прямо над претендером и застыло примерно в полуметре над его лицевой пластиной. Поглаживающий его губы манипулятор скользнул ему на затылок, осторожно его придерживая. – А теперь постарайся не дёргаться, если ты помнишь, мой меч с зазубринами и лишние конвульсии лишь сильнее повредят твои системы. Постарайся расслабиться и не кричать, право, не выношу все эти вопли на пустом месте. Смотри на меня-я… - и фемка соблазнительно улыбнулась став поглаживать его затылок.
Держащий меч манипулятор напрягся и принялся осторожно и медленно тянуть его назад. Острые зубцы лезвия при этом непременно хватались за проводку и, постепенно, натягивая и рвя её, царапали и цепляли другие элементы. Правда, клинок не сильно продвинулся на пути к выходу. Пара секунд медленного вытягивания тут же наскучили фемботке.
- Нет, давай лучше резко, ото возится долго, - скуксилась она и вновь соблазнительно улыбнулась, добавив, - смотри на меня.
И в это же мгновение с самым непринуждённым видом до упора вогнала в него меч. Поверх всего ещё и пропустила через центр лезвия мощный электрический заряд. Поток заряженных частиц промчался от рукояти, по центру лезвия обходя органическую защиту и прямым потоком обрушиваясь на основные системы в грудном отсеке и нейропроцессоры стремясь нарушить его координацию и выжечь все, что в нём есть важного.

0

36

Дехсет кайфовал. Не только от происходящего с ним здесь и сейчас, но и от предвкушения, и от осознания того, что его маленькая авантюра увенчалась успехом. Итак, ближайшее будущее представлялось ему крайне интересным и насыщенным. Разумеется, он всё ещё был на стороже: предыдущий опыт общения с Энергией был слишком ярким, чтобы он решил окончательно утратить контроль над ситуацией. Вот и создание резервной копии сознания, начатая им чуть раньше, близилась к завершению.
И всё же, от прикосновений ифритки он откровенно таял. Да, он мог и умел терпеть боль, пожалуй даже лучше, чем профессиональные военные. Наслаждения – другое дело. Дехсет никогда не стремился к аскетизму, но избранный им образ жизни не располагал к активным увеселениям. Жажда удовольствий лишила его осторожности, он уже был уверен в победе, забыв о том, что в общении с Нириным альтер-эго ни в чём нельзя быть уверенным.
Его руки скользнули ниже, к интимным системам фемботки, ладони претендера словно очерчивали её формы. Но её слова по поводу меча заставили Дехсета на миг прервать сие увлекательное занятие.
- В принципе, мы можем подождать ещё минуту – и мои системы сами его переработают. Но если он тебе так нужен… то давай.
Его взгляд сфокусировался на её лице. Он умел причинять боль, умел и её терпеть, но концентрация на позитивных моментах никогда не была лишней. Да… он представлял себе, как будет входить в неё, резко, грубо, и то, как она будет стонать от наслаждения… В ответ на её предложение претендер только кивнул. Он и сам не был сторонником полумер. И в следующий миг, мир взорвался.
Сначала, он подумал, что ифритка уж больно резво выдернула из него свой меч – уж больно спокойным было её лицо. Но обрушившийся системы Дехсета шквал энергии мигом привёл его в боевую готовность. Увы, слишком поздно: взметнувшиеся по обе стороны его корпуса щупальца безвольно опали, укрыв пол серебристым ковром, а пара из них укрыли плечи фем экзотическим шарфом. Его оптика, пылавшая ранее нездорово ярким огнём, стала затухать, гаснуть, утрачивая жизнь.
Клинок не только поразил часть важнейших систем механической составляющей претендера, но и перерезал главную информационную магистраль, связывающую его процессор с остальными системами. К счастью, резервное хранилище не пострадало: оно было оснащено многоуровненной защитой и вовремя заблокировалось аварийными системами. Лицо претендера подрагивало, выражая боль и злобу. Его корпус стремительно впадал в стазис, но прежде чем отключиться, он успел хрипло прошептать:
- Сплошное разочарование… кх… беги, глупая!
И отключился. Его оптика погасла, системы демонстрировали минимальный уровень активности, но камера Искры, обладавшая повышенной защитой, уцелела.

0

37

Оно сладко улыбнулось. Хищный и жаждущий взгляд вдруг наполнился непередаваемой любовью и нежностью. Оно наблюдало за гневом и болью отразившемся на его лице, за тем как гаснут фиолетовые огоньки в глубине его окуляр, и наслаждалось моментом. «Вот сейчас, милый, ты мне действительно нравишься.» - От любования своей работой её отвлекли взметнувшиеся щупальца, но не надолго. Те опали так же быстро, как и взметнулись, пара даже опустилась на её плечи. В первую секунду у неё возникло желание тут же сбросить их с себя лёгким движением плеч, но её процессор нашёл решение получше.
В свободном манипуляторе возник меч, который на корню обрубил свалившееся на неё щупальца. Благо до места, откуда те «росли» даже тянуться не пришлось. - «Глупенький охотник, неужели тебя не учили, не играть с едой? Это же так просто!» - мысленно усмехнулось оно. Второй клинок при этом повернулся в ране стараясь нанести как можно больше повреждений, затем с силой был вырван из сочленения. Сказанные претендером перед отключением слова заставили только шире улыбнуться.
- Ну-у, милый мой, ты ведь тоже не подарок, - на автомате парировала она уже офф-лайному претендеру. – К тому же, бежать?! Зачем, мы ведь так давно не виделись, мне столько всего хочется тебе сказать, а более того сделать…
За словами она окончательно отрезала претендеру голову и краткий миг по созерцала её в своём манипуляторе а после… швырнула её к стенке. Прекрасные внешние данные претендера эту часть Ниры явно не трогали. Если вообще это существо может что-то по-настоящему и глубоко задеть. «Твою голову я отправлю Абсолюту, а твою искру Шоквейву. Ужас, который ты испытал, лишившись корпуса, очень скоро повторится. Правда не могу обещать, что сама не раздавлю её, уж больно велик соблазн…» - то, что после удара его искра выжила, несомненно, раздосадовало ифритку, но это было ожидаемо. Но это лишь минутная заминка, вначале оно разберётся с его корпусом, затем с его курицей мнящей себя охотником.
Отрезав ему голову, фемка взяла в манипуляторы мечи и принялась быстро срезать вылезшие из его корпуса щупальца. Стоило бы сделать это медленно, наслаждаясь моментом, выпотрошить его, изуродовать, но с офф-лайным и ничего не чувствующим ботом это было не интересно. Так что вивисекцию пришлось превратить в быструю разборку. К тому же не, кстати, будит, если Искатель действительно проснётся и, несмотря на легкомысленный ответ слова претендера насторожили ифритку. За «работой» центральный процессор тут же принялся ковыряться в его воспоминаниях, выискивая то, что могло бы дать ей объяснение его словам. Поиски успехом не увенчались, но поторопится заставили.
- Знаешь выкидыш, а я тебе, правда, благодарна! – злорадным тоном продолжало оно за делом. – Ты отправил мою вторую половину в такой глубокий аут, что даже сейчас, созерцая происходящее с её «возлюбленным» она ничего не может сделать. Почему я говорю «возлюбленный» столь насмешливым тоном? О, ну тут всё просто. Может она и полюбила тебя по настоящему, но как только она осознает по какой именно причине, тут же поймёт глупость собственных чувств. Нет, право, какая любовь к тебе!? Заползи в другой угол космоса и там занимайся своими чёрными и никчёмными делишками время от времени развлекаясь с первой попавшейся барышней. И там же и утухни на тысячу или, лучше на десять тысяч лет. И вообще что бы тебя кто-то полюбить ты вначале должен полюбить себя сам! Это справедливо, ты так не считаешь? А ты ведь понимаешь, что ты любви не достоин? К тому же парень из тебя будит крайне отвратительный… моё присутствие здесь тому доказательство.
Какой был резон говорить это всё оффу? Ну, во-первых, оно было уверено, что лично ему этого уже не скажет. Разумеется, слать никому искры она не станет, хотя идея представлялась крайне… интересной… Лучше будит лично раздавить её едва та окажется у неё в манипуляторах. Право не стоит повторять ошибок Дехсета. Он играл с едой и что из этого вышло? Охотничий азарт и игра её не прельщали. А во-вторых, ну а почему бы и нет? Уж больно понравилась ей сложившаяся в ЦП мысль, почему бы не высказаться? Если не претендеру то хотя бы своей первой половинке, пусть послушает и сделает выводы. Уж больно она легкомысленна по отношению к её доводам, а это плохо. Ей следует быть решительнее, смелее и больше слушать процессор в делах важных и меньше в делах простых и обыденных, а Нира делала всё наоборот. А это плохо…

0

38

Скейл, с момента предполагаемого отключения своего создателя, нервно подрагивал всем корпусом, непрерывно скребя лапами по руке фемботки, и издавал то ли стрёкот, то ли просто быстрое металлическое бряцанье. Таргетмастер явно был не в восторге от развязки сражения, но, с другой стороны, заложенные в его разум директивы не включали себя месть за создателя или хотя бы установку на его защиту – он просто подчинялся приказам Дехсета, а Дехсет так ничего и не приказал. Не без труда соорудив это умозаключение, Скейл с облегчением вернулся от непривычной для него сферы мыслительной деятельности к своим непременным обязанностям.
Предупреждение Дехсета так же заставило его задуматься. Зная хозяина, таргет мог допустить, что в свой предсмертный миг Дехсета охватила блажь предупредить свою убийцу о реальной угрозе, и Скейл принялся потрошить свои банки памяти.
Из рассечённой шеи толчками вырывался энергон, за пятнадцать секунд, прошедших с момента полного ухода в стазис претендера, в камере варп-драйва успела скопиться порядочных размеров розовая лужа. Дехсетовы щупальца рубились крайне медленно и неохотно, каждым сантиметром живой плоти, проводов и схем сопротивляясь проникновению клинка Энергии. Она едва успела закончить с пятым, когда по всему корпусу претендера словно пробежал некий импульс, щупальце в её руке дрогнуло… и метнулось ей в лицо, стремясь вырвать оптику. В сознании фем вспыхнуло запоздавшее предупреждение робопаука. В тот же миг, вскинулись другие тентакли претендера и набросились на ифритку, стремясь обвиться вокруг её рук, ног и шеи. Ополоумевшие серебристые змеи давили с такой силой, которую сам Дехсет ещё никогда к Нире не применял, и сала эта была достаточной, чтобы смять внешнюю броню фем, или попросту сломать ей шею.
В тот же миг, корпус самого претендера рывком оказался на ногах и резко ударил её сжатым в кулак манипулятором, да с такой силой, что мог при счастливом стечении обстоятельств пробить её насквозь, или как минимум – хорошенько впечатать в стенку. Гротескным и сюрреалистичным было это зрелище: корпус, действующий в отсутствии головы. Определённо, претендер, если это был он, мог орикнтироваться только по осязанию, но как раз с этим у него проблем не было: шести оставшихся щупалец было более чем достаточно, чтобы контролировать перемещения фем в не слишком-то большом помещении.
Цепь Скейла, вызванная таргетмастером из суб-пространства фемботки, с неметаллическим звуком упала на пол у её ног, готовая к применению.

0

39

Кидальня
Оно было на стороже. Какое-то странное сверлящее чувство в затылке не давало ей покоя. На какое-то время её озаботил Скейл начавший проявлять активность. Оно начало было сомневаться в его нейтралитете, но паучара вскоре успокоился, вновь уйдя в себя. Однако даже спешка и настороженность не оказались залогом успеха. Даже офф-лайный, практически мёртвый, Дехсет оказался хорош. То ли дело было в том, что его действия носили чисто животный характер и небыли обрамлены рассудком, то ли свою лепту внёс элемент неожиданности, но получила фемка по полной программе. Оно ощутило странный импульс, ощутило, как дрогнуло щупальце и тут же начало действовать, но выданный ей судьбой корпус оказался недостаточно хорош, к тому же недочинен…
Резкий поворот головой и уход в сторону спас её оптику, и острые когти прошлись по краю её лицевой пластины, вгрызлись в шлем, вырывая куски брони и разрывая основание антенны полной чувствительных датчиков. Это заставило её кричать. Небольшое помещение содрогнулось, когда по нему прокатился высокий фемский крик, и сложно было сказать чего в нём больше – боли или ненависти. Меж тем это оказалось лишь началом. Вовремя поняв, что от захвата щупальцами она уже не уйдёт она «отдала в укус» правый манипулятор. Прокатившаяся по нему боль была непередаваемой. В одно мгновение все магистрали оказались пережаты, броня сдавлена, эндоскилет сопротивлялся, как мог, но, в конце концов, оказался сломан. Сие действие заняло у претендера всего пару секунд, но ифритке они показались долгими минутами. Одновременно с этим корпус обезглавленного бондмейта оказался на ногах и… одним ударом пробил её насквозь.
Боль, сильная, оглушающая, затопляющая сознание, уводящая её в небытие, не дающая думать не о чём кроме неё. Ослепительная, жгучая, умопомрачительная, головокружительная злоба. Они разом затопили сознание, разрывая центральный процессор на куски. Не было больше в этом корпусе разума, в нём безраздельно властвовала неутомимая жажда убийства. Безумие, вновь ожившее в её сознании, в её иске было единственным, что смогло пересилить боль и заставить искалеченный корпус действовать, но даже ему потребовалось время, что бы разгорается.
Удар пришёлся по грудному отсеку в стороне от камеры искры. Находившаяся в это зоне часть фюзеляжа разлетелась на мелкие кусочки от, казалось, одного касания тёмного манипулятора. Слабая броня фемки в мгновение была прибита, системы и топливные шланги разорваны выплёвывая наружу едва ли ни целые потоки энергона. Всего за секунду в фемка образовалась здоровая дыра, из которой вырывались слабые синие и белые лучики света искры и целый сномп электрических искр. «Бездумная животная ярость, ослепительная, безжалостная это же просто восхитительно!» - полный боли и ярости крик зашёлся безумным хохотом. Пострадавший корпус резко выгнулся его колотила дрожь от испытываемой боли, ярости и грохочущего смеха. Предложение Скейла использовать цепь осталось без внимания. Нет. За это оно хотело лично, собственными манипуляторами выпотрошить претендера и ей было неважно насколько глупо это решение. Однако оно оказалось право, паучку пришлось таки сделать выбор…
- Милый, я почти хочу пришить тебе голову, но лишь для того чтобы ты оценил всё то что я с тобой сейчас сделаю!! Учти, офф-лайн не освобождает тебя от наказания,– пророкотало оно, выбрасывая вперёд свободный манипулятор.
С длинных тонких пальцев сорвался ослепительный заряд, метящий в его шею. Молния должна была ударить в шейные магистрали, обходя органическую защиту. Бездумная ярость фемки велела ей сжечь его схемы. Разогреть, вскипятить, испарить ещё мчащийся по его топливным шлангам энергон заставляя его разорвать магистрали и обжигать собственные системы. Спалить, выжечь его изнутри, уничтожить его искру – вот всё чего оно страстно жаждало в этот момент.

Отредактировано Energy (2013-01-02 22:08:02)

0

40

Энергия была права – то, что осталось от сознания претендера, руководствовалось одним единственным инстинктом к самосохранению. Это существо дралось с животной яростью, защищая свою жизнь. В отчётах группы учёных, создавших претендерскую оболочку Дехсета, это состояние именовалось «режимом берсерка». Этот режим был прошит в органическую броню на случай, если врагам каким-то образом удастся подавить или отключить сознание носителя, и единственной целью этого режима было обеспечить выживание претендера. За всю свою жизнь, Дехсет лишь дважды впадал в режим берсерка, и всякий раз последствия были разрушительны.
Претендер даже не попытался уклониться от атаки ифрита – он попросту не мог её видеть, а даже если бы видел – шансов избежать молнии не было в принципе. Но и тут Энергию ждал сюрприз – шея Дехсета уже успела зарасти органикой, готовой к формированию новой головы взамен утраченной. Так что, удар хоть и настиг цель, нанёс куда меньше повреждений чем рассчитывала ифритка. Претендер дёрнулся всем корпусом, ей в ноз ударил запах палёной плоти, а потом без труда приподнял её над полом, используя для этого ту самую руку, на которую так удачно насадилась фем.
Её корпус жёстко и уверенно спеленали уцелевшие тентакли, один из них обвился вокруг головы и потянул её назад, намереваясь сломать ифритке шею. На этом её история могла бы и закончиться, если бы не Скейл. Таргетмастер, доселе колебавшийся, понял, что вот-вот позорнейшим образом запорет основную директиву – защиту хозяина, и вмешался. Прижатая к корпусу рука фемботки вдруг осветилась ярким голубым светом, послышался треск нарастающего электромагнитного разряда, шипение плазмы. Паук активно вытягивал из фем запас энергии, но результат того стоил.
Самоцвет, вмонтированный в брюшко робопаука вспыхнул нестерпимо ярким сиянием и выпустил на свободу мощь шаровой молнии. Плазменный сгусток, заряженный мощнейшим электромагнитным импульсом, врезался в корпус претендера, сжигая попадавшиеся на пути тентакли, и со страшной силой бросил его на колонну варп-ядра космической станции. Освещавшие круглый отсек лампы с треском погасли, вспыхнуло аварийное освещение, взвыла сирена.
В помещении царил сильный запах озона, воздух обжигал вент-системы. Покорёженный корпус варп-драйва мигал красными огнями, по его серебристому корпусу скакали дуги разрядов. Дехсет, чей корпус почернел и обуглился, лежал подле двигателя безвольной куклой. Красивый мелодичный женский голос разнёсся по станции и добродушно сообщил всем её обитателям, присовокупив к этому и радиосообщение:
- Внимание! Повреждение варп-ядра! Повреждение-варп ядра! Начата процедура катапультирования варп-камеры.
Отсек задржал, со всех сторон послышались титанические скрипы и вздохи гигантских механизмов, открывавших камере путь наружу, туда, где неконтролируемая реакция двигателя не сможет охватить всю станцию. Здоровенный пласт обшивки космической станции был выбит изнутри пиро-патронами и распался на сотню сравнительно небольших элементов. Следующим в вакуум вылетел сектор станции, заполненный оборудованием, предназначенным для поддержания работы варп-драйва и навигации во время прыжка. Третьей на очереди должна была стать сама злополучная камера, но тут обитателям станции крупно не повезло.
Дехсет успел хорошенько покопаться в системах варп-драйва и заблокировал катапультирующее устройство. Конечно, его блоки можно было снять при наличии должных навыков, но на это должно было уйти время – от пяти до пятнадцати минут. Чего претендеру, по его прикидкам, должно было быть более чем достаточно, чтобы покинуть отсек при любом возможном раскладе. Ситуацию, при которой он лишится головы и возможности разумных действий, он даже не рассматривал. Как выяснилось – зря.

0

41

Плоть, железо так не пахло. Оно бы впало в бешенство от такого расклада, если бы не уже. Разряд, который мог бы её спасти наткнулся на мерзкую органику и не возымел должного эффекта. Конец был близок как никогда, а в процессоре словно заклинила одна единственная мысль – убить. Окутанная серебристыми щупальцами фемка рычала от злобы, кричала от боли и билась, как могут биться только безумные, несмотря на ту нестерпимую боль, которую приносило это действо. В бой пошло всё что осталось – она кусалась, царапалась, даже пыталась расцарапать одно из щупалец краем брони развороченного манипулятора. Впрочем, стоило ей вцепится в одно из них зубами как другое щупальце обвилось вокруг её шеи, едва не лишив её дентопластин. Тут же последовали тщетные попытки пересилить его, вывернуться, освободить шлем. «Конец!? Нет, ни за что! Я не сдамся, не сдамся, не сдамся!!»
- Неееееееет!
Более гибкие шейные магистрали держались стойко, но вот стальной хребет от такого обращения взорвался болью наползающих друг на друга пластин составляющих, пережимал нейросети и нейропроцессоры. Последнее было, пожалуй, самым досадным. У хребта тянулась вся основная масса и если там что-то…
Оно не успело додумать, в оптике уже начало темнеть из за пережатых на горле магистралей. Когда в окулярах заплясали весёлые цветные пятна, в дело вступил Скейл. Вспышка – ослепительная, прекрасная, но что более важно разрушительная. Ифритка тут же признаёт часть своей сущности, прекрасную и загадочную часть – шаровую молнию. Вытянутую на такую красавицу энергию не жалко!
Треск и фемский корпус бросает в другую сторону. Впечатовшись в  стену оно падает на пол боком, затем корпус безвольно валится на грудную пластину, но положение головы позволяет ей видеть претендера.
- Скейл, это было восхитительно, но ты мог бы сделать это и раньше… - усмехнулось оно с толикой грусти. – Но ты всё равно молодец мой милый, рада, что ты смог таки выбрать правильную сторону. Знаешь Дехсет он то тут, то там, а со мной ты будишь каждый наноклик…
Оно с интересом посмотрело на рвущиеся из варп-ядра молнии, полюбовалось обугленным корпусом, послушала мелодичный женский голос и вновь расхохоталось.
- Скейл ты заслужил целую коробку конфет! У-тю-тю, мой юный разрушитель, я бы погладила тебя, если б у меня был цел второй манипулятор и не сломан хребет… Ахах!... Ахаха!... Ахахахахахахахахха!!
Смех, на этот раз уже не безумный, но истерический. Вот теперь оно запаниковало, не зная, что делать. Смерть? Нет, пугала не она, обидно было то что претендер-то сейчас восстановится, а вот она… Как глупо, сейчас она получила шанс нанести последний удар и что в итоге? Лежит со сломанным хребтом. Он-лайн, но корпус совершенно не слушает её команд. Она даже губами пошевелить не может смеяться один вокодер, только оптикой водить и моргать. Однако выкидывать их в открытый космос не спешило. Какое-то время оно полагало, что дело в растянувшихся в критических ситуациях нанокликах, но они шли и шли, а выброса не происходило. Фем уняла истеричный хохот и покосилась на претендера, вставать он не спешил… впрочем, от этого ни горячо, ни холодно. «Проклятье… что же делать…»
Корпус сводило болью, из ран хлестал энергон, из окуляр тёк прозрачный омыватель – следствие боли. Жалкое зрелище. Боль растягивала клики, без возможности двигаться и сражаться она поглощала с головой заставляя её кричать, выть, скулить, ныть пока она, наконец, не нашла в себе достаточно сил что бы молчать и унять текущий из оптики омыватель. Светлые окуляры притухли из за нехватки энергии и стали изучать лежащий неподалёку претендерский корпус, свербя его полным ненависти взглядом. Так постепенно прошёл клик, ещё один, ещё…

0

42

Скейл, прибывавший в смешанных чувствах, дёргал лапами и издавал быстрое сухое чириканье. За последние минуты на его долю выпало слишком много решений, на которые его разум не был рассчитан, и таргетмастер испытывал серьёзные сомнения относительно разумности и эффективности своих действий. Было отчего – допустить, чтобы хозяйке нанесли такие повреждения! Робопаук всерьёз считал подобное ударом по своей прфоессиональной компетентности, проще говоря, свою главную миссию он считай что провалил, и испытывал по этому поводу море сожаления и вагон злости на самого себя и нерадивую владетельницу. Так что, лестные комментарии Энергии ускользнули от его восприятия. Самоцвет Скейла пульсировал и пошёл красными, фиолетовыми, зелёными и синими пятнами, выражающими весь тот эмоциональный негатив, что владел робопауком. Он отчаянно пытался что-то сделать, перекрыть утечку энергии, направить нанаботов с максимальной эффективностью, но его способностей оказалось недостаточно, и Скейл едва не впадал в отчаяние.
Прошла минута, вторая, третья… наконец, корпус претендера вздрогнул, сквозь завывания сирены и треск разрядов послышался его вымученный стон. Дехсет приподнял руку и прикоснулся к той своей части, где обычно находилась голова. Выматерившись на древнекибертронском, искролог приподнялся, обратив к Энергии ранее скрытое лицо. Его лик был как обычно прекрасен, но шлем ещё не успел как следует вырасти, так что, Энергия могла наблюдать, как формируются микросхемы у него в затылочной части, да и вообще, Дехсет являл собой зрелище не из приятных.
Обеспокоено посмотрев на ифритку, он рывком вскочил на ноги и склонился над её корпусом, лихорадочно оценивая масштабы повреждений.
- У тебя сломан эндоскелет… и повреждён реактор. Эти повреждения я не смогу устранить с одной лишь аптечкой – произнёс он… и сразу успокоился. - Глупое, глупое существо. Неужели ты думала, что сможешь меня убить? Ах, какая жалость… А я-то считал, что мы похожи. А на деле, ты лишь обыкновенное животное, дикое и неприрученное. Может быть, я как-нибудь займусь твоей дрессировкой и одомашниванием.
Его голос был насмешлив, в нём явственно читалось злорадство и осознание собственного превосходства, а на лице претендера играла лукавая, клыкастая улыбка.

0

43

К сожалению паука, оно не видело и могло лишь слышать. Впрочем, зрительный контакт был не обязателен. Через стену боли оно продолжало ощущать его душевные муки. Собственно когда твой корпус сводит мучительная боль, остатками сознания ты начинаешь цепляться за всё, что может хоть немного от неё отвлечь.  Будь то мысленные проклятья в адрес Дехсета, злоба на него же, размышления о том, куда их отправит варп-прыжок, если состоится и конечно не последние место в этом калейдоскопе занимал Скейл. Оно даже немного удивилось тому, как ей стало жаль паука. Тот был ограничен, единственным делом для него была защита хозяйки. Можно было сравнить это с делом жизни, но тогда можно было найти себе новое, переключится на что-то другое, а Скейл был этого лишён. Ей было искренне жаль паука. Хотя оно понимало, почему Дехсет создал его именно таким, столь ограниченное создание чертовски удобно для управления. Винтик в часах – умеет выполнять только одну функцию и не видит дальше неё. Дроид? Нет. У него есть искра, часть искры… Даун? Нет, думать он мог, но только в своей области значит скорее зомби. Печально, непременно нужно будит его усовершенсовать, если это возможно. Опасно – да, но это будит правильно… капля хаоса в порядке, но ведь хаос и есть жизнь. По крайней мере, сейчас оно видело жизнь именно так.
- Не печалься Скейл, это не твоя вина, - хрипло и сдавлено подбодрила его фемка. – Ты сделал всё правильно, я не злюсь на тебя…
Фемка резко прервалась, усылав стон, окуляры проследили за тем как претендер пошевелился, принялся ругаться, затем поднялся. Бесцветная оптика засияли ярче, не выражая ничего кроме ненависти. Её позабавила его обеспокоенность и лихорадочность в оценке повреждений, но выказать свои чувства оно уже никак не могло. Разве что голосом.
- Ахаха! И это говорит мне тот, кому я только что оторвала голову? – её голос был полон пренебрежения и насмешки. – Спасибо что сообщил мне о повреждениях, у меня же нет внутренней диагностики! Как это я не заметила, что у меня сломан хребет?! Милый прекрати констатировать очевидные всем факты, от этого ты умнее не выглядишь. – Оно зашлось коротким хрипящим смехом. – Похожи? Животное? Ахахахаха! Милый ты можешь думать обо мне всё что тебе вздумается, от этого я не изменюсь. К тому же ты – Идиот! Неужели ты думал, что я буду с тобой коннектится после изнасилования на Асхе? Право, что за бэтсад и чем ты только думал? Хотя вот это у меня сомнений как раз не вызывает. К тому же, как кавалер ты меня ничем не прельщаешь выкидыш. И в скором времени я сделаю все, чтобы моя первая половинка тоже утратила к тебе интерес. Если же этому не суждено случиться… что ж, счастливо тебе коннектится с первой попавшейся, большего ты и не заслуживаешь. – Фыркнув, фемка впилась в него полным ненависти взглядом, после нехорошо так сузила оптику и послала в его сторону пару молний. Благо энергии у неё на это оставалось, немного правда, но разве она могла отказать себе в удовольствии покусаться под конец? Ослепительные вспышки метили главным образом в грудь и голову.

0

44

Сказать, что Дехсет был в смешанных чувствах – значит ничего не сказать. Он был жив, и Искру Ниры его берсерк-мод не угробил, это определённо плюс. С другой стороны, сам факт, что он оказался в состоянии берсерка был приличным поводом для размышлений и вдумчивого самоанализа. Впрочем, всё закончилось неплохо. Определённо, он ещё долго будет вспоминать этот день крепким словом, но он был жив, и она была жива. А значит – игра продолжается!
«Впрочем, мне следует проявлять большую осторожность, и не соваться к этому… допельгангеру, злому двойнику, без продуманного плана. А то могу ведь и доиграться…».
- Не льсти себе – буркнул в ответ претендер. – Я забочусь не о тебе, а о ней.
Определённо, пережитое заставило его персмотреть своё отношение к Энергии. Он и раньше считал это существо непредсказуемым и опасным, но помимо этого, находил её ещё и интересной… в различных отношениях. Теперь же, искролог воспринимал её исключительно как опасный природный феномен или дикое животное, которое можно приручить, но проще пристрелить, чтоб само не мучалось и другим жить не мешало. Он с вежливой миной выслушал монолог Энергии, даже покивал пару раз для порядка, а под конец насмешливо добавил:
- Сколько ненависти в её голосе… - и тут же словил в грудь очередную молнию, отклонился назад и счастливо избежав второй. - Я ещё подумаю над тем, как тебя приручить, а до тех пор… Смотри только на меня. Только на меня…
Дехсет взялся за рваные края дыры в грудном отсеке фем и одним рывком разорвал внешнюю защитную оболочку. Припомнив, что с ним произошло во время прошлого прикосновения к её Искре, он одним из немногих уцелевших щупалец извлёк из чудом уцелевшей аптечки гравитационный держать. Удостоверившись, что перчатка на правой руке не слишком пострадала и сможет защитить его от энергетических колебаний, он нежно обхватил пальцами камеру её Искры, прошептал «Сладких снов» и рывком выдернул из корпуса фем, разом оборвав все уцелевшие кабели.
Не дожидаясь, пока потоки взбесившейся энергии прожгут псевдоорганику, он поднёс Искру Ниры к плитке гравитатора и включил прибор. Чёрная небольшая плита осветилась голубоватым светом, проецируя гравитационное поле, которое должно было удерживать в воздухе драгоценное вместилище Искры его избранницы.

+1

45

Он счёл её бездумным зверем, оно это чувствовало, но это её не задевало, скорее уж наоборот. Ей хватало ума, чтобы не бросаться доказывать претендеру обратного. Зачем? Зверь это отлично! Пусть ждёт от неё прямых атак и агрессивных действий, пожалуйста, причем, чем тупее и примитивнее она будит ему казаться, тем лучше. «Право дорогая, поверх всего он ещё и тугодум. Правду говорят о гениях – они гении лишь в одной сфере жизни в остальном же… Ку-ку-у, то, что я веду себя с тобой ТАК, это не значит, что я так же веду себя с другими. Но тебе об этом знать, разумеется, не обязательно.»
- Пятиножка ты моя недомеханическая каждый раз, когда ты заботишься о ней, ты заботишься и обо мне, это неизбежно. – Голос фемки напоминал львиный рык, а ненависть в оптике просто зашкаливала. Злость, если бы только можно было убить взглядом, Дехсет давно бы превратился в угли, но, увы. Молнии тоже с этим делом не справились, но упрямо впившись в него взглядом, оно понимало, что это не конец.
Прикосновения к ране заставили боль разгореться с новой силой, и из фемского вокодера вырвался глухой звериный рык. Рывок заставил её закричать, на окуляры вновь выступил омыватель.
- Ничего, Дехсет, - уже серьёзным чуть насмешливым тоном отозвалось оно, наблюдая за тем, как претендер роется в аптечке. – Посмотрим, к чьему голосу она прислушается, когда очнется. Она будит в ужасе от тебя, от себя, но главное что она поймет, что не беззащитна. Вот увидишь так всё и будит… Всё что сделала я может сделать и она, просто ей нужно больше решимости… Я дало ей силу и свободу, ты же пришёл и разрушил её жизнь. Долгие годы висел для неё камнем на шее, она выполнит обещание, но не надейся на большее. И если она для тебя хоть что-то значит, ты сам оставишь её в покое. Претендерам нет места в Новом Режиме и в трансформерском обществе, а она его никогда не покинет! – пауза – Ты главное про Скейла не забудь, чудо в органике... А ещё блок памяти, хотя буду радо, если она тебя не вспомнит…
Проверить правдивость сказанного ею возможности не было, но голос её звучал вполне искренне. Особое подчёркивание заслужили слова начиная с «если она для тебя что-то значит», вот тут оно надеялось попасть в цель. Почему именно здесь? Ну, хотя бы, потому что претендер мог сказать, что заботится не о ней, а о себе. Оно, конечно, могло значить одно и то же, но попробовать стоило…
Рывок и сознание её опустилось во тьму. Забавно, пару кликов назад оно мечтало подвергнуть его этой участи. Вот уж правда не рой другому яму… Пропали мысли, ощущения, вокруг была даже не темнота, а нечто куда большее и зловещие – ничто. Ни свет, ни тень, ни жара, ни холод, но в таком состоянии и бояться было нечего, и сама искра вскоре погрузилась в это ничто. Не было более не места, ни времени только всеобъемлющая пустота…
Искра ужалила одним разрядом, другим недовольная энергия продолжала кусаться, пытаясь отогнать инородный объект. Какое-то время искра пульсировала быстро «дыша» белой энергией на выходе напоминающей извержение множественных гейзеров, а на «вдохе» стягивалась к полюсам, втягиваясь в глубину искры. В какое-то мгновение перед ударом искра Ниры напоминала нормальную лишённую энергии, нормального размера, но через мгновение слишком сильно сжималась, демонстрируя свою ущербность. Впрочем, стоило претендеру поместить искру в поле, та сразу успокоилась, перестав плеваться разрядами и постепенно замедляя своё биение, до нормального.

0

46

- Оно мне ещё советы давать будет! – насмешливо фыркнул в ответ искролог, но на Искре его скребли шарки.
Действовать предстояло быстро и чётко: в любой момент, компьютерщики Нового режима могли таки справиться с его блоками, и тогда их выживание заметно осложнится.
- Скейл – произнёс претендер грозным тоном, устремив свой взгляд на молчавшего всё это время робопаука. – Ты ударил меня шаровой молнией. И поступил правильно, иначе твоя хозяйка сейчас бы была мертва. Но в дальнейшем, научись влять на неё так, чтобы она избегала подобных ситуаций. Отделяйся и марш в контейнер.
Скейл был удивлён, насколько это понятие вообще могло быть отнесено к слабоискровому. Реакция создателя оказалась неожиданной, и он не мог сходу избрать курс действий. Впрочем, этого и не требовалось. Прострекотав в ответ что-то согласительное, паук отцепился от омертвевшего корпуса и, едва слышно позвякивая цепью, пополс к оставшемуся в отдалении контейнеру.
Дехсет же склонился над корпусом Ниры и парой хирургически точных взмахов скальпеля срезал половинку её шлема, после чего бережно извлёк её модуль памяти. Небольшое круглое запоминающее устройство, содержащее в себе тысячи терабайт информации, накопленной за долгую жизнь фемботки.
- Одно неверное движение, глубокая царапании и шальной разряд, и ты забудешь всё – задумчиво произнёс он, сидя на одном колене. – Возможно, для тебя это было бы к лучшему, но прошлое, от него ведь всё равно не уйдёшь. Да и я пока не готов с тобой расстаться.
Контуры устройства вспыхнули розовым светом и оно отправилось прямиком в его суб-пространство, а спустя секунду, за ним последовала успокоившаяся Искра.
- Искатель! – громко позвал Дехсет, и серокрылая тень опустилась к нему с потолка.

Пауэрмастер пришёл в себя минуты четыре назад и сходу оценил ситуацию как патовую. Охотник явно был жив и восстанавливался, фем – тоже, но её регенерационные процессы были неизмеримо более медленными. Исход был очевиден: Дехсет вернёся в сознание прежде, чем фемботка сможет вновь ему навредить. И тут слабоискровый испытал небывалый соблазн: воспользоваться моментом и прикончить фем. Она была опасна, она мешала, а главное – Охотник не желал признавать столь очевидные факты.
Соблазн был столь непреодолимым, что на миг, пауэрмастер впервые испугался самого себя и своих желаний. Но потом чувства ищезли, уступая место привычному и такому приятному спокойствию. Охотнику веднее. Хочет завести себе экзотического питомца для выполнения особых задач – пусть заводит, кто он такой, чтобы ему возражать? Так что, Искатель не стал вмешиваться, и незаметно скользнул к потолку, в позицию, с которой он, случись что, сможет быстро добраться как до Дехсета, так и до буйной фемки.
Сейчас же, он серокрылой тенью опустился на пол рядом с претендером. Один красный окуляр пауэрмастера был разбит, но вторым оставшимся он с таким ярким выражением посмотрел на Дехсета, что тот мгновенно осознал эмоциональное состояние своего напарника и тот выбор, который он сделал в отсутствии претендера. К ногам Дехсета, звякнув, упала его собственная голова, подобранная зачем-то пауэрмастером. Тот выразительно кивнул на свой «подарок», распахнул змеиную пасть и зашипел.
- Она тебе не нравится – не спрашивал, а скорее утверждал Дехсет. – И ты считаешь её опасной. И в этом я с тобой согласен… Но знаешь, мой план уже достиг 107 процентов базовой прочности. Этого более чем достаточно, даже в случае моей гибели это… это уже ничего не изменит. Репопуляция уже началась, даже без живой планеты, без меня в качестве ядра мозгового центра, созданный мной мир будет идеален.
- Нях? – фыркнул Искатель, склонив голову набок.
- Нет, конечно нет. От своей цели я не отступлю. После стольких веков кропотливой работы… это будет неприемлимо. Но для появления моего народа ещё слишком рано, а я… я хочу в последний раз вкусить благ этой жизни перед Изменением.
- Хфа – то ли хмыкнул, то ли кашлянул в ответ пауэрмастер.
- Да, я слаб и несовершенен – не стал спорить Дехсет. – Но я всё ещё умнее тебя, так что, не забывайся и заканчивай с нотациями. Выполняй ту функцию, ради которой я тебя создал. Для анализа информации, рекомендаций и аналитики у меня есть Можжечки. Подключайся, хватит время терять.
Искатель секунду-другую пристально смотрел на своего создателя, после чего кивнул, ловко облетел его по дуге и подключился к его спине. Но за секунду до этого, он трансформировал часть своего крыла в лезвие и с огромным наслаждением разрубил надвое голову докучливой фемботки. Ему понравились ощущения, которые за этим последовали, жаль только, что удар его пришёлся на бездушный корпус. Дехсет то ли не заметил этого, то ли не пожелал замечать. Определённо, такое проявление чувств со стороны хладнокровного помощника не могло ускользнуть от его внимания, но сейчас было не до того. Криво усмехнувшись, он подхватил свою отрубленную голову и отправил её в суб-пространство. Чуть позже туда же отправился цилиндрический контейнер, куда вернулся Скейл.
А уже через миг, претендер уже висел под потолком, колдуя с замком технического люка…

Выбраться из технической зоны Ки-Мы было делом техники: большая часть войск Шоквейва была сосредоточена подле главного ангара, внимание же прочего персонала больше занимал варп-драйв, который так и не пожелал отделиться. Кажется, техники отчаялись отделить его штатными способами и пытались срезать крепления вручную. Им это почти удалось, когда дестабилизированное ядро движка окончательно утратило стабильность… и окружающий мир потонул во вспышке спонтанного варп-прыжка. Дехсета всепроникающая волна синего света застала в дороге по одному из верхних ярусов станции.
Он бежал по коридору в обличии одного из техников станции, со всей искустностью изображая стремление как можно скорее добраться до складских отсеков. Благо, Спрингером, в связи с черезвычайным положением, доступ к части помещений Ки-Мы был открыт. Большинство гражданских сидело по своим отсекам и лишь изредка на пути претендера попадался спешащий по своим делам трансформер.
Вспышка. Треск разрядов. Всепроницающий синий свет, неоднородный, непрерывно меняющийся… этот свет грозил вырвать Искру из корпуса, растворить сознание, разобрать корпус на молекулы и разбросать по вселенной. Дехсет кричал, кричал как и все прочие трансформеры на базе, захлёстнутый волной хаотической энергии, пришедшей вместе с искривлением пространства. Кричал не только от секундного ужаса, но и от осознания, что в следующий миг и Ки-Ма, и он сам могут очутиться в центре пылающей звезды, чёрной дыры или где похуже… как прав он был!
Но вот, свет исчез и наступила тьма. Очевидно, во время прыжка коридорные лампы вылетели от воздействия той самой неведомой энергии варпа. Тяжёло, с хрипом вентелируя системы, Дехсет поднялся на ноги. Он был жив, не изжарился, не превратился в лепёшку. Это определённо был плюс. С другой стороны, Ки-Ма могла очутиться где и, шутка ли, когда угодно. И вот это был большой и жирный минус. Стоило бы затаиться и постаратсья вызнать их текущие координаты. Получив эту информацию, он бы смог решить, что ему делать дальше: прятатсья на станции и ждать, пока к Новорежимникам придёт помощь, или угнать корабль и покинуть сии негостепреимные чертоги. Но он предпочёл продолжить свой путь. Сложившаяся ситуация была крайне требовательна к ресурсам, а Нира, со своими навыками и способностями, представляла собой неплохой ресурс.
Добравшись до склада с запчастями, используемыми при ремонте трансформеров, претендер плотно закрыл за собой дверь и позволил Искателю отделиться от его спины. Оставив пауэрмастера сторожить дверь, он стал изучать маркировку на саркафагообразных контейнерах, выставленных вдоль стен помещения, пока не нашёл нечто подходящее.
- LX-3. Только для высокопоставленных лиц. Максимальный комфорт, ультракороткий период формирования корпуса, оптимальное задействование ресурсов Искры, встроенный высокомощный источник энергии… прям рекламная брошюра. Пойдёт.
Без труда сняв капсулу с держателей, он уложил её на пол и стал распаковывать. В сторону отлетела обёртка, электронные замки и несколько внешних пластин. Собственно, в капсуле появилась пара лотков, куда следовало установить модуль памяти и камеру Искры. Вызвав последнюю из суб-пространства, претендер задумчиво прошептал:
- А может, тебе проще будет так, а? Будешь стоять у меня на полочке, в тишине и покое. Хм. Но меня такой исход не устроит.
И склонившись над капсулой с протоформой, он плавно опустил камеру Искры в разъём, удерживая её за плитку гравитатора. Когда вместилище сознания Ниры опустилось в её будущий корпус раздались щелчки фиксаторов, и отверстие в саркофаге закрылось. Не тратя попросту времени, Дехсет подключил модуль памяти во вторую ячейку, открывшующая в головной части и занялся делами первой необходимости, оставив прочее автоматике и наноботам. Следовало пристально изучить склад, на котором ему предстояло провести некоторое время. Взять под контроль окрестные камеры слежения. Рассчитать пути отхода. Вина за произошедшее непременно падёт на его голову, в ближайшие минуты на станции вполне может начаться настоящая травля. Претендер не боялся. Он был искусен и не сомневался, что сможет выскользнуть из любой западни, но обезопасить себя всё равно будет не лишним. Убедившись что нехитрые системы склада находятся в его полном распоряжении, он заблокировал дверь и занялся поисками энергона. Этот отсек служил исключительно нуждам ремонтных отсеков станции и вряд ли кто-то побеспокоит их в ближайшее время: запас ремонтных частей имеется в каждом ремблоке, даже если все медики станции разом начнут менять своим пациентам руки и ноги, пройдёт не меньше пятнадцати минут, прежде чем у них возникнет нехватка запчастей. Разве что – нечто экзотическое, вроде протоформы или редких деталей. Но придётся рискнуть.
Закончив с приготовлениями, Дехсет распечатал пару энергокубов и уселся на ящик, что стоял неподалёку от саркофага. Отхлебнув живительного топлива, он извлёк из суб-пространства свою же отрубленную голову и стал пристально изучать собственные черты лица, ожидая пробуждения возлюбленной.

0

47

Протоформа постепенно обретала облик, проращивая вначале основные блоки и нейросеть, и как только оно получило доступ к процессору оно начало думать. Корпус, он дважды не оправдал её надежд. В критической ситуации он действовал недостаточно эффективно, и оно дважды не смогло одолеть претендера. Оно, конечно, вынесло из этого необходимые уроки, но всё же… нужно было стать лучше. Увы, сильно изменить характеристики фемки не представлялось возможным, ровно, как и сделать из неё танк. Тогда её навыки станут бесполезны. Хотя почему её? Оно смело могло сказать – мои! Но всё же у неё была возможность здорово перекроить корпус, грех было этим не воспользоваться. Не важно, лучше он станет или хуже, сейчас важно другое - в теперешнем состоянии корпус не подходил. Следовательно, оставлять всё как есть было нельзя и оно вмешалось.
Кликов семь и трансформация бала завершена. Саркофаг пискнул открываясь. Серая оптика фемки засияла матово-синим, привычным для неё, цветом и пару нанокликов задумчиво созерцала потолок. В области шлема возникло неприятное давление, в ЦП была небольшая каша, которую нужно было немедленно разобрать. Но как обычно делать этого не хотелось, и фем предпочла мыслям действие. Взявшись, как и прежде длинными и тонкими пальцами украшенными коготками за края саркофага она заставила себя есть. В оптике немного поплыло и ей потребовалось пара нанокликов чтобы подстроить новую оптику под освещение. Бесцветный серебряный корпус принял новый облик, возвращая свой старый белый цвет с голубыми вставками. На груди всё так же красовался фюзиляж длинноносого истребителя, несколько сменивший дизайн, за спиной красовались подвижные крылья. Немного пошевелив ими, фемка активировала процесс трансформации, и гладкие крылья внезапно показали множество швов, распадаясь на множество сегментов и перестраиваясь пока не превратились в… крылья, но теперь уже на манер птичьих. Фем бросила назад ошарашенный взгляд, оценивая то, что у неё получилось… затем принялась лихорадочно оценивать масштабы изменений в её корпусе.
- Какого… - Энергия живо вскочила на ноги, опасно пошатнулась и широкий неловким шагом была вынуждена покинуть саркафаг.
Быстро найдя точку опоры у ближайшего стеллажа, она активировала ещё один процесс мини тронсформации, и у фемки появился оснащённый жалом хвост, затем так же быстро исчез. Следующим на очереди стал шлем… только вот он по умолчанию значился как «трансформированный». Энергия опасливо протянула манипулятор к шлему и её пальцы тут же потонули в клубке подвижных проводов. Взяв один из них в манипуляторы, она протянула его к лицевой пластине и… увидела нечто напоминающее змеиную голову… Ещё наноклик и она таки смогла получить полный отчёт от системы диагностики. Истребитель почти не пострадал, а вот львиная трансформа превратилась в существо из древних мифов – трёхглавую химеру. И вот этот вот клубок вьющихся у неё на голове змей, делавших её похожей на Медузу Гаргону, был загривком этого создания.
- Интересно… - протянула она, ошарашено мигнув оптикой, затем вновь покосилась на белоснежные крылья за своей спиной. Затем коснулась манипулятором лицевой пластины, благо та оказалась прежней.
Впрочем, удивление не продлилось слишком долго. Взгляд её скользнул по незнакомому отсеку, системы уже начали определять её место положение и тут её взгляд уловил два сияющих энерго куба и…
- НЕТ! – фем резко вздрогнула всем корпусом и отскочила в сторону, повалив ближайший стеллаж. Тот с громким «БАМ» упал на пол, увлекая за собой ещё один, и по полу разлетелось множество запчастей. Манипулятор на автомате схватил что-то тяжёлое с падающего стеллажа и швырнул нечто в претендера. – Нет, нет, нет, нет, нет! Уйди, уйди, уйди! Пожалуйста, исчезни!! – буквально взмолилась она, обращаясь, по-видимому, к Праймусу.
Взгляд фемки побледнел, и она быстро попятилась назад. Удивление новому облику быстро сменилось ужасом и паникой. Томившаяся в новом корпусе искра быстро забилась о камеру, словно желала вырваться из корпуса и улететь хоть к шарку в пасть, лишь бы только не быть здесь. Вначале она в ужасе осмотрела своего бондмейта, затем затравлено огляделась вокруг. Нужно было бежать, немедленно, и чтобы прочесть в ней это желание, не нужно было быть искрологом. В спешке отступая назад, она наткнулась на какую-то тяжелую деталь и с грохотом упала повалив ещё один стеллаж. Однако на этот попытка бегства не завершилась. Напуганная фем быстро отползла в ближайший угол и забилась в него обхватив голову манипуляторами, прижав к грудной пластине колени и плотно укрывшись белыми крыльями.
- Нет. Нет. Нет. Только не ты. Уйди, уйди, уйди… - про скулила фемка, затем послышался негромкий всхлип. – Просто уйди. Ну, пожалуйста…

0

48

Вот уже какое-то время, Дехсет краем оптического датчика наблюдал за действиями Ниры. Фемке явно было нужно прийти в себя, и не ей одной – её нынешний внешний облик, и сам факт его изменения, вызвал у него массу удивления.
«Так не должно было быть! Или это и были те… «незадействованные резервы» Искры?»
Но вот, она заметила его, и её реакция живо напомнила претендеру белого кролика, испугавшегося удава. Испуг, страх, смятение… он ощущал их сладкий вкус на языке, он бы мог усилить их, развить в отчаяние… и тогда придёт Оно. Прикинув ситуацию, Дехсет счёл такое развитие событий нежелательным. Появление Энергии – это последнее, чего он хотел при текущих обстоятельствах. Пришлось сдержаться, пришлось искать в своей Искре маленький тёплый огонёк нежных чувств к этой испуганной, но такой милой его чувсвтам фемботке.
Её слова не могли остановить его. Даже если она открыла бы по нему огонь из всех орудий, это вряд ли повлияло бы на её решение. Он поднялся на ноги и, поигрывая собственной головой, следовал за ней неотступно и неумолимо. Наконец, загнав её в угол, претендер бросил свою голову и та со звоном откатилась к её ногам.
- Нира… - он опустился рядом с ней на колени и нежно взял её за руки. – Не бойся, я не причиню тебе боль. Пока ты сама не попросишь…
«А это интересная идея!» - внезапно сообразил Дехсет.
Его корпус полностью восстановился, уровень энергии с помощью местных энергохранилищ удалось поднять до пятидесяти процентов. Определённо, он надолго запомнит этот день. Большинство трансформеров, пережив все те приключения, что сгодня выпали на душу претендера, уже были бы измотаны, не физически, так морально. Сам же Дехсет ощущал лишь потребность в короткой передышке перед очередным рывком в неизвестность.
- Твоя Энергия – интереснейший феномен. Когда-нибудь, мы с тобой займёмся её обузданием, но сейчас ты нужна мне спокойной и функционированной.
Он покопался в своих собственных словах и с удивление обнаружил в них двоякий смысл. На бледных губах претендера вспыхнула улыбка, и он уточнил:
- Мне нужна ты. Так что, если захочешь, чтобы я причинил тебе боль – придёт просить дважды.

0

49

«Нужно бежать, но куда? К кому? Он всё равно меня найдёт… Ядро! Прыжок!» -Новый приступ ужаса. – «Мы уже прыгнули? Где мы? Нужно бежать! В начале отсюдова, затем от претендера… Нет. Нет. Нет. Взять себя в манипуляторы, ты не жалкая беспомощная игрушка. Вспомни кто ты – ты по прежнему солдат Нового Режима. Вспомни, кому и чему ты служишь, это неприемлемо ты должна… ты обязана… ты же хочешь…» - раздавшийся звон металла заставил её вздрогнуть. – «Граната? Нет,  глупость.» - Мгновенно пронеслось у неё в ЦП, но она всё же разжала плотный кокон из собственных крыльев, чтобы взглянуть на откатившуюся к её ногам голову. Вид потухших окуляров бондмейта заставил её всхлипнуть, а искру болезненно сжаться. Корпус как будто похолодел, с силой вжимаясь в холодный угол. – «Он убьёт меня… нет. Я ещё нужна ему, значит хуже. Он ведь придумает, как сделать мне хуже. Не хочу. Нет, нет, нет…» - Претендер коснулся ее, и она резко вскинула голову, с размаху впечатав затылок в стену. По шлему тут же прокатилась пульсирующая волна боли, но она даже не обратила на это внимания. Её руки закрывали голову, претендер потянулся к рукам, она помнила как в тисках его цепких пальцев трещал её шлем… Нет, она не хотела чтобы он касался её головы. Манипуляторы в его руках мелко дрожали и нервно подёргивались. Сама фемка была заплаканной, и, казалось, вот-вот рванёт наутёк. Бледная оптика смотрела точно на испуганная, но в ней, однако читалась некая борьба. Во взгляде то и дело проглядывала злость, решительность и отвращение, но не к претендеру, к самой себе. Она вдруг действительно поняла, как жалко она выглядит. Как? Как она стала такой? Это ведь не она, это страх, и ненависть, и… что?!
- Не-ет, - болезненно простонала она, рывком вырывая, манипуляторы из его хватки.
Нежность его касаний всё ещё будили недавние воспоминания, являясь, словно предшествиниками боли. Манипуляторы вновь схватились за шлем, кончиками пальцев утопая в роящихся на голове змеях. Процессор казалось, разрывался от противоречивых чувств и мыслей, вступая в конфликт с запуганной искрой. Двоякости его слов фемка не разглядела, понимая их просто и буквально – ты всё ещё нужна мне, чтобы достать информацию. Всё остальное в его словах казалось ненужным шлаком.
- Нет! – решительно повторила она, и её голос наполнился злобой, а взгляд откровенным вызовом. Фемка резко вскочила на манипуляторы и отскочила к ближайшему проходу. – Не верю… не верю не единому твоему слову! Попросить?! Тебе так хочется, чтобы я тебя попросила!? Действительно. Это сделает игру забавнее, не так ли? Но давай пропустим большой и ненужный отрывок этой игры, давай я сразу скажу тебе то, что ты хочешь от меня услышать – давай, сделай мне больно. Попросить ещё раз?! Сделай. Мне. Больно! Доволен?! Это ведь всё что можно от тебя получить – боль. Но мне плевать, мне ничего от тебя не нужно, ничего. Я… я дурра. Оно право, - фемка резко осеклась. – Я. Я права. Так чего тянуть милый!? Ведь ожидание боли лишь растягивает её. Время является не менее мучительным. Идиотка, какая же я идиотка! Как я не понимала этого? Они были правы – это отрава, болезнь и болезнь смертельная…
Она чутко ловила каждое изменение в связи, каждое его чувство, каждое настроение. Когда-то она так же прислушивалась к Альфе, внимательно с нежностью. Только теперь это было вызвано страхом и настороженностью.
- Сидя у себя в лаборатории ты кое-что забыл – мы не игрушки. Мы такие же живые, как и ты, и хочешь ты этого или нет, ты по-прежнему один из нас. Слышишь Дехсет!? Я не вещь! И видит Праймус, есть вещи по страшнее боли! – В порыве чувств фем с силой толкнула ближайший стеллаж, обрушивая его на претендера. Затем попятилась и, сделав семь-восемь шагов, рухнула на колени и надрывно взвыла, вновь начиная плакать. – Хочешь сделать мне больно? Пожалуйста, сколько угодно… сделай мне ещё больнее… если только сможешь…

0

50

- Нет? – с удивлением переспросил Дехсет, словно узнав, что его новенькая научная теория только что была разбита в пух и прах каким-нибудь заезжим аспирантом из Юсса.
Он вслед за ней поднялся на ноги, ощущая в своей Искре интерес и немножечко сострадания. Совсем чуть-чуть. Ему достаточно было представить себя на её месте, чтобы понять, как тяжело сейчас приходится этой необычной фемботке. Но мысль об этом сразу же сменилась другой – он никогда бы не оказался в подобной ситуации.
- Это будет действительно очень забавно – привычным, немного насмешливым бархатистым голосом обратился он к ней. – Но я не хочу. Так что – можешь попросить меня ещё несколько раз, но это ничего не изменит. Однако, меня удивляет твоё заявление…
Дехсет прибилзился к ней на шаг с грацией удава, готовящегося заглотить добычу. Пушистого белого кролика, например. Так мальчишка смотрит на долгожданный и столь желанный им новогодний подарок, готовясь протянуть руку и единым рывком сорвать упаковочную фольгу. Он небрежным взмахом руки отшвырнул от себя опрокинутый ею стеллаж, игнорируя сыплящиеся на него инструменты. К счастью, ничего вроде лазерных скальпелей, банок с мазью и краской там не было, но даже будь там взрывоопасный нуклеон – он бы поступил бы так же. Перешагивая через детали, он подошёл к ней и опустился рядом на колени, и дальнейшие слова шептал уже чуть ли не в самый аудиорецептор Ниры:
-…ибо я желаю от тебя гораздо большего, моя милая белокрылая фем. И если любовь – это смертельная болезнь, то давай умрём вместе. Через пару миллионов лет, такой срок тебя устроит?
Улыбнувшись чуть шире и продемонстрировав клыки, он приоткрыл рот и лизнул её в антенну. В тот же миг, его рука плавно, но крепко опустилась на её плечо.

0

51

Что пугало её более всего? Разум. Столько чувств, столько мыслей, столько действий и ситуаций, она боялась, что может сойти с ума разрываемая долгом, страхом, ненавистью, любовью. Это нельзя было оставлять так. Ей непреодолимо хотелось просто заползти обратно в саркофаг и полежать там пару часов в офф-лайне. Дать ЦП и искре отдохнуть, набраться сил, избавится от лишней нагрузки и уже потом проанализировать все, чтобы не наделать ошибок. Она не должна была больше быть добычей. Оставит его? Но она же его любила… Изменить? Нелепость, боты не меняются, да и это отдавало некой манией величия. Глупость, ведь она полюбила его таким, какой он есть, так зачем менять его? Оставить всё как есть? Смериться? Нет. Есть только один выход – изменится самой. Пересмотреть своё поведение с ним, но у неё совершено не было времени… Она чувствовала себя слабой, измотанной, истощённой. Прилив энергии, вызванный паникой, не мог продлиться долго. Защитный механизм, рассчитанный на спринт, схлынул, оставив после себя пустыню.
Претендер опустился, рядом пробудив в ней желание отстранится, но ЦП пресек его. В нём не было смысла. Шёпот, от него по корпусу пробежали мурашки. Приятный бархат его голоса жалил искру сотней холодных игл, точно она рухнула в бассейн с ледяной водой. Подавив слёзы, она стёрла с лица омыватель и слегка повернула шлем в его сторону, чтобы разглядеть его клыкастую улыбку. Прикосновение к антенне вызвало лёгкую волну наслаждения, но она тут же разбилась о холод, поселившийся в её искре. Взгляд фемки опустился на манипулятор, схвативший её плечо.
- Боюсь не выйдет, любовь моя, - тихо и сипло отозвалась Нира в голосе которой чувствовался омыватель тяжёлым комом подкативший к горлу. – Чтобы умереть нужно, заболеть, а ты здоровее космической станции… к тому же, я бы не хотела твоей смерти. Ни сейчас, ни через два миллиона лет, ни через десять… Я… - фем осеклась и тяжело вздохнула, прижав белоснежные крылья к корпусу и опустив шлем. Манипулятор осторожно коснулся руки сжимавшей её плечо. – Не принуждай меня, я и так сделаю всё что ты захочешь… только скажи… Если бы я была не нужна тебе для того что бы получить информацию ты бы спас мою искру? Или отправил бы её в коллекцию? Пожалуйста, скажи правду, любую…

0

52

Улыбка Дехсета при её словах стала шире. Претендер откровенно наслаждался ситуацией, то ли её слабостью, то ли своей властью. Или тем простым фактом, что он впервые за многие века был хоть кому-то нужен и не безразличен. Эдель и слабоискровые не в счёт.
- Ответ очевиден – произнёс он сместив руку по её плечику ближе к шее и погладив пальцем одну из змей. – Занятные украшения. Не думала завивать их в бигуди? Так вот, я бы спас тебя в любом случае. Просто потому, что нахожу твоё общество интересным, приятным и местами забавным. Потому что ты одна из немногих живых существ в этом миер, кому я не безразличен и к кому я испытываю нежность. Потому что, я вынужден это признать… и я надеюсь, что ты в полной мере оценишь жироту этого жеста, ты мне тоже не безразлична.
Он провёл другой рукой по её грудному отсеку и остановил ладонь точнёханько напротив Искры.
- Я ощущаю биение твоей Искры, милая Нира. И я хочу, чтобы она мерцала и дальше, и не в виде экспоната у меня в музее, а у тебя в груди. Я этого желаю. Ты удивительная фемка, у того пацана губа не дура. Кстати о пацане.
Тут его взгляд сделался внимательным и цепким:
- У тебя было с ним что-нибудь? Должен ли я озаботиться приобритением напильника?

0

53

- Дехсет, - с шумом выдохнула она, подняв взгляд на него.
Искра её неуверенно колыхнулась и на кроткий миг наполнилась теплом. В прикованном к претендеру взгляде читалась такая надежда и такая неуверенность. Она так же сильно жаждала услышать эти слова, как боялась в них поверить. Как боялась услышать ответ… А теперь, теперь она была растеряна разрываемая предосторожностью и простым желанием она обращалась к собственной искре что бы почувствовать лжет ли он. «Всё было бы проще, если бы ты сказал нет… просто сказал…»
- Нет… - тихо прошептала она и коснулась манипулятора на её грудном отсеке. Тонкие пальцы сплелись с его и она крепко обняла его манипулятор прижимая к себе. – Нет, у нас с ним ничего не было…
«Любовь моя…» - фемка подтянула его руку к себе и опустив шлем коснулась его пальцев нежным поцелуем. – «…если бы я только могла позволить себе, я бы поверила. Но тогда для тебя будит слишком велик соблазн вынуть нож и вновь всадить его мне в искру. А ты и так оставил на ней слишком много шрамов, которые ни ты, ни я, ни время уже не залечат. Я не виню тебя и не злюсь, нет… ты просто так устроен. Или всё же… трансформер сможет прожить достаточно долго, что бы смеясь вспоминать происходящее с ним сейчас и тогда…»
- Люблю тебя, - тихим шёпотом добавила фемка, затем привстала на коленях и нежно поцеловала, обняв белоснежными крыльями.

0

54

- Нет? – переспросил претендер, но тут же смягчился, ощутив нежность её прикосновения.
Даже спустя столько веков после их знакомства, он не мог понять, чем именно она привлекла его внимание. Привлекла настолько, что рискнул своей конспирацией, своим великим проектом, и, нарушая свои же неписанные правила, отпустил свою добычу вовсвояси. Что это было? То яростное сопротивление, которое она оказывала ему во время нападения, её поведение с лжеАльфой, пробудившее в нём желание быть нужным и быть любимым, их философские беседы или то, что за ними последовало?
Вольно или невольно, он стал считать Энергию причиной своего особого отношения к фем, но недавние события позволили Дехсету разобраться с тем, к кому из двух личностей фемботки он больше тяготеет. Он ответил на поцелуй, ответил со всей нежностью, на которую был способен. Он ощутил теплоту и нежность её губ, и словно в ответ, его Искра словно стала в тысячу раз ярче, наполняя его разум теплом. От прикосновений её крыльев он вздрогнул, но уже в следующий миг расслабился и плотнее прижал её к себе свободной рукой.
Давно ему не было так хорошо, так легко и беззаботно. Окружающий мир, со всеми его проблемами и заботами казался сейчас далёким и нереальным, фальшивым. А она – она была здесь и сейчас, она была настоящей. И он желал её. Уже не как вещь или забавную игрушку, а как фемку, с которой готов провести остаток своих дней. Наконец, Дехсет разорвал затянувшийся поцелуй и задумчиво прошептал:
- Ты полюбила монстра – в его голосе отчётливо звучала ирония тень сожаления. – Что делает тебя неповторимой. Возможно, впрочем, что у этой любви найдутся и положительные стороны. Как ты считаешь?
Как бы подтверждая свои слова, он плавно высвободил из своего корпуса скрывавшиеся там щупальца и мягко стал обвивать ими её крылья.

0

55

Она наслаждалась близостью чёрного корпуса и его нежностью. Искра её тянулась к нему желая отдаться ощущениям целиком, без остатка. Но разум и опыт предостерегали от этого, удерживали от возможной ошибки. Но её действия от этого не потеряли ни капли нежности, ласки, любви заботы. Пальцы её разомкнулись и обняли его за шею, подавшись вперёд, она села ему на ноги обняв нижними манипуляторами его бёдра. Корпус её крепко прижался к нему и их объятья сцепил появившейся из за спины хвост мягко обвив оба корпуса. Искра её готова была раствориться в подаренной им нежности, в собственный чувствах и ощущениях, растворится в нём, но она продолжала бояться. Она напоминала себе хрупкого, и глупого мотылька летящего на огонь. Тепло пламени согревало вырвавшегося из тени и холода мотылька, но лишь краткое мгновение, прежде чем поглотить его, превратить в угли. Обманчивое и желанное тепло, пламя на деле лишь коварный хищник, совсем не то чем, кажется. Но глупые мотыльки как летели на него, там и продолжают. Почему? Потому что огонь играет на самом главном их желании – на желании тепла и света. Это ловушка не устареет никогда…
Когда претендер разорвал поцелуй, она положила голову на его плечо и стала ласкать кончиками пальцев его шею, обдавая проводку дразнящими разрядами. От сожаления в его голосе она ощутила страх, не понимая, о чём он сожалеет. О содеянном или же, о том, что только собирается сделать. Касания его щупалец лишь усилили это тревогу, она отчётливо помнила, как те смяли её манипулятор точно сухую ветвь. Поглаживающие его пальцы на мгновение остановились, и она пару нанокликов помолчала, просто наслаждаясь моментом.
- Конечно, найдутся, - так же тихо отозвалась она, а в её голосе чувствовалась улыбка, тёплая и мягкая. Хотя взгляд её стал хмурым и грустным. Подавшись вперёд, она закрыла окуляры и поцеловала его в шею. – Они уже нашлись. Любовь сама по себе огромный подарок. А помимо этого мой бондмейт умён, целеустремлён, настойчив и явно обладает множеством волевых качеств. Сдержан и холоден. Порой мне кажется, что он боится некоторых своих чувств, не даёт им развиться, не признаёт что-то. Но я не злюсь на него за это, многие бы стали такими же пройдя через то, что прошёл он… прошёл ты. Но лишь единицы не сошли бы сума.

0

56

Вопреки её опасениям, он не причинил вреда её крыльям. Не в этот раз. Серебристые тентакли просто скользили по белому металлу, плавно и неспешно, так водоросли покачиваются на воде во время прилива. Слова Ниры приятно согрели Искру Дехсета, и он отблагодарил её поцелуем в антенну. Тепло её корпуса и те чувства, что он ощущал в её Искре пробудили в нём огонь желание. Его руки словно сами собой стали поглаживать её корпус, по старой памяти находя чувствительные участки. Его ладони лучились тем самым тёплым светом, который словно проникал сквозь броню и согревал скрывающиеся под ней системы.
- А вот тут ты ошибаешься… - с улыбкой ответил он, подставляя шею её поцелую и прижимаясь подбородком к её шлему. – Ибо по мнению моих сородичей я, вне всякого сомнения, безумен. И ты безумна вдвойне, раз полюбила меня. Тебя это не смущает?
«Маловато рук» - мельком подумал Дехсет, и к тёплым прикосновениям его манипуляторов добавились влажные касания тентаклей.
Обняв её за ноги парой щупалец, претендер позволил паре тонких щупалец скользнуть от её крыльев к голове и зарыться в ворох механических змей, что обрамляли плечи Ниры. Определённо, его интересовало это необычное украшение. Его щупальца были такой же частью его корпуса, как руки или ноги, и онимая ими корпус фемботки, Дехсет получал непередаваемое ощущение власти над её корпусом… которое в этот раз было подавлено ещё более сильным, но несколько непривычным ощущением близости и теплоты. Он был повсюду, он ощущал каждое её движение, каждую пульсацию её энергополя, он мог обнять её всю, прикоснуться к ней в тех местах, о которых не могли и помыслить обычные боты... и это было замечательно. Определённо, Дехсет считал наличие щупалец неплохой компенсацией за негативное отношение к нему кибертронской общественности.
- Наслаждайся этими минутами, моя нежная – шепнул он, поцеловав её в лоб. – Мы с тобой наделали много шума, не исключено, что со станции нам придётся пробиваться с боем… если будет куда. Как только ситуации на станции немного успокоится, мы пойдём на разведку, а до тех пор… у нас с тобой есть немного свободного времени только для нас двоих.

0

57

- Смущает? – едва улыбнулась она. – А тебя не смущает моё «раздвоение личности» и то, что моя вторая половина страстно жаждет твоей смерти? Брось у каждого из нас свои тараканы, у кого-то больше у кого-то меньше. Безумие и хаос, разве не это есть наш мир?...
Это было чудесно. Множественные касания, проникающий в глубину её корпуса свет. Нежность и мягкость кружили голову, заставляя её невольно задаться вопросом, почему её избранник не может всегда быть таким. Потери, боль, ужас, сейчас они казались ей оправданными, они стоили этих сладких мгновений. «А может быть, мотыльки не сожалеют?» - мелькнуло у неё в сознании. – «Тогда становиться понятным. Почему они летят на огонь. И мир вновь обретает равновесие…» - Фемка оторвалась от его шеи и заглянула в туман его оптики. Манипуляторы коснулись его шлема, погладили нащёчники, а крылья крепче обняли его.
- Танец у пламени… это мы с тобой, верно? Огонь непременно будет жечь, мне следует это помнить. – Фемка приподнялась, перехватывая нижними манипуляторами его пояс, и опустила лицевую пластину к нему. Взгляд скользнул к его губам, но Энергия не спешила целоваться, лишь приблизилась настолько, чтобы их носы соприкасались. – И я всегда буду это помнить, - вздохнула она, продолжая шептать, словно боялась спугнуть кого-то. – А пламя, - синяя оптика вновь поднялась к чёрному туману. – Помнил ли оно что может быть столь же живительно, как и разрушительно? Помнит ли оно что может даровать свет и радость, тепло и жизнь, что оно может защищать… или же оно уже не мнит себя никем кроме разрушительного пожара. Могущественного, властного, неудержимого, несущего лишь смерть и разрушение… Всё это часть пламени, оно едино сочетает в себе и жизнь и смерть. Ты напоминаешь мне его, но… ты не пламя, ты можешь выбирать между хаосом и порядком… а можешь… «остаться целым»… - фемка шумно выдохнула и отстранилась, усмехнувшись собственным словам. – А мотылёк навсегда останется только мотыльком. Не хочу искать себе другой костёр, не заставляй меня это делать. Просто не сожги меня… - пауза – Значит, мы уже прыгнули? И ты не знаешь куда? – фемка тихо засмеялась, а взгляд её потемнел, выражая задумчивость. – Ну и пусть. Настанет время разбираться с этим, но не сейчас. Давай лучше не будим тратить оставшиеся клики попросту…
Фемка вновь склонилась над ним и вновь поцеловала. Так же нежно, так же осторожно, но на этот раз более страстно. Корпус её дышал теплом, и вентсистемы ускорили свою работу, охлаждая так легко согретый им корпус. Нижние манипуляторы расслабились, и белый корпус сполз ниже. Нира слегка приподнялась, опираясь на колени, и где-то внизу послышался щелчок.

0

58

Дехсет наслаждался каждым её прикосновением, ощущая, как возрастает его желание. Он заглянул в оптику фемботки, и увидел в ней отражение того пламени, что пульсировало в его собственных оптических датчиков, и с удовольствием потёрся переносицей о её носик, слушая восхитительные речи. Он понимал смысл сказанного, и ему нравилось услышанное, но всё равно – подобная философия не слишком интересовала прагматичный разум претендера.
- Смущает? Скорее – привлекает – прошептал он в ответ. - К тому же, она очень мила, и, как я надеюсь, ещё будет приносить мне тапочки. Правда… она ведь действительно могла тебя угробить: в режиме берсерка я над собой не властен… почти как сейчас.
Он провёл рукой по её спине, ощутил под ладонью манящие обводы тазовой секции и впился в её губы страстным поцелуем. О дентопластины фемботки тут же просительно ткнулся длинный язык претендера, а в её открывшийся порт – одно из его щупалец. Впрочем, помассировав чувствительные системы вокруг столь желанного отверстия, оно принялось обвиваться вокруг талии фем.
Оперевшись о стену парочкой крупных тентаклей, Дехсет убрал защитный щиток и выдвинул коннектор, масленисто поблескивающий от проступивших на нём выделений. Тентакли, плотно оплётшие корпус Ниры, плавно потянули её вниз, и претендер издал тихий стон наслаждения, когда окончание его орудия любви погрузилось в порт фемботки.

0

59

Ощутив скользящие вниз прикосновения горячих манипуляторов, Нира податливо прогнула гибкий стройный корпус приподнимая ту часть которую авто называют задним бампером. От напора, который Дехсет проявил в поцелуе, у фем сладко ёкнула искра, разгоняя по корпусу очередную волну тепла, осевшую где-то в районе порта. Она тут же разомкнула дентопластины, позволяя претендеру проникнуть в её рот и утопая в более глубоком поцелуе. Её глосса прошлась по длинному острому языку, огладила его нёбу от основания до дентопластин затем продолжила гладить язык от кончика вглубь докуда только она смогла дотянуться. Её хрупкие пальцы заскользили вниз лаская зарядами его шею, грудную пластину, тёмные бока, поясницу. Зайдя ему за спину, заскользили вверх, очерчивая гладкие скользящие стыки, к его крепким плечам и основаниям окутавших её щупалец. Ткнувшейся в порт тентакль вызвал волну лёгкой сладкой боли напомнившей ей насколько этот корпус новый. Пальцы её крепче сжали основание одного из щупалец и заскользили вдоль него к самому основанию, погруженному в корпус Дехсета. Однако на этот раз претендер решил войти в неё лично, и щупальце лишь прошлось по чувствительным разогретым датчикам. Промчавшееся по системам вглубь корпуса удовольствие медленно плавило изнутри, рождая острое желание. Порт стал активнее выделять смазку, но лишь небольшая её часть смогла преодолеть скрывавшуюся внутри мембрану и достигнуть кромки порта.
Уже достаточно разогретая ласками Энергия с удовольствием приняла предложение щупалец и подалась вниз, пристраиваясь к коннектору. Первое, стягивающее порт, кольцо тут же отдало болью не желая впускать его внутрь, и фем сильнее раздвинула нижние манипуляторы, перенося на коннектор ещё немного веса. Пара нанокликов заминки и внешнее кольцо с едва слышным щелчком сдалось, источая капли густой смазки. Нира при этом коротко и сдавленно вскрикнула в равной степени от боли и от наслаждения. В это мгновение цепкие пальцы фемботки крепче сжали змеящиеся у него за спиной щупальца, всаживая в них остренькие коготки и в качестве компенсации обдавая их горячим электрическим потоком. Наконечник стал неспешно погружаться внутрь, раздвигая более податливые, но, всё равно, крепко стискивающие его кольца. По нейросети волнами стала прокатываться боль, которая быстро потонула в желании и удовольствии. Головка вскоре наткнулась на упругую мембрану, заставляя ее прогнуться под оказанным давлением, затем натянуться пока она, наконец, не сдалась и не разорвалась, позволяя коннектору погрузится в тёплую смазку. Фемка вновь промычала, не желая разрывать поцелуя, и продолжила опускаться на коннектор. Окуляры нежно-голубого цвета сомкнулись, позволяя Нире сосредоточится на ощущениях. Нижние манипуляторы совсем разошлись в стороны, вгоняя плавно скользящий коннектор до упора.
Губы фемки дрогнули, и она улыбнулась сквозь поцелуй, слегка приоткрывая окуляры, чтобы взглянуть на фиолетовые огоньки напротив. Она ещё раз с наслаждением прошлась глоссой по его нёбе и, сдвинув нижние манипуляторы, стала подниматься с коннектора.

0

60

Ощущение её корпуса, живого и тёплого, выгибающегося в его руках, будоражило Искру и заставляло вскипать энергон. Искра претендера разгоралась, его энергетическое поле было неприкрытым выражением страсти и вожделения. Позволив Нире проникнуть в него своей глоссой, он тут же властно обхватил её своим языком и прижал к своей щеке. Впрочем, уже через несколько секунд, хватка ослабла и Дехсет, пробежавшись языком вдоль глоссы фемботки, проник ей в ротик и принялся за исследование.
Органические элементы его корпуса мелко подрагивали от прикосновений Ниры, чёрная броня же была горяча от внутреннего тепла, разливавшегося по корпусу претендера. Дехсет ощущал, что его коннектор причинял ей боль, но на его взгляд, это лишь добавляло ситуации пикантности и приятной остроты. Во всём его корпусе пульсировала яростная энергия, будто он не занимался коннектом, а сражался как минимум с тремя противниками. Дехсет испытывал великолепные ощущения, проникая вглубь её узкого порта, а от прикосновению к основанию его щупальца, по его корпусу непроизвольно скользнул электрический разряд.
«Ради такого, я готов разрушать твой корпус хоть каждый день» - подумал претендер, ощущая, как рвётся податливая перегородка и его коннектор погружается в её порт до самого основания.
Тонкие щупальца оставили в покое клубок змей на голове Ниры и принялись скользить по её грудному отсеку, выискивая дорожку к её интерфейс портам. Впрочем, их место вскоре занял один из среднеразмерных тентаклей, обвивший шею фем и легонько сжавший её антенну выдвинувшимися из окончания захватами.
Дехсет разорвал поцелуй и шумно вдохнул свежего воздуха, а потом приник губами к её шее в жадном поцелуе и одним рывком повалил её на пол. Убрав руки с её талии, претендер упёрся ими об пол и стал плавно, словно растягивая удовольствие, приподнимать тазовую секцию. Но стоило показаться наконечнику его коннектора, как он единым рывком вогнал его на всю длину, присовокупив к этому действию неглубокий, но чувсвтительный укус.

0


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Стокгольмский синдром


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC