Трансформеры: Рагнарёк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Внеигровые квесты » Так умирают миры...


Так умирают миры...

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Мир умирал. Это ощущение достигало сознания каждого живого существа в пределах практически бесконечной вселенной. Мир умирал, и каждое живое существо, от простейших одноклеточных и вплоть до полубожественных сущностей, чей разум охватывал многие световые года, все они, испытывали дичайший, почти необоримый страх. Мир умирал, и отзвуки его конвульсий волнами пронизали пространство и время, искривляя и искажая стройные законы физики. Волны исходили от Кибертрона, над которым огромной тенью завис тот, кто был причиной гибели этой вселенной. На стальном теле планеты уже образовалось несколько глубоких ран. Обронённые пирующим Юникроном обломки заполнили собой орбиту. Мир умирал, и вместе с ним умирал его Создатель. Или может вернее было бы сказать, что гибель Праймуса влекла за собой гибель всего сущего? Кто знает, что первично: бог или его творение, с которым он связал свою судьбу? Мир умирал…

http://s019.radikal.ru/i601/1203/b8/1124c83196d0t.jpg  http://i58.fastpic.ru/thumb/2014/0102/42/47c6a25d17bca7b7174a1de40a9c0b42.jpeg

А выше, на фоне космической черноты, подёрнутой рябью искажения, светился мертвенным зелёным сиянием громадный разрыв в пространстве, напоминавший по форме кошачий глаз. Два крупных трансформера, коих объединяла и общая цель, и схожесть в раскраске, вышли из разлома. Путешествие сквозь бездну Мёртвой вселенной могло измотать любого, но Оптимус Прайм был силён и решителен как никогда. Однако увиденное… смотреть на ужасную гибель такого знакомого, такого родного Кибертрона без содрогания было превыше его сил. Выдержка, которой так славился предводитель автобота, была готова оставить его в любой момент. В его яркой голубой оптике читался неизмеримый ужас и растерянность. В самом деле, что он мог сделать против такой махины? Что он мог сделать там, где не хватило сил целого мира?
Его зрение было практически абсолютным, Прайм видел всё, в мельчайших подробностях. Он видел, как сотрясались и ломались города, как рушились и взмывали ввысь роем обломков здания, подобные сдутому ветру карточному домику. Он видел гибель тысяч трансформеров, там, на планете, объятой предсмертной судорогой. Он видел всё это, и ещё многое из того, что не скоро сможет забыть.
~ Ты хотел показать мне это? – передал он Винг Сэйберу, стараясь, чтобы его голос не дрожал. – Это - Юникрон?
И добавил, уже совсем тихо:
~ Ужасно…

0

2

Это было блаженство.
Да-да, из всех пустых и никчёмных слов, придуманных детьми Праймуса лишь для нарушения прекрасной тишины Вселенной, Юникрон предпочёл бы сейчас именно это. Блаженство. Затянутое и по прошествии многих и многих тысячелетий изрядно поднадоевшее, даже, возможно, приевшееся, но, тем не менее, блаженство.
Всё это повторялось уже бесконечное число раз. Всё это будет повторяться ещё бесконечное число раз. Это - нерушимый закон жизни и смерти миров; негласное правило битвы Разрушителя и Создателя, двух абсолютных противоположностей, поддерживающих своей многолетней, начавшейся задолго до создания материального мира борьбой гармонию; непреложный завет, последствия нарушения которого невозможно представить рядовому живому существу; это был тот случай, когда ни одного когда-либо существовавшего языка не хватило бы, чтобы достоверно и в полной мере отразить происходящее...
Это - проклятая Мультивселенная!
Это было то, что больше всего ненавидел Юникрон, который от одного упоминания этого был готов рвать и метать в гораздо больших масштабах, чем обычно. Собственно, сейчас это и произошло.
От переполнявшего его чувства гнева древнее божество издало озлобленный рык, подобный раскату грома, и порывисто притянуло к себе ещё один кусок уже солидно пострадавшей от его смертоносных действий металлической планеты. Привычное и давно ставшее машинальным движение - и половина некогда бывшего величественным города исчезла вместе со своими жителями в приёмнике материи. Юникрон ощутил резкий, мощный и короткий всплеск энергии, исходивший от многих тысяч погасших в одно мгновение Искр, и горделивая, с ноткой усмешки фраза пронеслась в мыслях павшего бога:
"Ну что же, Праймус, вот и я! Смотри, как легко я уничтожаю твой очередной оплот. Почему не защитишь ты детей своих?"
Неторопливо сбивая плотным огнём из множества ракетных установок в спешке покидавшие умиравшую планету корабли беженцев, Юникрон, только было возгордившийся своим превосходством над вечным соперником, вновь помрачнел - в размышления Хаос Брингера снова вернулась покинувшая его на несколько секунд злоба: первородная злоба, невероятная злоба, лютая ненависть ко всему живущему. Но на этот раз злость принесла с собой некое новое, но при этом смутно знакомое, жгущее и опаляющее ощущение. Разрушитель миров в очередном приступе неистового гнева взревел и перелетел на несколько градусов правее, спешно переходя к поеданию следующей части обречённого братца; попутно планетоид своим округлым боком зацепил один из спутников Кибертрона, который со страшным грохотом пошёл трещинами, а затем и раскололся на несколько неравномерных частей, в процессе выбросив находившихся на нём трансформеров в открытый космос. Однако даже эти новые разрушения и смерти, столь приятные душе рогатого (если у него вообще была душа) не прогнали прочь терзавшую его новую эмоцию.
Юникрон методично продолжил уничтожать Праймуса, покрывая поверхность планеты шквальным огнём из заряженных Тёмным энергоном пушек, сравнивая все живое и неживое с землей, чтобы затем разорвать оставшуюся большую рану на лице Кибертрона огромными рогами, при этом непрестанно анализируя и вычисляя - что это? Что или кто посмел его побеспокоить? И вот, когда в приёмник материи поступила очередная порция вещества, повелитель ДэдЮниверса наконец-то понял, что он испытывал и что терзало его.
Зависть.
Да, как ни стыдно было богу признаваться себе в этом, он действительно по-чёрному завидовал своему брату - ведь, если задуматься, он превосходил Юникрона абсолютно во всём: против единственной Мёртвой вселенной, пусть и постоянно расширявшейся, Созидатель мог выставить бесконечное и неподдающееся счёту множество вселенных; немногочисленным преданным герольдам и жутким тварям, пускай и достаточно сильным, спящий братец любезно противопоставлял свои несметные войска живых защитников изо всех подчинённых ему Отражений... Подобное сравнение могло идти вечно, так долго, как шла и их война, но в любом случае, при любом, пусть даже крайне невыгодном и проигрышном раскладе Праймус все равно умудрялся одерживать победу - ведь его ресурсы были бесконечны.
Он сам был бесконечным.
Он и был бесконечностью.

Хаос Брингера болезненно ударило осознание того, что он может всегда, в любой момент времени, каждый день и час, каждую секунду и микросекунду убивать часть сущности Праймуса, жертвуя своими бесстрашными слугами, но его копии, несмотря на это, все равно останутся мирно спать и набираться сил по ту сторону отражения. Разрушитель давно сбился со счёта, но он мог абсолютно точно полагать, что давно уже перевалил за тысячу разбитых зеркал и исковерканных, осквернённых Отражений. Тем не менее, конец Мультивселенной оставался по-прежнему желанной, но недосягаемой целью, и иногда в мыслях Юникрона проблескивали сомнения: а есть ли конец вообще?
Но главным было то, что он, Юникрон, Повелитель Разрушения, был неделим, а значит, он был один, тогда как Праймус был бесконечен.
То есть в сравнении с этим трёхклятым Праймусом он был буквально смертным!
Новая, несравнимая с предыдущими по мощности вспышка ярости затмила мысли божества.
На секунду Хаос Брингер замер. Планета затряслась, высвобождая истинное обличье аватара Несущего Хаос - высокого и мощного трансформера с широкими плечами и изогнутыми рогами на конической формы шлеме.
Аватар Юникрона распрямился и с презрением взглянул себе под ноги.
Острый рог легко взрезал землю, как нож - масло.
А потом ещё, и ещё, и ещё...
Юникрон атаковал Кибертрон, атаковал его исступленно, практически ничего не видя из-за застилавшей зелёную оптику ярко-алой пелены ярости, притупившей его внимание. Он не видел ни новых кораблей беженцев, ни появившихся пришельцев из другого Отражения - перед ним был только Праймус.
И сегодня он умрёт.
Злобная и кривая ухмылка исказила и без того наводящий страх и ужас фейсплет Юникрона. И кровавую агонию умиравшего мира пронзил его глухой рычащий голос:
- Когда мы создавали этот мир, брат, ты обещал мне свободу. Но ты солгал и встал на моём пути, когда я пытался получить обещанное! Однако ты забыл, что... - с каждым словом тон повышался, разнося слова мятежника по искаженному пространству, - ...никто! Не смеет! Идти! Против меня!  - в подтверждение своих слов Юникрон с размаху вонзил правую руку в поверхность Кибертрона, прорывая в коре гигантскую дыру неправильной формы с оборванными краями.
Он ДОЛЖЕН был добраться до Искры обманщика. И НИКТО не посмеет помешать ему.
А если же кто-то попробует, то он моментально разорвёт наглеца на части.
Это был день его триумфа, момент его истинного, божественного величия.
И теперь он мог в полной мере упиваться им.

Отредактировано Trinity (2014-01-18 17:51:26)

0

3

Исполнение долга Прайма - вот что хотел от Оптимуса голос, вот чего пытался добиться Винг Сэйбер всеми силами своей души. Казалось, невозможной дилеммой стало то, что Орион Пакс верил лишь в науку, но никак не в мистику. Но и тут Голос нашел выход, все что требовалось от него - провести носителя Матрицы Лидерства в умирающую вселенную, которая не смогла сдержать напор Юникрона и потом... остаться в стороне. Не играть в героя, лишь показать то, что может случиться с их миром. В такие моменты воителя охватывали двойственные чувства, с одной стороны он был рад, что сейчас шансы на предотвращение подобного в их родной вселенной возросли, с другой же, ведь здесь тоже обитали кибертронцы. И посланник Праймуса выискивал взглядом эвакуационные корабли, чтобы направить хотя бы последние крохи умирающго мира в тот портал, который висел за его спиной, туда, где было безопасно... Пока что. Вопрос Оптимуса отвлек от тягостных мыслей.
- Это? Лишь его частица, физическая форма, которую Юникрон принял, чтобы пожрать эту вселенную. Его истинный облик - это Дэд Юниверс, каждая частица Мертвой Вселенной, каждая крупица Темного энергона - часть Юникрона. Именно поэтому он до сих пор не заметил Ки-Му, мы для него как... бактерии. То что ты видишь перед собой - лишь конец неизбежного.  Пророчества гласят, что в Темнейший час - нас ждет тоже самое и лишь Матрица Лидерства спасет Кибертрон. Этот - она не спасла.
Признаться, сейчас Винг Сэйберу было стыдно за то, что у него не получалось всей душой сочувствовать миллионам жителей этого мира, как будто бы пребывание в Колодце научило его лишь той истине, что так и должно быть. Или же он просто признал тот факт, что надежды для этого Кибертрона нет и Юникрона здесь не остановить? Неизвестно что хуже и хотя апокалипсис жутко склоняет к философии, воитель все еще оставался собой. А значит этот мир не погибнет, пусть даже спасется лишь в искре последнего из его жителей. Сейчас Голос молчал, в мире тьмы нет места свету, но решать должен был Прайм. В конце концов, именно от него зависит судьба их вселенной, а значит Оптимус должен понять что именно ждет его, какие терзания, осознать, почему можно надеяться лишь на Матрицу, ведь никакая армия и флот не остановят Юникрона.
- Сейчас, друг мой, перед нами три пути. Назад - к нашей битве. Вперед - спасать тех, кого мы еще можем спасти. Или стоять на месте, наблюдая конец. Я был рожден лишь чтобы помогать тебе и подчинюсь что бы ты не решил.

0


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Внеигровые квесты » Так умирают миры...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC