}

Трансформеры: Рагнарёк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Санитары подземелий


Санитары подземелий

Сообщений 61 страница 82 из 82

1

Время: четыре часа с прибытия Ковчега.
Место: подземные уровни Каона.
Описание: У конструктиконов электрумные руки - так гласит десептиконская поговорка. За какой-то час с небольшим, эти угрюмые трудяги, коим число шесть, успели найти место для постройки первой десептиконской базы, растащить мусор и сейчас активно занимались отделкой помещения. База располагалась на глубинных уровнях планеты, пямо под зданием Кибертронского Совета.
На базу имелось пять прохдов: три корридора и два вертикальных лаза. Большинство из них в ближайшее время будут надёжно запечатаны так, что ни кому и в голову не придёт, что на месте металлической стенки со следами ржавчины когда-то был ровный и широкий туннель. Главный вход на базу был обозначен парой скорострельных туррелей, собранных Хуком из подручных материалов. Само собой, серьёзную атаку они не остановят, но на первых порах, для отстрела случайных прохожих вполне сгодятся.
Участники: Саундвейв, Сирриан, Эдель, НПС Конструктиконы.

Теги: 4

0

61

Любимым планом Сирриан было «пофиг, на месте разберёмся».
А вот за что стоило любить Саундвейва, так это за его умение планировать операции. Невозмутимый связист всегда учитывал сильные и слабые стороны своих сторонников и противником перед каждым заданием. С учетом практически исчерпывающих знаний, такое тактическое преимущество почти всегда приносило успех. За исключением тех случаев, когда боги Удачи отворачивались от десептиконов.
Будучи невидимой, фемка позволила себе откровенно поморщиться.
Последнее время, причем именно для тех, кто терпел плен на «Ковчеге», удача отворачивалась от десептиконов особенно часто. Начиная от поражения на Земле и плена на Чаре. Конечно, вырваться им удалось, и все же…
И все же надо сосредоточиться на деле.
Конечно, хочется и осмотреть очередное творение конструктиконов, ибо при всей внешней шаблонности, стахановцы фиолетового знака постоянно добавляли что-то новое и полезное. Хочется и расспросить Эдель. Некоторые источники уверяли, что ксеноморфы обладают генетической памятью. Памятью всех поколений всех существ их вида. даже тех, чья генетическая линия отделилась очень давно и развивалась обособленно. По сути своей, это был самый невероятный массив информации из всех, что существовали в этой галактике.
Но сначала – дело.
Война за окном, как-никак.
Заняв привычную позицию за спиной Саундвейва, Рин приготовилась ждать.

+1

62

Известие о том, что их выход откладывается на неопределённый срок большинство конструктиконов восприняло нейтрально, Хук обрадовался возможности почистить пёрышки, а Бонкрашер – напротив, огорчился задержке. Тем не менее, никто не роптал. У всей команды в памяти ещё была свежа сцена поединка с Суперионом, который при поддержке войск Полигекса едва не поверг десептиконского гештальта, если бы своевременно не вмешался Мегатрон. Созданный десептиконским стройбатом антигравитационный подъёмник, представлявший собой большую круглую платформу с перилами, в целом не отличался от иных моделей своего типа. Однако, на приборной панели платформы, помимо стандартных кнопок и индикаторов, имелся так же переключатель экстренного ускорения. Благодаря ему и кое-каким доработкам, платформа могла двигаться в несколько раз быстрее нормы, что позволяло, в случае необходимости, в кратчайшие сроки доставить наверх группу бойцов или обеспечить стремительное отступление. Конечно, о комфорте в этом случае не могло быть и речи, да и двигатели платформы работали на износ, так что, злоупотреблять этой функцией не стоило. Другой фишкой платформы была возможность перемещения по горизонтальным векторам, что позволяло использовать её в качестве средства передвижения, пусть и с весьма ограниченным функционалом.
Подъём наверх прошёл без приключений и длился минуту: проносились мимо ряды крохотных красных лампочек, встроенных в стены наряду с модулями стабилизации. За это время группа из Саундвейва, Сирриан, Эдель и нескольких разведчиков преодолела немалое расстояние, отделявшее базу десептиконов от верхних ярусов кибертронских туннелей. Здесь, как могли немедленно убедиться все желающие, кишмя кишели сенсоры и системы безопасности Нового режима. Ещё бы! Учитывая, что восстание действовало в буквальном смысле из подполья, Ультра Магнус сделал всё возможное, чтобы обеспечить контроль над верхними ярусами планетарных коммуникаций хотя бы в пределах городов. Чем выше будут подниматься разведчики – тем чаще на их пути будут вставать неприметные камеры, датчики движения, сенсоры электромагнитного, энергонного и радиационного излучения и прочие устройства того же типа. На двух верхних ярусах к ним добавятся автоматизированные турели, скрытые до поры в стенах и потолке умелыми руками строителей. На подступах к центральной части города меры безопасности из серьёзных превращались в драконовские: большинство туннелей было перекрыто ударопрочными дверьми, остальные находились под охраной дронов и боевых турелей.
Коммуникации под Калькуляром, Залами Совета, Центром Связи и другими критически-важными учреждениями охранялись полноценными военными соединениями, усиленными стелс-ботами и колоссами. Если Саундвейв или его разведчики решат пробираться в Залы через подземные уровни, то вскоре связист должен будет понять, что именно с этого направления их и ожидают. Кто-то не в меру башкавитый загнал под землю несколько сотен солдат. Эшелонированная оборона, хитрости, вроде дежурившего в якобы пустом тоннеле солдата, защищённого антирадарным полем, сам факт того, что три верхних яруса Каонских подземелий кишмя кишели солдатами Нового режима, всё это выдавало твёрдую руку и острый ум Ультра Магнуса. Пропустив уйму событий, произошедших за последние часы, пострадавший во время террорестического акта в башне Шоквейва главнокомандующий Нового режима снова был в строю – и времени даром не терял. В итоге, попытка скрытного проникновения в Залы Совета через подземные уровни вплотную граничила с суицидом. На поверхности дела обстояли не лучше: улицы патрулировали усиленные отряды полиции при поддержке дронов, а на большой площади Совета выстроились немалые войска при полном окладе и вооружении. Воздух так же патрулировался, по большей части – всё теми же дронами-вехиконами, но в каждом патруле имелся хотя бы один сикер. В довершение стоит добавить, что над самими Залами Совета зависли три военных фрегата, отозванных Силверболтом с блокады червоточины, возникшей на орбите Кибертрона на месте Ки-Мы. Сама червоточина, к слову, была прекрасно видна в светлых сумерках южного полюса планеты. В общем, Каон напоминал разбуженный муравейник.
Разумеется, учесть все возможности не смог бы и гений. В частности, доставляла проблем рухнувшая Киберсеть, поражённая вирусом Хрома, содержащим компромат на Шоквейва, Флэтлайна и группу учёных Нового режима. Вирус по прежнему стойко сопротивлялся против всех нападок умельцев из отдела Банзай-трона, что не удивительно: Хром не зря был ведущим программистом планеты, создавая вирус, он предусмотрел все штатные и внештатные меры, которые могли принять его коллеги. Кроме того, сказывалось и повальная нехватка работников центральной и местной администрации, сгинувшей в небытие вместе с Шоквейвом и Ки-Мой. Нехватка госслужащих сказывалось на информированности Совета о ситуации на планете, на городской инфраструктуре и многих других областях общественной жизни. Помимо проблем глобальных, связанных с исчезновением центрального правительственного аппарата, в Каоне можно было обнаружить и проблемы локальные, вызванные исчезновением большей части местных управленцев. В итоге, в то время, как среди военных кругов царила организованность и порядок, в гражданско-политической сфере творилось черти-что. Конечно, принимались меры, назначались заместители и и.о., но  определённая дезорганизованность будет присутствовать в действиях Нового режима ещё долгое время – в этом можно было не сомневаться. Это давало Саундвейву и компании определённые возможности, впрочем, ими ещё надо было воспользоваться с умом.
Конечно, Саундвейв мог получить исчерпывающую информацию о положении дел из радиопереговоров, хотя Магнус подсуетился и тут: стоящим на страже Залов Совета отрядам было строжайше запрещено выходить на связь без крайней необходимости – вроде вражеского нападения. Это, однако, сказывалось на контроле ситуации: проводить перекличку при таких условиях было крайне затруднительно, впрочем, на последний рубеж сил охранения Залов Совета это правило не распространялись: они докладывали штатное «всё спокойно» каждые пять минут.
К сожалению, полностью отгородить Залы Совета от посещений было невозможно: в большое восьмиэтажное здание, накрытое сияющим куполом из голубого стекла (под которым, однако, скрывалась прочная стальная обшивка), частенько въезжали курьеры с посланиями. С той же частотой кибертронцы и покидали Залы. Причина? Отсутствие Киберсети и возможности пакетной передачи информации. Конечно, можно было разработать схемы, позволяющие передавать огромные массивы данных посредством радиосигналов, но в конечном итоге, такой вариант был признан неприемлимым. Причина? Эта причина сейчас топала в компании двух фемок и целого выводка кассетиконов, скрывавшихся у этой причины в грудном отсеке. В общем, правительство Нового режима волей-неволей вернулось к старой и злой курьерской почте. Не всецело, конечно, но самую важную информацию предпочитали отправлять именно так. В довершение всего, над центральной частью Каона был поднят купол защиты от варп-переходов. Генератор хорошо охранялся и находился в местном штабе Сил Безопасности, а другой, меньший, накрывал Залы Совета персональным анти-телепортационным зонтиком. Увы, это значило, что собственный планетарный мост Каона был обесточен и неработоспособен, но пока защитникам города удавалось обходиться без него.
Подводя итог, можно сказать, что получив пару весьма ощутимых тумаков, Новый режим, подобно разбуженному медведю, наконец соизволил зашевелиться и уже поднимался над обидчиком, готовясь обрушить на него всю свою мощь. Здесь, в Каоне, было сердце государства Шоквейва, и в чём Саундвейв и Ко могли быть уверены, так это в том, что следующие часы их жизни обещают быть крайне сложными и насыщенными на события.

0

63

Платформа двигалась вверх неторопливо, как и полагается грузовому лифту, неся разведывательную группу, во главе с Саундвэйвом, прямо к порогу логова их жертв.
Да-да, зрение вас не подвело и увидели вы именно это слово. «Жертвы». Никак иначе солдат Нового Режима обозначить было нельзя.
Беда многих государственных служб была в том, что они слишком сильно полагались на технологию. Противопоставь Ультра Магнус группе Бластера, а может Банзай-трона… да, хотя бы, сам выйди на передовую, и Саундвэйв поставил шанс на успех не выше шестидесяти процентов, но… Против них поставили оловянных солдатиков и оружие против них.
Если говорить просто и вдумчиво, то сити-коммандер сам подписал своим солдатам смертный приговор, оставив их в узких замкнутых коридорах вместе с турелями.
Базсоу давно уже был выпущен из дэки, проверяя путь группы и засекая датчики. Стоит ли говорить, что платформу приходилось притормаживать каждый раз, ожидая пока птенчик взломает датчик. Но наконец-то свершилось – Базсоу доложил о взломе объёмного сенсора, который относился к общей системе, а не был индивидуален. Это обозначало две вещи: во-первых, они приближались к точке выхода, где установка единичных датчиков не представлялась возможной физически, а во-вторых… фемкам пришлось ожидать добрых семь минут, пока Саундвэйв молча кивнул и платформа медленно поползла вверх.
Для системы, все датчики теперь показывали тишину и спокойствие, сообщая о том, что посторонних объектов нет, никто не движется по коммуникациям и никто не излучает никаких следов сигнатуры. Для Саундвэйва же, датчики показывали свою истинную информацию, которой он, впрочем, делился с системой, исключая из неё свою группу. Ну, право слово, нельзя же было загружать центральный процессор бедных недалёких охранников раздумиями на тему «Куда пропала охрана коридоров с сенсоров, если только что была?». Вот поэтому солдат и их перемещения «наверху» видели отлично.
К слову сказать, даже лишенный эмоций связист, был подвергнут искушению обрушить всю мощь турелей на солдат Нового Режима и пройти в Залы Советов по трупам, но… Простой логический анализ подсказал, что он может, даже через датчики отдать команду огня, тем не менее, у него нет ни малейших данных о количестве и моделях огневых точек.
Сводя всё воедино, офицер связи пришел к элементарному выводу – атака должна быть единомоментной, организованной, из коммуникаций и при поддержке бойцов, то есть, конструктиконов. Варианта было два – либо все эти противники, включая последнюю линию обороны, сметались сразу и все, либо… всё было бесполезно.
Вид поверхности расстроил бы нормального трансформера и по крупному. Тут уже действовал принцип «Всё фигня, кроме пчёл». Пчёлами в данном случае являлись крейсеры. К сожалению, продолжение странной земной фразы «…впрочем, если задуматься, то пчёлы тоже фигня» для крейсеров не работал абсолютно.
Связисту требовалось быть на борту, что бы отключить его огневые системы. Этого он сделать не мог. Можно было бы отправить Сирриан, но рисковать личным составом без крайней на то нужды было вне правил связиста.
- Эдель, не могли бы Вы отправить своих подопечных под обшивкой коридоров. Мне необходимо знать о количестве и особенностях турелей. – обратился связист к королеве ксеноморфов.
Использовать её подопечных, которых сочтут за снующих под обшивкой турбокрыс и не уничтожат из опасности повредить кабели, было наилучшим вариантом из всех возможных. Вполне вероятно, что образцы следа сигнатуры его самого, Сирриан и его кассетников у этих бойцов были…
Сейчас же оставалось только получить информацию, выбрать наиболее подходящую площадку для координации и обрушить всю мощь обороны Нового Режима на его же бойцов.

+1

64

Эдель с интересом изучала каждый преодолеваемый ими метр, хотя взгляд её казался рассеянным и прикованным к одной единственной  точке. Благодаря своему учителю она знала достаточно много не только о культуре, трансформерах, науке и истории, но и об устройствах. Впрочем, недостаток любого теоретического знания это нехватка практики. Королева скорее определяла их по инородности, как элемент, не встречавшийся ими ранее и уже потом, сосредотачивая на нём свой сканер, определяла какой примерно это класс устройства. Но этой информации, пусть и расплывчатой, было более чем достаточно. «Если так охраняется чёрный ход, то у парадного должна стоять целая армия…» - на лице чужой отразилось едва заметное напряжение и озадаченность. Впрочем, в отличие от кибертронца у неё действительно было небольшое преимущество в этой игре. Опыт. Пусть и не её. Осталось лишь адаптировать его под нынешние условия, подправить тактику… К тому же у неё были союзники, которые умели быстро соображать. Но встретившись с таким заслоном, Эдель невольно оказалась в пучине сомнений и подсчётов их шансов. Вместо выработки стратегии. Естественно за всем этим делом она совершенно не замечала остановок и задержек, точно компьютер, отправленный в спящий режим. Её подчинённые – трое разведчиков сидящих подле её ног вели себя примерно так же. Правда головой вертели немного активнее, порой переглядывались, сверкая маленькими глазами-бусинками, и бросали мимолётные взгляды на их союзников.
Что творилось у них в голове в этот момент? Взгляды их становились всё более любопытными и всё чаще обращались на механоидов и друг друга. Казалось, что стоящие рядом трансформеры интересуют их гораздо больше предстоящего дела. Сосредоточившись можно было заметить, что ксеноморфы общаются по своему личному био-каналу. Об этом говорило периодическое переглядывание. Причём их диалог был довольно активен. О чём они говорили? А о чём, к примеру, говорили бы любые солдаты на их месте? Им было несколько дико работать вместе с такими странными, причудливыми существами. Их интересовало, что они могут, насколько они разумны, как быстро они могут адаптироваться и как они умудряются согласовывать вои действия без королевы! Они знали и о лидерах, и о связи, но всё равно этот способ был далеко не стопроцентный. У них не было их инстинкта, удерживающего вместе весь улей. У них было предательство… И они вновь и вновь спрашивали свою королеву, насколько можно им доверять.
Слова Саундвейва заставили Эдель очнуться от размышлений.
- Конечно, - коротко кивнула фемка, в то время как её дети уже устремились к стенам.
Им потребовалось совсем немного времени и выпущенной кислоты, что бы разъесть обшивку и скрыться в недрах стен. Там каждый из них устремился вперёд, ловко огибая и преодолевая препятствия из проводов. Протискиваясь в узкие лазы. Притормаживая у всего инородного и распознавая его. Очень скоро первый из них нашёл искомое.
Первым делом информация пришла к Эдель, но фемка быстро перенаправила её Саундвейву, играя роль некоего провайдера или сервера. Представленная десептикону информация, однако, не была словесной, она была более полной. Зачем говорить, когда она могла показать? Показать ему 3D модель составленную сканерами, где связист мог видеть не только внешний вид, но и внутренние составляющие. В общем-то, часть с «особенностями» в этом плане была выполнена на все сто. И конечно, всё лишнее можно было отфильтровать.
- Боюсь, в моей базе нет всех видов турелей и тем более новых разработок режима, - пояснила королева. – Так что распознавание мне продеться предоставить Вам с помощницей.
Вскоре «голос» подали и другие разведчики, быстро уходя всё дальше и дальше по маршруту. Поток информации возможно и не был непрерывным, но псевдомышки действовали достаточно оперативно.

+1

65

«Лень течет по моим венам…» кажется так говорили люди.
Люди вообще очень много говорили и делали. Краткость своего бытия они перевешивали насыщенностью своей жизни. Конечно, не все и не всегда, но все же…
Все же сейчас никто не требовал от Сирриан рваться грудью на баррикады или вообще совершать активные телодвижения. Сейчас от фемки требовалось только внимательно слушать и иногда – отвечать. И ещё двигаться за связистом.
Неудивительно, что очень быстро Белокрылой стало скучно. Вот только хоть как-то выражать свое беспокойство она не стала.
В конце концов, время несмотря на все свои выкрутасы, почти всегда идет в одну и ту же сторону.

+1

66

Ожидания Саундвейва оправдались: разведчиков действительно приняли за паразитов, никто и не подумал лезть в технические коммуникации и проверять, что там творится. Поначалу, факты для связиста и Ко были обнадёживающими: помимо блуждающих по туннелям патрулей из двух ботов каждый, и нескольких «сюрпризов» в лицах троих стелс-ботов, в режиме радиомаскировки ожидавших нежданнх гостей в неприметных нищах, первые два кардона включали в себя двоих солдат и троих вехиконов и две турели; на третьем-четвёртом к ним добавилось по одной тяжёлой турели и дрону-колоссу, на пятом зато дальше… «Дальше находилось прямо под Залами Совета, и там не было ни дронов, ни турелей, зато имелось по пять солдат на каждом из четырёх постов, кольцом окружавших подступы к залам. Не стоило сомневаться в том, что снаряжены они были по высшему разряду, и что скорей всего, все, поголовно, были ветеранами войны. Как могли доложить разведчики, у них за спинами находилась энергостанция, системы охлаждения и иное оборудование, необходимое для работы крупнейшего на планете правительственного учреждения. Было очевидно, что Магнус готовился встретить не отряд разведчиков, а полноценное вторжение, и меры принял соответствующие.
Возможно, именно потому что Саундвейв был поглощён прокладыванием им пути, а Эдель – своими ощущениями и помощью ему в этом деле, именно Сирриан первой ощутила это. Взгляд. Бездумный взгляд, устремлённый на неё из темноты туннеля у них за спиной. Обернувшись, фем сможет увидеть турбокрысу. Серый зверёк, мелкий для своего вида, всего полтора метров длиной, плавно и бесшумно появится из мрака, приблизиться, двигаясь вдоль стены и не сводя с компании настороженного взгляда алых окуляр, уберёт колёса и выдвинет лапы, примется копаться в груде мелкого лома, что виднелась у стены, как вдруг… Словно неведомая рука повернёт переключатель в голове у безобидного, в общем-то, паразита. Крыса резко вскинет заострённую мордочку, навострит расположенные у затылка локаторы и… с истеричным визгом бросится на Эдель! Бросок существа будет стремителен, его и его сородичей не зря звали «турбокрысами». Оглашая окрестности истошным визгом, тварь в мгновение ока подскочит к ногам Королевы и попытается вцепиться в одну из них пониже колена, метя тронутыми ржавчиной зубами в гидравлические связки. Крыса будет всецело поглощена своей задачей, остановить её сможет лишь дезактивация.
Но если бешенная турбокрыса была чем-то необычным, то вот чего никак не мог предвидеть связист, так это того, что «на огонёк» пожалуют санитары подземелий. «Санитарами» на Кибетроне звались космические личинки. Эти громадные существа путешествовали по недрам планеты и очищали её от скверны. Той скверной, за которой приползли сюда двое этих существ, была Эдель. Вопреки мнению Королевы, её деятельность не осталась незамеченной разумом, нёсшим вечную стражу в самом сердце планеты. Она и её улей уже некоторое время расценивались Вектором Сигмой как угроза Кибертрону. Путём долгого анализа, суперкомпьютер выявил сердце угрозы, и когда Эдель покинула своё логово, отправил по её Искру своих «лейкоцитов». Саундвейв сможет обнаружить этих милых зверушек, оснащённых двумя единицами тяжёлого вооружения каждая, в глубине сенсорной зоны. Как этим существам удалось миновать первые слои обороны Нового режима – то было необъяснимо, личинки просто выползли изниоткуда и уверенной рысью помчались как раз по тому туннелю, по которому двигался их отряд. У связиста и компании было всего несколько минут прежде, чем тварюжки до них доберутся.
Что ещё веселее, примерно в то же время, как первая турбокрыса броситься на Эдель, разведчики-ксеноморфы наткнуться на несколько её товарок. Несомненно, техночужие легко справятся с этой проблемой, но дальше – «пушистые» механические зверушки повалят сплошным потоком. И тут – разведчикам останется простой выбор: бежать или быть разорванными на много-много маленьких ксеноморфиков. Но если они выберут бегство – то бежать им придётся быстро, поскольку крысы вскоре полезут из всех смежных вентиляций, сверху, снизу, с флангов… отовсюду. Примерно в то же время, взятые связистом под контроль сенсоры начнут давать тому отрывочную информацию о приближении крысиных орд. Меха-крысы пёрли отовсюду, просачивались сквозь щели и лазы с поверхности, пробирались известными лишь им одним переходами… и целью всей этой орды была одна единственная полуорганическая фемка. «Весёлого» к ситуации добавлял тот факт, что турбокрысы отличались хорошей антирадарной маскировкой. Послабее, чем у Рэведжа, но всё равно, обнаружить их даже сенсорике Саундвейва удавалось лишь тогда, когда тварюги приближались на расстояние всего в сто-двести метров.
Примерно через минуту на головы десептиконам посыплется жиденький поток, который вскоре перерастёт в полноценное наводнение. Коридоры наполнятся лязгом сотен маленьких лапок, многоголосым писком и клацаньем маленьких коготков. И хоть любая из крыс не превышала длиной и двух метров, вместе они были силой, способной свалить практически любое сопротивление. Турбокрысы будут атаковать с яростью германских берсеркеров, не жалея себя, не думая о своих жизнях, стремясь во что бы то ни стало добраться до Эдель. Во всём Каоне не набралось бы столько механических грызунов, сколько сейчас собралось на этом участке кибертронских подземелий. Твари действовали на удивление скоординировано, словно их вела некая единая сила, многоликим воплощением которой они являлись… А собственно, почему «словно»? У Сигмы, не смотря на плачевное состояние Кибертронских механизмов, сохранилось достаточно сил и средств для устранения практически любой угрозы.
Нетрудно догадаться, что на постах охраны тут же была поднята тревога. На появление крысиных орд новорежимники реагировали по-разному: кто-то стрелял в стены и по тем грызунам, которые в открытую двигались по туннелям, другие предпочитали бездействовать и ждать команд от начальства. Рапорт «наверх» был готов и отправлен почти сразу после обнаружения крысиных орд.

Офф. Выдержка из Информатория:
Космические личинки – представляют собой иммунную систему Праймуса, обитают в глубинах Кибертрона и выполняют роль санитаров подземелий, истребляя вредителей и ликвидируя вредоносные вещества. Напоминают огромных слизняков. Могут прогрызть дыру почти в любом сплаве. Достигают в длину порядка 30-40 метров.
Турбокрыса – вид, мутировавший из турболисицы. Считается вредителем, но в следствии быстрого размножения и большой живучести, до сих пор доставляет массу хлопот. Питаются энергоном, чаще всего – крадут его со складов или прогрызают топливопровод. Способны прогрызть дыру почти в любом сплаве.

0

67

Сирриан скучала, а это было не хорошо. Для Саундвэйва было чуждо испытывать эмоции, а уж тем более их смену, но он был наслышан, что при резком переходе из расслабленного состояния в активное, сосредоточиться не выходит некоторое время.
- Сирриан, будь добра, проверь обозримый периметр. Обнаружишь что-либо живое, кроме нашей команды, уничтожь. – отдал своё распоряжение напарнице связист, заставляя Рину «почесаться», а не зевать на боевом задании.
Кстати, за такое отношение к происходящему, фемку ожидал серьёёёёёзный разговор. Это же процессору непостижимо, обучаясь на смену Саундвэйву, вести себя на задании как какой-то боевикон…
Но выговор выговором, а дело делом.
Следовало отметить, что Эдель более чем хорошо справлялась с поставленной задачей, выдавая данные о турелях в виде объёмных изображений. Связист тут же ретранслировал эти изображения Сирриан, давая возможность напарнице проанализировать ситуацию, готовясь к действиям.
Впрочем, очень скоро данные с сенсоров подсказали, что действия то будут, но вовсе не такие, как предполагал связист…
- У нас проблемы. – уведомил спутниц офицер связи. – Сюда приближаются несколько космических личинок… и турбокрысы. Количество установлению не подлежит.
Несколько мгновений Саундвэйв обдумывал сложившуюся ситуацию, выискивая наиболее оптимальный вариант.
- Эдель, прикажите своим разведчикам отключить аудиосенсоры. Три секунды на выполнение.
Время было названо не просто так. Именно такой срок требовался связисту для перехода из робомода в режим звуковой установки.
Спустя мгновение после трансформации, в глубь коридора устремился поток ультразвуковых волн, периодически сменяющийся другими частотами, призванными создавать вокруг разведывательной группы некое подобие «купола» из звука. Таким образом Саундвэйв исключил возможность негативного влияния высокочастотных волн на Сирриан и Эдель, путём столкновения и взаимного гашения отраженных и поступающих волн. Это требовало постоянной смены частот, но эффект должен был проявиться достаточно скоро… или не должен был.
Будь на месте связиста нормальный кибертронец, он впал бы в ступор от удивления. Сам же Саундвэйв воспринял отсутствие реакции, даже болевой, у турбокрыс, как должный факт и оценил расстояние до них.
- С грызунами справиться возможности нет. Отходим на безопасное расстояние. А пока займём их, да, и новый режим тоже…
Зверькам предстояло познакомиться с обороной НР. В частности, следуя незатейливой команде, турели стали поливать огнём всё доступное им пространство, не делая никаких различий в целях, будь то грызун или солдат охраны. Увы, хоть связист и хотел взять часть из них живьём, что бы Эдель могла создать первых мехо-ксеноморфов, пригодных к бою, но формальная логика подсказывала, что это подождёт. Не до того было сейчас.
Тем не менее, Саундвэйв не поленился просчитать сектора поражения турелей и проложить маршрут для разведчиков-ксеноморфов, руководствуясь девизом «не хватало, что бы она ещё на гибель отвлекалась». Всё же, чувствительность к гибели своих отпрысков была существенной слабостью Эдель, но это было, пожалуй, единственное, в чём связист полностью её понимал. Он даже на секунду не желал задумываться над тем, что бы было, если бы погиб кто-то из его кассетников.
К слову, о кассетах…
- Френзи, Рамбл, на выход! Операция «Уничтожение». Ликвидировать космические личинки, движущиеся в нашем направлении, после чего вернуться ко мне.
Теперь стоял другой вопрос – куда отступать то? Как ни странно, связист выбрал, на первый взгляд, не логичный путь – наверх. На второй взгляд, логика была очевидной. Отступи к базе – выдашь её положение, да, и разрушишь по ходу сражения Дэвастэйтора с… крысами…
К тому же, связист уже начинал подозревать, что отдновременное нашествие грызунов и появление личинок – не совсем совпадение. Это был ещё один повод не трогать пока конструктиконов. Могло случиться и так, что офицеру связи пришлось бы отправить гештальт на выполнение, практически, невыполнимой функции – убить бога, а проще говоря, уничтожить Вектор Сигма, как источник более чем существенной угрозы.
А пока группа уходила наверх, а кассетники шли к своим толстым и прожорливым целям… и только Базсоу, охреневши от происходящего, догнял связиста, желая укрыться в родной и уютной деке…

+1

68

Как о таком можно было помыслить? Сейчас самое время, чтобы почувствовать себя беспомощным лицехватом перед лицом реального мира. Можно составить план, можно тщательно продумать и учесть всё и всех, можно подобрать лучших из лучших. Но кто из нас может предсказать, когда и как в наши планы вмешается Бог? Правы были люди, говоря, что он смеяться, когда мы строим планы. И как же Эдель на это отреагировала?
Для начала Королева была сосредоточена на информации, которую ей доставляли разведчики. Процессор старательно работал, прикидывая, что может её мини-группа, а что нет. И лишь край её сознания был сейчас занят окружающей средой. Следить за ситуацией вокруг было естественно для хищника, коим она являлась, и, пожалуй, это было единственной причиной, по которой она заметила озверевшую, вдруг, турбокрысу. Она не задалась вопросом почему, как, по какой причине и на что рассчитывало это сознание когда бросилось на ксеноморфа. Даже если её или его ржавые зубы пробьют хитин и доберутся до плоти,  турбокрысу ждала бы мучительная смерть. Кислота расплавила бы её зубы, натечёт ей в рот, смешавшись со смазкой и жутко шипя, устремиться в её желудок. Даже ведомая рукой самого Праймуса крыса погибла бы, испытывая жуткие мучения пока кислота растворяла бы её внутренности и лицо. Но на всё это просто не было времени. Чужая не поворачивая головы, быстро подняла ногу и резко её опустила, стремясь раздавить создание точно таракана. Если бы крысе удалось избежать её стопы, то Эдель просто повторила бы это действие ещё пару раз, пока надоедливая крыска не оказалась бы припечатана к полу посмертно. Однако сразу после этого акта чужая куда больше внимания уделила окружающей среде, и задалась упомянутыми выше вопросами. Нападать на ксеноморфов!? Почти всё зверьё инстинктивно держалось от них подальше, как от чего-то чужеродного и неестественного. И теперь вдруг на неё кидается крыса?
- Что-то не так… - неспешно обронила Эдель.
И вскоре её догадка подтвердилась – на разведчиков напали! Ксеноморфы завидев крыс, издали тихое угрожающее шипение, обычно этого было достаточно для отпугивания визитёров, но крысы проявили решительность. Первые несколько были успешно уничтожены, затем следующие, но на место каждой убитой вставали три новых, и Эдель была вынуждена велеть им бежать. Но истинные масштабы нападения ошарашивали. Кажется, Сигма был сторонником стратегии «ударь один раз», хорошая стратегия. Эдель сама её любила, потому что шансов не проиграть при подобном подходе было больше всего. И именно это знание крайне сильно её огорчило. «Кажется, нам продеться бежать через минное поле без карты,» - с печалью подумала Королева. А последним штрихом в картине стали слова о Санитарах Подземелий.
- Они за мной…
Предположим, что нашествие крыс и их нелюбовь к ксеноморфам было какой-то странной случайностью. Очень странной, но возможной. Но появление личинок… Планета явно и чётко говорила ей – ВОН! Но в какой-то момент ей это даже польстило, сродни признанию самим Праймусом о том, что они обладают силой и возможностями. К сожалению, сей момент был крайне короток, потому что за ним следовала череда куда менее приятных мыслей. Для начала десептиконам такое сопровождение их генерала не понравиться, как раз в тот момент, когда Эдель очень понадобилась поддержка трансформеров. А зная их, она могла предположить, что испытание ей продеться пройти в одиночку. Сможет – докажет свою силу, нет – мир её дезактиву… не лучший расклад, но на слёзы времени не оставалось.
Приказ связиста был выполнен мгновенно. Разведчики отключили все воспринимающие звук сенсоры, блокировали естественные органы слуха, однако пользы это не принесло. «Естественно…» - Эдель тихо провентилировала, вслушиваясь в нарастающий мышиный визг. Что ж, не можешь убить – используй. Так она и попыталась сделать.
В то время как Королева поспешила за Саундвейвом, её разведчики, пользуясь выданной связистом «картой» отправились выполнять едва ли не суицидальную миссию. Вернуться по тому же маршруту было практически не реальным, по вине тех же крыс. Зато они вполне могли ещё навредить Новому Режиму и даже оторваться. Благо разведчиком повезло добраться аж до ветеранов и важных систем и оборудования. Единственное что от них требовалось это скорость, благо ею они обладали в достаточной степени. Так быстро, как это только было возможно в застенках, ксеноморфы кинулись вдоль стены, пока не выбрались через вентиляционную решетку наружу. Дальше игра становилась всё интереснее и интереснее… выбравшись в коридоры чужие  бросились по кротчайшему пути каждый к своей цели. Первый из разведчиков кинулся к охлаждающим системам, второй к  энергостанции, третий занялся всем остальным оборудованием. В случае если им посчастливиться достигнуть своей цели чужие примутся делать дыры в системах. Главная проблема заключалась в том, что разведчикам нельзя было останавливаться и позволять загонять себя в угол. За чем те следили так тщательно, как только могли. На то, чтобы грызть провода, охладительные магистрали, корпус и электронику у них не было времени. Зато было полезное в данной ситуации умение плевать кислотой. Конечно, при этом действе не обошлось и без ран. Один из разведчиков остался без хвоста и теперь за ним тянулся длинный след из расплавленной стали. Второй прихрамывал на заднюю левую, но упорно бежал. Третий был сильно ранен в бок и теперь тоже истекал кислотой. И это не считая многочисленных ссадин и покусов полученных всеми троими в большей или меньшей степени. Тем не менее, пока, все трое были в строю… но только пока.

+1

69

Явление санитаров – радостная весть. Ибо она означает, что Кибертрон ещё жив. Что у планеты есть надежда на восстановление и на светлое будущее. Умирающему нет дела до мелких болячек. Тот, кто борется за свою жизнь, будет сражаться с любой угрозой.
Плохо только то, что сейчас целью зачистки оказался новый генерал десептиконов.
Конечно, можно было бы толкнуть речь или мысль, что «так закалялась сталь», да вот только с Кибертроном бороться не стоит. Хотя бы потому, что этих «личинок» тут больше, чем всех кибертронцев ныне живущих. И это если не брать в расчет турбокрыс…
Сирриан печально повела крыльями.
За накатывающей волной турбокрыс и санитарами она наблюдала с потолка. Каким образом бесстрашная разведчица десептиконского клана оказалась там так быстро и незаметно – история скромно умалчивает. Но спускаться в кучу турбокрыс и кислотных брызг, прикидывающаяся мухой фемка не спешила.
-Саундвейв… - фемка помялась, прикидывая на какой частоте обратиться к наставнику. ~Я более чем уверена, что атаку спровоцировало появление Эдель вне её логова. Ликвидация личинок ничего не даст, просто приползут новые. И вот новые могут воспринять как угрозу нас, если мы заденем их товарищей…
Откуда-то с потолка посыпались новые турбокрысы. То, что на их пути невидимый корпус их не волновало. Брезгливо скалящуюся фемконку – более чем.
Передвинувшись на новое место, Белокрылая продолжила.
~Я могу унести тебя, но Эдель… Мы не можем её просто так бросить – без королевы в улье, обязательно появится особь, которая станет новой королевой. И мы получим возле базы, и что важнее, на Кибертроне, враждебный улей ксеноморфов. Такова уж природа этих существ.
Ещё одна дыра, откуда посыпались турбокрысы.
-В самом крайнем случае, я могу попробовать утащить Эдель на тросах. Но в воздухе нас заметит даже самый ленивый. И собьет из рогатки слепой безрукий автобот. – недовольно закончила Рин.

+1

70

Полетела по туннелям звуковая волна, мощная, жгучая, мозговыносная и… и ничего. Крысы как пёрли валом, так и продолжали движение. Что парадоксально, охранников Нового режима они игнорировали ровно до тех пор, пока те не открывали огонь, после чего сметали, деловито перегрызали шеи и сочленения, после чего оставляли ожидать смерти или ремонтников. Тех же, кто угодил под звуковой удар Саундвейва и ныне стоял на коленях или корчился на полу, сжимая руками шлем, они просто обтекали. Хаоса к ситуации добавляли внезапно ожившие турели, и на какое-то время, им удалось сдерживать крысиный поток, рисковавший захлестнуть небольшую десептиконскую группу. К сожалению для связиста, кое-кто из новорежимников успел перед дезактивацией повредить турели. В итоге, хоть большая часть крысиного потока и сдерживалась силами обороны, отдельные его ручейки беспрепятственно просачивались в сторону Саундвейва и компании со стороны Залов Совета. Нетрудно было догадаться, что вскоре плотина рухнет и тогда… Как говорит статистика, на каждого живущего кибертронца приходилось три-четыре крысы. Их травили, гасили, унижали и даже пытались истреблять пулемётами, но на место убитых с поразительным постоянством вставали новые. Конечно, поиск и разрушение крысиных гнёзд – автономных планетарных фабрик по производству грызунов – давало кое-какие результаты, но и они не могли сказаться на картине в целом. Вся эта цепочка размышлений мякго и ненавязчиво подходит к оглашению одного факта, и направлена на его должное понимание. А факт был таков: в этом месте подземных коммуникаций собралось всё крысиное поголовье южного полушария Кибертрона.
Под самими Залами Совета всё пока что было относительно спокойно, исключая внезапное появление двух страхолюдин, по которым тут же открыло огонь всё, что умело стрелять. Тем не менее, разведчикам Эдель удалось задуманное: обстрелянные по запарке крысы тут же переключились на новую цель и успешно занимали собой охрану подходов к Залам ещё порядка минуты. Разумеется, при появлении крысиных орд коридоры, ведущие к Залам были тут же перекрыты гермоворотами, но разведчикам Эдель удалось под ними проскочить, и сейчас они успешно вносили дезорганизацию в ряды Режима. Их проблема заключалась в том, что все важные системы Залов были продублированы, у самих Чужих не было карты местности, да и командование защитников быстро спохватилось и перекрыло всё, что только можно было перекрыть. И хоть первому удалось заплевать некоторое количество охлаждающего оборудования, к этому времени вокруг него уже стянулось кольцо из элитных войск. Зато второй преуспел – и на какое-то время Залы остались без основного источника энергии. Впрочем, его тут же поджарил тазером какой-то очень прыткий солдат, катающийся на роликах. Что до третьего, то его судьба наиболее трагична и, вместе с тем, примечательна: он нарвался на Оптимуса Прайма. Белого, в голубой маске и с красноватой оптикой, однако, на боевых качествах этого товарища цветовая гамма не сказалась ни коим образом, и не успел бедолага-ксеноморф опомниться, как пал с отстреленным черепом.
Наземные войска поспешили взять под контроль окрестные выходы на поверхность, а вниз, на помощь войскам отправились подкрепления из дронов и живых солдат. Появление ксеноморфов и крыс стало тем болезненным укусом, который окончательно разбудил настороженный город и поставил его на уши. Однако пока что всё было тихо, не смотря на спешное и беспорядочное с виду перемещение войск. Десептиконам удалось в считанные минуты добраться до оснащённой лестницей вертикальной шахты. Очень вовремя: со всех сторон их окружали звуки скребущих по металлу маленьких лапок и когтей. Однако и ежу было понятно, что таким маневром Саундвейв выиграл лишь отсрочку. К тому же, первого, кто полезет наверх, будет ждать неприятный сюрприз в виде перегораживающей туннель прозрачной паутины с энергопоглощающими свойствами. Ещё более неприятным сюрпризом станет стая робопауков, которые успешно сливались с поверхностью стен и дремали, ожидая появления жертвы. Когда же жертва появится, то вся стая, насчитывающая около пятнадцати особей, кинется на неё со всех сторон с целью ужалить и ввести парализующий яд. Благодаря своим сенсорам, Саундвейв имеет некоторый шанс их обнаружить, но даже его способности не дают гарантированного результата в этом вопросе. А до локального крысо-апокалипсиса оставалось меньше тридцати секунд… Что до Френзи и Рамбла… о, их история длинна и поучительна, исполнена резвых поворотов и тончайшей драмы. Определённо, когда нибудь её издадут в виде трёхтомника, но пока можно сказать, что кассетиконы успешно настучали личинкам по мозговым модулям, но тут изо всех щелей полезли механические грызуны, и у кассетиконов возник интересный выбор: смыться наверх, пока число крыс невелико, попытаться доломать личинку прежде, чем их сожрут, или попытаться спровоцировать её на монструозное родео. Что куда хуже, герметические ворота, ведущие к Залам с подземных ярусов, были закрыты. И это значило что, если они не хотели использовать Эдель как ходячую канистру с супер-кислотой, им придётся искать другой путь. Буэсоу повезло ещё больше: на него, бедняжку, с потолка упало аж две крысы. Впрочем, они на своей импровизированной площадке долго не остались и поспешно перепрыгнули на голову и плечи Эдель, с понятными целями. Сирриан же всё яснее ощущала чьё-то присутствие. Это были не сенсоры, а скорее, некое шестое чувство, словно чей то незримый взгляд упирался ей в спину между лопаток, словно она могла ощущать единую волю, ведущую против них орды живности. В теории, сосредоточившись, она могла определить передатчик этой воли. Другое дело, что возможности к сосредоточению у неё не было никакой.
Офф. Про Робопауков можно прочитать в теме Кибертрон, Информатория.

0

71

Саундвэйву не нужны были данные от разведчиков Эдель, что бы понять, что атака не сработала, а это обозначало, что перед ними не взбесившиеся турбокрысы, а управляемый поток живого оружия. В совокупности с появлением личинок, это обозначало лишь то, что сражаются они с самим Праймусом.
Любого здравомыслящего кибертронца эта перспектива перепугала бы до оффлайна. Связиста же лишь заставила думать в нужном направлении. И так… Последним оплотом сознания божества оставался Вектор Сигма. Праймус вступил в игру и мешает планам Мегатрона. Вектор Сигма должен быть уничтожен.
Правда, безумие? Но не для десептиконов. Пропаганда автоботов и Нового Режима делала себе дурную услугу, выставляя фиолетовый знак дикарями и глупцами. Многие из них обладали навыками, ведущими фракцию к победе. Мегатрон обладал уникальным навыком лидерства, он вёл за собой всю фракцию. А Саундвэйв… что Саундвэйв? Саундвэйв обладал навыком расчищать путь для своего лидера, невзирая на то, кто был противником.
~ Рамбл, Френзи, отступление к базе. – передал связист своим кассетникам.
Ситуация складывалась и в их пользу, и не очень. Продолжать движение наверх не было смысла, поскольку путь был заперт намертво. Искать обход? Хватало проблем с грызунами. А вот на что эти зверьки были способны там, где преимущество им не смогла бы дать и невероятная численность?
- Мы отступаем. Всем на платформу и вниз. – услышали механический голос фемки.
Базсоу, впрочем, тоже не терял времени даром. Обернувшись вокруг своей горизонтальной оси, птыц избавился от нежданных пассажиров, а следом двумя точными выстрелами снёс их и с Эдель.
По логике вещей, связисту было бы выгоднее избавиться от столь проблемного союзника. Но это по логике недальновидных личностей. Связист же отлично видел перспективы такого союза, начиная от возможности достаточно быстрого захвата колоний и аван-постов. К чему вести утомительные бои и уничтожать противника, если за пару часов пост будет пустым, а через пару дней на месте верной стражи врага будут верные союзнице солдаты? Нет. Эдель была ценна достаточно, что бы для её использования убить бога… или договориться с ним…
Запустив платформу на скоростной спуск, Саундвэйв отдал короткую и точную команду.
~ Конструктиконы, составить гештальт. Цель для атаки – турбокрысы.
Конечно, выражение фэйсплетов конструктиконов от такой команды было бы достойно увековечивания как эталон офигивания, но связисту было всё равно. Главное, что они сначала выполнили бы распоряжение, а уж потом стали задавать вопросы.
- Эдель, я бы советовал призвать солдат к нашей базе. Платформа после спуска послужит щитом, но крайне недолговечным. – повернувшись к Сирриан, связист продолжил. – На тебе турели и все доступные способы обороны базы. Используй компьютер.
Для себя Саундвэйв отвёл роль не только координатора предстоящего боя, но и одного из бойцов. Его электромагнитный бластер довоенного образца был, возможно, не самым мощным оружием в галактике, но как бы с этим не согласились бы те, то уже имел спорное удовольствие вступать со связистом в перестрелку. Довольно точное оружие в манипуляторах превосходного стрелка – весомый аргумент и против крыс тоже.
Проблема была только одна – запустить силовое поле. А оно могло и не запуститься… и винить было некого – конструктиконы то не докладывали о его готовности.
Спустившись, связист поднял платформу так, что бы та перегородила вход в тоннель. И отошел к базе, достав оружие и активировав звуковую пушку.
- Приготовиться к бою. Количество противников, ориентировочно, в пределах двадцати тысяч единиц.
Все кассеты заняли свои позиции, готовясь вести непрерывный огонь. Работа Сирриан с турелями должна была значительно облегчить задачу, но едва ли сделала бы её простой.
Что несомненно радовало, так это прочность корпусов турбокрыс. Может их было и много, зато успешно дохли от первого же точного попадания.
И солидная ставка возлагалась на Дэвастэйтора. Не столько за счёт его огневой мощи, способной сметать, пожалуй, по нескольку десятков зверьков за выстрел, сколько за счёт того, что крысята, просто, задолбаются ломать зубы о его весьма не тонкую броню.

0

72

Сознание обожгла жуткая вспышка ярости, когда на месте голоса она встретила пустоту. Вначале одну, затем другую и кончено этот гнев не мог не отразиться на жителях улья. Она лишилась двух разведчиков, возможно позже, когда её семья станет больше, и она привыкнет к потерям её гнев и превратиться в недовольство, но сейчас она была разгневанной матерью потерявшей двух своих чад.
~ Уходи! Немедленно! – приказала Эдель хватая на лету подстреленную Базосу турбокрысу решившую устроиться у неё на короне.
Зверёк был уже мёртв, но это ничуть не помешало ей изуродовать его трупик, в одно мгновение, сжав так крепко, что все магистрали внутри твари перелопались и хлынувшие из них жидкости, потоком полились по её руке, смешиваясь и превращаясь в серо-розовую грязную жижу. Разведчик внял её словам. Окружённый он воспользовался кратким мгновением, подаренным ему собратом. Как только свет вокруг погас и до того как заработали аварийные генераторы ксеноморф сделал несколько быстрых прыжков под резкими углами и зайцем попытался проскочить меж ступней охраны, а после скрыться в вентиляционной решетке. Куда бы дальше пролегал его путь? Вниз.
- Я этого не забуду, Саундвейв, - пообещала Королева, заглядывая в его алые окуляры, сейчас в темноте её глаз явно читалась решительность.
А вот действия Сирриан не удивили, она не слышала её слов, но чувствовала, о чём та думала. Это читалось в её настроении. Винила ли она её? Нет, сейчас на это не было времени, к тому же именно этой реакции она и ждала, но поступок связиста явно поднял Десептиконов в её глазах. Причём на много.
- Мои воины уже на подходе, как впрочем, и все остальные.
В этот момент скорость её мысли ничуть не уступила связисту. Едва лишь тот озвучил отход и оборону Королева тут же призвала весь свой улей к базе и он чёрным потоком мчался в их сторону, быстро собираясь и обступая конструктиконов. Не говоря уже о рабочих, что уже были на базе и первыми вздыбив шипы на своей спине, тихо шипели и клацали зубами полное решимости разделаться со всяким кто осмелиться встать на их пути. Появление матери лишь усилило их пыл.
Трансформировавшись Эдель встала чуть впереди связиста и напружинила сильный крепкий корпус, готовая броситься в атаку вместе со своими детьми.

0

73

Саундвейв не ошибся ни в определении выражения, появившемся на лицах шестерых конструктиконов при упоминании их врага, ни в прогнозе реакции. Действительно, Скрэппер и компания за свою службу в рядах фиолетового знака с кем только не воевали, так что реакция на традиционное Скрэпперовское «Конструктиконы, слияние!» была незамедлительной и, по сути, рефлекторной. А потом туннели содрогнулись, ибо спешно формирующемуся гештальту категорически не хватало место, и только обретя верхние манипуляторы, Девастатор пустил их в ход, пробивая себе путь наверх.
~ Девастатор давить! – доверительным тоном сообщил гештальт.
И тут, через пролом в потолке, на гештальт полился живой крысиный поток. Девастатор, конечно же, тут же заработал руками с утроенной энергией, чем вызвал ещё несколько крупных обвалов. Определённо, туннели после явления гештальта придётся шпаклевать ещё очень долго. Земля содрогалась, пока разъярённый джаггернаут вёл свой бой с полчищами крыс. К его чести – полчища, оказывавшиеся в пределах досягаемости, резко редели и уменьшались в числе, но немало крыс попросту обходило буйствующего гиганта стороной, двигаясь к единственной поставленной перед ними цели, устранение которой было сейчас смыслом всей их жизни.
Последний из разведчиков успешно использовал свой шанс, когда… схлопотал в челюсть белоснежным манипулятором. Некий Оптимус Прайм в белой броне, с голубой маской и багряной оптикой вскинул своё оружие и навёл ствол на морду чудовища, после чего не терпящим возражений тоном скомандовал:
- Ни с места, тварь! Именем Нового Режима, ты арестовано, чем бы ты ни было. Ты можешь пойти по хорошему, или по плохому, выбирай!
Платформа плотно перегородила выход с базы, и на некоторое время в недостроенном подземном комплексе воцарилась тишина. За это время Сирриан удалось запустить турели. Более того, как оказалось, конструктиконы озаботились установить перед входом на базу ловушку, которая должна была на некоторое время задержать крысиный поток с того направления. Но вот когда до базы доберутся космические личинки… Впрочем, до этого нужно было ещё дожить. Где-то наверху Девастатор по прежнему осваивал роль Щелкунчика, на базе царила тишина. Ровно до тех пор, пока изъеденная множеством механических челюстей платформа не рухнула отвесно вниз, принеся с собой гору бешенных крыс. Зверьки тут же хлынули во все стороны, нещадно истребляемые огнём турелей, но на месте каждого убитого вставало двое… и все они жаждали добраться до Эдель. А вот с генератором силового поля вышла незадача: построить его конструктиконы не успели. Их было много, чертовски много, неимоверно много: крысиный поток низвергался по шахте подобный водопаду, разбивался на отдельные потоки, стремился вновь сомкнуться там, где стояла Эдель. На остальных крысы реагировали постольку-поскольку, но именно Королева ксеноморфов была их целью, и ради этой цели, они были готовы на всё. У главного входа на базу без устали гремели турели, сдерживавшие полноводную реку серых поджарых корпусов. Сработали заготовленные конструктиконами ловушки, и пущенный по полу ток надолго остановил неумолимый поток.
И всё таки… их было много. Слишком много. Стационарные орудия пока сдерживали натиск, но долго это продолжаться не могло, и вот… пушки замолкли. Заблокировавшие главный вход гермоворота вновь отсекли путь крысиным полчищам, но надолго ли их хватит? Что куда хуже, Саундвейву и Эдель следовало ожидать прорыва в любой момент: установленные конструктиконами перекрытия в коридорах и технических туннелях ещё держались, но рано или поздно крысиные полчища найдут себе дорогу на базу – и тогда десептиконы неизбежно окажутся окружены и уничтожены. Наверху по прежнему бушевал Девастатор, и стены базы дрожали от его могучих ударов, но даже могучий гештальт не мог справиться с таким наплывом живой силы.

0

74

Конструктиконы, как всегда, не подвели. Дэвастэйтор был составлен и тут же принялся за работу.
К чести гештальта, Саундвэйв ни на секунду не переоценил его возможности и теперь удовлетворённо отметил резкое сокращение противников.
Своё дело делали и турели, мощным заградительным огнём сметая всё живое, которому было не место на базе. Впрочем, на этом хорошие новости и заканчивались.
Щит построен не был, а платформа лифта уже пала и турбокрысы ринулись живым потоком.
Связист был спокоен и выверенным. В его манипуляторе появился древний ЭМ-бластер, который, впрочем, всё ещё молчал. Зато, заговорила наплечная звуковая пушка, выпустив в гущу потока мощный заряд, рассчитанный на парализацию крупного кибертронца.
Лишь вслед за этим полетели точные выстрелы из бластера. Саундвэйв не за красивый визор славился одним из лучших стрелков Кибертрона. Каждый выстрел находил свою мелкую пищащую цель.
~ Сирриан, выжми из обороны базы всё, что сумеешь. – приказал офицер связи, когда отказали главные защитные орудия.
Размышления были не долгими.
- Лазербик, Базсоу, на выход. Держаться как можно выше. Операция: Уничтожение.
Две кассеты тотчас покинули деку и трансформировались. Крылатые разведчики взмыли поближе к потолку, образовывая классическую «спарку» и поливая орды грызунов из лазерных пушек.
Сам же Саундвэйв всё больше и больше склонялся к мысли, что при такой активности Праймуса придётся уничтожить… Хотя, для начала, не лишним было бы провести переговоры.
~ Сирриан, будь добра, постарайся установить мне канал связи с Сигма-компьютером. – всё же склонился к последнему связист.

+1

75

Всё что ускользало от Девостатора, тут же было встречено ксеноморфами. Зачастую убивавшими одним точным ударом. Раз за разом они набрасывались на противника, без устали полосуюя когтями и щёлкая челюстями. Сверху сыпались обломки, сталь под ними содрогалась от тяжёлых ударов, но Чужим было абсолютно всё равно, они дрались за выживание своего вида, за место под солнцем и делали это отчаянно полные ярости и решимости, призирая всю ту боль, что даровали им мелкие острые зубы. На кону стояла их Мать и будущее поколение, они не могли позволить себе проявить слабость и на этот подвиг их толкали не только инстинкты ксеноморфов. В это мгновение обе их составляющие были едины в своём стремлении.
Эдель была рядом с ними, и яростно топтала все, что крутилась у неё под лапами, сбрасывала то, что прыгало ей на корпус. Она давила, рвала, терзала, кусала, резала, но полчищу всё не было конца. Точно безбрежный океан, который она и её дети пытались вычерпать по капле. И в это мгновение Королева здорово усомнилась в решении Саундвейва. Одного Девостатора было мало. Нужно было что-то предпринять, но что? Что она могла бы сделать против сигма-компьютера?
~ Неужели никак нельзя заблокировать сигнал Праймуса? – обратилась она к связисту. – Создать какой-то купол где сигналы бы прерывались?
Меж тем, когда рухнул подъемник, и турели отстреляли своё, Эдель велела своему воинству отступить в несколько тоннелей, дабы противник не имел возможности окружить их со всех сторон, и вынужден был протискиваться более-менее ровным потоком, с которым ещё можно было справиться. Конечно, само по себе это было лишь способом оттягивания времени, пока ей или Саундвейву не придёт в голову что-то толковое.
~ Если потребуется, иметься ли способ немедленно увести меня отсюда? – вновь обратилась она к Саундвейву, вместе с Чужими медленно отступая в тоннель.

В то время как на базе кипели нешуточные страсти маленький, но очень храбрый разведчик молчал как истинный партизан. Лишь зло и недобро взирая на белоснежного бота бусинами чёрных глаз. Дети Эдель не ведали страха в том объеме, который охватывал простых кибертронцев. Все они от мало до велика, от старых до ещё не рождённых были потриотами, для которых родина была важнее собственной жизни. Так и этот маленький разведчик был готов умереть, нежели выдать что-то противнику прежде времени или же попасть в плен на опыты. Последний вариант был бы не только нежелателен, но ещё и лично неприятен. К тому же он всем сердцем стремился присоединиться к разгоревшейся битве. Однако был достаточно умён для того, чтобы не прыгать на пули.
- Новый Решшшим – сссло! – прошипел разведчик, собираясь в тугой комок, точно загнанный в угол напуганной кот. – Вам не победить повсстанссев, правда, ссссанами!
Это была дезинформация. Настоящая дезинформация, которая предоставлялась осознанно существом нелепым и на первый взгляд совершенно неумным. «Что толку молчать, будучи пойманным?» – подумал разведчик. «Ведь тогда нашедшие меня могут избрать верный путь! Лучше уж я сам направлю их по ложному следу…»
- Крысссы это только начшшшало! Вы даже предссставить сссебе не мошшшета на сссто мы ссспособны!
С этими словами разведчик выплюнул точно в дуло комок кислоты и, сделав несколько резких скачков в противоположные стороны, стремясь запутать противника, прыгнул точно на новорежимника. Однако тот не был его целью, «нападение» было очередным отвлекающим манёвром и, махнув хвостиком, ксеноморф вновь помчался к вентсистеме, стремясь скрыться в шахте.

0

76

Ничего неожиданного. Пушки честно отстрелялись и сдохли под напором серого воинства. Противников нормальных размеров они бы проредили знатно, но на неиссякаемый поток крохотных террористов-смертников ориентированы не были. Печальный просчет. Тут нужен огнемет или что-то похоже… Как вариант электромагнитное поле, рвущее такую мелочь на куски. Да и нормальным меха не поздоровится… Даже крушение подъемника не сюрприз. В разгар войны автоботы что-то эдакое уже делали…
Сирриан рассматривала через камеры бойцов Эдель.
Что не говори, а эти жуткие существа отличались странной, пугающей красотой. И грацией.
Оружие.
Красивое и смертоносное.
Как бы белая фемка не относилась к новоявленному генералу и её детям, но не признать ужасающего великолепия ксеноморфов было нельзя. Если бы базу атаковали автоботы, то крылатая скорее поставла бы на победу черных зверей, чем алозначных. Даже столь многочисленный поток крыс дети Эдель удерживали уже весьма долго.
Но как долго они продержатся?
~ Сирриан, выжми из обороны базы всё, что сумеешь.
~Делаю. – отозвалась фемка, стуча когтями по клавиатуре. –Попробуйте отойти из текущего коридора глубже в базу, я попробую его обрушить… если провода пока не сгрызли эти твари.  Завал даст дополнительное время.
Увы, кроме основных орудий база пока ничем не могла защититься.
На экранах было видно, как связист методично расстреливает крыс. Как «птички» эффектно обеспечивают поддержку с воздуха. Вот только думать Саундвейву это не мешало…
~ Сирриан, будь добра, постарайся установить мне канал связи с Сигма-компьютером.
…или мешало.
~А ничего попроще не сделать? Веревочку из песка свить… море ложкой вычерпать? – не сдержала вокалайзер Рин.
Саундвейв умел подкидывать подчиненным такие задачки, что несчастные рыдали и бились головой о стены. Вот только жаловаться было бесполезно. И опасно. И некому. И тихо шипевшая нечто неприятное Белокрылая это знала.
~Сигма это не какой-то там Телетран. Надо или лично прибыть в комплекс Сигма-Компьютера. Или найти планетарные коммуникационные линии, что как раз Сигмой и контролируются. Но они залегают глубоко. Кроме того Сигма может просто сжечь подключившегося, были прецеденты.
О том, что есть и третий, самый опасный путь из всех, фемка решила не распространяться.

+1

77

И грянула битва, и пролились реки энергона, и крысиный визг стоял до небес… Так бы об этом написал поэт. Но поэты склонны приукрашивать. Хотя визг всё равно стоял оглушительный, да и энергона пролилось изрядно. С каждой минутой положение обороняющихся ухудшалось, ручеёк перерастал в реку, а крысиному воинству всё не было конца и края. А тем временем, белый «Оптимус» с сомнением посмотрел на внезапно заговорившего полуорганика, не зная, то ли радоваться, то ли удивляться…
- Какая ещё правда? – поинтересовался он.
Впрочем, ответ ксеноморфа – кислотный плевок – был достаточно красноречив. «Оптимус» едва успел отвести оружие так, что плевок пришёлся ему на запястье. Белая броня зашипела, тая, словно сугроб под жарким июньским солнцем, но трансформер даже не поморщился. Не стал он и стрелять, вместо этого, ксеноморф получил по голове увесистым прикладом. Впрочем, вскользь – и это не помешало твари ускользнуть. База, конечно, уже была поднята по тревоге, так что покинуть её чужаку будет весьма непросто: ходы перекрыты вооружёнными постами и загерметизированы, караулы, патрули… Залы Совета кишели вооружённым до зубов народом.
Тем временем, резня продолжалась. И Саундвейв, и Эдель, и подавляющее большинство её солдат были уже порядком покусаны. Повреждения были несущественными, но их было много, помалу истекая энергоном и кислотой, защитники базы теряли силы. У Девастатора тоже нашлось достаточно неприятностей: мало того, что гештальт почти проломился до самой поверхности, так к крысам подошло подкрепление в лице, вернее, морде двух космических личинок, жаждущих откусить гештальту голову. Они конечно были поменьше Девастатора, но должны были отвлечь его внимание и заставить повозиться, подставляя его для главного удара. Удар совершило существо, словно сбежавших из бредовых фантазий Джаксуса: гигантская крыса о пяти головах, каждая из которых была выкрашена в свой цвет. Габаритами она немногим уступала гештальту и с трудом протискивалась по одному из верхних туннелей, где было попросторнее. Добравшись до места, где буйствовал гештальт, монстр замер, припал к полу, оттолкнулся… и прыгнул тому на спину. Крепко вцепившись в Девастатора когтями, Мегакрыс раззявил пятёрку пастей и на голову, спину и плечи гиганта обрушился поток огня, холода, электричества, кислоты, в шлем ударил поток отравляющего газа, лишающего сил, а в поясницу вонзилось отравленное тем же ядом жало на хвосте крысиного гиганта. Натиск пятиглавого чудовища был сокрушителен и внезапен.
А пока Девастатор был занят, крысы всесметающей волной хлынули на базу десептиконов. Примерно в то же время, упавшая с потолка балка надёжно вырубила Саундвейва не неопределённый срок. И неизвестно, чем бы всё кончилось, но тут наводнившее туннели крысиное полчище замерло… и остановилось. Своими сенсорами Эдель и Сирриан могли ощущать странные волны, неуловимые и невоспроизводимые их системами. Крысы замерли, как вкопанные, игнорируя всякую агрессию со стороны десептиконов и киберморфов. Несколько секунд в туннеле царила тишина, а потом…
- Как интересно. Старые соратники в безвыходном положении!
Хор голосов, визгливых, скрипучих, но на удивление складный. Кто бы не говорил, всё крысиное воинство, включая Мегакрыса было его устами. Последний, кстати, сделал попытку ретироваться – видимо, не до конца попал под контроль. Зато космические личинки продолжали напирать на Девастатора, обстреливая его из тяжёлого энергетического оружия.
- Я полагаю, это звучит как сделка… Мегатрону придётся принять жизнь своего чудо-связиста из моих рук, как замечательно! Постойте… он в отключке?! Что за… А, ладно. Вы двое, кто из вас главный? Я Рэтбэт. И я хочу управлять всей экономикой возрождающейся десептиконской империи. Такова моя цена за ваши жизни. Немедленно свяжитесь с Мегатроном и сообщите ему мои условия, или я позволю Кибертрону завершить очистку туннелей от инородного элемента. То есть вас.

Офф. Саунд пребудет в оффлайне до возвращения игрока.

0

78

Когда-то, Сирриан терзали глубокие сомнения касательно личности одной шибко наглой кассеты Саундвейва с трансформой сонарного летуна. Бывший сенатор был тем ещё извращенцем и доверия не вызывал. К тому же, у него была наиболее независимая от связиста десептиконов личность. У Рин манипуляторы дрожжали от желания отформатировать эту тварь. Но увы. В дела Саундвейва и его кассет, кроме кассет и Саундвейва никто не имел права вмешиваться.
И сейчас Белокрылая искренне об этом сожалела.
Хотя, до сожалений ли сейчас?
Крысы остановились – это плюс. Пожалуй, единственный в этой ситуации. Вырубившийся Саундвейв, Рэтбэтт с его требованиями и «белый Прайм»… Да… Минусов было гораздо больше, чем плюсов.
Создать видимость канала с Лордом...  Засвет, конечно, тот ещё, но что поделать? Этот "Бэтмен" точно слушает эфир, если ничего не сделать, он ту устроит филиал Плавилен. А так - сообщение отправлено, ждем ответа...
~Милорд. – создать видимость канала, направленного на Лорда, было, в общем, не так уж и просто. –Ситуация вышла из-под контроля. База обнаружена. Саундвейв выбит в оффлайн, за его жизнь Рэтбэт требует право контролировать всю экономику десептиконов. Жду указаний. Конец связи.
Убедившись, что "сообщение доставлено до адресата", фемка сосредоточилась на текущем положении. А оно тоже, не радовало. На свой счет иллюзий она не питала. «Блондинка из анекдотов», «белый брелок», вечно скандалы с Вечно Вторым среди десептиконов… Да, ценной единицей себя Сирриан не считала. В случае необходимости, о неё избавятся быстро. Саундвейв же более ценен, его Мегатрон не сдаст так быстро. Да и новый генерал ему нужен…
Хм…
Генерал…
~Эдель. – Сирриан максимально скрытно обратилась к королеве. – Мне необходимо знать следующее: Могут ли ваши отпрыски быстро выхватить Саундвейва и перетащить его к нам?  И насколько глубоко ваши дети забирались под поверхность? Им встречались тоннели очень старые, с очень крупными и древними линиями коммуникаций?

Отредактировано Sirrian (2014-05-24 23:42:40)

0

79

Что ж, они оба знали что делали. Разведчик получил по голове прикладом, но все же ускользнул куда-то подпол, нырнув в провода с той же легкостью, которой рыба ныряла в воду. Здесь единственный выживший чувствовал себя… не сказать чтобы в безопасности, но ему определённо полегчало. Не станут же они палить в главные энергетические магистрали, рискуя при этом пробить трубы с хладогентом! Впрочем, подозрительность – друг любого разведчика. Он присматривал за тылами и спешно перебирал побитыми усталыми лапами. От капель его крови шипела сталь и облезала изоляция, но не сказать, чтобы слишком уж сильно.
В начале чужой просто брёл вдоль проводов желая убраться от врага подальше. Инстинкты завил его домой – защищать улей, защищать королеву, своё бедующее и братьев. Эти желания были сильнее инстинкта самосохранения. Но Эдель даровала ему ещё и разум. Не смотрите на то, как мал и звероподобен он был, его разум не хуже процессора кибертронца. Может не столь загружен и мудрён личным опытом. И этим разумом он понимал, что толку от него в бою будет не много, с его ранениями он предвидел свою гибель. Однако Дети Эдель были бесстрашны, ну или почти бесстрашны, и остался он отнюдь не из страха. Напротив, разум подсказал ему, что он ещё кое-что может, и он помнил приказ своей матери.
Потому он брёл вдоль главных магистралей, как в джунглях продираясь по пути не доступному большинству трансформеров. Он плутал, искал, не зная что, но тут же понял что ему нужно. Столько проводов, столько энергии, оборудования. Это не могло быть не важным местом! И если только это не лаборатория в чём он сомневался (а лабораторию он знал по воспоминаниям Матери, которые перешли в его пользование после рождения), это был самый настоящий командный центр. Или около того.
Ксеноморф огляделся дважды. Вначале точно кошка своими длинными усами он ощупал окружающее пространство сенсорами. Затем, уже уверенно выбравшись, огляделся и шумно втянул воздух в вентсистемы. База гудела, бегала, шумела, но здесь и сейчас почти никого не было. Может быть, охранник решил отойти в уборную, может его отозвали… да и столь ли это важно? Шанс не стучит в двери дважды, как говорят Земляне. И пусть маленький разведчик сформулировал эту пословицу по своему, языком нам не совсем понятным, смысл остался тем же. Медлить было нельзя.
Подобно шабутному слоненку, пущенному в посудную лавку, ксеноморф как ненормальный принялся причинять всему зло и разрушения. Уже какой-то частью причувствуя похвалу матери за инициативу. А расположение Эдель по сути был тем же, что и радость альфы для обычной беты. К тому же денежные премии в улье… не выдавались. И так, как же он причинял это зло? Для начала он поломал все экраны – те были штуками большими, но при этом приходили в негодность с одного точно плева. Затем он принялся за приборы, заливая их кислотой и грызя провода. Но было в его арсенале и небольшое коварство доступное лишь разрушителю обладающему разумом. В кибертронском он был не силён. Так что когда залез на главные управляющие палении просто нашёл пару тройку красных кнопок, побольше и вдарил по ним. Затем для верности понажимал ещё несколько – желательно побольше и в произвольном порядке. И лишь за тем залил их кислотой, приводя в негодность.
И ещё один момент. До благодарности матери ему очень хотелось дожить. Посмертно конечно тоже не плохо, но разведчик ни на наноклик не терял бдительности готовый в любой момент сорваться с места. Выполнить пару трюков и зайцем скрыться в зарослях проводов у пола.
А там уже можно было с чистой совестью возвращаться домой. Стараясь не притащить за собой хвост т.е. очень уж недоступными трансформеру, петляющими и окольными путями.

0

80

Мир замер в неподвижности, пока Рэтбэт ждал ответа. Полный контроль над полчищами крыс, который уже не первый год снабжал его информацией из первых рук, сейчас возможно спас жизнь и Сирриан, и всем остальным. А пока десептиконы на базе, по его мнению, должны были взвешивать все «а» и «б», Рэтбэт думал над тем, какие силы собрали в этом месте столько его верноподданных и без его ведома? Если бы он знал – возможно, позволил бы крысиным полчищам закончить свою работу и сожрать десов на ужин. Потому что где-то глубоко-глубоко, в толще металла, Вектор Сигма фиксировал опасность. Живое сердце планеты, суперкомпьютер ощущал в Эдель и её потомстве гибельный потенциал, и потому вмешался в ход вещей, задействовав имеющиеся ресурсы. А они были невелики. Все последние миллионы лет, он были невелики и неизменно сокращались. Но у истерзанной войной планеты ещё оставались силы. А потому, земля сдвинулась и раскололась.
Многочисленные подуровни Кибертрона раскрылись, подобно гигантской пасти, и Улей, и десептиконская база, и все кто на ней, со страшным гулом обрушились в бездну. У Сирриан будет совсем ничего времени чтобы спастись самой и прихватить одного из своих спутников: Эдель или Саундвейва. Собственно, выбор будет очевиден. Но прежде, на кассетную деку связиста приземлится отосланный в невесть какие времена Буэсоу и нажатием на одну ему известную точку в корпусе связиста, перекинет его в альтмод. После чего сообщит: «Задание выполнено, основной и резервные центры управления городом прекратили своё функционирование. Каон беззащитен» и юркнет за деку, к остальным, оставляя на долю Сирриан спасение утопающих. А спасаться было от чего: целый кусок кибертронских подземелий стремительно проваливался в бездну. Но что ещё хуже, на его место уже вставали соседние сегменты так, что в гигантской сети планетарных механизмов не останется и прорехи, базы десептиконов и Улья словно никогда и не было, и если Сирриан не поторопится покинуть базу через шахту лифта или иным возможным путём, не будет и её вместе с Саундвейвом.
Девастатору повезло уцепиться за край разлома, неподалёку старательно пытался удержаться на весу его пятиглавый опонент. Чудом, над их головами всё ещё сохранилась пара целых уровней, но не стоило обманывать себя: новорежимнику найдут точку разлома, и быстро. А меж тем, прореха в плоти Кибертрона восстанавливалась, место угрюмых серых отсеков заменяли величественные залы, исписанные схематичными рисунками и древними письменами. В главном зале, где, по идее, должны были оказаться Рин и Девастатор (а так же ушедший в жуткий пассив гигантский крыс), стояли две огромные статуи. Древние. Праймы.

http://i61.fastpic.ru/thumb/2014/0619/91/867de753e68ebd16edde39dc9d038691.jpeg

И ещё там был меч, вздымающийся над пологим возвышением. Во все стороны от этого клинка расползались уродливые нити ржавчины, но его лезвие было нетленно и по прежнему бритвенно остро. От меча веяло силой, смертью. Разложением. Но не под силу Сирриан было извлечь сей клинок. Впрочем, и у Девастатора, и у всех гештальтов на свете это бы не получилось. Потому что это был меч Льежа Максимо, предателя, меч, оставленный для его потомка. Что ещё интереснее, это место находилось в отличном состоянии и было полно энергии, полно жизни. Вместо утлых серых бункеров десептиконы получили настоящие хоромы. Девастатор, согнувшись в три погибели (потолок в главном зале высотой под тридцать метров, и всё же этого мыло мало, с неким тупым испугом взирал на раскинувшиеся вокруг красоты. Пожалуй, впервые за всю историю, этот гештальт был напуган до чёртиков. Стоявший в другой части огромной залы, гигантский крыс вдруг произнёс:
- Его воля… исчезла. Я свободен – медленно, в пять глоток выговорил мегакрыс. – Нет, он передаёт послание…
И зазвучал голос, который уже давно не звучал под этим солнцем и луной:
- Я Последний Автобот. Страж Праймуса, защитник Кибертрона. Внемлите воле Сигмы! Вы заключили союз со скверной, способной со временем поглотить всю планету, и были наказаны. Но Сигма видит далеко, сквозь каждую клеточку металла, что в вас и вокруг вас. Он видит ваше будущее, и как плату за утраченное, он приподносит вам это место. И это тело.
Существо мигнуло оптикой, возвращаясь в норму, и спросило, обращаясь к Сирриан:
- Так что… я теперь один из вас?

http://i64.fastpic.ru/thumb/2014/0619/80/f41bc80bca8179b421ecd61416077480.jpeg

Офф. Рин, поскольку Саунд и Эдель временно не с нами, приходится делать ход конём по завершению текущего сюжета. Если хочешь, ты можешь отправиться на орбиту, к Мегатрону – Аве тирану (о том, что героический флот НР ведёт бой с подлыми десептиконами сейчас говорится на всех каналах). Или на руины Воса – к Старскриму (думаю, где-то на канале ещё болтается его сообщение).

0

81

Кто-то когда-то сказал, что существо, которое было бы древним как сам мир, ну, или чуточку младше, должно быть невыносимо занудным, мудрым, терпеливым и неторопливым. Груз прожитых лет будет давить на такое существо, заставлять желать смерти, быть может искать её. Хорошая концепция, но никто из собратьев Сирриан, ни она сама, себя таковыми не считали. Да, иногда было невыразимо скучно, ибо что-то кардинально новое в жизни появлялось не так уж и часто. Да, иногда груз потерь и жизненного опыта становился очень уж тяжелым… Или все дело в неорганической структуре их тел? Затереть информацию из памяти, отправить её в архив, отключить эмоциональное сопровождение каких-либо воспоминаний не так уж и сложно. Да и медлительным никто их них не был. Просто надо выбрать время и сделать. Белковый автор сей концепции не обладал подобными возможностями.
Хотя да, «растекаться мыслью по древу» Рин любила. Иногда.
Но не тогда, когда все вокруг красиво рушилось и разрушалось.
Прижимая к себе трансформированного связиста, Сирриан краем оптики заметила, как проваливается в расступающийся под ногами пол клубок из крыс и ксеноморфов.
Ну что ж…. Покойся с миром, Эдель. Прости, но двоих я не вынесу в этом хаосе.
Трансформироваться при таком количестве обломков в воздухе, то и дело падающих на броню – верная гибель. Времени на варп-прыжок тоже нет, ибо Кибертрон способен сменить секции внешних покровов за небольшой промежуток времени.
По опыту прошлых подвижек, на то, чтобы удрать у Белокрылой было не более пары минут. В лучшем случае.
А больше и не надо.
Закинув связиста в отсек под броней, фемка рванула туда, где была шахта лифта. Как правило, стенки в стволе шахты строились так, чтобы при колебаниях поверхности выдержать деформацию и не превратить меха внутри в дорогостоящие консервы. Конечно, они не были рассчитаны на то, чтобы преодолеть защитные механизмы Сигмы, но пару секунд выигрыша во времени дать могли.
Сам лифт уже успел благополучно сорваться и исчезнуть в разверзнувшейся бездне.
А через пару мгновений уже и сами стены стали обрушиваться в пропасть…

…А зал оказался до боли знакомым.
Вот и меч на подставке… То, что его никто не упер вызывает странное чувство… Умиления? Ностальгии? Вон на той статуе, на спине, некие вандалы нацарапали нечто хвалебно-матерное высоким слогом… (фемка рефлекторно спрятала когти)
Да… Давно это было….
Медленно и неторопливо фемка отпустила голову одной из статуй, и спустилась вниз.
В минуту критической угрозы жизнедеятельности, срабатывали программы выживания. Записей не велось, и вся мощность процессора уходила на поиск путей спасения. В такой ситуации мех мог выскочить из неминуемой ловушки, прорваться через толпы врагов… и атаковать союзника, поскольку осознания себя в полной мере в таком состоянии нет. Есть только выживание. И ничего больше.
Ну, кроме нескольких тонн смертоносного металла и оружия.

- Я Последний Автобот. Страж Праймуса, защитник Кибертрона. Внемлите воле Сигмы! Вы заключили союз со скверной, способной со временем поглотить всю планету, и были наказаны. Но Сигма видит далеко, сквозь каждую клеточку металла, что в вас и вокруг вас. Он видит ваше будущее, и как плату за утраченное, он преподносит вам это место. И это тело.
«Тело» посмотрело на фемку взглядом щенка, которого пнул злой дядька, и молвило:
- Так что… я теперь один из вас?

«Да чтоб тебя, Автошлак, шарки тупыми зубами жрали…» - мысленно выругалась Рин.
Существо, похоже, до сего момента не обладало полным самосознанием, а если и обладало, то оно было задавлено сначала Рэтбэтом, и теперь – Стражем. Зверюга, однозначно, жуткая и сильная. Такими не разбрасываются, и надо радостно вопить «ДА! ВО СЛАВУ МЕГАТРОНА!». Вот только это – предреченная судьба. Предсказанное и Нареченное будущее, как у подружки Прайма. Интересно, любила бы Элита Отимуса, если бы ей это не было предначертано? Будь у неё реальный выбор, а не его иллюзия, как бы все обернулось?
Впрочем, это не её, Белокрылой, дело.
Её дело стоит, мерцая оптикой и шевеля хвостом.
-Ты слышал волю Сигмы. – наконец сказала Сирриан, подойдя к существу чуть ближе. –Я уверена, что ты теперь есть целостность, а не часть общего. Мое имя Сирриан, из клана десептиконов. Это – Девастатор. И находимся мы… на новой базе десептиконов. – фемка задумчиво посмотрела на меч. –Да… На базе. Девастатор!
Дождавшись, когда гештальт развернется к ней головой, а к статуям Праймов выхлопом, фемка обратилась к составлявшим его конструктиконам.
-Это место великолепно подойдет для нашей новой базы. Саундвейв временно недееспособен, и как старший из присутствующих офицеров разведки, я рекомендую вам привести эту базу в соответствие с требованиями командования. Наш новый друг останется с вами, и надеюсь, сможет помочь вам в вашем непростом деле. Из второстепенного: рекомендую не прикасаться к мечу, и, по возможности, не нарушать целостность надписей и рисунков на стенах. Они носят информационный характер и могут пригодиться в дальнейшем.
Не заметить гвалт на всех частотах в эфире было просто невозможно. Что ж. Лорд занялся любимым делом. Стоит ли туда соваться?
Белокрылая осмотрела меч ещё раз. Если байки хоть на минуту верны…
-Господа, вынуждена вас покинуть.
После последнего варп-перехода прошло не так уж и много времени, и чтобы разогреть двигатели, у неё ушло не более сорока секунд.
Неяркий всполох света, и фемка исчезла с базы.

Переход в тему "Авэ тирану, авэ!"
ОФФ: Мне сразу писать в новой теме или как?

0

82

Файвхэд несколько секунд задумчиво разглядывал Рин и гештальта, словно размышляя.
- Я не против. Я кажется до сих пор был… не я – заявил наконец крыс. – Но вам нужно будет рассказать мне, что значит – быть десептиконом.
Гештальт несколько секунд молчал, тупо разглядывая фем, а потом кивнул и заявил:
- Девастатор… понимает.
А уже через несколько секунд шестидесятиметровый гигант начал разделяться на составляющие.
- Но если этот парень будет кусаться – мы за себя не отвечаем! – строго заявил, не столько Сирриан, сколько Файвхэду Скрэппер.
Офф. Конец квеста. Сирриан, да, начинай в Аве, только укажи в начале поста, откуда прибыла.

0


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Санитары подземелий


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC