}

Трансформеры: Рагнарёк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Кошки-мышки


Кошки-мышки

Сообщений 31 страница 36 из 36

31

From Оптимальное Решение

~Всё по плану.. – достаточно сухо и коротко ответила Фем Абсолюту. Все по плану. По чьему плану? Это уже мелочи, в которые она посветит меха как-нибудь в другой жизни. А пока ему будет спокойней от этой информации. В конце концов – еще ничего не закончено!

Черная фем ощутимо напряглась, заметив движение руки Оптимуса, но торопиться с ответными действиями не стала. Все-таки ей нужно было занять выигрышное положение, для того, что бы добраться до нужной точки в корпусе старшего Пакса с первого раза, и сейчас её положение не было таким. Но Гув продолжала делать то, что делала – говорить, отвлекать, успокаивать… Сработало.
«Сработало!?...»
Фемка внимательно следила за реакцией Оптимуса, за его взглядом, и пыталась разобраться в том, что он ощущал. Сейчас это было важно не столько только потому, что и сам Оптимус для неё был важен априори: личные чувства ушли на второй план. Понять его мысли сейчас значило сориентироваться в его дальнейших действиях. Хотя ситуацию осложняло то, что Прайм уже доказал свою хитрость и умение контролировать эмоции.
Когда Оптимус вновь посмотрел на неё, Гув прекратила вглядываться в его лицо, боясь упустить какую-нибудь важную деталь, приветливо улыбнулась ему и медленно убрала манипулятор от красной брони.
В голове её невольно пронеслась мысль о том, что от напряжения, охватившего весь корпус, она так сильно сжала капсулу, что вряд ли смогла бы что-то еще сделать с ней - слишком неподвижной была сейчас её кисть. А потому тонкие пальчики фем перевернули дротик в ладони так, что бы «хвост» оказался между двух пальцев, а игла направлена вдоль ладони. Так будет достаточно «хлопнуть» Прайма по нужному месту, что бы с удобством воспользоваться капсулой Абса. Но Оптимус то ли действительно поверил в безобидность фемки, то ли уже имел определенный план дальнейших действий. Первый вариант бил по самомнению юной снайперши, а вот второй достаточно легко нашел достойное место в её сознании.
«Что, вот так просто? Ты усыпил свою бдительность или решил усыпить мою этими речами? Оптимус, ты доказал, что ты хитрец! А я стараюсь учиться на ошибках. Тебя нельзя недооценивать. Теперь главное не оплошать… еще раз».
Когда Оптимус протянул манипулятор в её сторону, фемка чуть отшатнулась назад. Первое мгновение Гув смотрела на Прайма с явным сомнением, словно не веря в происходящее. Его жест был одинаково приятен и неожидан, заставляющий и смутиться, и опасаться. Но изумрудная оптика быстро устремилась вглубь коридора, больше никак не выражая заполнившие ЦП подозрения, а напротив - она старалась сейчас казаться расслабленной и доброжелательной, хоть внутри всё было в напряжении. Она могла понять натуру Оптимуса, его чистоту и искренность, но этот образ был образом сказочного героя – он не логичен в современном мире. Если кого-то пытаются убить, то этот кто-то должен быть полным идиотом, что бы не противиться этому. А Прайм не был идиотом, хоть как такового убийства и не должно было быть. Жест она все же приняла, предварительно поместив снайперку за спиной и, под прикрытием этого действия, переместив капсулу из правой ладони в левую. Гув несколько робко коснулась его манипулятора, естественно стараясь не выдавать предмета, легко зажатого в ладони. Сейчас её охватило легкое смущение, заставляющее фемку не более чем на наноклик окунуться в детство, ощутить желание обвить красный манипулятор и повиснуть на нём, а потом с восхищением в огромных изумрудах оптики удивляться силе и крепости конструкции меха. Но, как известно: мысль – молниеносна, а фемская мысль – и того быстрее. Гув держалась достойно, не позволяя совершать себе лишних, а тем более неадекватных, действий – в сложившейся ситуации они могут повлечь беду. Черная ладонь лишь через десяток нанокликов потеряла неуверенную мягкость и черные пальчики крепко прижались к его броне, словно боясь, что Прайм исчезнет… Или.. что бы не упустить возможности контролировать его манипулятор. Дальнейшие слова Ориона заставили фемку призадуматься на пару нанокликов:
-Зло? Оптимус, ты попал не в то время и не в то место… Как только мы вернемся, я уверена, тебе понравится Кибертрон какой он сейчас. Этот мир не разделен на два цвета: черное и белое. Хотя правильней сказать: красное и фиолетовое… Это целая палитра красок! Ярких, сочных!  Восстановленные здания, парки, улицы. Они полны жизни. Ты давно видел Кибертрон таким? Ну…Да, случаются несправедливости, -голос её чуть понизился, от исчезнувшего воодушевления, - есть преступники, нарушающие и не дающие развиваться всеобщей гармонии. Для них есть законы, есть стражи этого закона и исполнители… Сейчас всё не так однозначно, как, возможно, было раньше. Раньше автобот был добрым, десептикон – злым. Сейчас – они с одинаковым шансом могут и помочь и навредить.
Она замолчала, недобрым словом вспоминая повстанческие группировки, которые доставляли полиции немало хлопот. Какой совет она могла дать? Она совершенно ничего не понимала в политике,  да впрочем, и не нужно было ей это понимать, что бы попадать в «десятку» с дальних расстояний. Она могла говорить лишь то, что думала в данный момент. Могла ошибаться, и может поменять мнение после первого полученного блока информации.
-Да, здесь всё не так идеально, возможно. Есть изъяны. Но, я уверена, что над этим работают. Если ты хочешь исправить что-то… Я думаю, логично сначала узнать этот мир, его желания и потребности, и начать изменения через более высокие слои, нежели гвардия Шоквейва…
Шоквейв… Свежа еще была память о жестоком решении расстрела. И картина его сейчас очень не вовремя отобразилась на внутреннем экране. Она тяжело вздохнула:
- Что можем решать мы, солдаты? Держать весь Кибертрон под присмотром – сложно. Сложно всё держать под контролем, для этого нужно быть жестким. Принимать жесткие меры… Но было проделано много работы, много сил в это вложено, это нужно ценить.
Фемка примолкла, поняв, что ушла не в ту степь, куда держала путь изначально.
Раньше ей казалось, что Прайм мог бы отлично дополнить верхушку правления. Он с его мудростью и желанием понять каждую проблему. И повстанцы бы успокоились, и многие жители Кибертрона, наверняка бы быстро пропитались симпатией к такому представителю управления, что гарантировало бы их спокойствие. Но вместе с этим уже сейчас она поняла, что у него не так много шансов попасть туда так скоро. Когда они прошли по тому месту, где Оптимус застал её врасплох, фем невольно вспомнила всю сцену и иронически улыбнулась, досадуя о такой нелепой ошибке, а еще поставила для себя галочку узнать, чем она выдала себя и как скоро Прайм её заметил.

Отредактировано Guve (2014-01-12 04:05:17)

+2

32

«Похоже, я породил чудовище» - мысленно усмехнулся Дехсет, слегка удивлённый ответом Тринити. «Или даже двух. Определённо, сегодня выдался удачный денёк!»
~ У тебя будет возможность – без тени иронии в голосе отозвался претендер. – И в отличие от того выбора, который некогда был предоставлен мне, альтернативой не будет смерть.
«Интересно, кто из тебя вырастет, маленькая фем? Враг или слуга, а может – приспешница? Или даже любовница… Но росточком не вышла. А хотя, при должных модификациях, это может быть очень интересно».
Определённо, его планы насчёт Тринити серьёзно изменились, причём, изменение это было неожиданным и для самого Дехсета. Но разбрасываться столь ценными кадрами он не привык, пусть его опыт организатора и был мизерен. Впрочем, уже в следующий миг, иная спутница претендера привлекла к себе его внимание. Причём, таким интересным образом, что не смотря на их недавние любовные утехи, Дехсет ощутил желание взять её в ближайшей подсобке, оставив Тринити стоять на часах. Не без труда поборов сей искус, искролог улыбнулся в ответ. Странности он не заметил, вернее, она была слишком неочевидно и воспринималась как естественное развитие характера его Единственной и Неповторимой.
~ Браво, милая, растёшь, но до меня тебе ещё далеко. Что до пряников… От сладкого болят денты, ты разве не знаешь?
Фраза Ниры в защиту Шоквейва его позабавила, но и заставила задуматься. Его фем явно переживала один из самых насыщенных на эмоции этап в своей жизни. Она была слишком привязана к Шоквейву и Новому режиму, а значит, могла совершить глупость, вроде попытки оправдать его. Хорошо, что он озаботился подарком. Скейл был создан, чтобы защитить Ниру от любых опасностей, включая её саму. Но он не всесилен. Оставалось надеяться, что фем будет держать ухо востро. Её поцелуй он встретил с лёгкой улыбкой на губах, и по ровному свечению фиолетовых огоньков в его оптике, исполненной чёрного тумана, фем могла понять, что её возлюбленный совершенно спокоен.
~ Не бывает лжи без причины, Искра моя – почти ласково сказал он. – Что до Режима и судьбы нашей расы… Ты знаешь моё мнение. Оно осталось неизменным и по сей день. Будь хорошей девочкой, и выживи. И тогда, при новой встрече, ты получишь и кнут, и пряник. Обещаю.
С этими словами он свернул за угол и разом пропал с радаров обеих фемботок.
«И ведь наверняка попадут в историю…» - со вздохом подумал он, ускоряя шаг. «Но мне нужно понять, что именно со мной происходит. А до тех пор, тебе лучше держаться от меня подальше».
Дехсет в задумчивости поднял слегка подрагивающую руку, сжал кулак. О, с каким наслаждением он погрузил бы их в развороченный грудной отсек… неважно чей. Ощущать, как хрустят на пальцах тонкие механизмы, как пульсирует в руке камера Искры, ощущать последнее касание умирающей жизни подобного себе. Это не был багровый туман ярости, он сохранял хладнокровие и здравый рассудок, но желание убить, и не важно кого, крепчало с каждой минутой. Но это не было его желанием, и в этом претендер был уверен. Он желал смерти многим, и с удовольствием разорвал бы на части любого из своего большого списка. Ему была ведома похоть, ненаправленная на кого-то конкретного. Но убивал он исключительно тех, кого ненавидел. Жажда резни никогда не была свойственна ему, и как заядлый интроверт, Дехсет быстро ощутил стороннее воздействие. Благо, вопрос о том, чем именно пыталась отравить его лжеЭнергия так и вертелся в его уме. Осталось сложить два и два… И действовать, пока самообладание не оставило его. А до тех пор он предпочёл оставить Ниру и Тринити наедине друг с другом: убивать свою фем он не хотел, а убивать Тринити было и вовсе глупо. Всё равно, что сломать тонкий и ценный инструмент лишь из-за простого желания что-нибудь сломать. Благо, план у него был, а как свято верил Дехсет, иметь план – это иметь две трети решения.
В холле у фемботок не возникло ровным счётом никаких проблем: охрана ещё не была оповещена о предательстве Тринити, так что, её и крадущуюся следом Ниру пропустили без всяких вопросов. Уровень казарм встретил их красным светом аварийных ламп и тишиной. Помимо постовых, там не было ни души. Вернее, так им казалось… Ровно до тех пор, пока свернув за очередной поворот, они не налетели на Гув и Оптимуса Прайма. Что занятно, оба находились в режиме маскировки, так что сенсоры не могли предупредить фемботок об опасности. Причиной тому была простая небрежность, сопряжённая с сильным волнением, но Нира и Тринити этого не знали, и могли подумать нечто совсем иное. Особенно, учитывая что оба двигались прямиком к выделенному лифту на тюремный отсек.

Оптимус ощущал волнение идущей рядом фемботки. Он и сам был в смятении, с самого момента, когда увидел новый Кибертрон. Но сейчас для Прайма забрезжил луч надежды. Он и сам не знал, каких слов ждал от Гув, но именно эта чёрно-серая фем виделась ему ключом к обнаружению правильного пути. Может быть, это было чутьё. А может, простое подсознательное желание сильной личности вновь обрести почву под ногами. Они добрались до казарменной палубы без приключений, охрана проводила их удивлёнными взглядами, но задать вопрос никто не решился. И вот они шли по уровню казарм, Оптимус по прежнему освещал им дорогу своими мощными прожекторами, и казалось, весь ушёл в слух. Он несомненно удивился бы, узнав, что его записали в разряд хитрецов: предводитель автоботов понимал, что защищая свой мир, Гув может решиться на повторную атаку, и именно это понимание давало ему надежду на то, что этой атаки не произойдёт.
Он слушал её так, как верующие слушают речи пророков. Ему нужен был путь, путь как спасти всех и не убить никого, этого пути он жаждал всей своей сущностью, самой Искрой жизни, что горела в его груди. Когда же Гув заговорила о том, что они, по сути, солдаты и их дело маленькое, он невольно улыбнулся под белоснежной маской. Нельзя было не улыбаться тому, кто озвучивал твои же собственные мысли из далёкого прошлого. Именно так некогда и думал Орион Пакс, простой капитан полиции. Оптимус помнил свои тогдашние колебания так же ясно, как и то, к чему привела его нерешительность: уничтожение целого города со всем населением, тирания Зеты Прайма, может быть, сама война. Поняв, что фемботка закончила, он благодарно кивнул ей и на миг чуть сильнее сжал её руку.
- Спасибо за искренний ответ. Твои слова показали мне, насколько я был слеп. Теперь я знаю, что должно быть сделано.
На несколько секунд он замолчал, прежде чем заговорить снова. Из его голоса исчезла та тень неуверенности, которую могла ранее ощутить в нём фемботка. Голос Прайма был именно голосом Прайма. Правителя. Лидера. Вершителя судеб своего мира.
- Вы назвали своё государство Новым режимом – вымолвил он, - и пусть ранее это и была правда, сейчас это название утратило свой смысл. Определение функций своих граждан. Неограниченная власть в руках нескольких трансформеров. Даже мнение о том, что солдаты и простые граждане не должны вмешиваться в дела правительства. Всё это уже было, четыре с лишним миллиона лет назад. Перед началом войны. И как я не видел этого раньше? Безусловно, этот мир отличается от того Кибертрона, что породил десептиконское восстание. Я не сомневаюсь в стремлении Шоквейва достичь лучшего будущего. Но ради этого будущего, он прольёт реки энергона и раскалённого металла. Ты видела, как по его приказу расстреляли твоих же товарищей. И ты по прежнему подчиняешься ему, как и многие другие. Как некогда поступал и Орион Пакс. Ты веришь, что малыми жертвами можно достичь лучшего будущего. Что это время пройдёт, и когда-нибудь, не будет насилия и не придётся убивать. Когда исчезнут все те, кто нарушают покой общества. Право, я не могу тебя винить. Я сам думал так же, когда-то. Как и многие другие. Мы оба знаем, к чему привели эти мысли. Боюсь лишь, что в этот раз новое десептиконское восстание будет ещё более жестоким, и окончится полным уничтожением нашего мира. Потому что, признай: Шоквейв никогда не ослабит хватку. Он будет держаться за свою власть до самого конца, и если победа окажется недостижимой… Он скорее уничтожит Кибертрон, чем проиграет.
«И теперь, раз мне известно, что должно быть сделано, остаётся иной вопрос: как?».
И не успела отзвучать эта мысль, как в голове Оптимуса сложился чёткий, ясный план действий.
- Я согласен с тобой в том, что касается процветания нашей планеты – заметил он. – Шоквейву и Ультра Магнусу удалось многого достичь, но боюсь, что тот мир, который ты знала, уже обречён. Мегатрон и его ближайшие подручные уже на Кибертроне. Но даже если бы мы не вернулись, итог был бы прежним. Никогда общество, построенное на костях своих граждан, не добьётся процветания и устойчивости. Рано или поздно, его граждане отвлекутся от материальной стороны своей жизни, и поймут, что стали рабами в собственном государстве. И тогда начнётся война, ибо свобода – право всех разумных существ.
Внезапно, он остановился и склонился к ней, положил свои массивные руки на её плечи, заглянул ей в глаза тем самым проницательным взглядом, который некогда заставлял Искры автоботов петь, а Искры десептиконов – уходить в пятки.
- Я не повторю прошлых ошибок. Я не останусь в стороне, не буду молчаливым свидетелем крушения жизней и судеб. Мы можем это предотвратить. Вместе. Если Шоквейв поймёт, что у него не будет иного выбора, он согласится на реформы, и это спасёт Кибертрон от гибели. Но для этого, мне нужна твоя поддержка. Твоя, и каждого бота и фемки на этой станции. Только вместе мы сможем избежать новых бессмысленных битв и смертей. Скажи… ты со мной?
Хотел бы он, чтобы был иной путь? О да, больше всего на свете! Понимал ли он, что Шоквейв вряд ли согласится на уступки? Безусловно. Но вся ирония этой ситуации заключалась в том, что если раньше Оптимус метался и не мог сделать правильный выбор, то теперь, когда ситуация прояснилась, у него уже не было выбора. Его долг призывал защитить Кибертрон от нависшей над ним угрозы. Долг Прайма. Долг правителя. Воистину, жестокая шутка судьбы: он, тот кто ставил высшей ценностью свободу выбора, был лишён её с момента, когда принял Матрицу. И сейчас, этот долг вновь лёг на его плечи. Но вместе с ним, Оптимус ощущал, как возвращаются знакомая уверенность и целеустремлённость. Для него долг был не только ответственностью, но и источником сил и воли к победе. Он понимал, что избранный путь не идеален, но что-то в груди Оптимуса подсказывало ему, что он сделал правильный выбор. Была ли это мудрость Матрицы, или его собственной Искры? Он не знал. Но так или иначе, он был исполнен решимости вернуть гражданам Кибертрона то, что принадлежало им по праву – их свободу, их право самим определять свою жизнь, и само право на неприкосновенность этой жизни. Таков был его долг. Долг Прайма.

+2

33

Прайм говорил… говорил твердо, уверенно. Он был настроен решительно, она это чувствовала. Но его слова и то, куда он пытался направить её мысли ей совсем не нравились. В первую очередь потому, что они ломали её представление о мире. Конечно, стоило признать, что в большей или меньшей степени Гув посещали некоторые мысли, озвученные Оптимусом, но она не позволяла им надолго задерживаться в голове. У неё было сформированное представление этого мира: что, почему и как должно быть, почему происходит так, а не иначе. Всем спорным вопросам она уже дала для себя ответ: где-то логичный, где-то, возможно, не очень. Эта была та «зона комфорта», из которой её жестко, настойчиво хотели вырвать. Всё происходило слишком быстро – слишком много произошло за последнее время, и хорошего, и плохого. Процессор просто перестал адекватно принимать информацию и адекватно её воспроизводить. Когда он говорил всё это, разоблачая строй системы в её глазах, она была напряжена. И напряжение это росло с каждой его фразой, накатываясь волной и крича о том, что всё это не входит в рамки устава: рабочего и жизненного, это противоречит её представлению, её стилю жизни, её мыслям, мечтам…всему. Картинка гармоничного мира, со счастливыми жителями, развитой инфраструктурой и механизмом управления; картина яркого, беззаботного мира треснула, оглушая только ей, Гув, слышимым звоном. «НЕТ!»
Фем вздрогнула, отрывая освой манипулятор от Оптимуса в резком развороте лицом к нему. Это удалось ей с легкостью: сам Прайм отпустил её в этот момент, что бы опустить свои тяжелые ладони на черные фемкские плечи. Почувствовали ли он порыв черной или нет – её уже было не понять, но вот зато она почувствовала тяжесть и твердость его манипуляторов и, словно питаясь этой уверенностью, Гув собралась.  Сейчас хаотичные мысли в голове фемки сложились в устойчивый, не пробивной отказ – сработала подсознательная защитная реакция, стараясь уберечь то, что было для неё важно. Гув любила перемены, любила новые открытия, она была порой совсем юным, любопытным спарком, у которого нет места страху на пути к новым познаниям. Но сейчас на кону стояла вся сознательная жизнь. Это было неприятно. Крайне неприятно осознавать, или даже допускать мысль, что вся жизнь, всё, что ты делал, оказалось напрасным, неправильным. Если допускать, что Прайм говорит правду и всё, что было произнесено им, существует в действительности, это означало, что больше не будет для Черной привычной жизни и мысли о скором прекрасном будущем больше будут неуместны. Ведь ничего подобного она не замечала… или не хотела замечать.
Так или иначе, но фем не могла принять сейчас его слова, может быть позже, когда буря в её чувствах и мыслях утихнет, она осознает, что она сделала, осознает смысл слов Оптимуса и может даже увидит подтверждение или опровержение их, но не сейчас. Сейчас Гув не была похожа на ту фемку, что виновато тупила взгляд, когда её застали врасплох в коридоре. Сейчас она твердо и уверенно смотрела в голубую оптику атобота. И хоть проницательный взгляд небесного цвета оптики было сложно терпеть, она не давала себе отводить взгляд. В изумрудной, кошачьего разреза, оптике сейчас мелькало что-то от хищника: она защищалась, не осознавая этого. Она понимала, что вот-вот её мир может рухнуть, ну разве она могла это допустить?
В наноклик её охватили эмоции, которые выливались в оптику в виде хищного взгляда, готового к атаке зверя. Это было и разочарование в Прайме, как своем кумире и злость на него, досада за свою наивность, за некоторый непрофессионализм, злость на автоботов в целом, злость на Люта, за то, что отправил её сюда, хотя этого, по её мнению, можно было избежать… В общем-то все эмоции свелись к одной только злости. К заполняющей, затрудняющей трезвое мышление, да и ход мыслей в целом, потом эта злость начала трансформироваться в холодное равнодушие, указывая на дальнейшие действия: Прайм был открыт для неё в данный момент, он вряд ли ожидал подвоха, ему будет сложно отразить движение её манипулятора, потому как его собственные находятся на её плечах. Всё это длилось не более нескольких нанокликов после того как Прйм замолчал.
Черная фемка, легко присев и изогнувшись, скинула с одного плеча манипулятор Ориона и вновь выпрямилась, в одном быстром, но плавном, движении оказываясь почти вплотную к экс-лидеру автоботов.
-Прости. – сухо шепнула она, когда её ладонь легла на его шейную магистраль, прокалывая её небольшой иглой капсулы.
Было ли ей сейчас за это стыдно или совестно? Действительно ли она сожалела об этом? Нет. Не сейчас. Она понимала, что позже, возможно, она не сможет поднять и взгляда на Оптимуса, сожалея о своих действиях, но не сейчас. Сейчас она смотрела на него твердо, уверенная в правильности своих действий. Пронаблюдав за его реакцией на содержимое капсулы, фем ловким движением достала еще пару капсул из винтовки и быстро поменяла её местами с «Сириусом». Кстати, весьма вовремя, потому как сенсоры засекли приближающихся фемок и, еще находившаяся под действием пережитого, Гув была готова принять блуждающих по станции кибертронок.

0

34

Тринити, окончательно растерявшись и запутавшись в словах и поступках беглецов, смущенно отвернулась и пристально уставилась в стену. Она не понимала решительно ничего! Начиная с того боя в морге, когда их атаковали непонятно каким образом ожившие мертвецы и заканчивая странной беседой о возможности стать претендором - у всех этих событий, с её точки зрения, попросту отсутствовала хоть малейшая капелька логики; а если уж она и была, то диверсантка в упор не могла ее разглядеть.
Вот и сейчас процессор фемботки отказывался понимать причины, по которым Десхет вполне серьезным тоном предлагал стать такой же, как он. Догадки роились в голове, одна отчаяннее другой: ложь? Проверка? Злобная шутка? Или, как бы глупо это не звучало... правда?
Пока ботка разбиралась со своими мыслями и чувствами, претендор исчез со всех ее радаров, унеся с собой часть мучавших ее вопросов. Это помогло фем слегка успокоиться и даже расслабиться; к тому же, поводов доверять Энергии у нее было чуть больше - та хотя бы не разрывала своих соперников на части! "Хотя... Откуда мне знать, на что она способна?"
Немного ускорившись, синяя фемботка перегнала Ниру и замедлила шаг, лишь оказавшись шагах в десяти спереди от неё. Вариант спутницы был действительно оптимален, и Трин тут же последовала ее совету, выбирая наиболее подходящую отговорку. "Нуу...Предположим, я забыла там что-то очень важное? Хех, не подойдет, бредовая идея. Так, а что насчет поисков кого-либо? Тоже наверняка не сработает, если нам не повезет. Ах, точно, придумала. Можно же..."
~ Не то чтобы я против претендеров, но ты понимаешь что всё ещё можешь вернуться в Новый Режим?
~ Что? - бессознательно переспросила Тринити. Первые несколько секунд она ошеломленно молчала - просто не могла придумать, что сказать, а затем медленно и задумчиво, словно сама не до конца верила в искренность своих слов, произнесла:
~ Вы, скорее всего, не поймете меня, или поймете превратно, но... Вы же видели меня, так сказать, в действии, и понимаете, что я на ни на что не гожусь! Я слаба как физически, так и морально. Я бесполезна. Я выросла с осознанием этого, однако до сих пор не могу смириться - мне всегда хотелось большего! Моя мечта - доказать всем, что и я на что-то да способна. И вдруг мне предоставляется шанс на исполнение моего желания... - в эфире повисла тишина, нарушаемая лишь едва слышным треском помех. Спустя полминуты ремонтница с тихим вздохом добавила:
~ Считайте меня глупой и эгоистичной девчонкой, но я давно поняла, чего я хочу от этой жизни. И если у меня будет шанс получить желаемое, я им воспользуюсь, пусть даже потом буду о нем сожалеть.
Всю дальнейшую дорогу до лифта Трин скромно молчала, делая вид, как будто она действительно в одиночку прогуливается по Ки-Ме, и на самом деле никакой Энергии рядом с ней нет и быть не может! На лифтовой площадке экс-автоботка вспомнила полузабытые уроки, полученные на курсах диверсантов, и изобразила самую приветливую из возможных улыбок, вежливо поздоровалась с патрульными и также вежливо распрощалась, пожелав удачи. Походило на то, что сослуживцы поверили её нехитрому притворству, и это несказанно обрадовало фем. Зайдя в лифт, она подождала пару секунд, чтобы дать Нире время проскользнуть следом за ней в кабину, а затем вжала кнопку в панель, и подъемник унес фемботок вниз.
Как только железные двери захлопнулись, Тринити с выражением значительного облегчения на лицевой прислонилась к стене и довольно улыбнулась. Пока всё шло довольно удачно.
~ Вы в порядке? - вопрос был задан с единственной целью - сгладить молчание. Диверсантка и не сомневалась, что у её напарницы проблем не возникло.
Покинув лифт, Трин, периодически с опаской оглядываясь по сторонам, углубилась в хитросплетение коридоров, периодически уточняя направление у Ниры. Поначалу у каждого поворота фемка делала остановку на несколько секунд и пристально вглядывалась в темные коридоры за углом, но так как особых препятствий на своем пути кибертронки не встречали, вскоре она это делать перестала. И как оказалось позже, зря.
Свернув за очередной поворот, Тринити резко затормозила и ахнула от неожиданности - перед ней стояла черно-серая фемка, и она была вооружена. Впрочем, на броне незнакомки не было знаков фракционной принадлежности, поэтому ремонтница быстро пришла к логичному умозаключению, что перед ней одна из сторонниц Нового Режима, чисто технически бывшая ее союзницей.
А союзников приветствуют.
Что и сделала синяя, взметнув правый манипулятор в воинском приветствии. Левым же она легонько махнула идущей позади невидимке-Нире, мол, подождите, спрячьтесь!
- Здравия желаю, - приветливо, но немного натянуто улыбнувшись, произнесла диверсантка. Впрочем, это могло сыграть ей на руку, дополнив образ пугливой и робкой фем. - Вы меня напугали... - и Трин легонько усмехнулась, театрально подтрунивая над своей оплошностью.

+1

35

Разведчица внимательно выслушала слова Тринити и подобный ответ… удручал. И её разочарование совсем не касалось того что «нормальная» жительница кибертрона станет одним из изгнанников. Ей не было её жаль, да и к претендерам она отвращения не питала. Никоим образом оно не задевало и сожалений о том, что Новый Режим лишиться одного из своих сотрудников. Разочаровала её сейчас сама фемка, а не поступок. Типичный ответ меланхоличной, неуверенной в себе натуры настолько типичный, что Энергия в какой-то момент подумала, а не врёт ли её попутчица. Занятно, но после этой речи перед голубыми окулярами промелькнули картины будущего, которое вполне себе могло ожидать деверсантку если она продолжит следовать этому сценарию. И от этих картин ей становилось не по себе, но опять-таки не из жалости, а из-за самого факта их осознания. Жутко было думать, что она понимала её чувства, что она сама могла быть на её месте… что она была. Благо тогда никто не сделал ей таких предложений.
- «Бессмысленно говорить ей что либо. Ты – не наставник, а она – всё равно не послушает».
- «Значит, мы даже не попытаемся?»
«Бессмысленно…» - эхом повторилось в её сознании. Как там говорил Прайм? Свобода право всех разумных существ? Да будет так! Разведчица просто приняла к сведению слова Тринити и всё, что из них следовало, ничего не ответив. К тому же сейчас было не время и не место – они только подошли к лифту.
Проходя мимо охраны, разведчица даже вентилировать перестала. Но вот девирсантка была молодцом. Были, конечно, определённые неточности, но их вполне можно было списать на подход к делу самой Ниры.
~ В полном, - выдохнула фем. – Ты молодец, продолжай в том же духе. – Пауза. – И да... Тринити, когда примешь предложение, помни – это только твой выбор и ни чей больше. Ты приняла его со всеми плюсами и минусами… и если уж сделала это оставайся твёрдой в своём решении.
«В конце концов, не хватало ещё, чтобы ты, обозлившись, пришла мстить Дехсету…» - хмуро усмехнулась разведчица. Занятно как с «тех пор» изменились времена – вот уже  появились трансформеры которые… А впрочем нет, времена не изменились. Всегда были и будут те, кто хотел большего, кто хотел силы и власти. Те, кто кидался доказывать окружающим что-то. Пожалуй, просто стало меньше морали, меньше страха… или может всё просто запуталось? Тихо стоя в углу, погружённая в свои мысли разведчица размышляла, наступит ли на Кибертроне день, когда претендеры смогут спокойно существовать наравне с остальными гражданами Нового Режима. Каким будет этот мир? Каким будет её будущее в таком мире? Мечты и фантазии… замки из облаков или всё-таки реальная вероятность?
Лифт тряхнуло, и дверцы тихо разошлись в сторону, выпуская их наружу. Слава Праймусу никаких попутчиков. Нира тряхнула шлемом, отгоняя нагнавшие тоску размышления. Это был совсем не тот настрой, который требовался. С улыбкой на устах разведчица вдруг поняла что, возможно, это её последняя миссия. Не плохо, это придавало азарта игре, а это куда лучше настроение.
Химера двигалась осторожно, но встретившая их в казармах тишина заставила её на мгновение остановиться и отстать, прислушиваясь к эхо фемксих шагов. Тишина сейчас была её главным противником, потому Нира подстроила свой шаг под Тринити, и коридорное эхо сыграло ей на манипулятор, маскируя тихие отзвуки её шагов. Цок-цок-цок. Тринити по-прежнему была молодец, хотя могла бы особо не волноваться из-за поворотов. Цок-цок-цок. Нира повернула шлем и напрягла аудиоприёмники – впереди кто-то был. Кто-то разговаривал, и эти голоса… Фем застыла, размышляя, не показалось ли ей. Не сами голоса, но их обладатели. Не играет ли эхо с нею в дурную игру? Не нарочно ли щекочет её нейросети. Фем пропустила пару шагов, но потом вновь пристроилась. Цок-Цок-ц… Едва деверсантка остановилась Энергия застыла на месте и без всякого упреждающего жеста. Но всё же желание знать пересилило вероятную опасность, и химера тихо приблизилась, обходя Тринити, тут же ахнула…
- Прайм! - удивлённо воскликнула фем и тут же отругала себя за подобную оплошность.
Но момент был упущен. Системы мгновенно перешли в боевой режим и Энергия сбросила маскировку. Лазер был готов к выстрелу, но она благоразумно решила не пороть горячки… тем более что она знала Гув. А вот узнает ли Гув её это отдельный вопрос. Лицевая Ниры не изменилась, но одна из её трансформ и цвет были иными. Возникла же «предательница» довольно внезапно и в паре шагов слева от Тринити.
- Погоди не стреляй! – быстро бросила она, увидев в руках снайпершы оружие.
Определённо была возможность урегулировать всё миром, но пока химера никак не могла решить нужно ли это делать.

0

36

Заглянувший было в лицо Гув Оптимус напоролся на взгляд фемботки, словно на лезвие ножа. В её оптике он прочёл многое из того, что творилось в голове зеленоокой, и мысленно укорил себя. Взгляд его выражал сочувствие и понимание. Оптимус Прайм, нет, Орион Пакс, прекрасно знал, каково это, когда рушится твой мир. Он хотел обратиться к ней, утешить, успокоить, но слова замерли, так и не родившись у него в вокалайзере, когда Гув внезапно и стремительно исполнила свой приказ, и как хороши бы не были рефлексы Прайма, помешать ей он не успел. Ощутив короткий укол в шею, Оптимус с удивлением во взгляде отшатнулся, вскинул руки, словно предупреждая от дальнейших действий. В следующий миг, во взгляде предводителя автоботов мелькнуло понимание, ноги его подкосились, и он с тяжким вздохом пал на колени. Его системы самопроизвольно уходили в спящий режим одна за другой, уровень энергии падал и её едва хватало на то, чтобы поддерживать в рабочем режиме главные системы его корпуса. Вся немереная сила воли Прайма сейчас была стянута в кулак и направлена на поддержание необходимого минимального уровня энергии и очистку систем. Мелькни в его сознании хоть одна предательская мысль, и подломилась бы та незримая колонна, на которой покоилось его сознание, что захлестывали волны сна. Но мыслей о слабости, бегстве, отступлении и бездействии не было места в этом светлом уме, по крайней мере, сейчас. Хоть оптика Прайма беспорядочно мерцала, выдавая внутреннюю борьбу, и сама его поза свидетельствовала о поражении, но его воля не была сломлена, и разум продолжал бороться.
«Слава небесам, он не пытался меня убить…» - с облегчением подумал Оптимус о сыне, и эта мысль словно придала ему сил.
Перед его взглядом мелькали призрачные ведения, порой беспорядочные, порой даже слишком осмысленные… Он слышал чьи-то голоса, но не был уверен в их реальности. Воспоминания и те события, которые никогда не происходили в этом мире, теснились перед его оптическими датчиками, порой всецело заслоняя реальный мир. Потребовалось очередное неимоверное усилие воли, чтобы отогнать их, и тогда взгляд Прайма вновь остановился на лице Гув. В нём не было гнева, ненависти или жажды мщения, и всё же, взгляд этой голубой, неровно мерцающей оптики обжигал, как огонь.
- Ты… не права… не так… - хрипло вымолвил он и… начал подниматься. – Нельзя строить будущее на чужих страданиях… нельзя подавлять волю и свободу, пытаться превратить нас в орудия, шестерёнки одного механизма, как пытается сделать Шоквейв… Нельзя лишать жизни лишь потому, что кто-то не согласен с мнением большинства, потому что свобода это…
С каждой фразой его спина распрямлялась, словно собственные слова придавали ему сил. Краем оптики он заметил появление Тринити, а за ней – и Ниры, но сейчас всё его внимание было сосредоточено на зеленоокой фемботке. А потом – ещё одно видение внезапно заслонило собой реальность, ярче и реалистичнее всех предыдущих: дым, гарь, звуки битвы, неясные, размытые фигуры вокруг пляшут танец смерти. В реальности, его оптика почти полностью померкло, сам же Оптимус замер, словно памятник самому себе. Прямо перед ним – массивный пылающий силуэт, с коим он так яростно обменивается ударами. Лицо противника закрывает боевая маска с широкими вертикальными прорезями, сквозь них наружу сочится дым… и едкие, гневные слова:
- Глупец, ты уже проиграл!
Враг, кем бы он ни был, заносит меч в смертоносном ударе, остановить который ему уже не хватит ни времени, ни сил. Он и не пытается. Вместо этого, он бьёт в ответ, и меч в его руках оглашает окрестности испепеляющим светом… Реальность дала о себе знать ударом ужасающий силы, что прошёл силовое поле станции, словно нож сквозь масло, и ныне гигантской, дымно-огненной рукой сокрушил её корпус. Прайм пришёл в себя уже будучи впечатанным в стену. Потолок, стены, пол, всё вокруг скрипело и стонало, сминаясь под натиском неведомых сил. С потолка сыпались листы перекрытий, лампы и обломки труб. Коридор позади Ниры и Тринити вдруг накалился до красна и стал стремительно сминаться в трубочку, принуждая обеих фемботок спасаться бегством под непрерывном градом обломков. Гув повезло чуть больше – первым ударом её приложило о ту же стену, что и Прайма, но в отличие от предводителя автоботов, её не завалило обломками, а всего лишь окатило хладогентом из разорванной трубы. Оглядевшись, Оптимус попытался встать, но ослабленная действием дезактиватора гидравлика подвела его: придавленный обломками, он не смог подняться и мог лишь в бессильном ужасе наблюдать, как неведомая сила вырывает из корпуса станции кусок за куском, силясь добраться до них. Вот дальняя стена вспучилась, пошла пузырями, начала оплывать, сквозь вентиляционные отверстия в коридор хлынули потоки мерцающего багрянцем чёрного дыма… А в следующий миг, коридор, ближайший к нему отсек и все их обитатели уже летели прочь от станции в рою из маленьких и небольших обломков, увлекаемые непреодолимой силой, окружённые чёрным дымом и багровым огнём.
Они могли кричать. Они могли сопротивляться. Они могли молиться Праймусу. Всё было бесполезно, уносимые непреодолимой силой, они стремительно приближались к распахнутой пасти Мёртвой вселенной.

Квест завершён. Продолжение - "В брюхе чудовища".

0


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Отыгранное » Кошки-мышки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC