}

Трансформеры: Рагнарёк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Стокгольмский синдром


Стокгольмский синдром

Сообщений 61 страница 82 из 82

61

По ней словно прошлись тонким острым лезвием от самого основания шеи до камеры искры. Острые коготки фемботки невольно чиркнули по основаниям серебристых хватов, но почти сразу расслабились вынужденные повиноваться воле её ЦП и вскоре заскользили глубже. Пытаясь выяснить, можно ли добраться по основаниям к скрытым внутри корпуса системам. Слишком свежие воспоминания, слишком яркие, даже сейчас, когда она практически тонула в его ярком энергополе. Всё же, как восхитительно, порой, знать, что ты хоть для кого-то можешь быть желанной. И всё-таки в её сознании ярко прозвучал хруст собственного хребта и приходящее за ним осознание беспомощности, страх. Искра её забилась сильнее, разрываясь между наслаждением, и желанием отстранится, снять с шейных магистралей щупальце, но процессор велел продолжать, упрямо твердя, что это вскоре пройдёт. Манипуляторы тем временем попытались компенсировать небольшую оплошность лаской и с её длинных тонких пальцев стали срываться лёгкие дразнящие электрические заряды.
Разорванный поцелуй, глубокий сильный вдох. Жарко, невыносим жарко, точно они находились в плавильном отсеке. А воздух прохладный, желанный точно глоток воды, но его прохлада быстро таяла, прокатываясь по корпусу неспособная погасить жар. Дехсету тоже было жарко, она слышала это, слушая работу обоих вент систем и его шумный вдох, ощущала, прижимаясь к нему всем корпусом… осознание этого было… так восхитительно. Нира негромко с наслаждением простонала, откидывая голову назад и позволяя претендеру ласкать её шею и с самым блаженным видом прикусывая нижнюю губу.
Резкий рывок заставил её вздрогнуть, вмиг осыпав всё наслаждение, и заставив её насторожится. Гибкий белый корпус плотно прильнул к полумеху, обхватывая его бёдра нижними манипуляторами и вгоняя коннектор ещё глубже, рождая волну сладкой боли, но почти сразу расслабился, опускаясь на холодный пол. «Что, так и будишь вздрагивать при каждом резком движении, «неправильном» прикосновении? И надолго тебя хватит?... Проклятье, не хочу, что бы он останавливался из за этого…» Энергия расслабила нижние манипуляторы, отпуская его бёдра, и развела их в стороны. Бёдра и корпус под ним приподнялись, выгибаясь навстречу. Коннектор меж тем медленно пополз назад к радости и неудовольствию растянутых колец. Однако стоило боли ослабнуть, как она тут же ощутила приятное покалывание, рождающее настойчивое желание податься вперёд, вслед за ускользающим коннектором. Не удержавшись, фемка двинула ими навстречу, но тут Дехсету и самому пришла в голов идея «вернутся обратно» от чего соединительные системы со стуком встретились. Это было… неприятно. Резко вошедший коннектор огнём обжог стенки порта, заставляя неприятно ныть нижнюю часть живота.
Энергия резко вскрикнула от боли с силой выгибаясь под ним и превращая крик в тихий скул. Нижние манипуляторы вздрогнули, резко поджимаясь, один даже пихнул претендера в бок, но тут же расслабились, и, мелко задрожав, вновь разошлись в стороны. Один из манипуляторов поглаживающий щупальца вмиг метнулся к её шее, и прежде чем она успела хоть что-то подумать, крепко зафиксировал опутывающее её шею щупальце. Фем на мгновение застыла, с шумом и быстро, вентилируя системы и питаясь унять лихорадочное биение испуганной искры. Пара нанокликов напряжения и она, с шумом выдохнув, опускается на пол, расслабляя хватку манипулятора и переводя его на затылок Дехсета, закрывает окуляры и запрокидывает шлем. «Страшно?» - усмехнулась она про себя, - «страшно…» - тут же невесело ответила она себе. Сделав над собой усилие, она заставила расчёлкнулся броню у основания шеи, за которой скрывался интерфейс порт, второй, несмотря на смену корпуса, его щупальца могли найти всё там же, под грудной пластиной. Затем медленно разошлись стыки её брони и приподнялись бедра, удерживаемые подрагивающими манипуляторами.
- Ещё… - тихо шепнула она ему в самый аудиодатчик дыша отработанным воздухом.

0

62

Он ощущал её страх, он упивался её внутренней борьбой. Дехсет определённо не стеснялся своих садистских наклонностей, но до физических пыток снисходил редко. Гораздо приятнее ему было ощущать моральные терзания своей жертвы, и пусть Нира уже давно вышла из этой категории, сути дела это не отменяло. Так что, покрывая поцелуями её шею, он какой-то частью своей Искры жалел о том, что не может заглянуть ей в лицо, дабы в полной мере насладиться противоречивыми чувствами фем. Это было совсем как тогда, разве что, безразличия к собственной судьбе у неё было гораздо больше, чем сейчас. Впрочем, сторонние мысли мгновенно вылетели из его процессора, стоило ему ощутить прикосновения к основаниям своих щупалец и последующие за этим электроразряды, а последовавший за этим взаимный рывок навстречу друг другу и вовсе отбил у него желание заниматься психоанализом.
Выдохнув горячим воздухом на шею фем, претендер заработал тазовой секцией, постепенно ускоряя ритм. Как могла выяснить Нира в ходе своего исследования, основания его щупалец скрывались под навесными бронепластинами. И если размеры зазоров между основанием средних тентаклей и прикрывавших их бронелистов были слишком малы, то под защитные пластины четвёрки больших щупалец, благоразумно не задействованных претендером в процессе коннекта, вполне можно было проникнуть рукой, ощутив скрывавшуюся под ними мягкую псевдоплоть. Тентакли подрагивали, скользя по корпусу фем, прикасаясь к внутренней поверхности её бёдер, гладя её по крыльям и талии.
Опираясь полусогнутой левой рукой об пол, Дехсет протянул правую к грудному отсеку фем, насколько позволяла их текущая поза. Его ладонь вновь вспыхнула тёплым светом энергона, который с лёгкостью проникал сквозь броню Ниры, согревая её Искру и внутренние системы. Примерно в то же время, два тонких кабеля уверенно проскользнули меж прижатых друг к другу корпусов и подключились к интерфейс системам разведчицы, отправляя ей первые импульсы животворной энергии. Испытываемые им ощущения были волшебны, но Дехсету хотелось более… тесного контакта. Потому, просьба Ниры стала для него сигналом к действию:
- Открой ротик и скажи «ааа» - тихо ответил он ей, проведя по щеке фемботки влажным от смазки щупальцем.

0

63

Манипулятор тут же скользнул в найденный «лаз» у больших щупалец и тут же наткнулся на слой органики… пожалуй стоило этого ожидать. Но фем всё же рассчитывала добраться до скрытых под броней систем, так что была немного разочарована. Впрочем, стоило проверить органику на чувствительность. Подушечки стальных пальцев ласково и осторожно прошлись по гладкой органической поверхности, затем с них каскадом сорвалось три разряда, и вновь ласковое, осторожное поглаживание, затем опять… Правда, соблюдать этот ритм, чем дальше заходило дело, тем было сложнее. Заряды становились то слабее, то резко прибавляли в мощности, точно  хотели пронять его до самой искры.
Энергия выгнулась под ним и громко застонала, ощущая, как по корпусу прокатываются волны боли, удовольствия и нестерпимого жара пьянящего разум, пронизывающего до самых кончиков пальцев. Бёдра фемки плавно задвигались в так его движениям, постепенно набирая скорость, порт щедро заискрил разрядами. Банальные первобытные чувства не обошедшие, как ни странно, даже машину – страсть, наслаждение, удовольствия, такие же сильные как страх и голод, но в данной ситуации явно преобладающие. Нанокликов десять и она смогла заставить себя спрятаться за ними от своего страха, в какой-то мере расслабиться и настроиться на партнёра. Дехсет… проклятье, как же она по нему скучала…
Когда же ко всему этому прибавился лучистый свет, источаемый его манипуляторами и разряды, поступившие от интерфейса, разведчица и вовсе утонула в ощущениях. Ответ был ярким. Первая волна энергии утонула в корпусе, проходя сквозь защитные программы, те ответили претендеру потоком бессвязной и без полезной информации напоминавшей простой спам. Зато её было много, очень. Параллельно с этим по кабелям побежали каскады энергии, совершенно без системно и без ритма. Они то набирали силу, то опадали, а потом ритм постепенно стал подстраиваться под движения его бёдер.
Простонав, Энергия выгнула шею, наслаждаясь каждым его поцелуем. Вспоминая остроту его клыков, которые теперь добавляли поцелуям пикантности. Когда же Дехсет предложил ей открыть рот, она тут же выполнила его просьбу. Нельзя сказать, что без всякой задней мысли или чувств, но всё же… Пройдясь влажной глоссой по окончанию щупальца Нира отправила его в рот.

0

64

Он горел под её прикосновениями, каждое касание изящной ручки, каждый изгиб металла на корпусе отражался в Искре и энергополе претендера порывом сладострастия. Ему было хорошо, очень хорошо. Но, что несомненно вытекало из его природы, ему хотелось большего. Нира добралась до органической прослойки, скрывавшейся под внешним панцирем чёрной металлической «кирасы». В боевых условиях, как и она сама могла наблюдать, внешняя оболочка оказалась куда менее эффективной скрытой под ней органики. Однако, сейчас, когда Дехсет и телом, и духом стремился к наслаждению, прикосновения к тем местам, которых обычно не касались в повседневной жизни, вывело его на очередную волну экстаза.
Сейчас, его органическая оболочка, в обычное время покрытая чем-то, отдалённо смахивающим на хитиновую корку, была мягкой и упругой. Фем могла почувствовать во второй составляющей своего бондемейта активное биение живой силы: органика была тёплой, пульсировала в ответ на стремительную циркуляцию внутренних веществ. Испускаемый её пальчиками разряд заставлял псевдоплоть сжиматься в тугой клубок, но уже через секунду она расслаблялась, а по преисполненному удовольствия и страсти глухому стону Дехсета она могла понять, что её прикосновения доставляют ему удовольствие.
Претендер легонько провёл округлым кончиком влажно поблескивавшего в тусклом свете тентакля по губам фем, а потом засунул щупальце ей в ротик. Он немного сбавил темп, прикосновения его рук, лучившихся солнечным светом, волнами энергии и тепла, стали не столько возбуждающими, сколь ласковыми и успокаивающими. Всё было направлено на то, чтобы дать его Нире в полной мере почувствовать то, что он ей приготовил. Он осознавал, сколь первобытным и дикарским было его отношение к этой фемке, и всё же, не видел особого смысла его менять. В конце-концов, в его подходе имелась чёткая логика: завоевал, покорил, соблазнил – значит моё. Тем не менее, Дехсет должен был признать, что испытывает к ней нечто большее. Причиной его особого отношения к разведчице могла быть заключённая между ними связь, а не его собственные чувства, но так или иначе, он не хотел её обрывать.
Куснув напоследок шейку Ниры, он приподнялся, намереваясь в полной мере получить удовольствие от того, что собирался сделать.
- Наслаждайся – посоветовал он фемке, и его щупальце, замершее было у неё в ротике, скользнуло дальше.
Покрытый смазкой тентакль не без труда прошёл сквозь горло фем, но дальше дело пошло проще. Попутно, Дехсет воспользовался одной из имевшихся в фаерволлах фем «чёрных дыр», оставленных ей со времён их памятной встречи, и внёс кое-какие коррективы в работу её систем, облегчая дорогу своему органическому отростку. Скользя по центральной энергонной магистрали, щупальце успешно достигло грудного отсека, успешно миновало заранее деактивированные претендером энергонные фильтры Ниры и двинулось дальше, прямой дорогой до расположенного в нижней части корпуса энергобака.
А претендер наблюдал, как сантиметр за сантиметром серебристой плоти скрываются у неё во рту. Он испытывал восторг и ликование, тесно замешанные на глубоком экстазе. Пытаться передать их существу, не обладавшему столь длинными и гибкими чувствительными органами было равносильно попытке объяснить слепому цвет воды. Его оптика, слегка прищуренная, лучилась ярким фиолетовым пламенем, практически поглотившим обычно царившую в ней темноту. А щупальце скользило глубже, погружаясь в столь любимую, столь желанную им фемботку.

+1

65

Знаете, а ей уже начинала нравиться эта его составляющая… Не то что бы она когда-то недолюбливала органику, но и тёплых чувств к ней никогда питала. А сейчас… Она была совершенно иной на ощупь, реагировала несколько иначе, это начинало будить в ней интерес. Но вот когда здоровый кусок органической плоти полез туда, куда ему лазать не следовало…
Из сдавленного вокодара вырвалось болезненное мычание. Манипуляторы фем оставили бондмейта и метнулись к шейным магистралям, но лишь беспомощно хватанули воздух у самой шеи. И что она могла сделать? Вцепиться в своё горло? Тогда станет только хуже. Попытаться перехватить щупальце? Встретив сопротивление Дехсет, скорее, с ещё большим интересом начнёт запихивать его ей в глотку, только уже не на добровольной основе. К тому же щупальце было скользким словно угорь, и любая попытка вытянуть его была заранее обречена на провал. Горло меж тем словно разрывали на куски, как если бы она сделала слишком большой глоток энергона. И то, что дальше щупальце пошло легче ей не очень-то помогло, горло то продолжало страдать. Да и потом ощущение чего-то скользкого в топлевопроводе было не очень-то приятным, это вам не порт, тут интимных датчиков не было. Если туда попадало нечто кроме энергона те либо болели, либо отдавали неприятным чувством дискомфорта. Благо, если не считать горла, боли она не ощущала, но это пока…
И всё-таки, несмотря на все его усилия Нира начинала паниковать. Искра её неистово заколотилась, прижатые щупальцем вентсистемы блокировались, и температура быстро начала набираться, что вызвало лишь очередную волну страха. Что-то протестующее промычав, Энергия выгнулась, с мерзким скрипом царапая коготками пол. Затем зашарила манипуляторами по фюзеляжу на груди, над тем местом, где находилось щупальце. На окуляры сам собой хлынул омыватель, несмотря на отсутствие желания заплакать. «Взять себя в манипуляторы!» - приказала она, себе подавив первую волну паники, а паниковать ей было нельзя. Есть риск опять остаться без корпуса или ещё больше себе навредить. Не говоря уже о том, что очередное появление её второй половинки не очень-то обрадует бондмейта. А тому сейчас было хорошо, она ощущала это каждой нитью их невидимой связи. Собрав силы и сосредоточившись на ней, она стала внимательно отслеживать каждую перемену в его настроении. Остановить его ей не удастся, но хоть приготовиться успеет. Что ж… если верхнему это нравилось, то нижний мог и потерпеть, лишь бы не выкинул чего как с её шестернёй трансформации…
Корпус фемки постепенно осел, манипуляторы прекратили бессмысленное копошение и опустились на пол. Ещё пара нанокликов и Энергия заставила себя приподнять бёдра и вновь начала двигаться в такт. Уже проще, от боли она не избавилась, но удовольствие вновь начинало её накрывать. А её его манипуляторы… это было то, что нужно. Поймав один из них, фем переплела их пальцы и подтянула к своему грудному отсеку, прижав к своей искре.
Меж тем, казалось, позабытый всеми хвост фем проявил себя, скользнув по внешней стороне его бедра, затем выше, наискось по его спине, на пару нанокликов утонув в его «добавочных манипуляторах». Достигнув шлема, хвост изогнулся, отводя в сторону длинное лезвие, и сегментами ласково коснулся его щеки.
~ Любимый, давай я в следующий раз запихаю тебе что-нибудь куда-нибудь, желательно туда, куда пихать ничего нельзя… - прозвучал в его аудио на удивление спокойный голос.

+1

66

Дехсет искренне наслаждался происходящим, ощущая, как его щупальце всё глубже погружается в корпус Энергии. С жестокой усмешкой наблюдал он за тем, как судорожно дёргается его фемочка, но не препятствовал ей, лишь крепче прижал её к полу. Впрочем, Нира быстро успокоилась, чем заслужила себе ободряюще-клыкастую улыбку и короткий, но нежный поцелуй в шею. Ощутив губами пульсацию собственного щупальца, упорно протискиваемого внутрь фем, Дехсет вновь улыбнулся и успокаивающе погладил её по шее. Движения Ниры напомнили ему о других частях корпуса, требующих ласки и наслаждения. Претендер поспешил исправить это упущение и вновь стал двигать бёдрами, задавая темп. Впрочем, сейчас то удовольствие, которое он получал от проникающего в её порт коннектора были лишь тенью того шквала, что обрушивал на нейросеть углубившийся в корпус фем тентакль.
- Я подумаю, а ты пока реши что, куда и когда – вполне серьёзным тоном ответил он, лаская Энергию щупальцами. – К тому же, почему это нельзя? Праймус даровал нам свободу воли, и я не вижу ничего плохого в том, чтобы не воспользоваться ей.
Проникший в неё тентакль, счастливо миновав вентиляционные отверстия, продолжал двигаться по главной топливной системе. Он уже опустился до уровня живота Ниры и вошёл в расположенный там топливный резервуар, погрузив своё окончание в тёплый энергон, так и не израсходованный при формировании нового корпуса из протоформы. Немного продвинувшись дальше, он замер, и, как несложно догадаться, это было не к добру. Подарив Нире многообещающую улыбку, Дехсет сверился с количеством имевшегося в его распоряжении энергона. Результат его полностью удовлетворил и жадный до извращённых наслаждений претендер принялся закачивать в тентакль порции энергона.
Нира могла видеть их как небольшие вздутия, возникающие у основания щупальца и стремительно продвигавшиеся к её рту. Одно за другим, они проходили вглубь её корпуса, чувствительно проходясь по системам. Округлое окончание щупальца раскрылось, подобно цветку, и выплеснуло первую струю на стенки резервуара. Спустя несколько секунд, за первой порцией пошла вторая, третья…
Но Дехсету этого как будто было мало: к текущему по щупальцу энергону добавились электрические разряды, возникавшие в случайных местах на протяжении всего тентакля. Энергобак фем вскоре наполнился на две трети, а Дехсет и не думал останавливаться. Его оптика горела ровным фиолетовым пламенем, энергополе выдавало страсть, возбуждение и немалый интерес.
- Потерпи – попросил он. – Самое интересное только впереди.

0

67

Фем вздрогнула всем корпусом, когда первый ком энергона пропал у неё во рту.  По несчастному горлу, словно наждаком прошлись, и она невольно сжала манипуляторы, зажимая пальцы бондмейта в тиски. Может, сил в Энергии было не так много, для воина, но хватка у неё оказалась что надо. Из вокодера вырвался сдавленный, но довольно громкий крик. Окуляры фемки плотно сомкнулись, погружая её в пучину адских наслаждений, перед которой померк даже происходивший где-то ниже коннект. О да, она определённо подумает над тем, куда и что ему засунуть, но не сейчас. Сейчас процессор просто отказывался, о чём либо размышлять, всё время концентрируясь на разрываемом, на куски горле и электрических разрядах. Ток сам по себе не пугал, но если тот вскипятит одним из разрядов энергон как в прошлый раз. Одна только мысль об этом заставила её содрогнуться. Вентсистемы в глубине корпуса издали недовольное гудение, пытаясь вновь начать работу и хоть немного остудить корпус. Как и стоило ожидать, попытка провалилась, щупальце наглухо заблокировало воздушный канал.
Последнее что ей нужно было в данной ситуации так это обещания самого интересного. Где-то в глубине её сознание зашевелилось нечто отдалённо напоминающее инстинкт самосохранения. Простые слова холодным лезвием прошлись по самой искре, заставляя её сжаться до, казалось, крохотных размеров и беспомощно забиться в камере, словно птица в клетушке. «Брось, и ты позволишь ему издеваться над собой? Навечно станешь его жертвой? А когда ты ему надоешь, что тогда?» - промелькнуло у неё в процессоре. Нира уже не могла с точностью утверждать, что это было голос рассудка или скрывавшейся внутри энергии. Первые два вопроса покинули её сознание так же быстро, как и появились, а вот последний отчего-то задел. Возможно, потому что она ещё никогда не задавала его себе. Способен ли он был привязаться после всего через что прошёл? И… проклятье, какое это в данный момент имеет значение? Впрочем, на кое-какие мысли этот вопрос наводил.
~ Дехсет, мне больно… - глухо прозвучало в эфире.
Корпус фем при этом ощутимо напрягся, и она практически перестала двигать бёдрами в такт. При этом в искре и сознании Ниры возникла какая-то смятённость, отличающаяся, однако, от обычного и извечного вопроса – что делать? Скорее она просто из чего-то выбирала.
~ Я тебе сейчас щупальце откушу, - то ли предупреждала, то ли констатировала она. – Это будет сложно, но я попытаюсь…

0

68

- Никакой жертвенности… - печально протянул в ответ Дехсет.
Первым его побуждением было одним коротким движением руки сломать челюсть Ниры, зафиксировать её манипуляторы, после чего продолжить наслаждение процессом. Вправить челюсть – дело пяти секунд, да и прочие повреждения он смог бы починить, в крайнем случае, пришлось бы снова пересадить её Искру в новую протоформу. Тем не менее, неожиданно для себя, он счёл такой вариант развития событий неправильным. Да и данное не так давно обещание не причинять ей боль заставило его, со вздохом, остановить процесс накачки. Он ласково погладил её по щеке и едва слышно прошептал:
- Ну ладно-ладно, всё, больно больше не будет. Только немного стыдно, но не более.
Его слова подкрепились движением ожившего в её энергобаке щупальца. Его округлое окончание принялось слепо шарить по стенкам ёмкости, пока не наткнулось на закрытое диафрагмой отверстие, ведущее к порту фем. На бледных губах Дехсета возникла улыбка, исполненная предвкушения. Претендер не прекращал работать коннектором, не давая Нире возможности сосредоточиться на тех процессах, которые происходили сейчас в её корпусе. Он ласково погладил её по животику и возбуждённо прошептал:
- А сейчас настало время для самого интересного…
Повинуясь его команде, сложная система клапанов, препятствующая несанкционированному сбросу топлива в обычной жизни, открылась настежь и тут же была закупорена продолжившим своё движение щупальцем. Дехсет склонился к Нире почти вплотную, в то время как последние сантиметры серебристой плоти погружались в её корпус, и вот, в очередной раз войдя в её порт, он наткнулся на стремящийся выползти наружу тентакль. С шумом выдохнув, он приподнялся на одном локте и сместился в бок, с удовлетворением наблюдая, как из её порта появляется покрытое розоватой смазкой окончание щупальца.
Оценить прелесть происходящего мог только тот, кто сам обладал гибкими манипуляторами достаточной длины, чтобы целиком насадить достаточно высокую фем на один из них. Высунув щупальце порта на десяток сантиметров, Дехсет перехватил вторую руку Ниры и протянул её к тентаклю, намекая на то, что именно нужно с ним делать.
Рядом бесшумно возник крылатый силуэт Искателя. Не проявляя никакого интереса к происходящему, слабоискровый протянул Дехсету удерживаемый в лапе баллончик. С его точки зрения любоваться тут было нечем: владеть этой фемботкой ему всё равно не светит, а раз так, незачем грузить себя лишними фантазиями. Стрекотнув напоследок, слабоискровый вернулся к своему наблюдательному посту у двери в склад.
Довольно кивнув Искателю, претендер нажал на кнопку-активатор. Балончик исторг порцию густой белой пены. По воздуху отчётливо дохнуо холодом. Вновь кивнув, на этот раз, уже своим соображениям, Дехсет направил горлышко распылителя на грудной отсек фем, нажал на кнопку и провёл широкий зигзаг леденящей жидкостью, остановившись в районе живота.

0

69

Не будет больно… неужели он ещё не понял что ей будет больно пока он не вынет из неё свой щуп?! Бедное горло, одно счастье она уже практически притёрлась к этому ощущению, но даже так это было крайне мучительно. Окружающий фемку фон стремительно спадал, возбуждение заменялось болью и страхом… однако боялась она не его. И во всём этот кошмаре баллончик с охладителем стал единственной отрадой для перегревшихся систем. Претендер не хотел, чтобы его новомодная игрушка сломалась, верно?
Ощутить щупальце, выползшее из порта, это было… Окуляры фем удивлённо мерцнули и она крепче сжала пальцами его окончание, словно никак не могла проверить. Праймус, как же это выглядело со стороны!? Впрочем, ЦП подсказывал, что удивляться тут как раз и не стоило. Длина позволяла, так почему бы и нет!? Да уж, не каждый мех может предложить фемке подобную забаву. Хорошо хоть не наоборот, это было бы ещё унизительнее и противнее. А тут относительно естественное движение… правда не щупальца а энергона. Однако это всё равно было неприятно.
Усилием воли Энергия заставился себя отделаться от оцепенения. Пальчики нашарили небольшое отверстие на конце щупа, и она зажмурила окуляры. Через мгновение, погружённое в топливную систему щупальце, атаковали множественные разряды, минуя только ту его часть, что находилась в энергоне и в непосредственной близости от него. В остальном же беспрерывный поток заряженных частиц не упустил ни сантиметра серебристой плоти. К тому же тут как никогда кстати пришлась их низкая электропроводимость. Одновременно с этим действом коготок манипулятора был быстрым движением загнан в найденное отверстия, всеми силами стараясь добраться до стали и выпустил ещё один непрерывный разряд.
Целью сего действия не было желание причинить Дехсету боль, наоборот, это должно было быть непередаваемо приятно. Возможно достаточно для того что бы выбить его в перезагрузку.

+1

70

Он ощутил перемену в состоянии Ниры, и она ему не понравилась. Дехсет действительно недоумевал от того, почему окружающим не может нравится то, что нравится ему? Это же так приятно! Списав неожиданное последствие столь глубокого проникновения в корпус Ниры на несовершенство фемской психики, он сосредоточился на своих ощущениях, которые, между тем, достигали наивысшего накала. Происходящее попросту выносило ему процессор, ощущение фемского корпуса, сдавливающего его щупальце на всём протяжении его длины, электромагнитных, энергетических полей, пульсирующий вокруг... Это было восхитительно. Ну а когда она ещё и схватилась за окончание тентакля…
Дехсет шумно выдохнул и запрокинул голову. Его руки замерли, обхватив корпус фемботки, тентакли оживлённо струились по её корпусу и крыльям серебристыми лентами. Как и ожидала Нира, её действия привели к самой что ни на есть бурной реакции. Дехсет закричал в голос, прижимая к себе Ниру, его оптика вспыхнула неестественно ярким фиолетовым светом, энергополе претендера фонтанировало, словно вулкан, из коннектора брызнула струя энергона вперемешку со смазкой и растеклась по полу розоватой лужицой. По проникшему в корпус разведчицы тентаклю скользнул очередной ком энергона, прошёлся по внутренним системам, и выплеснулся наружу через высовывающийся из её порта конец.
С точки зрения извращённой логики Дехсета это было красиво, вот только сам Дехсет в эти секунды прибывал на вершине блаженства и ничего не замечал. С небольшой задержкой, выплюнули небольшие порции энергона и другие щупальца. Часть из них украсила стены, пол и потолок, другие осели на копрусе фемботки. Экстраз претендера продлился ещё десяток секунд, Дехсет вынужденно выпустил Ниру из своих объятий и вцепился пальцами в пол, разрывая когтями и комкая обшивку палубы.
Испустив короткий электрический импульс, тонкие щупальца-шнуры выскользнули из портов её грудного отсека и проворно втянулись в корпус. То же самое сделали и остальные тентакли, включая тот, что буквально пронзил её насквозь. Правда, Дехсету хватило концентрации замедлить его движение – иначе без серьёзных повреждений тоже бы не обошлось. Но вот, окончание серебристого тентакля выскользнуло изо рта Ниры, мазнуло её на прощание упругим концом по щеке и скрылось в корпусе. Дехсет растянулся на полу рядом с ней, его лицо было горячим, дыхание – частым и прерывистым. Выдохнув горячим воздухом, он тихо произнёс:
- Прости, не удержался…
Впрочем, в голосе его не чувствовалось особой вины. А в оптических датчиках царила тьма.

0

71

Крик бондмейта ударил по аудио, совершенно неожиданно рождая в глубине искры тёплое чувство. В какой момент ей начали нравиться ботские стоны?... Точнее даже крики. Или всё дело было в конкретном мехе? Растёкшийся по системам жар, вызванный собственными молниями, препятствовал всяческим размышлениям. Казалось ещё немного и её провода начнут плавиться, несмотря на предоставленный претендером  охладитель. К привычным корпусу объятиям прибавились вездесущие щупальца, ласкающие едва ли не каждый стык. Энергия сомкнула окуляры, чувствуя как медленно, но верно начинает таить в объятиях. В то время как Дехсет терзал ни в чём не повинный пол, она опустила свои коготочки ему на грудную, поглаживая гладкую, покатую броню и смерено ожидая завершения.  Последний комок энергона, промчавшийся по всему топливопроводу, разряд, утонувший в корпусе, и щупальце медленно поползло наружу.
Первое что сделала Энергия – это с шумом начала хватать ртом воздух. Из вокодера полился хрип, сопровождающий каждый вздох. Окуляры следили за «разукрашивающими» отсек щупальцами, а ЦП предупреждал, что это уж очень явный след их присутствия и, что не менее важно, деятельности. Брошенное Дехсетом «прости» заставило её удивлённо скосить на него окуляры. Она не злилась на него за то, что в словах его не было ни капли искренности. Ей ли этому удивляться? Не злилась на сделанное им. Разве это стало неожиданность для её? В особой логике претендера была своя прелесть, а в его поступках определенная польза. Всё что не убивает, неизбежно делает нас сильнее…
Фем коснулась лужи энергона, оставленное одним из щупалец, после протянула влажные пальцы к его лицевой, на удивление горячей и приятной на ощупь. Коготки заскользили по его щекам, подбородку, носу и лбу, рисуя причудливый угловатый узор. «Боевой раскрас» сделанный энергоном отдавал глубокой древностью органической жизни. Когда бойцы разукрашивали себя кровью убитых врагов. Это конечно было не совсем то же самое… но внешне, похоже, да и просто забавляло. Было в этом поступке нечто совершенно ей не свойственное, явно нашёптанное её «лучшей» половиной. Подобное предположение заставило Энергию улыбнуться.
Приподнявшись, фем поцеловала, разгорячённого меха в губы и тихо прошептала:
- Почему бы тебе не оставить свои эксперименты для своих жертв? Это конечно большая честь, но я, пожалуй, обойдусь…
В корпусе всё ещё царила слабость, горло болело, а вокодер немного хрипел. Хотелось прильнуть к горячему корпусу и немного полежать в его объятиях. Объятьях того, кого она так долго ждала, сама того не осознавая. По кому тосковала. Совсем рядом, невероятно близко… стоило только притянуть манипулятор, чтобы ощутить, как пульсирует энергон в его магистралях. Расслышать биение второй искры… Взгляд её скользнул по грудному отсеку претендера. Хвост дрогнул, отрывая от пола острый кончик. Мгновение помедлив, Энергия поднялась, с явной неохотой, и направилась вдоль стеллажей, выискивая банки с красками.

0

72

Не подозревая о зарождающихся в этот момент в Искре полюбившейся ему фемботки садиских наклонностях, Дехсет наслаждался состоянием покоя и удовлетворения, что овладело им. Впрочем, что-то не давало ему покоя, некая незавершённость… Он скосил оптику, наблюдая за художествами Ниры расфокусированным взглядом кота, налакавшегося сметаны. Её прикосновения были приятными и успокающими, и всё же, он потянулся к ней, чтобы остановить. Что за детские забавы, в самом деле? Однако, не успел он пошевелиться, как она накрыла его губы своим поцелуем. И Дехсет ответил, без страсти, но с неожиданной нежностью.
- Как скажешь – произнёс он, когда их губы разомкнулись. – Но знаешь, ты была бы просто замечательной жертвой, я бы даже занёс тебя в свой личный Топ 10, сразу перед джанкионом и после сити-бота.
Он ощутил её желание, и в принципе, это было бы неплохо – полежать чуток в обнимку, наслаждаясь моментом. Впрочем, фемку явно занимали другие думы и, приподнявшись на локте, Дехсет с вялым интересом наблюдал за её поисками. Конечно, краски тут были, всё таки, запасник ремблока, и оценив направление её поисков, претендер решил, что в Нире внезапно проснулся художник. Погрузившись на некоторое время в свои мысли, Дехсет с неохотой поднялся с пола, оценивающим взглядом обвёл творящийся в отсеке бедлам и покачал головой.
Впрочем, прибираться он не стал, и вместо этого подошёл к разведчице. Он мягко положил руку на её плечо, и протянул вперёд другую, на раскрытой ладони которой в мягком розоватом свечении возник чёрный стальной цилиндр: уже знакомое Нире логово Скейла.
- Он заслужил твоё доверие – негромко произнёс Дехсет, снимая крышку, под которой прятался столбик с вцепившемся в него робопауком, и сложенной кольцами вокруг цепью. – Куда бы не занесло эту станцию, выбраться с неё будет очень непросто, а потому нам не следует пренебрегать помощью.
Внезапно, на его бледном лице проступила улыбка:
- А учитывая бесшабашный нрав твоей второй натуры, мне будет гораздо спокойнее, если за тобой будет присматривать Скейл.
От раскрытого цилиндра дохнуло холодом, чёрный паук медленно зашевелился и стал лениво перебирать лапками, пробуждаясь от своего сна. Его многочисленные оптические датчики зажглись ровным фиолетовым светом и сфокусировались на фемботке. Встроенный в брюшко самоцвет потеплел, окрасившись в солнечно-жёлтый цвет. Определённо, таргетмастер был доволен новой встречей с хозяйкой и с нетерпением ожидал подключения.
- Не бойся, второе подключение пройдёт легче, он уже настроился на твою нейросеть – с честным лицом солгал Дехсет и вытянул вперёд вторую руку ладонью вверх, намекая, что собирается придержать манипулятор фем во время подключения.

0

73

Красный? Красный - это опасность, отличный цвет, но для разведчика это слишком ярко. Жёлтый -слишком радужно. Зелёный… есть что-то в зелёном, но он вряд ли лей подойдёт. Синий… возможно. Может военный камуфляж? Такого тона? А если чёрный? Чёрный это классика, он многим нравиться и она не исключение. Но именно поэтому он может привлечь слишком много внимания. Фиолетовый? Отсылка к десептиконам, а она теперь новорежимец. Серебряный? Коричневый? Охра? Фем вздохнула, перебирая найденные баллончики с задумчивым видом. До аудио датчиков долетел звук шагов – тихая и лёгкая поступь хищника. После всего, что тут было, казалось, вокруг установилась мёртвая тишина, которую ей совсем не хотелось беспокоить. Причём не только вокруг, но и в искре, и в сознании. Только странное желание перекраситься. К тому же это будет не лишним, если ей продеться скрываться от НР. Кем бы ни было создание, живущее в её искре, смена трансформы пришлась кстати. Измениться… нужно ли ей было измениться, после всего что произошло? А что произошло? Какими будут последствия? Одно она знала наверняка – будущее её будет мрачным. Не будет в нём даже той трагичной пафосности, после которой окружающие вспоминают о произошедшем с толикой восхищения и уважения. Простое недоразумение, обыкновенная глупость и серая посредственность. Впервые она всерьез задумалась над тем, будет ли кто-то её вспоминать и пришла к печальным выводам. Возможно…. Абсолют? Он она даже не смогла толком разобраться в силе его чувств… к тому же в мире нет незаменимых. А время безжалостно даже к избранным – рано или поздно всех нас ждёт забвение. Кого-то после смерти, кого-то вместе с ней, а кого-то даже раньше. В каком-то смысле любое достижение не имеет никакого веса, но мы должны идти вперёд… Просто, потому что иначе мы уже будем мертвы. И всё же, какая серость… «Хм… серый…» - длинные пальчики фем сомкнулись на железном баллончике, затем на ещё одном, но более тёмном. Повернув их этикетками к себе, фем изучила два показателя тона, чтобы оценить, как они будут смотреться вместе. Вернула один из баллончиков на полку и взяла уже трети, более тёмный… «Вот это подойдёт… Но чего-то не хватает…»
На её плечо опустилась тёплая ладонь, и она тут же скосила на неё взгляд. Губ фемки коснулась лёгкая улыбка, не смотря на всё то, что здесь было. Её крылья дрогнули и поджались, дабы не мешать бондмейту. Голубые окуляры переключились с манипулятора на его лицевую, словно выточенную из мрамора лучшими художниками – красивую, но всё же холодную. Сейчас всю его серьёзность сбивал нарисованный ею узор, заставляя её улыбаться ещё шире. А затем она взглянула на своего паука.
- А ты бы мог ещё немного отдохнуть, - заметила она, убирая баллончики на край полки. – Даже предположить не могу, когда ещё выдастся свободный клик. – Энергия протянула манипуляторы к Скейлу, осторожно вынимая его из холодной переноски. Её паук, определённо её. Единственный подарок, а она знала, как трепетно Дехсет относиться к своим творениям. И одного из них он создал специально для неё… это много значило для фем. Да и то, что он напал на Дехсета, тогда, ярко говорило о том, как далеко он мог зайти ради её защиты. Но всё же… - я надеюсь, что ему больше не продеться нападать на тебя…
Усадив паука на прежнее место, она опустила ладонь на его манипулятор и переплела их пальцы, сжимая чуть сильнее, чем это требовалось. Что-то ей подсказывало, что претендер врёт, но пусть врёт… это была добрая ложь. Он просто хотел немного облегчить её участь. Наверное, зря… она была воином, а значит, могла потерпеть. А он про это забывал… или нет?
- Те два баллончика, - Энергия кивнула на новые цвета. – Чего-то не хватает, тебе не кажется, в плане окраски? Какого-то акцента… Какой бы цвет ты добавил? – Фем опёрлась крыльями о его грудную, наслаждаясь теплом и некой иллюзией защиты, что возникала каждый раз, когда тыл был надёжно прикрыт. Помниться она любила стоять так, обнявшись, с Альфой. Старые точно ветхая фотография воспоминания. Цвета успели поблекнуть, как и те мысли и чувства что роились в тот момент в процессоре. А ведь их было много… неужели время отнимет и его?... Нет, забвение постигнет его только с её дезактивном. Есть ли ещё кто-то, кто его помнит? Длинный хвост оплёл одну ногу претендера.
- Дехсет… - неуверенно начала фем. – Я, теперь, не слишком жутко выгляжу?... – судя по робости в искре ответ претендера был для неё важен.

+1

74

Всегда интересно наблюдать за изменениями. Разумеется, только через стеклянную витрину, в безопасности и уюте. Когда изменения грозят затронуть тебя самого – тут уж не до познавательной деятельности. Так или примерно так мыслил почти каждый обыватель. Но Дехсет был учёным, и с его точки зрения, лишь оказавшись по ту сторону витрины, наблюдатель сможет добиться истинного знания. Вовлечённость в процессах обеспечивает непредвзятость оценки, и позволяет наблюдателю докопаться до первопричин.
Кто-то из его коллег предпочитал созерцать геологические или информационные процессы, но сам искролог всегда с большей охотой придавался опытам над живыми трансформерами. И сейчас, его занимали мысли о том, что может вылупиться из куколки, что стояла перед ним и рассматривала краски: прекрасная бабочка, или смертоносный скорпион. В любом случае, это будет интересно.
- Я уже наотдыхался на тысячу лет вперёд – отозвался он. – Когда в любой момент тебя может сморить неодолимый сон, начинаешь ценить каждое мгновение. И цена этого довольно высока.
Скейл отозвался довольным стрёкотом на прикосновение её руки, тянущаяся за ним цепь с тихим шелестом размоталась, и робопаук приготовился к прыжку. Дехсет же в ответ лишь хмыкнул:
- Это взаимно. Впрочем, ты же знаешь, меня непросто повредить. Твоему бойфренду это конечно удалось, но только благодаря помощи Спрингера.
Нельзя сказать, что претендер испытывал какие-то неприятные чувства по поводу своего вынужденного бегства, но свою органическую броню он считал почти совершенной, и тот факт, что она его в какой-то веке подвела, задевал его чувства, как её изобретателя. Впрочем, подвела ли? Он жив и здоров, да ещё и ушёл с ценной добычей. Определённо, произошедшее нельзя считать полным поражением.
Скейл, которого их разговор интересовал не больше, чем курс валют на фондовой бирже Квинтессы, воспользовался моментом и прыгнул на руку Ниры. Его лапы тут же примагнитились и, немного потоптавшись, он занял прежнюю позицию, улёгшись брюшком между запястьем и локтевым сочленением. Несколько секунд ничего не происходило, только тихо, еле слышно, жужжали механизмы робопаука, готовясь к стыковке. Дехсет отбросил криокамеру и опустил свободную руку на плечо фемботки, и в этот миг, Скейл начал внедрение. Не станем останавливать внимание на тонкостях операции, включающей в себя множество глубоких разрезов, извлечение отрезков нейросети, энергонных магистралей и электрических кабелей с заменой их на другие куски, зацикленные на самом таргетмастере, и кучу прочих малоприятных действий. Анестезия конечно имела место быть, но сделать её полной мешали особенности процесса.
Не прошло и минуты, как всё было закончено: паук с довольной подсветкой улёгся на руку Энергии, анализируя изменения в конструкции её корпуса. Погладив её по наплечнику, Дехсет окинул взором стеллаж. Он никогда не замечал в себе тяги к искусству, если конечно не принимать за искусство умение скрещивать различные цепочки ДНК. И всё таки, у него было определённое представление о том, какой он бы хотел видеть свою фемботку. Потому, не колеблясь ни секунды, он протянул руку, снял с полки флакон-распылитель и протянул Нире. Банка была хромированной, и в её стенках отражалось ровное мерцание его оптики, и тёмное пространство склада, а на этикетке был нарисован кружок глубокого синего цвета, с лёгким сиреневым отливом.
- Ты прекрасна – тихо произнёс Дехсет, наклонился вперёд и нежно поцеловал её в основание антенны. – Ты напоминаешь о сумерках, что полюбились мне ещё на Асхе, думаю, этот цвет будет не хуже любого другого.
Окинув Ниру долгим, оценивающим взглядом, претендер добавил:
- А крылья я бы посоветовал покрыть серебром, взять оттенок посветлее и с повышенной отражаемостью. Не слишком удобно при маскировке, но при твоих-то способностях это не будет особой проблемой.

0

75

Упоминание о его болезни поселило в её искру ещё больше печали, начиная медленно рушить окружающую её внутреннюю тишину. Проклятье, она почти про неё забыла… это таилось в глубоком уголке её сознания не смея тревожить в эти мгновения. А вот упоминание об Абсолюте как о бойфренде неприятно её укололо… причём она даже не знала почему. Мех-то был неплохой… весьма. Ох, и повезёт его фемке… Энергия усмехнулась:
- По-твоему я достаточно хорошая партия для наследника самого Оптимуса Прайма? – имя старого лидера в её устах всё ещё звучало с ноткой восхищения и уважения. Несмотря на то, что она давно отвернулась от него и его философии. – Я даже не уверена достаточно ли я хороша для тебя… - Нира с шумом провентилировала, не отрывая голубых окуляр от Скейла. В какой-то момент те стали бледнее, а на искре неприятно защемило. Всего пара нанокликов до неприличия растянулись, вынуждая её ожидать боль. Дехсет был прав, абсолютно прав, когда говорил, что ожидание боли приносит не меньшие страдания. Пальцы её сжались сильнее, а потом вздрогнули в судороге.
Вновь неприятный процесс показался ей куда более длинным, чем на самом деле. Энергия сжала дентопластины и отвернулась, прижимаясь щекой к его пальцам.
- И всё же я боюсь… - процедила она сквозь дентопластины пытаясь отгородиться от боли разговорами. – Мы теперь знаем, что оторвать тебе голову недостаточно для твоей кончины. Что если когда-нибудь я смогу добраться до чего-то важного? Впрочем… у меня вряд ле… когда-нибудь будут на это силы… я… не хочу что бы ты погиб от моего манипулятора… не хочу что бы ты пог… - фемка оборвалась не сдержав короткого стона и прикусила губу. Она потеряла одного бондмейта, и не хотела что бы от её манипуляторов погиб второй. Проходить через это впервые даже проще, ты ещё не представляешь, что тебя ждёт. Вечная тишина и пустота… после того как ты узнала что значит быть целой.
Ещё немного густых как патока мыслей, цепляющихся за реальность и встающих меж ней и ощущениями стеной, и всё кончено. Шумный выдох и пальцы фем расслабляться, начав медленно двигаться. Ещё один разум, разум который она приветствует чисто и искренне, и которому открывает своё сознание. Рано или поздно они станут единым целым, так зачем затягивать этот процесс? Она верила Скейлу, решила проверить. Пальцы правого манипулятора опустились на его брюшко и кристалл, погладив симбионта.
~ С возвращением, - шепнула она, пауку отнимая, манипулятор и изучая предложенный Дехсетом цвет.
Два тёмно-серых и один тёмно-синий хамелеон с сиреневым отливом… Фем попыталась создать в своём сознании как можно более яркий и точный образ. Энергия мягко улыбнулась, опуская шлем ему на плечо и заглядывая в яркие огоньки окуляр.
- Серая тень с крыльями ангела и отливающим сиренью хамелеоном, что будет походить на драгоценные прожилки в камне? – поделилась она создавшимся в её сознании образом. – Любимый, я думала о каком-то ярком акценте… - взгляд её вновь упал на Скейла, а в сознании возник тот самый солнечно жёлтый, всё ещё слишком весёлый для неё. Впрочем, был цвет, о котором она позабыла… - Может ядовито-оранжевый?... – задумчиво протянула она, выискав взглядом нужный оттенок и оставив рядом с серыми. И всё же… как прозвучало это предложение…
Фем заглянула в болончик, изучая свой новый, искажённый выпуклостью, образ. Противен он не был, даже с обрамляющими её лицевую змеями, а что скажут остальные?... Впрочем, какая разница?
- Люблю. Тебя. – Шепнула Энергия, дыхнув теплом куда-то в подбородок. «Хотелось бы, что б и ты когда-нибудь меня полюбил. Но я не посмею об этом даже просить…» - И всё-таки серый и оранжевый, хотя Скейла можно покрасить в тёмно-синий. – Фем мигом ожила и щёлкнула крышкой одного из аэрозолей, которая свалилась на пол и поспешно укатилась прочь от странной пары. – Скейли, ты как, хочешь прокраситься?? – голос её зазвучал бодро и она улыбнулась, немного хищно, начав наносить краску на правый манипулятор.

0

76

- Как по мне – протянул Дехсет, созерцая творческие изыскания подруги, - он тебя не стоит. Абсолютно пропащая личность, ни будущего, ни глобального мышления, идеалист, одним словом. Ну а что до меня…
Он задумчиво погладил её по сгибу крыла и закончил:
-…то я нахожу в тебе необъяснимую прелесть. Серьёзно, не верь я в магию и прочую чепуху, решил бы, что ты меня околдовала.
Процесс подключения фемботка прошла стоически. Претендер ожидал получить определённое наслаждение от пронзившей её боли, но вместо этого, сам ощутил боль – душевную, если так можно сказать. Эта вспышка сопереживания была столь неожиданной, что Дехсет в удивлении округлил глаза и приоткрыл рот. Несколько секунд, он молча пытался понять, что с ним происходит, но не достиг в этом успеха.
- Точно, околдовала… - поражённым тоном выдохнул он. – И что мне прикажешь с тобой делать? И с собой…
Ещё несколько секунд он молчал, а потом снизошёл до ответа на её вопрос:
- Успокойся. Не сможешь.
В его словах царила абсолютная уверенность, не убеждённость в собственной силе, но нечто иное. Будто какие-то особые обстоятельства не позволят Энергии однажды прикончить его. Он примерно представлял, что ощущает она, и чего боится. В какой-то мере, её страх передался и ему.
«Да, наверное в этом всё дело. У органиков – гармоны, у нас – связь Искр. Занятно…».
Скейл ответил так, как умел – ощущением тепла, надёжности и радости от того, что он вновь может заниматься любимым делом – защищать Ниру. Дехсет же отозвался на её слова более конкретно:
-  Какая романтичность… нет, я представлял себе не ангела. Впрочем, я не настаиваю. Мы все несовершенны, а раз так, не думаю, что что-то изменится, если ты станешь чуть-чуть менее совершенна… – он поколебавшись, придвинулся ближе и приобнял фемботку за талию – и я тоже. В конце концов, совершенство – это довольно скучно.
Но уточнять, кого именно он имел в виду претендер не стал. На деле же, всё на той же Асхе водились занятные существа, которых обитатели Земли посчитали бы или демонами, или гаргульями. Они были ночными жителями, и порой, стоя на пороге своего дома в лесной чаще, он видел, как мчатся по сумеречному небу их стаи. С тех пор он и приметил этот цвет. Не потому, что в нём было нечто особенное, просто, ему понравилась та грация, с которой эти существа парили в воздухе.
А вот её следующие слова в его Искре особого отклика не нашли – что немного успокоило претендера. Значит, овладевшее им безумство не всесильно. Уже что-то, а то так, он ведь мог скатиться до… романтики! Прогулок при луне, конфеток, цветочков, комплиментиков… Дехсета ощутимо передёрнуло. Неет! Чтобы с ним не вытворяла эта искренняя связь, он должен сохранить холодный рассудок и здравый смысл. А смысл намекал, что пора закругляться и переходить к делу. Разум претендера скользнул ко внутренней информационной сети станции. Оставалось надеться, что у местных системщиков есть чем заняться, помимо отлова дерзкого хакера.
Скейл отреагировал нейтрально, даже мигнул серым, мол, хоть горшком называй, только в печку не бросай. Чувство стиля было ему практически чуждо, и если пожелание хозяйки не вредит ему, ей, или её безопасности – то почему бы и нет?

+1

77

«Довольно скучно», сказал мне мех, потративший всю свою жизнь на создание совершенной расы,» - усмехнулась про себя Энергия, прижимаясь к нему спиной и потянувшись губами к его щеке. Запечатлев на ней короткий, но чувственный поцелуй она немного отстранилась и с улыбкой напомнила:
- Осторожнее краска…
По правде сказать, та довольно быстро засыхала, но ей всё равно требовалось некоторое время, да и при распылении она рисковала попортить его истинные оттенки.
- Прелесть говоришь?... – Ниру усмехнулась, ненадолго открываясь от процесса и поднимая взгляд к сияющим в темноте огонькам его оптики. – Только не бросай меня в лаву мой милый Исильдур, - огоньки её окуляр озорно сверкнули. Успевшая побывать на Земле фемботка до сих пор помнила многое из Земной культуры. В конечном итоге она была довольно занимательна, хоть и несколько примитивна. Не удивительно, что классика и самые популярные фильмы привлекли внимание разведчицы, и теперь ЦП услужливо доставило ей одно из воспоминаний. Магия… если бы она только могла колдовать… - Кстати, что ты думаешь о Праймусе и Юникроне? Считаешь, есть у нас какая-то определённая судьба, какой-то порядок или же мир полон хаоса?... – немного погрустнев, поинтересовалась она, возвращаясь к процессу окраски верхних манипуляторов.
И всё-таки зря он так об Абсолюте, совершенно зря! Энергия искренне считала, что у этого юного бота больше будущее в Новом Режиме. Умён, талантлив, старателен, кроме того у него была чистая и светлая искра, а в это время (да и во все остальные если задуматься) это была редкость. Но всё же её сознание больше занимала возникшая в Дехсете вспышка сопереживания. Возможно ли повлиять на него, всего за пару джоор проведённых вместе? Честно говоря, Нира очень и очень в этом сомневалась, и тем занятнее казался этот факт. Может всё дело в связи?... только и всего.
Податливый пофигизм в отношении дизайна который продемонстрировал Скейл натолкнул её на мысль. Право как этим было не воспользоваться!? Отставив пару баночек, она потянулась к лежащей рядом бумаге и, приложив её к стеллажу, осторожно вырезала когтями узорчик. Приладив него к головогруди, фем взяла краску и сделала пауку тату на боку в виде небольшого розового сердечка.

0

78

Ощутив прикосновение её тёплых губ, Дехсет слегка прищурил оптику, словно кот, предвкушающий близкое знакомство с миской, полной сметаны. Впрочем, её предупреждение подействовало отрезвляюще: Дехсета вполне устраивали его нынешняя окраска, хватит с него и диковинного узора, красовавшегося на его лице. Вспомнив об этом художестве, претендер поспешно стёр подсохший энергон со своего лица.
«Не стоит давать ей почувствовать надо мной власть… иначе в один далеко не прекрасный день она решит украсить мои щупальца бантами» - мимоходом подумал он.
Методикой приручения фемботок претендер не владел, но намеревался в сжатые сроки ликвидировать этот пробел в своих познаниях. Фразы про Исильдура он не понял, но предпочёл сделать вид отстранённый и сосредоточенный, нежели переспросить. Нет, о Земле кое-что слышал и он: в рамках сжатого курса по изучению современной культуры он касался планеты людей, оказывавшей значительное влияние на нынешний облик Кибертрона. Однако, ни о каких Исильдурах не слышал и подавно, так что, счёл его прозвищем, данным ему Нирой по какой-нибудь фемской прихоти. А вот вопрос о трансформерских божествах вызвал в Дехсете неожиданное оживление.
- Я думаю, что они любители – с уверенностью эксперта-теолога сообщил он. – Иначе как объяснить, что наш мир – сплошная профанация? От творения божественных разумов волей-неволей ожидаешь нечто большее. Взять хотя бы Кибертрон. Если мы – избранная Праймусом раса, как утверждают многие его почитатели, то нас безусловно можно считать шедевром несовершенства. Мы настолько несовершенны, что почти уничтожили себя… и таки уничтожим в ближайшем будущем. Полный провал концепции. Не находишь, что накосячившего так бога нельзя воспринимать всерьёз?
Претендер явно наслаждался своими выкладками. Очевидно, он давно ожидал случая изложить кому-нибудь свой взгляд на вопросы создания и функционирования вселенной.
- Что касается хаоса и порядка… то я не совсем тебя понимаю. В нашем мире действуют законы: гравитация, инерция, стремление к власти и размножению. Физические, химические, психологические. Они действовали до нашего появления, и будут действовать после нашего неизбежного вымирания – последние слова он выделил интонацией, как бы побуждая фемботку к спору насчёт будущего трансформеров. – Конечно, происходящие в мире события часто выглядят неожиданными и непредсказуемыми, но на деле, у каждого из них есть своя цепочка оснований, это касается и наших поступков: подавляющее большинство из них обусловлены нашим характером, который, в свою очередь, обусловлен нашим прошлым, нашим воспитанием, тому, с кем мы общаемся и какие решения принимали ранее. В итоге, каждый шаг вызывает лавинообразную череду последствий, и в основе любого, пусть даже самого неожиданного шага, лежит неуловимая череда предпосылок. Хаос и порядок – это вопрос восприятия.
Произнося сей мудрёный монолог, он с прищуром наблюдал за теми изменениями, которые вносила Нира в дизайн Скейла. Сам паук на происходящее не отреагировал от слова никак: проведя химический анализ вещества и удостоверившись, что оно не ядовито и не взрывоопасно, таргетмастер успокоился и сосредоточился на изучении предоставленной Нирой информации. Дехсет же наблюдал за происходящим со снисходительной полуулыбкой. Мол, опять эти фемские причуды. Впрочем, он оставлял за Нирой возможность на несовершенство. К тому же – Скейл был её собственностью. Пусть делает с пауком всё, что хочет, лишь бы не мешала ему работать.

0

79

Фем с улыбкой проследила за тем, как охотник оттирал со своей лицевой энергон. Её светло голубые окуляры игриво сверкнули и на какое-то мгновение в них, казалось, промелькнул чистый белый свет. Однако первая же произнесённая им фраза стрёла с её уст улыбку и заставила её лицевую вытянуться. В сжимавших баллончик с красой пальцах она вдруг ощутила странную слабость и едва не выронила его на пол. А когда, наконец, одёрнула себя, едва не закрасила свой правый манипулятор розовой краской.
- Любители? – ошарашено протянула она севшим голоском и оборачиваясь на своего возлюбленного. Надлинзовый щиток, выполненный в виде брови, приподнялся. Нет, Нира никогда не была набожной, хотя в Богов верила. Да и будь она ярым сторонником Праймуса, то реагировала бы более агрессивно, а сейчас она была попросту ошарашена. Она слышала много слов, которые адресовали Праймусу и Юникрону, от самых лестных до самых гадких. Но чтобы богов называли… любителями!? Богов!? Такого фем ещё не слышала и даже не ожидала услышать. Помимо всего это предполагало бы… наличие не любителей? Взгляд фемки приобрёл строгость, кольнув его холодом, бледно голубые окуляры вернулись к баллончикам с краской. Убрав на место розовый она взяла ещё одну банку серой краски. – Мне кажется, во всех этих косяках есть глубинный смысл, который мы ещё не постигли. Возможно, он хотел дать нам возможность возвысится над своей природой достигнуть чего-то вопреки. К тому же пройдя этот нелёгкий путь, мы могли бы понять  с какими проблемами сталкиваются другие существа, возможно более «совершенные» и указать им на решение их проблем. Думаю, Праймус хотел, чтобы мы тоже занимались созиданием и несли мир во вселенную. Но чтобы принести мир мы должны постигнуть, что такое война, понять причину всех несовершенств и преодолеть их, чтобы помочь преодолеть их окружающим. - Тихо и спокойно ответила ему Энергия, не отрываясь от покраски, но судя по тому, что в его сторону то и дело смотрела одна из пар змеиных глаз, фем его таки видела.
Воинственный настрой её возлюбленного, и тон заставили увидеть в нём маленькую бету. По видимому возмущённому положением вещей учёному явно доставляло удовольствие «катить бочку» на таких крутых созданий, к тому же ему слишком редко выпадала возможность с кем-то нормально пообщаться. Энергия искренне сомневалась, что Дехсета удовлетворяют беседы с его многочисленными жертвами. Ей просто не верилось, что разговор с тем, кто вскоре умрёт, можно было назвать полноценным. К тому же после короткого общения со Скейлом она сомневалась в том, что слабоискровые тоже могут быть толковыми собеседниками. Так что Нира даже не помыслила его останавливать.
Однако у ярой сторонницы Нового Режима даже частота оборотов вентилятора увеличилась, когда она услышала старательно выделенную интонацией фразу. Тем менее она внимательно дослушала его речь до конца.
- Ты уже однажды ошибся, - с прищуром заметила она, бросая на него быстрый взгляд. – Мир удивил тебя, когда создал Новый Режим, и он ещё не раз удивит тебя. Потому что твоя статистика неспособна учесть всего, а порой незначительные мелочи, которые ты даже не рассматриваешь, могут стать причиной огромных перемен. Не говоря уже о глобальных событиях, что подобно стихийному бедствию крайне плохо  поддаются диагностике. И даже если ты предскажешь возможный исход он совсем не обязательно воплотиться в жизнь. Так что не спеши ставить крест на своей собственной расе. Возможно, настанет день, когда твои творения и трансформеры будут мирно сосуществовать друг с другом, - при этих словах она неосознанно бросила взгляд на Скейла и тут же ласково ему улыбнулась. – К тому же Шоквейв достаточно мудрый и правильный правитель. Я верю в него, попробуй поверить и ты, хотя бы какой-то своей частью. Кибертрон уже устал от войны, не думаю, что многие ввяжутся в неё с охотой, - уверенно и спокойно закончила Энергия.
«Покрасней мере, мне хочется в это верить» - перед её глазами мелькнула картина недавнего сражения с Хромом. Жар, с которым автобот сражался за продолжение войны, огорчали ее, и светлые окуляры фемки потускнели, словно покрывшись серым налётом. Тогда она злилась и искренне желала ему самой страшной участи, как и всем врагам Нового Режима. Но сейчас ей было его жаль.
- Милый, - попросила она, сбрасывая с себя оцепенение и оборачиваясь к претендеру. – Помоги мне со спиной, сама я не дотянусь.
С этими словами она вручила ему два только вскрытых болончика серой краски двух тонов и быстро объяснила, какую деталь во что красить. Однако поворачиваться к нему спиной не спешила. Так как, не глядя отереть энергон с лицевой было не то чтобы неудобно, скорее просто невидно острый кошачий глаз уловил несколько неуклюжих оставшихся на нём мазков. Первым же делом она потянулась было в суб-пространство, собираясь вытянуть из него салфетку, но ничего там не найдя быстро вспомнила о положении дел. Не долго думая фем облизала палец и, велев ему не двигаться, стёрла некрасивые мазки.
- Теперь всё, - довольно объявила она, разглядывая прекрасную лицевую. – Во истину Юникрон куёт своим детям ангельские лицевые, - усмехнулась она.
В искре её вдруг колыхнулось желание сделать что-то приятное для него, но она так и не придумала что. Поэтому после небольшой заминки повернулась к нему спиной, и убрала с неё змей, расправляя сегментированные точно перья крылья. «Жаль только что Праймус не так же милостив…» - заметила она.

+1

80

Реакция на слова о богах ему понравилась. Кому не приятно знать, что его точка зрения по прежнему вышибает землю из-под ног у обывателя?
- Любители? – ошарашено протянула она севшим голоском и оборачиваясь на своего возлюбленного.
- Профаны – пожал плечами Дехсет. – Недоучки.
Следующая тирада заставила его улыбнуться шире – именно ответа в стиле «божественная воля выше нашего уразумения» он и ожидал. Конечно, ответ у него был заготовлен заранее, даже несколько ответов – сидя на необитаемой планете порой испытываешь страшные приступы безделья, так что, на темы вечного Дехсет думал часто и подолгу. Подобно хитрому пауку, он заманивал бойкого серокрылого мотылька в свои сети, где его преимущество будет неоспоримо. Настало время сломать мотыльку крылья. На его лице заиграла знакомая хищная улыбка.
- И… как ты думаешь, мы сильно продвинулись по пути постижения причин войны и собственного несовершенства за последние четыре миллиона лет? На мой взгляд, пока что, мы продвинулись только по пути собственного истребления, причём, почти до самого финала. Весь мир считает нас воинственными чудовищами, нас презирают и боятся – вряд ли в такой ситуации мы сможем кого-то чему-то научить, кроме страха за их собственные ресурсы, конечно. И разумеется, я не думаю, что грядущие тысячелетия будут чем-то кардинальным отличаться от прошлых веков. Думаю, ситуацию в корне сможет переменить разве что внеочередное явление Юникрона. Которого, впрочем, пока не наблюдается. Конечно, я могу ошибаться. Но если Праймус и не был полным профаном, верно, он был очень жесток. Настолько, что ни одному из его творений никогда даже не приблизиться к уровню творца. Подумай. Если он знал, что выйдет из его творений, это значит, что он дал санкцию на каждую жизнь, загубленную этой войной. Включая твоего Альфу. Я не считаю себя добряком, но не уверен, что смог бы убить сорок с лишним миллионов. Наш создатель, Нира, или крайне глуп, или чудовищно, невообразимо жесток. И лично я бы предпочёл, чтобы Праймус был профаном. Хотя бы потому, что тогда у моего замысла оставался бы шанс на успех.
Поползновения на своё лицо он воспринял вполне благодушно: всё таки, приятно, когда о тебе заботятся, пусть и в таких мелочах. Так что, он беспрекословно позволил стереть энергон со своего лица, храня при этом торжествующую улыбку. И снова – она попалась на простенькую наживку. Это было так прелестно, что на какой-то миг, претендер даже ощутил жалость. Впрочем, эта эмоция быстро исчезла, и он с должным вниманием выслушал свою фем. Настало время сломать мотыльку лапки.
- Отчего же? Появление чего-то подобного Режиму – вполне закономерное явление. Но если тебе и прочим ботам, живущим «здесь и сейчас» это появление кажется первым шагом к светлому будущему, то я, смотря на ваше общество со стороны, вижу в нём последний вздох умирающего больного. Он принесёт облегчение, краткое, светлое, которое окончится падением в удушающую тьму. Наш вид уничтожал себя войной на протяжении четырёх миллионов лет. Продолжительность войны свидетельствует о простом факте: жажда к насилию в нашей природе. Она сильнее морали и сострадания. Альтруизм и честность – это аномалия, редкая и малоизученная. Ваш Режим существует всего сотню лет, по моим прикидкам, ему осталось ещё от силы столько же, после этого, сытая жизнь в достатке породит новых десептиконов, инстинкт к убийству снова начнёт преобладать и… это всё, конец. За этим будет только боль, разрушения, ненависть и смерть, до самого конца.
Конечно, Дехсет мерил мир своею меркою, мерил по себе, как и многие другие. Но в его словах звучала убеждённость, сами слова были обосновано и имели под собой значительные исследования. Единственная его ошибка заключалась в том, что он не оставлял шанса на спасение и исправление: ни себе, ни своему виду. Потому, исполненные надежды на будущее слова Ниры звучали для него наивно и глупо. Впрочем, он не собирался склонять её к своей вере, прекрасно представляя, сколь болезненным будет для неё признание истины. Но... сейчас как раз настало время обеда, а раз уж судьба напоследок подкинула ему такой лакомый кусочек, грех этим не воспользоваться?
- Милый, - попросила она, сбрасывая с себя оцепенение и оборачиваясь к претендеру. – Помоги мне со спиной, сама я не дотянусь.
- С большим удовольствием – с готовностью согласился он, принял распылители и внимательно выслушал указания. – Не уверен, что сейчас будет разумным вламываться в информационную сеть станции, слишком велик риск нарваться на настырного компьютерщика. Но и оставаться здесь тоже не следует. У нас есть достаточно богатый выбор мест, где схорониться, но, может у тебя есть какие-то пожелания?
Он взялся за дело с большой охотой и старанием, тщательно покрывая краской каждый миллиметр её спины, и дело тут было не только в эстетическом удовольствии: Дехсету было приятно заботиться о своей собственности. К тому же, заведя разговоры о перекраске, Нира невольно натолкнула его на идею о том, что собственность неплохо бы пометить… но это чуть позже. Сейчас же, когда лапки и крылья предполагаемой жертвы были сломаны, настало время впиться зубами в мягкое брюшко.
- Лица детей Праймуса тоже по своему красивы – шепнул он ей на аудио. – Столь непорочны, столь невинны… Шоквейв конечно хорош, этого у него не отнимешь. Но может ли один бот изменить моральный облик целой расы? Или он сумеет в одиночку помешать ботам и десам похвататься за оружие, когда они отдохнут от войн, и скупая серость мирной жизни заставит одних вновь возжаждать чужого энергона, а других – встать на защиту справедливости? Подчинённые у него, должен сказать, не ахти. Думаю, он сейчас локти кусает из-за твоего исчезновения, бедняга… Режим безусловно достигнет процветания… и тем самым, обречёт себя на гибель, ибо в процветающем обществе неизбежны раздоры, а наши раздоры очень быстро принимают всепланетный характер. Ты говоришь, что кибертронцы устали от войны, но суровая правда состоит в том, что война – в нашей природе. Хотя знаешь, возможно, я таки обеспечу нашему народу быструю и безболезненную эфтаназию. Благо, скоро у меня будет такая возможность: за прошедшие века мой план продвинулся очень далеко и близок к завершению.
Закончив, он некоторое время разглядывал спину возлюбленной, а потом включил встроенные в кисти рук проекторы энергонного поля. По бледному металлу тут же расползлось алое пламя. Подумав, он убавил мощность до такого уровня, чтобы не повредить её хрупкий металл.
- Не двигайся – предупредил он Ниру, и начал плавно выводить указательным пальцем какой-то символ на том месте, где у людей находится левая лопатка.
Краска под воздействием жара стремительно испарялась, и вслед за чертящим пальцем оставалась светлая дорожка. Десять секунд – и под левым плечом Ниры появилась перевёрнутая кибертронская буква «Д». Определённо, претендер был тем ещё собственником… Отойдя от неё на шаг и полюбовавшись своею работой, Дехсет скомандовал:
- Искатель, стыковка!
Порядком заскучавший на своём посту пауэрмастер тут же оживился, прострекотал нечто невнятное, взмыл под потолок на нераскрытых серо-стальных крыльях и поспешно пристыковался к спине претендера. Оптика Дехсета на миг полыхнула нестерпимо ярким фиолетовым пламенем, но тут же вернулась в привычный режим. Он оглядел склад и задумчиво произнёс:
- Полагаю, пытаться замаскировать следы нашего пребывания здесь бесполезно.
Он с усмешкой оглядел поваленные полки, следы энергона и капли смазки на стенах и потолке. Кажется, где-то здесь валялась его старая голова. Стоило бы забрать, но раз уж Нире она не нужна – пусть найдёт тот, кто найдёт. Оставалось подумать о маскировке. Воспроизведя в памяти образы тех ботов, кого он изучил во время пребывания здесь, Дехсет испытал нешуточные сомнения: у него было несколько возможных вариантов, но одни были слишком приметны, другие он уже использовал здесь. В конце-концов, он выбрал корпус вполне обычного инженера и начал меняться. Крылья Искателя приняли обычный сикерский вид, очертания корпуса становились резкими, «квадратными». Нагрудник принял алый цвет, руки и ноги окрасились в серое, шлем принял шестиугольную форму с небольшим выступом-шевроном, лицо прикрыла слегка выгнутая вперёд маска из серого металла с тонким алым визором, напоминавшая то ли маску сварщика, то ли рыцарский шлем.
- Я готов – произнёс он хрипловатым грубым голосом.

+1

81

Фем немного нахмурилась выслушивая его длинные речи. Однако... Первая часть его умозаключений не сильно задела её искру. Высказанное ею было лишь предположением, возможным вариантом событий, а с его взглядом на мир она была давно знакома. Попросту говоря если бы Дехсет ответил иначе он бы не был Дехсетом. Но упоминание об Альфе больно кольнули её искру горечью воспоминаний. "Неужели подобное возможно?" - на мгновение пронеслось в её процессоре. На краткие наноклики, пока претендер продолжал говорить, она взглянула на мир с его точки зрения и неприязненно поморщилась от мысли о том, что сам Праймус решил разлучить её с Альфой. В искре Энергии даже поселилась некоторая неприязнь к создателю, но она быстро отогнала её от себя, ровно как и представленное бондмейтом мировоззрение. Это был лишь один из тысяч вариантов...
Второй отрывок его речи вновь заставил её задуматься над происходящим, но вновь она не увидела в его словах ничего особенно плохого. Вполне нормально что мир сменяется войной, а война миром. Разве не этот хаотичный цикл зовётся жизнью? Но всё же в его словах было кое-что, что заставило её голубые окуляры потускнеть ещё сильнее. "Аномалия? Как же мы выглядим со стороны? В конечном итоге не один Дехсет передерживается подобной позиции... может стоит изменится? Те кто яростно защищают мир порой способствуют его разрушению... как... мы и повстанцы?" - фем качнула шлемом уводя взгляд в сторону и осматривая помещение так, словно впервые его видела. - "Что если беспощадное уничтожение врагов Нового Режима не единственный способ решения проблемы? Оно лишь делает нас жестокими... пожалуй сейчас это не лучший метод." - Нира всерьёз задалась вопросом о том, что именно движет повстанцами. Страх породивший их недоверие? Или въевшаяся в их корпуса вражда ставшая привычкой? Что вообще представляет из себя среднестатистический повстанец? Почему трансформеры присоединяются к ним? Почему они ведут войну против Нового Режима? Вопросы снежным комом навалились на её процессор, но каждая новая слепая зона лишь прибавляла ей сил, решимости и желания узнать всё. В конечном итоге кто если не она? И это было не простой поговоркой. Она была подручной Шоквейва, она была разведчиком и это её обязанность отвечать на подобные вопросы. Знать, искать ответы. И даже больше, она действительно хотела это узнать. Потускневшие окуляры вновь наполнились светом, а взгляд решимостью. Пальцы несколько раз сложились в кулаки и расслабились выражая нетерпение. Сам того не ведая Дехсет подсказал ей первый шаг к выходу из сложившейся ситуации.
- Пожелания есть, - медленно проговорила фемка, ненадолго оставляя свои размышления. - Я хочу поскорее спуститься в лабораторию и добыть необходимую информацию. Следовательно нам нужно как можно скорее покинуть Ки-Му, - решительно закончила она, но через наноклик неожиданно продолжила. - Хотя... я хочу вернуться к своему корпусу. Мне нужно забрать свои вещи, они очень пригодятся мне в дальнейшем.
Третью часть его высказываний она выслушала с холодной невозмутимостью и быстро ответила:
- Такой мех как он вполне может додуматься до того, как изменить мир в одиночку, - фем даже не предполагала, она утверждала холодно сухо и по-военному. - К тому же он не один и у него есть власть. Этого вполне достаточно.
Серый корпус напрягся едва крошечные змеиные окуляры уловили пламя в руках претендера. В ЦП фем уже закопошились неприятные полные сожаления мысли когда учёный наконец уменьшил мощность своего оружия и велел ей не шевелится. Змеи повернули свои треугольные головы в его сторону, причём все разом, и проследили за его письмом. Энергия моргнула окулярами и покачала шлемом с лёгкой улыбкой на устах и всё-таки это кое-что значило... Хотя на деле претендер будет это отрицать. Когда дело было закончено Нира повернулась к нему лицевой, наблюдая за его трансформацией.
- И всё же, весь наш мир, как ты заметил, состоит из свода нерушимых правил, - неспешно но уверенно начала она присоединяя к своим словам лёгкую жестикуляцию. - Всё в этом мире подчиняется им от мало до велико. Каждый день я вижу как встаёт солнце, и я вижу как наступает ночь. Настанет время и для всех нас наконец наступит утро, потому что приход его неотвратим, не важно верим мы в это или уже не надеемся. - Энергия ласково ему улыбнулась под конец процитировав своего первого бондмейта. - А теперь идём...
Фем проверила подсохла ли краска и трансформировала свои роскошные серые крылья в привычные треугольные крылья истребителя, убрала хвост и спрятала змей. После накинула на себя маскировку и направилась к двери.

0

82

Квест завершён. Продолжение - в квесте "Кошки-мышки".

0


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Стокгольмский синдром


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC