}

Трансформеры: Рагнарёк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Пробуждение Императора


Пробуждение Императора

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Место: планета Аниматрос, пещера Долгого сна.
Время: за несколько часов до прибытия Арка 27.
Участники: ДМ, Император.

Теги: Недавнее прошлое

0

2

Невысокий, плотно сбитый силуэт шаманки плавно двигался сквозь заросли папоротника под кронами огромных тропических деревьев, то исчезая из виду за широкими листами гигантского папоротника, то снова выныривая из зелёного моря. Регулза любила пешие прогулки ровно до такой степени, чтобы оставить свой расписанный яркой эмалью воздушный катер в километре от священного места. Шаманка предаконского народа имела весьма причудливый вид: её сутулый нескладный корпус был исписан священными символами, плечи укрывала роскошная, но порядком истрепавшаяся накидка из шкуры редкого снежного барса, на шее поблескивало ожерелье из кристаллов энергона.
Опираясь на витой посох, вырезанный из цельного прозрачного кристалла, шаманка добралась до ничем не примечательного горного склона. Увитая плющом каменная стена буквально вырастала из земли, оканчиваясь тридцатью метрами выше крутым обрывом, над которым нависало одинокое, древнее, кривое деревце.
- Мххх… - задумчиво произнесла шаманка себе под нос.
Сегодня был Большой день: день пробуждения их Императора, и даже тёртая веками Регулза ощущала некоторое волнение, даже робость. А вдруг ритуал не сработает? Ох, и разозлится же тогда их правитель… Точно кого-нибудь казнит, прям на месте. Может даже её. И будет прав: всё таки, именно по её наставлению он погрузился в многовековой стазис. Оставалось надеяться, что древние шаманы не слишком злоупотребляли дурь-кристаллами, когда записывали ритуал. Отбросив секундное смятение, Регулза подняла свой посох и резко вогнала его острое окончание в неприметную щель у основания стены.
Грибообразный наболдашник внезапно засветился красным, от заострённого окончания посоха по стене побежала трещина. Со скрежетом, неохотно разъехались в разные стороны части-половинки стены, открывая высокий, сводчатый проход. Регулза в последний раз обернулась назад. Там, за непронизаемой пеленой зелени, собрались другие подданные Забвения Прайма, ожидавшие, пока их повелитель выйдет на свет, чтобы приветствовать его. Самые значимые боты предаконской Империи пришли сегодня к пещере Долгого сна, чтобы поприветствовать возвращение правителя и засвидетельствовать ему свою верность. Но они ждали, ибо лишь Верховная шаманка могла войти под священные своды пещеры.
Регулза шагнула во мрак подземелья, коротким касанием манипулятора заставив наболдашник посоха засветится ярким, красным, живым сиянием. Воздух здесь был неожиданно свеж и прохладен: ветры задували его сюда через небольшие вентиляционные отверстия, расположенные в потолке пещеры. Осторожно переступая ногами, шаманка прошла короткий широкий тоннель, который вывел её к центральному залу, где коротал века во сне их правитель.
- Мой Император, время пришло – вымолвила шаманка, входя под своды большого зала.
Голос её сделался неожиданно хриплым и тихим, словно сама тишина охраняла покой правителя Аниматроса. Преодолев наваждение, шаманка высоко вскинула ярко вспыхнувший посох и гулко ударила им о каменный пол, породив громовое эхо, что трижды отразилось от стен зала.

0

3

Забвение Прайм с закрытой оптикой лежал в пещере. Казалось бы, владыка всей Империи спит и видит хорошие сны, впервые за свою долгую жизнь.
Но это было не так. В жизни Прайма не было места для покоя и умиротворения. Ибо даже во сне Императора преследовали воспоминания и мрачные думы.
Он не знал, сколько он пролежал в этой пещере. День, неделю, астроцикл, ворн? Или больше? Забвение не знал ответа на эти вопросы, да и не слишком старался найти ответ на них. Ибо сейчас его не мучила нехватка времени, а земные часы шли параллельно с ним.
Ему казалось, что он лежит в неизвестном пространстве, где нет ничего другого кроме непроглядной тьмы. И все-таки рядом что-то было. Странная фигура в плаще, с книгой и пером. Из под маски доносились слова, были видны движения губ, но царь Предаконов не мог понять ни слова из того, что говорила эта фигура.
И все-таки он отвечал ей. Не задумываясь, машинально. Как будто его рот стал самостоятельной сущностью, отдельной от мозгового модуля.
Иногда тьма сменялась светом. А вслед за светом приходили воспоминания, фрагменты памяти Забвения Прайма.
Император переживал свою жизнь снова, но совсем с других ракурсов. Он был невидимой фигурой, наблюдавшей за своими действиями то откуда-то сверху, то из-за угла. А однажды ему даже посчастливилось влезть в тело одного из участников этих событий и наблюдать за развитием действий его глазами.
Эти фрагменты, должно быть, повторялись уже несколько тысяч раз. И при каждом новом просмотре царь Предаконов все четче мог наблюдать ошибки, которые могли бы печально обернуться для него, триумфы, уже не казавшиеся столь значимыми и величественными, невысказанные чувства, что могли бы значительно облегчить жизнь старого Прайма, и многое-многое другое.
И неожиданно все закончилось. Флешбеки пропали, яркие цвета и вспышки – тоже. Император вновь оказался в той странной черной комнате. Но фигуры в плаще там уже не было. Зато почувствовались дуновения холодного ветра. А рядом послышался звук воды, как будто бы где-то здесь, недалеко, текла небольшая подземная речка.
А затем - яркая, ослепительная вспышка, полностью вытеснившая темноту.
Вслед за осязанием и слухом к престарелому Прайму стали возвращаться остальные чувства. Забвение почувствовал странный влажно-солёный запах исходящей, который царил в этом месте. А сквозь оптику проник уже не столь яркий, но все еще слепящий свет.
Император почувствовал, что он, свернувшись калачиком, лежит на холодном полу пещеры. Он отчетливо помнил, как пришел сюда, лег на пол, закрыл глаза, услышал заклинание Регулузы, ощутил огромный всплеск энергии. А далее была пустота – сон, тянувшийся бесконечно долго. Сон, который прервался минуту назад, но такую минуту, что Императору показалось, будто он просыпался целую вечность.
Забвение открыл глаза. Яркий свет уже не так сильно слепил зрение. Холод уже почти не ощущался телом, равно как и солоноватый запах пещеры уже не казался столь резким и неприятным.
“Мой сон завершился“, – наконец-то осознал Забвение Прайм, приподнимая голову. Это оказалось не так просто сделать - за время сна тело как будто бы налилось свинцом.
Оглядев пещеру, Император обнаружил ручеек со светло-голубой водой, от которой пещера и провоняла солью. Некоторые стены пещеры успели покрыться мхом, хотя, по воспоминаниям Прайма, никакого мха здесь не было, когда он ложился спать.
“Верный признак того, что сон мой был долог и тянулся больше одного астроцикла, десятилетия или даже целого ворна“.
Через небольшое отверстие в каменном своде подземелья проникал яркий солнечный свет, без которого это место было бы не таким светлым и ярким.
А прямо под люком, там, куда падал луч солнца, виднелась фемботка с потрепанной шкурой из синего барса, со священными символами на корпусе и с яркими энергонными кристаллами на своей прелестной шее.
“Годы не сильно изменили ее“, – подумал Император и усмехнулся.
Внешне Регулуза была спокойна и не подавала признаков беспокойства. Однако так было лишь на первый взгляд. На самом деле ее позу нельзя было назвать иначе как напряженной, а красивая светло-фиолетовая оптика внимательно наблюдала за любым движением Прайма.
Повелитель и его ближайшая сподвижница долго смотрели друг на друга, не в силах произнести ни слова. Он, наверное, потому, что не хотел, чтобы его первые слова звучали глупо и не так величественно, как ему бы хотелось. А она, видимо, была в полной нерешительности, боясь, что ее заклинание может в любой момент дать сбой.
- Ты не изменилась, – уже вслух произнес Император с дьявольской ухмылкой на своей драконьей физиономии.
Издав странный звук - что-то между старческим кряхтением и тяжелым вздохом - Император поднялся с каменного пола и встал на все четыре лапы. Еще пара секунд, небольшая трансформация - и вот уже Император Аниматроса гордо и твердо стоит на двух конечностях, гордо выпрямив спину и высоко подняв голову. Былое чувство тяжести и неловкости прошло, сейчас Прайм чувствовал необычайный прилив сил и энергии. И то, что ему так хотелось, – полное отсутствие болей в голове и ломки во всем теле.
- Трепещи, Аниматрос, твой владыка вернулся, полный сил и новых идей! – громко произнес Император Предаконов на всю пещеру. Громогласное эхо рикошетом отскочило со всех сторон.
“Праймус дал мне новую жизнь, без болей и слабостей, и теперь я должен прожить ее куда лучше, чем раньше. Так, чтобы мое имя навсегда осталось в анналах галактической Истории, в памяти каждого государя и Императора.“

0

4

Эту минуту тревожного ожидания, пока Забвение Прайм пробуждался ото сна, Регулза провела как на иголках. Но вот – огромный механический дракон пошевелился и его оптика вновь, как и прежде, вспыхнула янтарным пламенем. Шаманка склонилась перед владыкой в почтительном поклоне и ответила:
- Хорошие слова для того, кто находился в мире духов на протяжении ста пятидесяти лет, мой Император. Возможно, у вас найдутся слова и для ваших подданных, которые с нетерпением ожидают вашего возвращения? Но прежде… как ваше самочувствие, сир? Этот ритуал отнял у вас и Империи слишком много лет, мне страшно подумать о том, что он может не сработать.
Как ни странно, в эту секунду шаманка волновалась не столько за себя, сколько за весь Аниматрос. Она следовала за воистину великим вождём, и мысль о том, что его путь может оборваться из-за какой-то мигрени вызывала в Регулзе бурю негодования. Аниматросу был нужен Император, тот, кто заложил основы государственности и собрал все земли планеты под единой правящей рукой.
- Надеюсь, духи не слишком утомляли вас своей болтовнёй, мой государь? – неуклюже пошутила шаманка.

0

5

- Сто пятьдесят лет? - недоверчиво спросил Император. - Почти два ворна? Долог же был мой сон, слишком долог!
Выражение фейсплета Забвения Прайма говорило о его недовольстве даже красноречивее хвоста, учащённо бившего по каменному полу пещеры.
“За это время я вполне мог закончить проведение последних технологических реформ в своем государстве, стереть в порошок жалких Максималов и начать колонизацию слабо заселенного востока, а в довершение всего - наконец-то воплотить мечту о космической верфи и станции на орбите Аниматроса, что окончательно возвело бы нашу державу в разряд космического государства!“.
В ярости и негодовании Царь Предаконов стал расхаживать по пещере, активно жестикулируя руками и усердно ударяя об камень хвостом. Правда, уже через минуту Прайму удалось справиться с резко нахлынувшими чувствами и привести свой микрочип в порядок.
- Ладно, - вздохнув, сказал Забвение. - Время мы назад не вернем, а потерянные 150 лет наверстаем за краткий срок, если, конечно, ты уже не сделала это, моя дорогая Регулуза.
На лице Императора появилось подобие ухмылки. Как-никак он оставил регентшей Регулузу, а эта фемботка умеет творить чудеса на пустом месте.
- Что же касается моего здравия, то тут все более чем положительно - улыбнулся владыка - Я чувствую себя так, что могу одной рукой свернуть шею самой огромной Птице Рух или даже дракону, если они конечно существуют. Возможно тут следует продемонстрировать изящный и смертоносный взмах мечом или метнуть молнию в какую-нибудь из этих 4 стен, не считая потолка и пола, но боюсь молния может отрикошетить а для клинка тут слишком мало пространства.
Забвение Прайм засмеялся и провел манипулятором по своей голове, попутно задевая корону и свои красивые но острые рога.
У каждого царя Предаконов должна быть своя корона, которую он обязан держать на челе до последних дней своих - на одном из заседаний малого императорского совета заявил повелитель Аниматроса. Сам Прайм свою корону не снимал когда уходил в спячку, и сейчас убедился что она все так же сидит на его голове и даже не думала слетать с нее.
- Может быть пора сменить обстановку? Покинуть эту мрачную и влажную пещеру и вновь очутиться в объятиях огненного светила и почувствовать приятное дуновение ветра. Я не поэт, и не большой любитель природы, но поверь - местными красотами сыт по самую искру.

0

6

- О, я без дела не сидела – подтвердила Регулза. – Да и остальные государственные деятели способствовали развитию державы, вы их хорошо натаскали. Но наши успехи скромны. Народ не голодает, за это время было построено несколько крупных городов на захваченных землях, но это всё.
В общем то, дела на планете обстояли неплохо, но зная требовательность Забвения, Регулза заранее проявила скромность, не хвастаясь новыми заводами или общей стабильностью общества. А вот от слов Императора о его полном физическом здоровье, у неё отлегло от Искры. Не только потому, что за безвозвратно утраченные полтора столетия императорской жизни её по головке не погладят, но и потому, что в случае провала идеи с ритуалом Сна, ей нечего было бы предложить, чтобы вылечить недуг Забвения, а значит, начатый ей некогда поход, имевший своей целью принести стабильность и порядок в кибертронское общество, после столь многих усилий, вложенных в его успешное завершение, оказался бы под угрозой провала. Вряд ли обуреваемый мигренями Император смог бы выполнять свой долг властителя, а даже если бы и смог – та слава, которой смог бы обладать Аниматрос, оказалась бы безвозвратно утеряна.
Но к счастью, её надежда оправдалась, и их правитель вновь явился миру полным сил и жажды свершений. К слову о силах… сообразив, чем может кончиться молодецкий императорский взмах мечом в старой пещере, шаманка поспешно заявила:
- Слова Императора не требуют подтверждения! Не лучше ли избавить эти стылые камни от вашего внимания и обратить его на подданных, которые жаждут явления их повелителя? Да и духам, полагаю, уже наскучило ваше общество в их обиталище.
Последнее предложение она сопроводила улыбкой и совсем девчоночьим коротеньким «хи-хи». Впрочем, Регулза тут же напустила на себя серьёзный вид и поинтересовалась:
- Мне объявить о вашем прибытии в мир живых, или вы желаете сделать жителям планеты маленький сюрприз?

0

7

- Другого от них я и не ожидал – усмехнулся Император – Было бы даже странно если бы мои соратники все бы эти годы бездействовали или боролись за власть. В таком случаи я бы посчитал что мир перевернулся с ног на голову, а все мои беседы и нравоучения оказались лишь пустым сотрясанием воздуха.
Из слов Регулузы, Забвение попытался представить весь масштаб проделанный  ею за 150 лет. В креативности и смышлености Регулузе не откажешь. Она так же харизматична, как и он сам, однако при всем умении управляться с Кастой шаманов Регулузу не назовешь прекрасным лидером. Для этого ей порой не хватает достаточного твердости характера, что бы в случаи чего чем-то или кем-то пожертвовать. К тому же Регулуза почти всегда полагается на ум, интриги и хитрости. Но даже великие комбинаторы и интриганы могут стать жертвой собственных замыслов, и Прайм боялся, что когда-нибудь подобное случиться и с Регулузой.
- Твою работу и плоды ее деятельности мы обсудим позднее, когда мы окажемся в столице. Сейчас же мне следует выйти из этой пещеры и посмотреть сильно ли изменился лик нашей родины за последние годы.
На лестный комментарий по поводу вечной своей правоты Император слабо покачал головой
- Я много прожил на свете, дорогая Регулуза. Я могу похвастаться знаниями во многих вещах, как например, в психологии, политике и истории, а так же прочих науках. Мною были прочитаны тонны книг, не только Кибертронского происхождения, а так же написано пару своих трактатов. Но я как и любое живое существо подвержен ошибкам и при всей моей мудрости в один день мои утверждения могут быть оспорены, мои идеи отвергнуты а мои схемы и планы сочтут слишком сложными и нереализуемыми. А может быть наоборот. Поэтому не считай меня непогрешимым в суждениях, ибо это, увы, далеко не так. И как я часто говорю – лучше перестраховаться, чем потом сожалеть. И именно это я сейчас и сделал.
Скрестив руки за спиной, Император тщательно вглядывался в лицо Регулузы пытаясь понять, что находится за ее фейсплетом и поняла ли она его мысль. Время тянулось медленно, и, наверное, в таком молчании Царь простоял несколько минут, после чего хлопнув оптикой, резко взмахнул правым манипулятором, а вслед за ним и головой.
- Мир Живых узнает о моем возвращении, рано или поздно. Однако я думал, что ты собрала достаточно народу, терпеливо дожидающихся нас за каменными стенами и сводами данной пещеры. Если так, то я обращусь к ним сам.
И не сильно постучав хвостом по пещере, Царь-Император медленными, но уверенными шагами направился к выходу.
- Пошли. Время пришло оставить эту пещеру во мраке и тишине, а духи как мы знаем очень любят отдых. И… не любят тех, кто мешает их сну.

0

8

- Ваши подданные упорны в стремлении принести величие и благосостояние Империи предаконов, мой господин – задумчиво произнесла Регулза. – Но их видение того пути, которым Империя достигнет своего расцвета так же различны, как и способы достижения этого благосостояния и величия. Кто-то, так или иначе, должен выбирать из множества путей единственно верный, и я рада, что этот груз спал с моих плеч. О да, нас ждут ваши первейшие соратники. Кнут, Шер-хан, первейшие из шаманов и другие важные государственные лица, но никто другой не знает о вашем пробуждении. Я сочла разумным предоставить вам сделать сюрприз и приятно удивить ваших подданных.
Они вышли наружу. По чистому голубому небу ветерок гнал редкие облака, тихо шумели кроны деревьев. От леса доносились едва уловимые запахи хвои и металла.
- Я оставила их в полукилометре отсюда – сообщила шаманка. – Думаю, после такого долгого сна Вашему Величеству не помешает небольшая прогулка. Да и мне тоже, откровенно говоря. Блага цивилизации упрощают жизнь, но иногда я скучаю по тем временам, когда из одного края Империи в другой можно было добраться лишь пешком, по извилистым тропам, затерянным в лесной чаще.
Вздохнув и печально покачав головой, Регулза стремительно сменила тему разговора:
Скажите, как вы планируете поступить с остатками племён максималов? Во время вашего отсутствия они вели себя сравнительно тихо, если не считать налётов мелких банд на окраинах нашей территории, но говоря откровенно, мне пришлось постараться, чтобы удержать наших вояк от их полного истребления. Кстати, кое-кто из максимальской молодёжи пожелал вступить под крыло вашей Империи, владыка. Их немного, но я считаю, что это знак определённых трудностей в среде наших старых врагов.
Шаманка не спешила озвучить свою позицию, излагая лишь факты.и ничего более. Максимальский вопрос был давней проблемой. Кто-то считал, что их следует оставить в покое и постепенно ассимилировать – как правило, так считали наиболее светлые умы королевства, движимые скорее идеями гуманизма, нежели практической целесообразности. Военные же, как один, настаивали на скорейшем уничтожении их старых врагов. Их можно было понять: большинство из высших офицеров армии командовали и в те дни, когда схватки с максималами велись не на жизнь, а на смерть, и многие из них в тех боях потеряло немало друзей и простых воинов. Регулзе же приходилось лавировать между двумя сложившимися в правительстве группировками, сдерживая амбиции военных и храня надежду на мирное разрешение вопроса, но при этом, пресекая всякие попытки дать максималам послабления. Теперь же, её крайне интересовал свежий взгляд бота, удалившегося от мирских дел на многие годы.

0

9

- Соратники, значит... – медленно проговорил император. – Зная, как редко лица моих советников из скучных и унылых становятся удивленными, будет даже забавно слегка их напугать и удивить. Да и я всегда питал малую слабость к эффектным появлениям. Одна Джеросса и моя встреча с Тайрфаном в день прибытия на Аниматрос чего стоили.
Император умолчал о том, что столь странная любовь к неожиданностям началась у него после просмотра одной культовой передачи с Земли (серия фильмов, как смутно помнил Забвение – какие-то Войны, не то галактические, не то космические), где ему понравился выход с трапа местного правителя.
Сделав несколько шагов вперед, Прайм увидел выход из пещеры и солнечный луч, освещавший стены и каменный свод. Даже от такого небольшого света императору на мгновение стало не по себе – сказывались два ворна проведенных во тьме и мраке.
Нельзя показывать слабость. Нельзя бояться того, чем насыщена твоя планета, тем более - яркого света. Ведь это даже глупее, чем бояться тьмы – как бы она ни была глубока и полна ужасов.
Небольшое усилие, и мрачное подземелье осталось позади, а перед императором после минутного приступа прилива к оптике ярких красок открылся прекрасный вид на столичную долину. Несколько деревьев росли близ пещеры, а рядом протекала небольшая речка. Легкий ветерок едва заметно колыхал листья на деревьях. Небо было голубым и почти безоблачным. Император не был романтиком, но после ста пятидесяти лет в темнице из мрака и тьмы даже природоненавистник не смог бы не почувствовать всем телом дуновения ветра или остаться равнодушным к первым ярким лучам солнца.
  За речкой виднелся небольшой лес, название которого Забвение уже успел позабыть, а с другой стороны, на западе - высокие шпили Драгентрона, столицы империи и оплота императора.
- Прекрасно. Лучше позволим себе эту маленькую слабость, пока можем. Ибо сомневаюсь, что следующая возможность спокойно побыть на природе предвидится в ближайшие недели.
Повелитель Аниматроса приблизился к ближайшему деревцу. Уникальность Планеты Джунглей была не только в обилии лесов и редких видов животных, но и в том, что местное зверье и растительный мир были адаптированы под рост рас-гигантов вроде кибертронцев. Деревья средней высоты от 15 до 45-50 метров, животные, чей рост соответствовал этим размерам – все это делало данную планету столь же уникальной, сколь и красивой. И это же делало местный животный мир весьма опасным для низкорослых рас.
Ничего удивительного, что эти коротышки люди опасаются ходить в лес. Кто бы еще смутился, увидев волка, который больше тебя раз в восемь, или гигантскую березу, на которую с трудом залезет человеческое дитя.
Император потрогал правым манипулятором листочки на дереве, слегка царапнул когтем ствол, вдыхая аромат осины.
Когда Регулуза заметила про блага цивилизации, Забвение невольно улыбнулся:
- Новый мир диктует нам свои правила. И мы вынуждены соответствовать этому новому миру, если не хотим значительно отстать от него. А отставание в чем-то - слабость, и этой слабостью враг, зная и видя ее, обязательно воспользуется. Вот почему любовь к старым и проверенным вещам не всегда так хороша, хотя мне тоже далеко не по душе новые разработки, и я часто задаюсь вопросом об их надежности и необходимости. К счастью, нас еще никто не лишал возможности выбора.
Меж тем Регулуза в паре слов описала сложности максимальской проблемы. Это очень удивило императора – ведь он рассчитывал, что его враги будут вынуждены потянуться к нему, после той сложной ситуации, в которой они оказались после битвы у Джероссы.
- Помнишь чем окончилась битва под Джероссой для максималов? Из 32 тысяч их солдат в плен было взято около 3500, из которых выжило лишь чуть менее 3300. На них мы провели нашу лучшую разработку – полностью прочистили им память, сделав из этих диких и непокорных бунтарей верных слуг Империи. Идеальные и неприхотливые работники, в случае чего - все еще достаточно умелые, чтобы пополнить ряды нашей армии. Как жаль, что эта идея возникла у меня лишь после битвы! Ведь если бы в начале войны мы вместо полного уничтожения брали их в плен, даже если учитывать что эффективность была бы ниже в два раза, вместо 10 000 погибших Максималов мы получили бы еще 5 000 верных рабов после Джероссы.
Но сейчас их численность не более двенадцати тысяч. Больше половины – фемботки, не столь боевые и приспособленные как наши, и не столь красивые, хотя, уверен, исключения все-таки есть. Остальная половина – старые и бесполезные боты или юноши без опыта боевого крещения плюс несколько десятков ветеранов. Все способные пали у Джеросы или же живут трудом в составе нашей Империи. Эти же – бесполезны. И все-таки могут представлять опасность, ибо подобны крысе, загнанной в угол, - она будет кусаться, пока не помрет, и они тоже.
Однако я буду милосерден. Устрой мне встречу с теми кто желает моего подданства. Дадим шанс нации дикарей и стариков влиться в состав Предаконской Империи. На это будет интересно взглянуть как мои бывшие враги падают ниц предо мной. Хотелось бы знать, что за безумец или спаситель своей нации озвучил данную идею, и кто те кто последовали за ним?
Забвение вновь улыбнулся. Ему нравилась мысль, что наконец-то старый враг предаконов будет повержен, и власть Империи уже не только формально, но и фактически распространится на Восточное полушарие планеты. А с началом полного контроля дел дома, Прайм наконец-то мог сделать то, чего желает каждый предакон – создать свою Империю, которая внесет запоминающийся вклад в галактическую историю. И наконец, имея под руками Империю, большую армию и верных союзников, он, Забвение Прайм, свергнет власть своих младших и недостойных братьев или их преемников. И тогда он станет править Кибертроном, с помощью монархии и строгого стиля управления приведя жителей планеты к процветанию и благополучию, к временам Золотого Века. Такого, о котором он всегда мечтал.
И как бы не были далеки и невозможны на данный момент эти мечты, они все еще были способны греть Искру Прайма, и заставлять его расплываться в довольной улыбке.

Отредактировано Emperor (2013-05-16 01:53:47)

0

10

В ответ на слова Императора, Регулза только кивнула. Определённо, на Аниматросе начинается жаркая пора, и вскоре им всем придётся выложиться на все стодесять процентов. Забвение явно не остановится на достигнутом, несомненно, он лелеял мечты о превращении Аниматроса в космическую державу. Чтож, в своё время, амбиции Забвения и послужили одной из тех причин, почему выбор Регулзы остановился именно на нём. Шаманка заметила реакцию Императора, впервые за долгие годы вдохнувшего свежий лесной воздух, и улыбнулась. Странным могла показаться эта любовь механоидов к органической природе, но лишь для стороннего наблюдателя или обитателя Кибертроны. Для жителей Аниматроса органика была столь же привычна, как биение собственной Искры.
- Прогресс неизбежен и необходим – дипломатично согласилась шаманка. – Но взгляните на вашу старую родину, мой Император. Вспомните, какие события привели к её плачевному положению. В гонке за прогрессом можно потерять себя, лишиться гармонии с окружающим миром и неизбежно разрушить его. Нам, шаманам, во время вашего отсутствия, приходилось прилагать определённые усилия для того, чтобы не дать индустриализации разрушить красоту Аниматроса. На месте этого леса сейчас могли стоять угольные раскопки, а те горы, которые мы видим на горизонте, были бы разрушены и лишены их драгоценной сердцевины, если бы мы позволили сторонникам прогресса делать то, что они считают нужным и необходимым.
А вот упоминание о старом проекте, порабощающем умы вражеских воинов, Регулзе не понравилось.
- Это… было бы эффективно, мой Император – тактично ответила она. – И всё же, я бы посоветовала опасаться подобных… экспериментов. Не сомневаюсь в их надёжности, но злоупотребление этими технологиями может сказаться на моральном здоровье ваших подданных. После вашего ухода на обсуждение неоднократно выносился проект о том, чтобы применить те же технологии к преступникам. Порабощённые преданы нам и служат хорошо, но начните создавать их в большом количестве, и вскоре ваш народ обленится и откажется работать, требуя ещё больше рабов и уповая на их руки. В конечном счёте, последующая за этим деградация многократно покроет те преимущества, которые мы могли бы извлечь из подобных проектов.
Подумав, шаманка ответила и на последние слова Прайма:
- Проблема максималов осложняется ещё и тем, что далеко не все из них желают примкнуть к вашей Империи. Большинство таковых уже трудятся в наших поселениях, или шпионят за собственными собратиями, но есть и те, кто намерен возродить былое величие своей нации. Особое опасение мне внушает их предводитель, пришедший к власти полвека назад. Он называет себя «Конвой», и за время своего правления, достиг немалых успехов. Кое-кто из ваших ближайших офицеров считает необходимым тайно убить его, но я полагала, что это решение лучше принять вам. Максималы почитают Конвоя, и его убийство может побудить их на новую войну, так что, полагаю, решение о его судьбе будет зависеть от общей политики Империи по отношению к максималам.

За разговором, они не заметили как пролетело время, и вот уже, с полсотни самых важных лиц государства, одновременно обернулись на шум могучих шагов Забвения, и в едином порыве огласили окрестности дружным приветственным криком:
- Долгих лет Императору! Да здравствует Империя предаконов!
Были здесь и Кнут, и Шер-Хан, и шаманы, и военные, и высшие чины. Все они припали на одно колено при появлении Забвения, и все смотрели на него, ожидая то ли чуда, то ли приветственной речи.

0

11

Весь оставшийся путь Забвение Прайм проделал молча. Он внимательно слушал свою первую помощницу, кивал головой, когда она смотрела на повелителя, оценивая его реакцию. Однако каких-либо поправок в ее речи Император не делал. Ибо во-первых Верховная Шаманка аккуратно подбирая слова, говорила пусть и просто, но весьма мудро и правильно, а во-вторых владыке Аниматроса совершенно не была известна ситуация на планете, которая вполне могла измениться за два ворна. Он уже сделал себе мысленно кое-какие заметки и выделил особо важную информацию, однако для полной ясности происходящего кое-где её не хватало. А для расспросов было немного не то время – сначала встреча, потом дела.
Как только Регулуза закончила свою речь, Прайм взглянув ей в лицо, спокойным и умиротворенным голосом сказал:
- Я полностью поддерживаю все то, что ты сейчас мне рассказала. Однако, дела могут и подождать, пока мы не встретимся с членами Верховного Императорского Совета и нашими основными соратниками и не прибудем в столицу….
Спустя несколько минут Император и Регулуза миновали этот небольшой, но уютный лес и очутились на большой и ровной поляне, кое-где усеянное низкими холмами.
Члены совета, правительства и высшее чиновничество уже были здесь. Увидев своего правителя, они по традиции поприветствовали его и упали на одно колено в знак уважения, перед первым Императором.
На фейсплете Забвение Прайма появилась едва заметная ухмылка. Он не видел лица своих подчиненных, но вполне догадывался, что для некоторых его пробуждение стало сюрпризом. Приятной неожиданностью. Забвение так же знал что почти, если не каждый присутствующий бот чувствует радость и страх, ведь его пробуждение – это благо для целого народа, однако каждое активное политически лицо знает, как дорого им можем стоить даже самая мелкая ошибка. И хотя они были уверенны, что Император еще не знает об этих ошибках, страх посеянный им, даже без веских основании живет в их искрах.
Прайм высоко поднял вверх правый манипулятор, тем самым давая понять, что его подданные могут встать. Сохраняя молчание, Забвение вглядывался в толпу, ища глазами своих наиболее верных и полезных сторонников. Незнакомых лиц здесь не было – благо память у старика еще хорошо работала, и членов высшего руководства Империей он знал достаточно хорошо. И их первых замов тоже. А вот дальше уже могли быть прорехи в памяти, и забытье старых знакомых среди тех, кто ступенью ниже на политической лестнице.
Ничего не говоря, Император подошел к небольшому холму и залез на него. В этих действиях не было какой-либо необходимости – как-никак огромный рост Царя-Дракона позволял каждому подданному лицезреть его туловище или на крайний случай – голову. Однако подверженный небольшому театрализму, Прайм не мог обойтись без этого.
- Мои верные подданные – медленно начал Забвение – Я рад сообщить вам, что после длительного отсутствия ваш Император наконец-то вернулся.  И я рад видеть Вас всех в добром здравии.
На несколько секунд Царь сделал паузу, после чего возобновил свою речь:
- Узнаете ли вы это место, мои дорогие друзья? Ведь именно тут родилось наше государство. Именно здесь началась Золотая Эпоха для всей Предаконской нации, которая длится и по сей день.
- Да Здравствует Император! Да Здравствует Император! - Начали скандировать стоящие внизу боты. Император тут же поднял вверх левую ладонь, призывая всех успокоится и дать ему договорить.
- Да, здесь мною были даны обещания. Здесь я поклялся уничтожить проклятых Максималов, которые донимали Вас и ваших предков в течение долгого времени. И мы смогли это сделать. Мы уничтожили их, и отомстили за давние обиды. Последующие три нападения данных дикарей были отбиты практически без потерь, за какие-то несколько дней или пару недель. А дальше больше – великая победа над Джеросой, полностью и целиком одержанная Вами и вашими храбрыми солдатами.
Были и другие обещания. Много, и все они были сдержаны. Были проделаны реформы во всех сферах государства и общества, удалось привести нашу Империю в новую технологическую эпоху, оттеснить ареал обитания диких животных, дать моим подданным покой, стабильность и благополучие.
Но сейчас, сейчас я понял, что сделанное мной было слишком мало. Безусловно, прогресс есть и он очень велик. Но даже эти достижения меркнут перед тем, что мною было запланировано.
Забвение сделал паузу, чтобы его слова звучали куда значимее, да и просто для того, чтобы посмотреть на реакцию публики. Ведь благодаря огромному росту и хорошей позиции Прайм прекрасно видел реакцию, на фейсплетах своих сподвижников. И они были явно взволнованны и заинтересованы. Даже активный и не замолкающий ШерХан глядел своим единственным окуляром на него с большой заинтересованностью, и явным уважением.
- Поэтому, – громко сказал Император. – Здесь, на этом самом месте, мною будут даны новые обещания, направления моей политики, и то чего я буду стараться достигнуть, ради Вас и всего Предаконского народа. Я клянусь, что наша нация выйдет в космос, что наша держава пополнит число стран колонизаторов. Клянусь, что будет окончательно решен Максимальский вопрос и произойдет окончательное объединение планеты под нашим символом. Так же, я клянусь, что не забуду старые направления нашей политики, что жизнь моих подданных с каждым ворном будет становиться все лучше и лучше, а мои громкие и красивые слова об экологии и защите окружающей среды не будут забыты, так же как будет совершенствоваться наш технологический прогресс.
Манипулятор Прайма опустился на пояс и, коснувшись ножен, вынул оттуда клинок. Высоко подняв сталь, Забвение вытянул руку с мечом вперед и громко воскликнул
- И да проклянут меня боги, если мои слова окажутся ложью, а клятвы не будут выполнены!!! Славься наша Империя, славься мой народ!!!
Закончив свою речь и под оглушительные возгласы подданных, Забвение сделал еще один взмах рукой, и с силой воткнул клинок в холм, тем самым подтверждая свои клятвы и обещания перед богами, ботами, что стояли возле него, и прежде всего перед своею совестью и воинской честью.

0

12

Публика волновалась и трепетала, ожидая слов своего кумира. Для них всё происходящее было и неожиданно, и удивительно, и внушало опасение. А ну как Император не одобрит какую-нибудь из введенных ими реформ? Так что, в воздухе надо собравшимися уже потихоньку начинало скапливаться статическое электричество, не говоря уже об общей атмосфере благоговейного трепета. Недолго думая, Регулза осталась у подножья холма, по правую руку от Забвения Прайма. В конце концов, это был и её звёздный час, так что старая шаманка решила позволить себе небольшую роскошь продемонстрировать собравшимся, со многими из которых она за последний век сломала бессчетное множество копий, своё особое положение. На протяжении всей речи Прайма она простояла неподвижно. Нельзя сказать, что происходящее для неё было обычным делом – настроения толпы передались и ей, но она-то как раз ожидала чего-то подобного.
Но вот – речь подошла к концу.
Однозначно, Императорский Совет жаждал общения с правителем Аниматроса, но перед тем, как они накинуться на Забвение со своими просьбами, предложениями, проектами и многим другим, Регулза хотела дать Императору возможность трезво оценить текущее положение дел. Не столько потому, что опасалась чужого влияния на разум правителя, сколько из-за осознания необходимости изучения Императором действительной ситуации и фактов, прежде чем он сможет сдержать напор всех этих «сложноосуществимых, но перспективных проектов» и прочих замыслов его возлюбленных подданных. Так что, вскоре после завершения речи, шаманка скромно стукнула по земле остриём посоха и отправила Императору радиопослание:
~ Мой Повелитель, может быть, вам стоит отложить разбор деятельности Совета до того, как вы не изучите статистические и иные сведения?

Спустя полчаса, в кабинете Забвения Прайма…
Не успел он толком приступить к разбору статистики и изучению ситуации, царящей на планете, как был потревожен давно не виденным собратом: внезапно и решительно, пространство над рабочим столом Императора заняла голограмма Альфа Триона. Окинув кабинет скептическим взглядом, Летописец несколько секунд задумчиво разглядывал Забвение, прежде чем заговорить:
- Ты изменился, и не только внешне… Занятная концепция корпуса, Обливион – после чего сразу перешёл к делу: - Время приходит, брат. Наш враг не за горами, и для нас настало время вспомнить первые дни этого мира и обеспечить Юникрону достойный приём. Ты нужен на планете, ситуация там близка к критической, а ты не хуже меня знаешь, чем грозит всему миру гибель Кибертрона. У нас нет времени, чтобы доставить тебя обычным способом: счёт уже идёт на часы. Вос был уничтожен, на его руинах разрастается зло, и у него хватит сил, чтобы привести в наш мир Хаос Брингера. С помощью Вектора Сигмы я перенесу тебя на Кибертрон, там тебя встретят повстанцы. Будь осторожен, и поспеши – до телепортации у тебя три минуты.
После чего – голограмма исчезла. Регулза, находившаяся во время вещания чуть ли не в религиозном шоке, стряхнула с себя оцепенение и спросила:
- Ты уходишь, мой Император? Сейчас, когда ты только пробудился, и весь Аниматрос ожидает твоих слов и решений?

0

13

"Это была далеко не самая лучшая моя речь. И все-таки мои подданные более чем довольны ею. Они верят мне, верят моим словам, верят моим обещаниям. Но что заставляет их верить в меня – страх, или же истинное уважение и вера в то, что мне по силам привести их к светлому будущему?"
Забвение Прайм долго размышлял над данным вопросом. Пусть он и был Императором, а к власти пришел с позиции коварства и хитрости, а не выборности или силы, Древний никогда не считал себя узурпатором или диктатором. Ведь даже имея в руках все рычаги власти, он никогда не использовал полученную им власть себе во благо. Он не позволял амбициям вскружить голову, сделать невозможным путь по той дороге, что Император для себя выбрал. И даже зная это, Забвение Прайм часто задавался вопросом – кто же он? Спаситель или же Узурпатор?
За всеми этими размышлениями Древний не заметил, как прошел мимо Западных ворот Драгентрона и вновь очутился у себя в столице. За прошедшие два ворна столица почти не изменилась. Все те же огромные и мощные стены защищали этот город от опасности извне планеты, все та же красивая архитектура и застройка – без уродливых небоскребов, уходящих в небо, но с огромными парками и садами. На каждой улице размещались статуи – большие и малые, с лицами политиков и простых воинов. Самые большие из них имели лик Забвение Прайма. По пути во дворец Император насчитал порядка 7 таких статуй, хотя прекрасно знал, что во всем Драгентроне их 23, и еще 12 размещено в остальных городах Империи.
Оставшийся путь до дворца Прайм помнил смутно, ибо он был поглощен размышлениями и созерцаниями своего идеального города.
Оказавшись у себя в кабинете, Забвение тут же получил сообщение от Регулузы. На письменном столе уже аккуратно лежал рапорт за все 150 лет.
Но сперва Древний несколько раз прошелся по своему кабинету, удостоверяясь в том, что он не претерпел никаких изменений, и тщательно стирая остатки пыли на мебели, которая прислуга не то поленилась убрать, не то просто не обратила внимания.
Закончив с осмотром комнаты, Прайм сел за письменный стол и принялся изучать документы.
Первый файл вкратце повествовал о 150 лет регентства госпожи Регулузы. За недолгий срок его отсутствия обстановка в Империи не сильно изменилась. Регулузе удалось сохранить власть и пресечь любые попытки объявить ее власть как регентши незаконной, однако при этом закончилась недолгая оккупация Восточных земель.
Во втором файле рассказывалось о нескольких реформах, проведенных госпожой-регентшей. Они практически не внесли ничего нового в Империю, однако позволили сохранить положение всех сфер жизни в государстве на прежнем уровне.
Наконец, в третьем файле была весьма сжатая информация о Максималах. Все эти 150 лет немногие выжившие из данного народа пытались восстановить ущерб, которая нанесла их государству битва при Джероссе. Активные споры о слабости старых богов и силе таинственного бога Предаконов (о том, что бога зовут Праймус дикари знать не могли) и желание каждого из детей Сабет-трона стать верховным вождем племени разрушили единство Максималов и разделило их на три фракции, у каждой из которых был свой взгляд на тот путь, по которому должно пройти их племя.
Закончив с изучением документов, Прайм создал новый файл, в котором принялся излагать свои мысли и решения по данному вопросу. Обычно Забвение никогда не пользовался лантопом и на совете всегда выступал устно. Однако он всегда делал заметки по любому закону или теме обсуждения и оставлял их в лантопе.
И только Император закончил свой творческий процесс, как был потревожен самым неожиданным гостем, возникшем у него в комнате…
За все годы пребывания на Аниматросе, Древний не раз думал о судьбе, постигшей Кибертрон. Первые годы своего правления все чего он хотел – это использовать Предаконов для того, что бы свергнуть власть Квинтесонов и вернутся домой с триумфом.
Однако этого не случилось. Император с каждым ворном все реже и реже вспоминал о родном доме и все чаще занимался политикой и реформами своего государства. Планы освобождения Кибертрона так и остались планами, а нелюбимые братья-Праймы стали не более, чем тенью прошлого в разуме Древнего.
И вот сейчас, один из таких братьев явился перед ним. Конечно же, это было не физическое воплощение, а всего лишь голограмма.
О славных действиях во время освобождения Кибертрона от власти Квинтесонов Император не знал, и знать не мог. Для него Трион был все тем же нелюбимым младшим братом – простым летописцем с большой гордыней и каплей наглости. И хотя до ссор с братьями у Забвении дело не дошло, отношения с Альфой были далеки от идеальных.
В первые секунды встречи Прайм хотел было поязвить нелюбимому родственничку или и вовсе выставить за дверь. Однако, увы, Трион будучи ботом дела пришел не просто в гости, и Император был лишен возможности позлить брата. Впрочем, язвительные речи были тут же позабыты, как Трион вкратце известил об угрозе исходящей от Юникрона, уничтожении Воса и грядущему появлению Хаос Брингера.
Свалившаяся на Императорское чело информация на мгновение вызвала у Забвении растерянность. Однако, уже через секунду он поднялся из-за стола, подошел к зеркалу и принялся приводить себя в порядок. Император понимал – его ждет дело и что его внешний вид может подождать. Однако привычка быть всегда и во всем аккуратным вынудила Забвение Прайма потратить пару минут на то, что бы привести себя в порядок. Отряхнув с себя пыль и почистив корпус Полиролью, Прайм поправил свою корону и уже был полностью готов к телепортации на родину, как обнаружил, что в его комнате появилась Шаманка. Надо отдать должное Регулузе – даже появление столь неожиданного гостя не напугало, пусть и взволновало известие о том, что он, Забвение Прайм, ее кумир, вождь и учитель может вновь покинуть свое государство.
Древний подошел к Верховной Шаманке и,положив свои манипуляторы ей на плечи, слегка сжал их.
- Боюсь, что мое присутствие понадобилось на другом краю галактики. Ты слышала, что он сказал – стряслось нечто ужасное, раз им понадобилась моя помощь. И, похоже, что у меня нет другого выбора, прежде чем помогать тем, кому я совсем не доверяю. Ирония судьбы, что поделаешь – Прайм усмехнулся -  Но я обещаю, что я сделаю все возможное, что бы поскорее разделаться с делами на Кибертроне и вернутся домой, на Аниматрос.
Забвение отвернулся от Регулузы и подошел к окну. Оттуда открывался прекрасный вид на дворцовый сад. Придворные и члены правительства неспешно прогуливались по этой части дворца. Большей части из них не было дела до погоды и природы, красот тамошних растений и архитектурных памятников. И все-таки их тянуло взглянуть на все эту красоту, ровно как сейчас и Императора.
- Теперь же слушай меня внимательно Регулуза – скрестив руки за спиной, Прайм не оборачиваясь, продолжал смотреть в окно – Вполне возможно, что мне понадобится помощь. Если так случится, я уведомлю тебя, однако я хочу что бы ты уже сейчас отправила ШерХана на Кибертрон. Он давно хотел увидеть эту планету, а мне более чем нужны его способности и умения в ходе данного приключения. Что касается совета – государственные дела не ждут, а твое регентство продлевается на тот срок, что меня не будет. Свое мнение по текущей обстановке я оставил на флешке, что сейчас находится в лантопе.
Затем Древний резко повернулся и взглянул в лицо своей советницы
- И наконец, последнее. Если вдруг, я погибну на Кибертроне, я хочу,  чтобы ты возглавила мое государство. Ты помогала мне создать его, ты привела меня на Аниматрос, и ты же показала мне всю красоту и душу этого места. Мы схожи с тобой во взглядах на разные вещи. Да у нас иногда бывают разногласия, но из всего совета лишь ты и ШерХан пользуетесь моим абсолютным доверием. Но мы оба знаем, что ШерХан молод. И потому я объявляю тебя наследницей Империи Аниматрос.
Он приблизился к ней, и похлопал по плечу
- Ведь я знаю, что могу положиться на тебя во всем. Таков мой указ, и я запрещаю тебе отказываться от возложенного на тебя титула.

0

14

Услышав подтверждение своих опасений, шаманка понурила голову. Не так она представляла себе этот день…
- Я понимаю, мой Император – печально сказала она. – Всё будет исполнено, я немедленно снаряжу экспедицию.
Но вот следующие слова Забвения заставили оптосенсоры Регулзы округлиться от удивления:
- Я?! Мой повелитель, но разумно ли?
Не то, чтобы шаманка не стремилась к власти. Власть – это возможность реализовать свои идеи, улучшить жизнь общества. Но ТАКАЯ власть Регулзе была нужна как очки носорогу. И тем не менее, она подчинилась.
- Я всё исполню, повелитель – согласно кивнула она, но уже в следующую секунду посмотрела на Императора своим привычным взглядом и добавила: - Но ты вернёшься. И мы будем праздновать семь дней и семь ночей. Таков мой первый приказ как регента и твоего временного заместителя, так что постарайся не разочаровать меня, мой Император.
С этими словами, она низко поклонилась. И в этот миг, кабинет Забвения осветил зеленоватым светом локальный портал пространственного моста.

0


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Пробуждение Императора


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC