}

Трансформеры: Рагнарёк

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Приём анкет » Пробные отыгрыши


Пробные отыгрыши

Сообщений 1 страница 30 из 77

1

Хотите взять себе любого персонажа НПС, у которого есть своя анкета? Это легко! Просто напишите сюда небольшой отыгрыш от лица вашего персонажа на любую подходящую вам тему. Писать стоит от третьего лица, да и вообще - придерживаться тех же правил, что используются при написании поста. Если вы не можете определиться с темой отыгрыша или неуверенны в том, стоит ли брать того или иного непися, задайте вопрос в этой теме - и я вам помогу.

Теги: Анкеты НПС

0

2

Немезис, вот тебе пробник:
Вернулся как-то Вилджек в лабораторию, глядь - а продукт недавнего эксперимента, недособранный дрон исчез с верстака. И свет так внезапно отключили. Причём - ты чуешь запах палёной проводки. Двери без электропитания не открыть. А в углу слышиться, будто кто-то по полу когтями скребёт. Опиши саму зверушку и последствия)

0

3

Уилджек бодрым шагом шел по коридорам базы, направляясь в свою новенькую лабораторию. Почему новенькую? Да все просто, как божий день, предыдущая лаборатория канула в небытие, как и еще парочка рядом находившихся помещений, в результате очередного эксперимента изобретателя, а так же правый манипулятор и половина левой ноги изобретателя. На все вопросы, что же он так такое делал, Уилджек либо делал таинственный вид и хитро так ответствовал, светя светодиодами, что делал компактное оружие победы, либо же равнодушно замечал, что ничего особенного и уж тем более опасного для жизни. В этот раз он прервал свой очередной эксперимент, ибо ему приспичило испить пару кубов высокозаряженного и просто покататься, для души, так сказать.
Отдохнув Искрой и телом, Уилджек решил вернуться к прерванному труду, ощущая, что вот-вот сейчас, еще чуть-чуть и все будет готово. В этот раз жертвой гениального процессора и не менее гениальных, или же смертоносных, манипуляторов изобретателя стал небольшой дрон, которых обычно использовали в различных увеселительных заведениях, дабы разносить энергон посетителям. Почему выбор пал на это чудо инженерной мысли, знал лишь Уилджек, но, молчал как партизан на допросе.
Бурча в маску какую-то веселую мелодию и, время от времени, мигая светодиодами ( со стороны могло показаться, что бот немного того, прибабахтуный), изобретатель достиг входа в лабораторию, уже предвкушая, как снова сейчас схлестнется с дроном, в попытке модернизировать его. Подпрыгнув на пороге, изобретатель открыл дверь и вошел внутрь ярко освещенной лаборатории. Сегодня Уилджек был приподнятом расположении духа, поэтому порадовался своему новому и чистенькому обиталищу, хотя, обычно к этому он бывал равнодушен, так как за время своего существования сменил их превеликое множество, непосредственно являясь причиной смены их.
Прежде чем приняться за дело, Уилджек еще раз внимательно просмотрел все свои записи, сделанные в ходе экспериментов. Отметив для себя, что в некоторых местах, скорее всего, стоило поступать иначе, а там вставить иную деталь, изобретатель, вооружившись набором инструментов бодро потопал ремонтный отсек.
Однако, в этот самый момент сенсоры уловили едкий запах паленой проводки и какое-то шебуршание впереди. "Это что еще за....", Уилджек мысленно даже не успел закончить вопрос, как вырубился света.
- Так! Это что еще за безобразие!? А? Я спрашиваю!? - грозно так произнес ученый, врубая светодиоды на полную, дабы осветить себе помещение. Где-то неподалеку послышался звук, словно когтями скребут по полу. "Так. Это не дело! Мало того, что проводку спалили, так еще и пол мне портят! не позволю! Это моя прерогатива! ", сжав в манипуляторе ящик с инструментами, изобретатель сделал пару шагов. Шуршание тут же прекратилось. Еще пару шагов и Уилджек заглянул в мастерскую.
- Это что еще за шарково-квинтова ножиданность!? - удивился изобретатель, разглядывая пустой верстак. Дрон куда-то подевался. В процессоре автобота начали появляться не самые приятны и вполне логичные мысли, когда что-то где-то то ли взвыло, то ли загоготало, и тут же Уилджека сбило с ног. С громким таким бумканьем, изобретатель приземлился на спину. Чертыхнувшись, автобот быстренько поднялся и увидел, как по ремонтному отсеку носится что-то. Это нечто передвигалось очень быстро, и не особо попадало в свет светодиодов. Сомнений не оставалось, это был тот самый подопытный дрон, который, каким-то образом,сумел актироваться, а, учитывая, что его программа, по сути, была не закончена, то представлял из себя,по сути своей, безбашенное животное, движимое лишь какими-то только одному Праймусу известными инстинктами. 
- А ну стоять! А ну сидеть, лежать или что ты там можешь! - Уилджек вскочил и бросился к метавшемуся по комнате дрону. Однако, на пути изобретателя встала, очень не кстати, лужа разлитого энергона. Подскользнувшись на ней, Уилджек, с приглушенным уханьем, со всего размаха, влетел в верстак, попутно переворачивая стоявший рядом столик с инструментами. Жертва научного эксперимента, взвыв, радостно упрыгала из отсека в основную лабораторию, где тут же послышался шум, грохот и звуки разбавляющихся хрупких вещей.
- Ой-ой-ой! Стой, стой, я тебе говорю! - заголосил Уилджек, вскакивая и несясь следом. Выскочив из ремонтного отсека, изобретатель увидел, что многие столы перевернуты, все, что только можно валяется по всюду. "Шлаак! Приборка!", простонал про себя ученый.
В этот самый момент слева от него послышался уже до более знакомый вопль. развернувшись, Автобот увидел, как чудо его инженерной мысли уже отправилось в полет, причем, в его сторону. Не долго думая, Уилджек перехватился за ящик с инструментами и, что есть силы вмазал по голове дрону. Такого обращения ящик не выдержал и разлетелся на куски, раскидывая инструменты во все стороны. Дрону, однако, та же не повезло. Что-то хрустнуло, заискрило и голова, с треском, отсоединилась от туловища и улетело прямиком в дверной проем ремонтного отсека.  Сам же корпус с глухим "БУМ" упал на пол и замер.
Уилджек, на всякий случай, потыкал ногой тело вдруг оно еще живое, однако, нет, дезактив. Полный. Сверкнув оптикой, ученый уселся на единственный не перевернутый стол, потирая поясницу и поглядывая на свой неудачный эксперимент.
Слегка удлиненные манипуляторы, пальцы которых венчались небольшими, но острыми когтями, ноги, которые в суставах могли сгибаться в любую сторону без помех,да еще остатки шейной магистрали, на которой голова могла свободно вращаться на все 360 градусов. Вот, собственно, и все

Отредактировано Nemesis Prime (2012-04-26 12:29:47)

0

4

Кэт, а расскажи ка нам про то, как Монструктор освободился из своей экстрапланарной тюрьмы. Нова Прайм и Ко в своё время заперли его в специально созданном и поддерживаемом подпространстве, этакий большой пространственный карман размером с гештальта. Установка, поддерживающая это измерение находилась где-то на Кибертроне и долгое время охранялась Омегой Супримом (участвовавшим в усмирении и пленении Монструктора), но потом началась война и Омеге пришлось покинуть пост, а потом… что-то или кто-то сломало генератор, поддерживающий это подпространство, в результате – Монстря вывалился в реальный мир. Опиши действия (расправу над тем, кто догадался отключить устройство), мысли, желания. Минимум файтинга, максимум драматизма)

0

5

Nemesis Prime, принято) Добро пожаловать в роль)
Арси, если вспомнить АХМ, там Кап упоминал, что Айронхайд регулярно отказывался от повышения по службе. Опиши один из таких случаев, мотивы персонажа, его взгляд на жизнь) Повышение ему мог предлагать Оптимус, Праул или любой другой командир. Например, Спрингер или Импактор могли предложить ему вступить в Крушители – это будет особенно интересный поворот сюжета)

0

6

Офф. Тема для поста: Ashes.15.Fragments of Deception
- Шевелись… Шевелись давай!
Далекий хрипловатый голос эхом пронесся в голове и тут же стих, оставляя после себя до боли противный гул. Жуткий металлический грохот смешивался с потоками чьих-то нецензурных выражений и проклятий. Да… Точно, кто-то грязно ругался, но до аудиосенсоров доходило лишь далекое эхо. Эхо, которое все больше и больше начинало раздражать. Это сон?.. Последовали несколько ярких вспышек перед оптикой, точно в полной темноте в тебя начали тыкать включенным фонариком. Гул в голове перерос в жалобный писк, затем в тихий хлопок, после которого забегали, замигали разноцветные символы, появился индикатор загрузки, извещающий о том, что системы потихоньку возобновляют свою работу, несмотря на их аварийное состояние. Нет, это был не сон. Ноги, будто ватные, сами волоклись по какой-то гладкой поверхности, словно по льду. Казалось, еще немного, и весь корпус вот-вот куда-то провалится… но нет. Ему что-то не давало упасть, крепко держало за манипуляторы, разведенные в стороны… или кто-то.
Наконец, оптика вспыхнула ярким голубым светом, дав понять, что объект пришел в сознание. Легкая рябь на экране особо не помешала разглядеть, как внизу, всего в нескольких метрах от лицевой пластины, быстро проносится гладкое металлическое напольное покрытие. Долго смотреть на это было невозможно: процессор будто кружиться начинал, сбоил и выдавал ошибки, как сумасшедший. Судя по отчетам, болезненным ощущениям и сильному жжению по всей правой половине корпуса, можно было придти к выводу, что он получил серьезные повреждения. Стиснув дентопластины, раненый с трудом поднял голову. По обе стороны от него находились два здоровенных серых бота, широко и быстро шагающих по такому белому и чистому коридору… Вот почему он не падал. Они сжимали его манипуляторы, словно тиски, волокли за собой, лишь изредка останавливаясь, чтобы открыть ту или иную дверь, встречающуюся на их пути. Также оказалось, что вся ругань шла от того типа, что пристроился справа. Он постоянно хмурился, отмахивался от посторонних свободным манипулятором и освобождал дорогу всей троице.
- Уйдите с дороги! Шарк вас побери… – тут он, даже не посмотрев на раненного, обратился к своему дружку. – Они уже собрались?
- Да. Ждут в конференц-зале, пока мы дотащим этот покореженный кусок металла. – Буркнул в ответ тот, что был с левой стороны. Голос его был куда мягче, мелодичнее и выше.
- Ага. Лишь бы он не окочурился там, на месте.
Плененный трансформер устремил взгляд вперед. Там, в самом конце коридора, их поджидала большая двустворчатая дверь, такая же белая, как и все вокруг. Боты сбавили скорость, постепенно к ней приближаясь. Стало понятно – они пришли. За той дверью пленника поджидало нечто неизвестное, и от предчувствия чего-то очень нехорошего его Искра начала бешено пульсировать. Куда же, все-таки, его притащили?..
Две толстые металлические створки двери с шипением разъехались в стороны. Взору трех трансформеров предстал просторный зал, по форме своей напоминающий яйцо. Ступени от самого входа вели к высокой круглой платформе, что находилась прямо по центру. Прожектора ярко освещали ее, не позволяя толком рассмотреть, что же скрывалось за ними, в тени. Раненый попытался было что-то промямлить, но не успел. Двое уже знакомых нам ботов снова подхватили его и, словно сломанную детскую игрушку, поволокли на платформу. Оказавшись на ней, пленник вдруг почувствовал, как исчезает опора, что поддерживала его все это время. Он безвольно рухнул на колени, низко склонился к полу. Слабость во всем корпусе мешала двигаться, не позволяла подняться на ноги. Свет от прожектора бил в лицо, причиняя боль оптике…
- Назови себя.
Снова голос. Нет, он не принадлежал ни одному из тех двоих трансформеров, что волокли его сюда. Он был незнакомым, новым для бота. Подняв голову, пленник прищурился. Там, за прожекторами, виднелся массивный темный силуэт. А стоило оглядеться, как можно было заметить такие же силуэты, расположенные по периметру всего зала. Они были высоко и не хотели показывать своего лица. Скрывались. Прятались. Зато хорошо видели ту покореженную груду металла, которую так ждали…
- Назови себя, сынок, - повторил силуэт, находившийся по центру. Его голос… голос старика, который разговаривает с любимым внуком. А не с пленником. Вот такой это был голос, - мы ждем.
- Тр.. Трей.. зор. Трейзор. – Будто задыхаясь, проговорил бот. У него было такое чувство, словно он утратил всякую способность говорить. И все слова, все буквы приходилось вспоминать и прокручивать в голове по нескольку раз, чтобы не забыть снова.
- Стало быть, действительно автобот… Мы навели справки, советник. – Послышался другой, высокий голосок. А этот уже заставлял насторожиться. Было в нем нечто такое… мерзопакостное. Глядишь, вот-вот выскочит из темноты и вцепится тебе в глотку. Аж мурашки по корпусу.
- Ты знаешь, почему ты здесь, сынок? – Снова заговорил старец по центру, даже не обратив внимания на слова своего знакомого.
А ведь правда… Почему он оказался здесь? За что? Что могло привести сюда обыкновенного бродягу в тяжелые военные годы, да еще и в качестве пленника? В процессоре трансформера начали всплывать на поверхность воспоминания о недавних событиях, произошедших в его жизни. О тех, которые успели случиться до того, как он погрузился во тьму…

… Звезды. Огромные, неповторимые по своей красоте скопления были разбросаны по всему темному небу, словно маленькие кристаллики драгоценного камня. Вот, взяли один большой кусок, раскрошили его мелко-мелко, и рассыпали на черном полотне. Так всегда фантазировал Трей, когда был спарком. И вот сейчас, поднимая голову, он представлял себе эту драгоценную крошку, которую рассыпают и тут, и там, как только вздумается. На его светлом металлическом лице появилась мечтательная улыбка. Сам Трейзор на вид был ботом непримечательным: ростом невысок - всего каких-то шесть метров, телосложение худощавое, и если бы не крепкая броня, что закрывала его грудную пластину, торс, частично ноги и манипуляторы, то он очень уж напоминал бы маленькую угловатую фемботочку. Но, как уже было сказано, толстый слой брони уберег его от этой участи и придал его образу какой-никакой, но все-таки мужественности. Корпус его переливался цветом серебра и бронзы, радовал оптику своей цветовой гаммой. Трей издал звук, напоминающий тяжелый вздох, и перевел взгляд на далекий горизонт. Весь он пылал тревожным красным огнем, и в разных его местах, прямо по всей линии, появлялись вспышки, проносились снаряды, оставляя за собой яркий оранжевый след. Хорошо, что это было слишком далеко…
- Эва, как сегодня разошлись! – Чей-то манипулятор похлопал автобота по плечу, и тот обернулся, встретившись взглядом с трансформером более высокого роста. Оптика того спокойно мерцала приглушенным красным светом, лицевая пластина будто сияла от широкой хитрой улыбки. – Гляди, еще ка-а-ак запустят сюда свою праздничную петарду, мало не покажется!
- Байт, хорош прикалываться, шарков сын. – Ухмыльнулся автобот в ответ, стукнув своего товарища кулаком в грудь. Чисто по-дружески. – Мне хватило твоих праздничных петард и хлопушек еще на прошлой неделе.
Ох, Байт… Несмотря на то, что эта хитрая самодовольная личность изначально была десом, это не помешало ботам крепко сдружиться. Они всегда и везде таскались друг за другом, впутывались в передряги и выпутывались из них, прикрывали друг друга, шутили, горевали и мечтали… в общем, делили жизнь на двоих. Но Байт, в отличие от Трейзора, обладал внешностью куда более притягательной. Широкоплеч, строен, с крепкими и цепкими манипуляторами, гордой осанкой и такой хитрой, но обаятельной улыбкой, он с легкостью обращал на себя внимание всей фемской половины Кибертрона. Нельзя сказать, чтобы Трейз завидовал своему другу. Ни его блестящей черной броне, ни его росту, ни его приятному журчащему голосу, ни той магической силе, с помощью которой он чудесным образом завлекал к себе фемок. Вовсе нет. Он воспринимал его, как своего близкого друга, товарища, компаньона. Как единственное понимающее его создание и всячески поддерживающее его идеи. Так вот… Байт звонко рассмеялся, сильнее хлопнув автобота по плечу, да так, что тот аж к земле склонился.
- Да брось, ведь было весело! Вспомни хотя бы перекошенное лицо сержанта, когда он обнаружил пропажу! А парочка шрамов от его пистолета тебя лишь украсят. Вдруг потом и на тебя какая-нибудь симпатичная мадама клюнет.
Отвесив десептикону смачного дружеского пинка, Трейзор выразил свое желание продолжить путь. Тем более что до пункта назначения оставалось не так много, всего лишь несколько сотен метров. 
Ловко перебираясь через груды покореженного металла, друзья устремились к полуразрушенной башне, пожалуй, единственной высокой постройке, что более-менее смогла сохраниться после последней битвы. Дааа… Теперь близлежащая территория сплошь и рядом была завалена рухлядью, корпусами погибших солдат и обломками от некогда сверкавших здесь зданий. Однако, даже среди всего этого безобразия, воцарившегося после жестокой бойни, можно было найти уйму полезных и ценных вещиц. Некоторые еще нужно было хорошенько подчистить и привести в божеский вид, а некоторые сразу же сбывать на черный рынок, или продавать кому-нибудь напрямую или же через агента. Собственно, этим жили и кормились наши два товарища. А что делать-то? У каждого доход свой, а служба их не привлекала. Видите ли, рассуждали они так, что, мол, нехорошо это, ребятушки, брат против брата идти, товарищ против товарища. Не годится. Вот и послали они эту войну к Юникроновой бабушке на дальние рубежи.
- Здесь точно ничего не найдем, нутром чую! – Уверенно заявил Байт, перемахнув через массивную металлическую плиту. Чуток пригнувшись, он с поразительной легкостью передвигался по шатким металлическим поверхностям, практически бесшумно, стараясь не выдавать своего присутствия никому постороннему. Хотя, и посторонних тут, вроде как, не было. Трейз последовал за ним. Он даже не стал спорить со своим товарищем по поводу того, что, быть может, стоит все-таки порыться в здешних обломках. Точнее, он не смел даже сомневаться в его чутье, а было оно поистине необыкновенным. Так уж повелось, что если Байт говорил, что здесь ничего найти нельзя, значит, здесь действительно ничего не было. Как он это делал – Трейзор так и не смог понять, но за свои заслуги десептикон теперь носил гордое звание везунчика, от чего и пошло его прозвище – Везунчик Байти.
В скором времени боты подошли и к самой башне. В близи можно было рассмотреть крупные пробоины в ее толстых стенах, оставленных взорвавшимися снарядами, самая макушка ее была, как спичка, разломана пополам и валялась неподалеку. И повсюду, повсюду обломки, корпуса, снова обломки… создавалось впечатление, будто это сам Юникрон так баловался, играл в войнушку, разбивая кукольные домики и громя конструктор. А потом еще и потоптался на своих игрушках, как дите капризное. В общем, картина маслом.
- Стой! – Неожиданно, серебристый бот потянул своего товарища обратно, утаскивая того в укрытие. – Куда прешь? Там кто-то есть. Глянь.
Оба осторожно высунулись, мигая удивленной оптикой и вглядываясь туда, где по идее находился главный вход в полуразрушенное здание. Мягко говоря, они были шокированы, когда обнаружили, что этот самый вход караулили два амбала автоботского происхождения, одним своим видом внушающие уважение.
- И какого шарка они тут забыли? – Наконец, не выдержал Байт, снова спрятавшись. – Все отряды уже давно переправили на другой участок, я карту проверял!
- А эти точно военные? Больно рожи у них чистенькие, на корпусах ни царапинки, – покачал головой Трейзор и продолжил, - похоже, они здесь все уже обчистили и без нас.
- Э, нее, я в такую даль тащился не для того, чтобы их отполированные бампера разглядывать! Это же самый прибыльный источник дохода, который мы когда-либо находили! Куча секретных архивов, банковские сейфы, и все это оставили нам! Только ручки протяни.
- Байт, эти парни пусть и не из гарнизона, и точно не из разведки, но наверняка имеют крышу покрепче нашей… – продолжал настаивать автобот, - Скорее всего, они устроили здесь зачистку. А мы собираемся напасть на ботов, находящихся при исполнении! Ты спятил.
- Если бы я не был чокнутым по жизни, я бы с тобой даже разговаривать не стал! – Усмехнувшись, десептикон поднял вверх правый манипулятор. Сегменты брони на нем начали расходиться, с тихим щелчком перебираясь в пазы, в результате чего вместо широкой ладони с длинными черными пальцами оказался продолговатый вращающийся цилиндр, судя по всему, представляющий собой дуло какого-то оружия. – Дело-то обычное, парализуем на время, пока вещички будем вытаскивать, и все. Пускай делятся!
Спорить было бесполезно. Упрямый, как шарк знает кто, Байт никогда не отказывался от легкой наживы. Его дружку оставалось только удрученно головой покачать и последовать примеру своего напарника, трансформируя манипулятор в оружеподобное нечто. Действовали они по старой отработанной схеме: разделялись, осторожно подкрадывались к охране, желательно со спины, резво выскакивали и… не успевали боты и рта раскрыть, как со сдавленным кряхтением валились на землю. По их корпусам пробежали тоненькие голубоватые молнии, объявляя системам трансформеров короткое замыкание и временный оффлайн. Убедившись, что функционированию автоботов ничто более не угрожает, друзья оттащили их в сторонку и оставили крепко спать, не мешая им наслаждаться розовыми снами.
С замком на главной двери Трейзору пришлось повозиться. Учитывая, что от недавней бомбежки вся охранная система начала жутко сбоить, пришлось запустить в нее парочку вирусов и беспардонно взломать код. На романтику и долгие уговоры у автобота не было времени, тем более что дружок его начинал немного нервничать. А, соответственно, и много говорить.
- Знавал я одну фемботку… - начинал он свою болтовню с одних и тех же слов, так что Трейзор лишь оптику закатывал, - милая такая барышня была. Тихая, скромная, училась в Академии прилежно. А однажды, во время тренировок, вызвалась приемы отрабатывать. Мол, надо ей, практика нужна. Сама вызвалась! А там же громилы ростом за десять метров, все профи! Ну, думаю, сейчас ее, хрупкую, в семи местах переломают. Так знаешь че? Она в первую же минуту троих успела положить! Троих, здоровенных! И я вот подумал тогда… а интересно, она бы меня тоже первая завалила, если бы мы с ней наедине…
- Готово. – Прервал его автобот на самом интересном месте, чему сам был несказанно рад. За дверью что-то тихонько щелкнуло, булькнуло и охнуло, после чего та с жалобным скрежетом, дергаясь и норовя закрыться снова, отворилась. Не теряя драгоценного времени, оба бота прошмыгнули внутрь, погружаясь в темноту и неизвестность.
- Тьфу, да тут убиться можно, никвинта не видно! Трейз, ну-ка посвети. – Коротким эхом пронесся голос десептикона. Видно, просторное было помещение, акустика хорошая. Из груди автобота вырвался мощный поток света, ударил в стену напротив. Да, помещение было действительно просторным. Повсюду валялись пучки проводов, тянулись толстые кабеля вдоль стен, подключенные к слегка помятой неработающей панели. Потолок проломлен, на полу грудой валялись остатки чего-то, что так грубо его продырявило. Возможно, это были всего лишь металлические плиты, что обрушились вниз при взрыве. Байт присвистнул, пнув ногой кусочек какой-то породы.
- Скверно, надо бы питание восстановить. Иначе шиш нам, а не плюшки. – Заявил он, осматривая одну из стен. Трейзор кивнул и устремился к панели. Попытался ее реанимировать.
- Как думаешь, какие государственные тайны хранит в себе местная информация? – Не без улыбки вопрошал десептикон, прощупывая каждый проводок на стене. – Чем они страшнее, тем дороже их можно продать!
- Мы не лезем в государственные и военные тайны, забыл?
- Ой, ладно уж, мистер Зануда и «Я все делаю по правилам»… - передразнил того Байт, - что там с питанием?
- Ничего. Панель не функционирует. Видимо, короткое замыкание. – Констатировал Трейзор, заглядывая в ее системный блок. - Или же проводка погорела…
- Или же кому-то пора прочистить ЦП! – Усмехнулся напарник, проводя какие-то манипуляции с пучком тонких проводков. – Проводка лишь слегка пострадала. Сейчас мы здесь все залатаем, скрутим и…
- Байт, эти провода не от системника! – Воскликнул автобот, кидаясь к своему товарищу. Однако, не успел он его оттащить, как вдруг послышался тихий скрежет за стеной. Он постепенно усиливался, сопровождался ритмичными короткими щелчками. И тут, на удивление друзей, небольшой участок стены медленно и тяжело начал отъезжать в сторонку. К сожалению, удалось это ему лишь наполовину, видимо, конструкция была уже старой, и давно никем не использовалась. Оба бота замерли. За этой стеной оказался широкий темный тоннель, так же облепленный проводами, как и стены вокруг. Он плавно уходил куда-то вниз, и там, из самой глубины, до аудиосенсеров трансформеров донесся не то гул, не то такой же скрежет.
- Еще одна дверь… - Первым высказал свое предположение Трейзор. В голосе его звучало некое беспокойство.
- Ну, и кто после этого гений? – Радостно подхватил десептикон. – Значит, башенка была всего лишь прикрытием. Наверняка, все самое ценное они закапали поглубже! Ну конечно!
- Два амбала у входа, отсутствие питания, старый потайной ход в стене… Не находишь ничего подозрительного?
- Хмм.. дай-ка подумать.. нет, не нахожу! Слушай, мы не первый раз рискуем. Сейчас на карту поставлена не только наша блестящая репутация. Если дело пройдет успешно, мы сможем выкупить корабль и покинуть эту чертову планету. Мы ведь мечтали об этом! Мечтали отправиться к звездам. Ну же, пацан, решайся!
Ну, что тут скажешь… Байт умел убеждать. Знал, на что нужно давить, мерзавец. И давил прям таки успешно. Эта парочка прохвостов действительно мечтала бросить все к шаркам и смотаться куда-нибудь подальше отсюда. Жизнь на Кибертроне им изрядно осточертела, а тут еще эти военные действия… никакого покоя нет. Трейзор, чуть поколебавшись, все-таки согласился пойти на разведку. Он, как единственный, кто мог освещать дорогу, шел впереди. Тоннель этот оказался куда длиннее, чем предполагали боты. Он то резко поворачивал влево или вправо, то внезапно уходил вниз, так что друзьям пришлось немного полазать. Но, в конце концов, перед ними возникла, как они предполагали, последняя дверь. Пока автобот возился с кодовым замком на ней, Байт в предвкушении топтался рядом и без умолку болтал о секретных архивах, залежах энергона и ценного металла, что могли находиться по ту сторону двери. Раздался легкий хлопок. Переглянувшись, боты сами начали раздвигать металлические створки двери, ибо те, скорее всего из-за своей древности, отказывались сами расходиться. В постепенно расширяющийся проход ударил яркий голубой свет. Трейзор вошел первым и замер. Его примеру последовал и десептикон.
Этот странный голубой свет исходил не откуда-нибудь, а от конструкции причудливой формы, расположенной возле дальней стены. Хотя, стеной это назвать было сложно. Глядя на эту комнату, создавалось такое ощущение, что кто-то просто выгрыз здесь небольшую яму и обвесил ее проводами. Вокруг лишь странная необработанная порода и обвивающие ее, словно змеи, кабеля. В этой самой огромной прозрачной «колбе» лилась потоками неизвестная голубая энергия. Она тихонько гудела, будто бы напевала нечто свое, понятное лишь ей одной. Перед установкой располагалась небольшая рабочая панель, покрытая толстым слоем многовековой пыли. Собственно, эта пыль была везде и повсюду, только вошедших трансформеров пока не беспокоила. Трейзор раскрыл от удивления рот. Из такого вот состояния его вывел лишь знакомый голос, в котором явно прослушивались нотки сомнения и беспокойства.
- Знавал я одну фемботку… - начал Байт свою волнующую речь и сделал пару шагов вперед, - работала в штатной ремонтной бригаде. Так вот, формы у нее были точь-в-точь такие же пышные, как у этой штуки. Правда, раз в десять меньше… а может, и в двенадцать.
- Похоже на какой-то реактор. – Автобот осторожно приблизился к панели и провел по ней ладонью, собирая пыль. – Да ты только глянь! Такие приборы уже давно не выпускают. Сколько им лет?
- Скорее, веков. Лучше спроси, для чего нужна эта светящаяся фигня? – Байт осторожно протер прозрачную стенку неизвестной ему конструкции и заглянул через нее. – Похоже, про эту штуку здесь совсем забыли.
- Она еще функционирует! – Воскликнул в удивлении серебристый бот, постучав пальцам по сенсорной панели. Та загорелась, выводя крупными оранжевыми символами какую-то информацию. – Я.. я ничего не разбираю. Похоже, это генератор какой-то энергии. Вся фишка в том, что эта установка, скорее всего, поддерживает функционирование другой установки, которой здесь нет. И если что-то накроется в ее работе, то, в лучшем случае, другая установка просто перестанет работать. В худшем – нагрянет Армагеддец. Лучше свалить, пока не…
Но не успел он договорить, как откуда-то сверху послышался грохот и приглушенное «Ба-бах!». С потолка посыпалась пыль, а дверь, через которую товарищи с таким трудом протиснулись внутрь, резко захлопнулась. И снова воцарилась тишина…
- Твою матрицу. – Первым ее нарушил десептикон, пытаясь снова раздвинуть дверные створки, но тщетно. – Похоже, лечение проводки не помогло. Снова накрылась. Тьфу ты! Чтоб тебя!
- Попробуем нормализовать давление… - Трейз начала активно перебирать рычаги на приборной доске, осторожно поднимая то один, то другой, и следя за показателями на счетчике.
- Кажется, поддается… - десептикон с трудом раздвигал тяжелую металлическую дверь, усердно кряхтел и напрягался, не жалея гидравлики. – Еще чуть-чуть!
Но этого чуть-чуть они так и не смогли добиться. Гул в проводах усилился, панель частично не работала и всячески сбоила. Внезапно, одна из старых проржавевших труб, торчавших из стены, не выдержала напора, мелко задрожала и лопнула. Лицо автобота обдало мощным потоком горячего пара. От неожиданности он дернулся, рванув на себя и один из рычагов, да так, что тот покинул свою родную панель, был выдран с «корнями». Байт еле успел прошмыгнуть обратно, чтобы его не раздавило. Оба трансформера уставились на вырванный рычаг в манипуляторе Трейзора. Голубая энергия в колбе подозрительно замедлила свой ход, чуть потускнела… но все это для того, чтобы в следующую секунду разогнаться с такой силой, что стенки прозрачной конструкции начали покрываться маленькими трещинками. Гул и треск стоял невероятный. Провода на стенах заискрили, и из какого-то старенького динамика послышался хриплый голосок, прерываемый посторонними шумами и помехами:
- Внимание! Уровень дав… ззззкрт… критический. Сроч… шшшрр… реакт… зззкррр… допустимая норма превыш… шшш…
- Дело дрянь! – Тут же сделал вывод Байт и рванул к рычагам. Энергия в сфере бешено вращалась, продолжая стремительно набирать обороты и пытаться вырваться на свободу. Шум был такой, словно рядышком реактивный двигатель включили и оставили. Десептикон рванул на себя два последних тугих рычага, которые вовсе не собирались поддаваться и стремились вернуться в свое исходное положение. В двери образовался небольшой проем, в который тут же устремилась пыль, а вместе с ней и Трейзор. Он остановился между двумя металлическими створками, собрал все силы, что у него были, и принялся яростно толкать их в разные стороны, рыча от натуги. Он вполне мог проскочить и в такую небольшую щель. Но вот Байт… Прозрачная сфера с громким хлопком лопнула, выпуская на волю стремительный луч смертоносной энергии, ярко пылающий светло-голубым. Он беспощадно прожег провода, врезался в противоположную стену, отрезая десептикону путь к отступлению.
- Байт! – Заорал его напарник, сдерживая натиск двери, как только мог. – Ты сможешь проскочить!
Обрывки проводов рухнули с потолка. Все тот же хрипловатый голос из старого динамика продолжал вещать посреди воцарившегося Хаоса:
- Опасность! Вним… пррршш… сность! Потеря контроля на… ззззрррр!.. десять процентов. Девять проц… ууушшш…
- Отпущу рычаг – превратишься в лепешку! – Крикнул в ответ высокий бот, прижимая к себе рычаги.
- Семь процентов... шшшшесть про… цззззз…
- Ба-айт! – В отчаянии звал своего друга Трейзор. Тот обернулся на его крик. И то, что увидел автобот, заставило его Искру сжаться от ужаса и страха. Он увидел… улыбку. Широкую, обаятельную, но… грустную. Трейз все понял в одно мгновение. Его напарник как бы говорил: «Хэй, пацан, на этом мои приключения заканчиваются!». Он понял, что видит это лицо, переливающееся в свете голубой энергии, эту оптику, эту улыбку в последний раз. В ту же секунду все это исчезло в ослепительно яркой белой вспышке… автобот почувствовал сильный толчок и обжигающую боль… недолгий полет, внезапное приземление… писк в аудиосенсорах. Ничего другого. Никаких звуков, никакого света. Сегодня жизнь сыграла последнюю шутку с Везунчиком Байти. Это был его последний вызов судьбе. Последняя проверка на прочность. Последнее противостояние. Последняя улыбка. А затем… тьма.

- Это просто неслыханно! – Плененный бот не успел толком ничего произнести, как несколько прожекторов, ослепляющих его оптику, погасли. Зато свет, загоревшийся позади него, смог прогнать тень, в которой прятались неизвестные ему личности, носители странных голосов. Теперь-то он их видел. Они, слитки общества, высокоуважаемые советники, генералы и министры, сидели за своими трибунами и смотрели на него, как на отброса общества, существо, находящееся в низине эволюционной цепи. Тот, что сейчас возмущался, сидел по правую сторону. Худощавый, противный старикан с хитрой золотой оптикой и мерзопакостным характером. Голос его образу соответствовал просто изумительно. – Проникнуть на охраняемый сектор, на территорию боевых действий, устроить такие беспорядки!
- Каких действий?.. Там только продырявленные корпуса ваших дорогих солдат лежать остались. -  Спокойно ответил Трейзор, опустив голову. На его некогда красивом светлом лице появилось великое множество ожогов. Правая же половина была как будто бы и не его вовсе. Так, слеплена кое-как и приварена на скорую руку.
- Вы хоть представляете, что Вы натворили? – Раздался уже голос откуда-то слева. Этот бот говорил медленно, глубоким басом, стараясь донести до автобота всю суть, сказанного им. – Что за установку Вы уничтожили? Какой опасности подвергли всех нас?
- Мы.. мы не знали. Произошел несчастный случай, мы не знали, как это предотвратить! – Возразил Трейз, заглядывая в оптику шкафообразного бота.
- Мы?.. – вновь послышался уже знакомый старческий голос. Советник сидел во главе стола и явно выделялся среди прочих. Взгляд его был напряжен, а длинные тонкие пальцы водили по острому темному подбородку. – Кто это «мы»?
- Ах, да, Советник. Думаю, всем собравшимся здесь стоит знать, что этот автобот работал в паре с десептиконом! Причем, уже долгое время. И все это происходит в разгар военных действий… какое совпадение!
По трибунам пробежался тихий шепот. Кто-то качал головой, а кто-то удивленно охал, прикрывая лицо ладонью.
- Это правда?
- Правда.. – честно признался Трейзор, крепко сжав кулаки, - но мы не имеем к вашей войне никакого отношения. Мы просто…
- Просто так ничего не бывает. – Сказал, как отрезал мерзкий старикан справа. – Мы расцениваем ваш поступок, как государственную измену!
- Генерал,  уймите вашу прыть… - спокойно отозвался Советник.
- Но послушайте! – Донесся чей-то громкий голос с самых дальних мест. – Генератор уничтожен! Об этом инциденте скоро узнают! Монструктор, скорее всего, уже на свободе!
Зал тут же возмущенно загудел. Трейзор явно ощущал, как в воздухе повисло жуткое напряжение. В него тыкали пальцами, его презирали сейчас и ненавидели. Беда в том, что автобот знать не знал, что за Монструктор такой, откуда он освободился. Знал лишь, что в этом была его вина. Его и Байта. Вспомнив о своем товарище, он еще ниже склонился к полу, мелко задрожал.
- Предатель должен понести заслуженное наказание, ответить перед законом! – Попытался перекричать толпу мерзкий генерал, поднимаясь со своего места. – Его соучастник уже сполна отплатил за свои грехи. Температура при взрыве была настолько высока, что ни один бы не уцелел, находясь вблизи от реактора. – Он важно указал на Трейзора. – Этому мерзавцу просто повезло.
- Не смей! – Совершенно внезапно вскочил на ноги автобот. Зал тут же стих, волнения прекратились. Лицо генерала в этот момент сильно изменилось, на нем явно читался… страх. Да, он испугался. Испугался какую-то покореженную груду металла. Трейзор, гневно сверкая голубой оптикой, кинулся к нему на трибуну, рыча от боли и злости. Двое трансформеров, что приволокли его сюда, вовремя подхватили его, скрутили манипуляторы за спиной и оттащили обратно. – Не смей говорить о нем в таком тоне! Заткнись! Вы ничего, ничего не знаете!
- Этот сопляк набросился на меня! – Яростно тыкал старикан пальцем в вырывающегося автобота. Его до сих пор трясло от возмущения и страха. Страха за свою жалкую жизнь. Зал снова поднялся, зашумел пуще прежнего. – Все это видели! Нападение на члена совета не остается безнаказанным!
- Тихо! – Рявкнул бот, сидевший во главе этого зверинца. Он поднялся во весь свой рост, смерил всех и каждого суровым взглядом. Все, кто находился за трибунами, осторожно сели на свои места, включая генерала, не издавая больше ни звука. Советник остановил свой взгляд на дрожащем автоботе, прижатом к блестящему металлическому полу. Спустя недолгую паузу, он сел, прикрыл лицо ладонью и чуть притушил оптику.
- Мало нам войны… - начал он уже спокойным, твердым голосом, - так теперь еще и новая напасть. В еще спокойное время вся надежда, вся ответственность за сохранение этой установки была возложена на Омегу Суприма, который успешно справлялся со своей миссией. Но, к всеобщему сожалению, война поглотила и его. – Внезапно, его голос стал грозным и более громким. Советник взглянул на вжавшегося в свое место генерала. – И я обязательно узнаю, почему за все это время ему не смогли найти достойную замену, и кто за всем этим стоит! – Затем, снова успокоившись, он опять уткнулся в ладонь и продолжил. – Но, как бы там ни было, генерал прав. Генератор был уничтожен из-за легкомысленности и безответственности двух трансформеров. И пусть я не увидел в их связи ничего, что могло бы натолкнуть на мысли об измене, их проступок я никак не могу спустить им с рук…
Воцарилась тишина. Бот с приятным старческим голосом посмотрел на Трейзора. Тот, в свою очередь, тоже заглянул ему в оптику. Что же читалось в ней? Кроме той мудрости, что пришла к нему с годами, кроме поразительного спокойствия и умиротворенности… то была неуверенность. Советник колебался, пытаясь принять единственно верное решение. Пожалуй, одно из самых сложных, что ему приходилось принимать в своей жизни. Автобот грустно улыбнулся ему в ответ. Он уже знал, какое решение он примет. И понимал всю его неизбежность. Бот чуть помедлил, все еще раздумывая. Зал терпеливо ждал… наконец, Советник еле заметно кивнул Трейзу, распрямился, еще раз обвел взглядом трибуны и только затем так легко и непринужденно махнул караулящим пленника ботам манипулятором. Этого жеста было всем достаточно. Трибуны охнули, тихонько зашептались, провожая взглядами покореженную груду металла, которую теперь уже утаскивали из конференц-зала, волокли прочь. Представление было окончено. Занавес. Трейзор не увидел уже ни торжествующей улыбки генерала, ни полной скорби оптики Советника. Как только его увели, старец тихо, будто бы его мог слышать кто-то посторонний, проговорил всего одну фразу:
- Созывайте Большой Совет… - он встал, и вместе с ним поднялись и другие, - грядет беда намного серьезнее, чем мы предполагали…

     Его осторожно уложили на широкую платформу. Манипуляторы, ноги и голову надежно закрепили, чтобы не получалось вырваться. А он и не собирался. Нисколько не сопротивлялся, легко поддавался и все время молчал. Трейзор еле заметно ухмыльнулся. Похоже, за последнее время он оказался самым тихим пациентом, ибо несколько юных автоботов, что суетились вокруг него, удивленно переглядывались и пожимали плечами. Мол, квинт его знает, чего он такой. А Трейз просто думал… потушив оптику, он мысленно перенесся в ту самую башню, события в которой перевернули всю его жизнь. Лицо его близкого друга, его улыбку за пару секунд до взрыва он видел сейчас, будто наяву. Он не мог простить себе то, что так просто позволил своему единственному товарищу погибнуть, спасая его собственную жизнь. Однако, будь автобот на его месте, то он поступил бы так же. Он знал это. И все же, боль от утраты друга охватила его всего, заставляя корпус сжаться, будто бы тот готовился принять на себя удар противника. Или же это была естественная реакция на то, как все те же несколько автоботов осторожно вскрывали его камеру с Искрой. Пациент все еще пребывал в раздумьях. Чем же еще заниматься, коли ты оказался прикованным к платформе и проживаешь последние минуты своей жалкой жизни? Теперь Трейзор вспомнил и лицо Советника. Похоже, он единственный все понимал. Понимал, но не мог поступить иначе. Оно и понятно. Дерзкая выходка ботов привела к тяжелым последствиям. Что же касается этого Монструктора… автоботу не было до него никакого дела. Для него он уже ничего не значил, не представлял угрозы. До встречи с ним он вряд ли доживет. Автобот почувствовал легкий толчок в районе грудной пластины. Юные боты добрались до заветной камеры. Переглянувшись, они обратились с какой-то просьбой к самому Праймусу и осторожно потянулись инструментами к хрупкой Искре, в которой все еще пульсировала жизнь…
… Драгоценная крошка на черном полотне. Звезды, словно маленькие кристаллы… Больше не за чем мечтать, стоит только потушить оптику… улыбка коснулась губ Трейзора и осталась там навсегда. Мечта двух товарищей стала явью. Они, пройдя свой недолгий жизненный путь, теперь смогли вместе устремиться к далеким звездам…

Офф. Monstructor Theme
… Вселенная. Леденящая душу любого существа тишина царила в ее отдаленных участках. Само понятие «жизнь» здесь теряло свое привычное значение. Непонятно было, а можно ли вообще этот термин использовать в этих неизведанных уголках космоса? Вряд ли. Скорее, больше подходило слово «существование». Бескрайние просторы бороздили различных размеров астероиды. Они существовали здесь. Холодные звезды, застыв в ожидании чего-то, тоже существовали. Здесь было столько всего необычного, но ни к одному, ни к другому нельзя было отнести понятие «жизнь». Однако… на одной такой звезде что-то внезапно пришло в движение, нарушая всякий привычный ход вещей, прорезаясь сквозь бесконечную тьму и холод. О, Праймус, неужели это и есть жизнь?.. Нет. Это не жизнь вовсе. Это смерть. Хаос, чудовищным образом проникший в наш мир. Нет места более неподходящего для такого создания, чем реальность…
Огромная пятипалая конечность с шумом опустилась на неровную серую поверхность звезды, оставляя на ней глубокий отпечаток. Прощупав рельеф, массивные пальцы сжались в кулак, загребая в него огромное количество тяжелой пыли и маленьких кусочков какой-то каменной породы. Могучая рука оторвалась от земли и, поднявшись в воздух, пропустила всю эту консистенцию через пальцы. Алая оптика спокойно наблюдала, как самые легкие песчинки вместо того, чтобы вновь воссоединиться с остальными, остались парить в невесомости.
«Я… свободен?»
Монструктор поднял голову и устремил свой взгляд в пустоту. Да, он снова свободен. Он снова может прикоснуться к реальности, дотронуться до всего, что его окружало. Он мог бросить это, сломать, разрушить, собрать воедино, повторяя свои действия снова и снова, наслаждаясь каждым мгновением, проведенным на свободе.
- Я свободен! – Прогремел он на всю округу мощным металлическим голосом, не поднимаясь с колен. Он чувствовал, как силы постепенно возвращались к нему, как расправляются могучие плечи, крепчают ноги. И как в голове, будто тихое шуршание кроны многовековых деревьев, осторожно раздавались знакомые ему шепотки.
- Убить… убить… убить… - перекликались голоса, наполняя Монструктора небывалой решительностью. Он поднялся на ноги, встал во весь свой рост, крепко сжимая кулаки.
- Убить… убить непокорных. Непокорных… они лишили свободы. Убить…
- Убить. – Грозно прорычал он, и оптика его ярко вспыхнула алым. – Они поплатятся за то, что сделали. Убить… их всех.
Он сделал шаг навстречу пустоте. Это был первый пройденный путь Хаоса на пути ко всему живому. И с каждым последующим шагом расстояние между ними продолжало стремительно и неумолимо сокращаться…

0

7

Kat
Тяк, вот Монструктора хотелось бы побольше, а всего остального - поменьше) Но мне понравилось. Написано хорошо, качественно и с душой. Молодца! Только больше так не делай)) Разминка принята! Добро пожаловать в игру)

0

8

Щелчок сработал с неприятным звуком, по крайне мере, неприятным для аудио сенсоров кибертронца.
- Придется снова разбирать, - пробурчал Айронхайд. Здесь старый автобот чуток кривил искрой, подобное занятие приносило ему умиротворение. Юные искры могли сколь угодно негодовать по поводу его придирчивости, но воин твердо был уверен, что хорошо отлаженное оружие спасает тебе жизнь. К тому же за подобным занятием ему хорошо думалось, но не сегодня.
Взгляд упал на датпад, и настроение Айронхайда тут же понизилось на пару кельвинов. Спрингер был малый не промах, он явно не уповал, что ворчун так просто даст свое согласие, но то что Оптимус так легко согласиться на эту безумную затею, Айронхайд ни ожидал.
"- Избавиться от меня решил? Ага, как же," - пальцы в такт мыслям напряглись и слишком сильно сжали клапана.
- Шарково отродье, - автобот выругался в пустоту, начиная всю отладку заново. Нет, против крушителей Айронхайд ничего не имел, парни выполняли свою работу, грязную, чрезмерно опасную, но от этого не менее важную. А порой так и необходимую. Но все же, от них было слишком много шума. Но даже не хаус и разрушения оставляемые после себя "крушителям", тут команда на все сто оправдывала свое название, раздражали старого война, но то как на них смотрела молодежь. Словно те были героями, примером для подорожания.
- То же мне честь, - фыркнул кибертронец, вспоминая как вытянулись лица молокососов, когда он даже не дослушав Спрингера, предложил тому отправиться в долгий путь до колодца искр. Правда командующий "крушителей" знал с кем имеет дело, так что датпад все же оказался в руках Айронхайда, правда еще не подписанный.  Тяжелый взгляд скользнул, по распоряжению, шальная мысль горячей искрой буравила сознание. Айронхед был одним из опытнейших воинов, да юникрон всех подери он был стар, стар и научен горьким опытом, возможно его знание даже могли спасти эти горячие головы, хотя бы некоторые из них, возможно даже большинство.
Рука манипултятор сжалась  в кулак, хорошо хоть деталь он сумел бросить обратно на стол.
-Нет, ничего не выйдет, - мотнул головой автобот, пытаясь успокоиться, - да и Прайм наделает без меня глупостей, - ко всему прочему где то глубоко внутри, воин прекрасно понимал, что по многим параметрам уступает, износ систем мог стать фатальной обузой для подобной команды.
Бросив не до собранное оружие на сборочный стол, Айронхайд поднялся, гидравлический шунт жалобно заскрипел.
"- Тебя самого в пору на свалку," - горько усмехнулся кибертронец, - нужно будет заглянуть к Рэтчету.
"- Ты слишком для этого потрепан, пусть другие чувствую себя героями," - подтвердив отказ, воин медленно вышел из каюты.

Отредактировано Arcee (2012-05-07 15:28:16)

0

9

Пойдёт, разминка принята) Как и обещал – вас с Праймом отправят на Ки-Му, пока можем отыграть беседу во время перелёта, а там и песец в виде нового эмиссара Юникрона подтянется и всем станет не до скуки. Ты можешь создать отдельный профиль или писать со своего, помещая в начале каждого поста имя персонажа и картинку с его внешностью. Первое предпочтительнее: так ты сможешь отображать его состояние в подписи, да и вообще – это удобнее, на мой взгляд, но выбор за тобой. Если всё таки выберешь второй вариант – ссылку на анкету Айронхайда помести в подпись. Если хочешь внести какие-нибудь поправки в его анкету – скажи, я скину тебе через ЛС её + соответствующие коды превью, удалю с форума и ты сможешь опубликовать её в теме «Автоботы» раздела Анкеты НПС. Ну и если захочешь написать полноценную анкету – ю а велкам.
По поводу Айрона и его истории. Значит так, оставили тебя на тюремной палубе стеречь десов. Корабль трясло, и вообще, творилось шарк знает что. Тут твоё внимание на несколько секунд привлекла Сирриан, а в это время, ожили маскирующиеся под автомат по раздаче энергонапитков кассетиконы Саундвейва (Сквокток и Бистбокс). Пока ты понял, что к чему, эти молодчики успели отключить сдерживающие поля. Десы дружно ринулись из своих камер, завязалась потасовка (оружие у них изъяли). В конце-концов, тебя скрутили конструктиконы и выкинули за борт, но прежде ты успел нажатием соответствующего рычага отделить тюремный отсек от основного корабля. Так что, вы с десами довольно-таки быстро начали приближаться к поверхности Кибертрона. Ты – снаружи, в гордом одиночестве, десептиконы – внутри тюремного блока.
Тебя подхватил Эйррейд, один из аэроботов на службе Нового режима. Он доставил тебя на ближайший корабль, успел немного растолковать ситуацию, но потом пришёл приказ от Спрингера и тебя отправили на базу орбитальной обороны на Луне-2, где в каталажке находятся Оптимус и остальные автоботы с Арка. Их к этому времени собрались переправить на Ки-Му, вот с этого и начнём. О теме для игры я тебе сообщу через ЛС, это будет либо Прибытие Ковчега, либо отдельная игровая тема.

0

10

Джолт, лови пробник: Один день из жизни полевого ремонтника. Наспех оборудованный ремблок на одной планете, линия фронта находится так близко, что иногда до тебя доносятся звуки пальбы. Рэтчет уже прооперировал десяток пациентов, половину из них, не дав оклематься, вновь отправили в бой. И вот - ему приносят Айронхайда. Телохранитель Оптимуса в очередной раз перехватил собственным грудным отсеком летящую в Прайма ракету и находится в критическом состоянии. Разорванная проводка, разнесённая вдрызг шестерня трансформации, да и вообще - грудной отсек ветерана напоминает скорее месиво из энергона, проводки, брони и оплавленных микросхем, чем рабочее устройство. Ты спешно принимаешься за работу, и делаешь всё правильно, но Искра ветерана начинает затухать. Она уже почти погасла, и твои несовершенные приборы перестают фиксировать её излучение. Опиши реакцию Рэтчета, ход операции, ну и - счастливое выздоровление Айрона, ибо в следующий миг его Искра вспыхнула ярче и стабилизировалась. Успехов)

0

11

Пробник на Рэтчета

***
Это был тяжелый цикл, как для него, так и для тех, кто волей неволей вынужден был доверить свою жизнь главному медику.  Но пожалуй не было во вселенной манипуляторов надежнее и заботливее, несмотря на то, что о красно-белом автоботе ходили весьма жутковатые легенды. Рэтчет предпочитал о них не знать, в очередной попытке уставшего процессора сохранить ясность функционирования и хоть какое-то подобие внутреннего равновесия, пропуская все доносившиеся  до него слухи мимо сенсоров.  Но с каждым циклом нескончаемых боев удержать мыслительный блок от мучительной самопереплавки становилось все труднее и труднее.  Крики, ругательства, лязг металла о металл,  визг бластеров, доносящиеся снаружи и отзывающиеся в аудиосенсорах пульсирующей болью…. Неиссякаемый поток раненых…  Примитивное шумное оборудование, способное разве что подзарядить несчастного, припаять грубую заплатку на разорванные системы – и снова пнуть в бой. И голубые тусклые линзы бойцов, смотрящие на него как на волшебника, который может все…. Сквозь весь этот гул Рэтчет не сразу замечал, как скрежещут собственные дентопластины, а оптика сужается в тщетной попытке сдержать рвущееся наружу раздражение. Абстрагироваться от всего вокруг, обратив свое внимание лишь на лежащего на импровизированной платформе полуоффного автобота, одного из десятка таких же, ожидающих своей очереди  – лишь малая часть того, что он обязан сделать, чтобы алознаковый воин снова встал на ноги и вернулся в строй. Не он вел их в бой и не ему в данной ситуации было решать, способен он сражаться или нет.
Рэтчет устало потер переносицу.  Он уже немолод, возраст все чаще дает о себе знать противным скрипом в системах, но он не имеет права расслабляться. От быстроты его реакции и профессионализма зависят жизни друзей и сознаковцев. Еще никто не дезактивировался в его смену и не дезактивируется, пока он способен держать инструмент в дрожащих от напряжения пальцах!
- Рэтчет,  еще один…
Тихий, как будто извиняющийся голос застал медбота за исправлением ошибок, всплывших на экране терминала. Оборудование барахлило,  не выдерживая такого наплыва раненых, а он обязан держаться, несмотря на то, что ноги предательски подкашиваются от усталости.  Медик обернулся к вошедшим и едва увидев  оптики автоботов, транспортирующих на манипуляторах полудезактивированного Айронхайда, понял, что показалось ему странным в интонации говорящего:  они не верили, что спец по вооружению выживет...
Как бы не так! Не в его вахту!
- Быстро, кладите его на платформу и уходите!
Сейчас все зависело от него. А все ли..?  Бросив лишь взгляд на грудной отсек Айронхайда, медик тяжело пропустил по вентсистеме воздух- да поможет им  обоим Праймус…
- Держись, друг… - едва различимо пробормотал Рэтчет и принялся за работу, не теряя ни клика. Аппаратура жалобно пискнула, когда медбот подключил к ней раненого, но красно-белый механоид  уже не обращал внимания на испускающее дух оборудование. У  него, как и у самого Рэтчета не было выбора. С тонким визгом активизировались встроенные в манипуляторы инструменты. Заблокировать поврежденные участки нейросети, извлечь осколки ракеты – не иначе как брутальный штурмовик в очередной раз спас Прайму жизнь – удалить расплавленную проводку, пробитые микросхемы, развороченные  и залитые энергоном сегменты брони… Процессор уже не регистрирует того, что происходит вне импровизированного ремблока, в висках отбивается лишь пульсация искры друга, слабая, нестабильная, периодически прерывающаяся.  Рэтчет готов ко всему, но настороженность и тщательное фиксирование показателей приборов нисколько не притупляют его внимание на ремонте, его качестве и быстроте.
Пальцы на ощупь  потянулись к передвижному стеллажу рядом с платформой и схватили пучки новых проводов, заменили поврежденные сектора, в первую очередь те, которые питают искру. Взгляд все чаще обращается на изрезанный помехами экран медицинской установки и Рэтчет сам не замечает, как начинает что-то ворчать себе под нос. Еще одно представление, которое сложилось о нем у тех, кто слишком плохо знает одного из лучших медиков Кибертрона, но и на это, как на прочие байки о нем, бело-красному боту налить топливом.  Он тихо обращается к Айронхайду, просит Праймуса помочь ему спасти друга и только эти тихие бормотания помогают сохранить ясность мышления и не оторваться от реальности.
Громкий писк оборудования заставил Рэтчета резко вздрогнуть. Единственного взгляда было достаточно, чтобы понять – несмотря на все его попытки не допустить этого, искра Айронхайда затухает. Время идет на считанные клики. В последнем судорожном визге вырубились медицинские установки, и медбот не сдержавшись,  от досады ударил кулаком по прибору.
Не с тем связались.
Никогда он не позволял кому бы то ни было дезактивироваться у него во время операции и сейчас не позволит. Рэтчет быстро открыл собственный грудной отсек и извлек штекеры. Звание офицера медслужбы обязывало иметь в своей конструкции все необходимые для подключения к системам раненых приспособления, и сейчас медбот  видел в этом единственный выход. Штекеры вошли в развороченный корпус автобота и с тихим щелчком подключились к камере его искры. По проводам потекла энергия, подпитывая тускнеющее «сердце» воина. В такие минуты Рэтчет никогда не думал об интимности самого процесса. Он медик, главное для него – любым способом сохранить жизнь другому, не позволить искре затухнуть, даже если для этого придется пожертвовать собственными системами, энергоном и жизнью.
-Не смей умирать, слышишь меня? – снова на минимуме громкости пробормотал автобот, не переставая восстанавливать поврежденные механизмы друга, заменяя их по возможности на новые, из выделенных ему запасов, или  же попросту отключая соответствующие им функции, с тем чтобы потом, уже в родном медицинском секторе закончить ремонт полностью. Иного и быть не может.
Глядя на этого сосредоточенного на своей работе, уверенного офицера, вряд ли можно было сказать, что он едва сдерживает волнение, не позволяя оптике тревожно мигать, и мысленно несмело молится Праймусу. Но как бы там ни было, его молитвы были услышаны – искра Айронхайда снова вспыхнула мощным, поистине непобедимым сиянием и раненый слабо зашевелился на платформе. Тонких губ медбота коснулась едва различимая робкая улыбка, а тяжелая ладонь легла на целый сегмент плеча.
- Отдыхай, старый друг…нам с тобой еще многое предстоит, но одно могу тебе пообещать:  вот вернемся на базу -  в ремблоке ты у меня пропишешься надолго, до полного восстановления…
Рэтчет не отсоединился от систем боевика, но от искры точно отлегло. Это была очередная его маленькая победа в том бесконечном сражении, в которое он вступал на протяжении всей этой войны.

Отредактировано Jolt (2012-05-19 20:12:11)

0

12

Окей, принято! Ну а о конкретной теме для начала игры определимся, когда ты вернёшься из поездки)

0

13

Джазз, хорошо)

0

14

Разминка за Старскрима.

Просторная, светлая практически новая лаборатория, оснащенная всем необходимым для продуктивной работы, тишина, нарушаемая лишь тихим жужжанием лопастей системы вентиляции и звуком его собственно присутствия, никогда еще Старскрим не ощущал себя таким громким, в этом царстве умиротворенного  порядка и спокойствия казалось слышна даже пульсация искры, прекрасное место, так похожее на его собственную обитель научных изысканий, его безжалостно разрушенную обитель. Блок памяти снова выдал несколько кадров недавно минувшей трагедии, пылающий яростью взгляд Оптимуса Прайма, насмешки его приспешников над попытками ученого обороняться, собственные крики эмоциональной агонии, руины лаборатории, руины города, руины его собственного сознания. Поднятые вверх крылья нервно вздрогнули отзываясь в спине волнами боли, медики Мегатрона его подлатали, но все еще болело, а может быть это и не крылья вовсе, может быть это его искра, израненная, почти погасшая?
На плече лег чей то теплый, тяжелый манипулятор, он не давил демонстрируя превосходство, а лишь осторожно сжимал, еле ощутимо давая понять, что Сикер теперь не одинок. Старскрим оглянулся на стоявшего рядом с ним.
- Мегатрон? - И как он мог не заметить его появления, не почувствовать рядом с собой такую мощь, пока еще пугающую, но в месте с тем позволяющую надеяться на лучшее.
- Все дурное осталось в прошлом Старскрим, пройдет немного времени и станет легче, время лечит любые раны, даже такие глубокие как твои. - Его сильный, низкий голос звучал мягко, негромко, успокаивающе, разрушая сомнения, придавая сил.
- Да, я знаю. - Шепотом ответил авиатор вглядываясь в синеву ровно горящей оптики своего нового лидера. - Пройдет немного времени и Оптимус Прайм ответит за свои преступления, он будет страдать, как все жители Праксуса, как я, и не будет ему спасения от этих мук.
Белый вождь убрал манипулятор с плеча сикера и отрицательно покачал головой.
- Ненависть, плохая мотивация к действию Старскрим, месть не принесет тебе желанного облегчения, знаю тебе сложно понять, но ты поймешь, как только отпустишь прошлое. А сейчас осваивайся, если тебе что то понадобится, ты знаешь где меня найти. - Подарив ученому доброжелательную улыбку лорд Протектор покинул лабораторию. Старскрим долго всматривался ему в след, было в Мегатроне, что то особенное, притягивающее, заставляющее в него верить и Сикер начал заражаться этой верой.
- Да мой лорд - Уронил он в пустоту...

0

15

Absolute Pax
За разминку - зачёт) За заражение канонического персонажа неизлечимой болезнью - предупреждение без занесения в личное дело :) С ролью ты справишься, дерзай) Рекомендую оформить на Скрима отдельный профиль, поставить аватар и подпись - так будет проще отслеживать его состояние. Как альтернатива - указывать в начале каждого поста имя персонажа или небольшую картинку с ним.

0

16

Джаз он не болен я так полагаю его должны были побить хорошенько, в остальном все будет исполнено)

0

17

кстати отличный пост.. проникся)

0

18

Скорей всего, но не до смерти. Зная ШГ Прайма - тот вполне удовлетворится моральными мучениями, прекрасно зная, что Скрим будет страдать от пережитого всю жизнь)
Джолтимус, ай-яй-яй... в этой теме могу писать только я и подопытный тестируемый. Все остальные стоят в сторонке и скромно роняют слюнки)

0

19

Действие происходит на Земле, на берегу Атлантического океана в Испании,  на высокой скале.
-Не будь таким трусом! Ты только туда и обратно.- прозвучал один голос.
-Это не так страшно! Один раз попробуешь, и не будешь бояться. - сказал второй голос
-Отпустите меня! Отпустите, прошу вас! - вопил третий голос
Из кустов вышли два автобота. Они тащили третьего робота, который упирался изо всех сил.
-Это приказ Оптимуса. Он сказал, если ты не поборешь страх высоты, то будешь его бояться, до самой переплавки, Броудсайд.
-Я прекрасно знаю, что сказал Оптимус, Сиспрей. Но как вы не понимаете, что робота изменить нельзя. - Стоял на своём трёхрежимник.
-Можно, можно - сказал Пауэрглайд.
Наконец трансформеры дошли до верхушки скалы. Броудсайд успокоился, перестал упираться и лишь только сказал:
-Если я разобьюсь или покалечусь, это будет на вашей совести, и на совести Оптимуса.
-Ты расслабься и сосредоточься, тогда тебе будет море по колено.- посоветовал Пауэрглайд
Броудсайд сделал всё, как было, разбежался и трансформировался. Он понял, что зря боялся. Трёхрежимника стало переполнять чувства, которые понятны тем, кто летал. Он делал виражи, бочки. И Сиспрей с Пауэрглайдом стали радоваться за друга, как вдруг подул сильный, порывистый ветер.
-Ну и ветрище! - удивился Пауэрглайд
И вдруг автоботы услышали крик. Это кричал Броудсайд. Ветер вывел его из концентрации, и он штопором стал падать в воду. Из оцепенения его вывели слова Сиспрея. "Трансформируйся в авианосца" Так Броудсайд и поступил. 20 тонный авианосец упал на воду, обрызгав ботов на берегу.
-Плыви к нам! - кричал Сиспрей.
Но Броудсайд снова оцепенел. Страх высоты сменился страхом воды. Автоботы это поняли.
-И как нам его достать оттуда? - спросил Сиспрэя Пауэрглайд
-Поплыву, успокою!
Приплыв к авианосцу Сиспрей стал успокаивать трёхрежимника. После пяти минут уверений, что море безопасно, Броудсайд двинулся малым ходом к берегу. Еле доплыв до берега, трёхрежимник трансформировался, сел на берег и закрыл лицевую пластину манипуляторами от стыда.
-Ну, я и трус, ну я и трус.- повторял Броудсайд.
-Со мной бы тоже такое случилось. Не огорчайся! - Ободрял товарища Пауэрглайд
-"Такое случилось» -передразнил трёхрежимник - Ты лучший лётчик среди автоботов
-Тише, мне Прайм по коммуникатору звонит. - Сказал Сиспрэй - Ага... да... понятно... конечно... попробуем... конец связи.
-Что случилось? - Спросил Пауэрглайд
-Да один безумец пытается спрыгнуть с Эйфелевой башни. Как самые близкие боты мы должны его остановить.
-Но я не успею долететь до башни.
-Зато я успею. - сразу приободрился Броудсайд, трансформировался в истребитель и рванул, что есть мочи.
Смотря за улетающим трёхрежимником. Пауэрглайд сказал
-А минутой назад боялся высоты. - сказал Пауэрглайд
-Броудсайд не трус. Во время боя или выполнения задания, ему все страхи не почём. - объяснил лётчику Сиспрэй
-Полечу за ним. Проверю
-Лети. Я здесь останусь
Париж. Эйфелева башня
-Ты меня не любишь! Я сейчас прыгну! - кричал француз в мегафон, стоя у самого края на верхушке башни.
-Не прыгай! Я тебя люблю - кричала француженка в другой мегафон.
-А с тем мужчиной ты что делала? губы массировала. Всё я прыгаю! - Француз хотел прыгнуть вниз, но в последний момент передумал. В итоге он оказался в воздухе.
Француз уже готовился погибнуть, но вдруг парень стукнулся об железную обшивку крыла Броудсайда.
-Эй, дурак!  Держись за обшивку крепче. - сказал трёхрежимник
Француз впился пальцами в крыло, и Броудсайд сделав поворот, сел на площадь.
Парень слез с крыла и обнялся со своей подружкой, а народ, собравшийся у башни, облепили трансформера, и кричали "La gloire à l'autobot" (что означало "Слава автоботу")
К этому времени подлетел Пауэрглайд. Увидев Броудсайда, лётчик подозвал его к себе.
-Молодец! Ты теперь герой для французов. - сказал Пауэрглайд
-Да что там. - Сразу застеснялся Броудсайд
-Это достижение. Ты поборол свой страх и спас парнишку!
-Это мой долг. Я должен был его спасти, несмотря на свои фобии.
-Кстати ты должен совершить ещё один долг. - вспомнил Пауэрглайд
-Какой? - спросил трёхрежимник
-Ты должен побороть свой страх к воде. - глаза лётчика улыбнулись
-Упс!

0

20

Отлично! Разминка принята) Таксь, я привёл параметры персонажа в соответствие с действующей редакцией игромеханики - Крушители
Если хочешь внести изменения в анкету - могу выслать тебе её текст с кодами всех превью. Так же - как только отпишешься здесь или в игровой теме, переименую тебя в Broadside
Теперь по игре. Как сказано в анкете - твой персонаж присоединился к Новому режиму, но вскоре разочаровался в нём или утратил доверие к Шоквейву (детали и причины - на твой усмотр). Сейчас он продолжает службу, но как и Спрингер, фактически является внедрённым агентом повстанцев. Учитывая тотальный контроль и постоянное наблюдение со стороны спецслужб (видеокамеры, жучки, радиоперехват), вам приходится постоянно и тщательно скрывать свои истинные чувства и мотивы. Т.е. поговорить по душам с тем же Спрингером или Топспином, Твин-Твистом удаётся крайне редко. Вы крайне редко предпринимаете какие-то шаги - даже если в плену оказывается кто-то из повстанцев, и ждёте некоего "дня Х", когда по замыслу восстания произойдёт переворот. Детали - неизвестны, ибо это страшный секрет. Официально - ты продолжаешь действовать под командой Спрингера, на деле - вами обоими руководит Кап, командир крупнейшей автоботской повстанческой группы "Ворчуны".
Теперь - ближе к телу. Примерно сорок минут назад на орбиту планеты вышел утерянный Арк 27. Шоквейв оценил ситуацию, и убедил Ультра Магнуса организовать вооружённый захват. Ты и Октан должны были отбуксировать Арк подальше от планеты (на случай, если это хитрый ход квинтессонов, и корабль загружен ядерными бомбами или чем похуже). Собственно, ты это сделал: корабль обстреляли электромагнитными пушками, и взяли на абордаж.
После чего - пленённых автоботов доставили на Луну 2, где находилась база орбитальной обороны Кибертрона. Спустя пятнадцать минут, Шоквейв приказал доставить Прайма и ещё одного, избранного им автобота, на Ки-Му - космическую станцию, вращающуюся на орбите Кибертрона, для проведения переговоров. Вы со Спрингером к тому времени так же находились на базе Орбитальной обороны. В теории -вы могли организовать побег Прайму и его автоботам, но тогда бы вам пришлось раскрыться, и эта угроза заставила Спрингера ожидать распоряжений от Капа. Он слил информацию об автоботах командиру Ворчунов, но пока тот получил эту информацию, пока шёл ответ - время ушло. Спрингер тем временем взял тебя и ещё нескольких бойцов, и вы отправились в тюремный отсек. Там экс-командир Крушителей объяснил Прайму дальнейшую ситуацию, после чего увёл Рэтчета, а тебе и ещё трём солдатам приказал конвоировать Оптимуса и Айронхайда до шатла, а потом доставить на Ки-Му.
Сейчас вы находитесь в лифте, ведущем на посадочную площадку, где уже ждёт корабль. В теории, твой персонаж может наплевать на приказы и устроить автоботам побег - уже на корабле оглушить остальных конвоиров, освободить Прайма и Айрона, и рвануть к планете, чтобы там затаиться. Но как ГМ, я не стану давать оценку последствиям такого шага - скажу лишь, что последствий будет много) Далее, повстанцы разработали особый способ связи, недоступный для сканеров Нового режима. Небольшой жучок, наполовину органический, наполовину механический. Такая дисковидная серая блямба размером с шайбу. Крепится на шее, подключается к нейросети, позволяет общаться с помощью нефиксируемых электронными средствами слежения электромагнитных сигналов. В теории, ты можешь прицепить по такому устройству Айрону и Оптимусу, но для этого тебе надо будет придумать способ, чтобы незаметно их "облапать" - остальные трое конвоиров из нового поколения, в заговор не посвещены, а камер на базе и корабле - будь здоров.
Воть) Если будут вопросы и предложения - обращайся, желаю удачной игры!
П.С. А как ты нашёл наш форум? Спрашиваю не пустого любопытства ради, а для оценки рекламной компании.

0

21

через поисковик. Вы были первые и самые активные. Я и решил присоединиться к вам

0

22

О, спасибо за сведения) В общем - удачи, если что - обращайся ко мне по ЛС.

0

23

Саншторм медленно оглядел себя. Повернулся левым боком, правым. Новенький корпус блистал, а мысль о том, что он еще и неразрушим - грела душу сикера.  Истерзанную долгим гниением в забвении, без возможности продвинуться по службе или же вконец сгнить  - треклятая регенерация не позволяет.  И вдруг  - замечен, извлечен всевидящим оком, которое внесло в серые будни, которые другим трансформерам украшал лишь сам Саншторм, а ему самому.... Увы, лишь осадок энергона.
Нынче так мало радости, а Шоквейв умел обрадовать и помимо повышения - преподнести подарок, гарантировавший своему обладателю уж точно прикрытые запчасти в бою и... одну важную запчасть, которая всегда будет открыта для толп фемочек, которым уж точно понравится вкупе с могучим корпусом и совершенно шикарным умом -  еще и броня, за которую в десептиконских кругах убить были готовы.  Да что там - такой вещи даже у Мегатрона не было!
Польстив себе и насладившись отражением самого неотражаемого кибертронца, из наслеющих одноименную планету, командир ВВС Нового Режима наконец вспомнил зачем от здесь. Один из немногих и недолгих отгулов, который был выдан Ультра Магнусом сразу после повышения сикера. Впрочем, инициатива исходила от второго правителя. Но не все ли равно? Неважно что там замышляет вся эта братия -  о кибертронце судят по поступкам.  Новенькая броня, реактор в груди, место, которое ранее занимал Старскрим при белом вожде... Проклятье, будь эти бескрылые хоть адептами Юникрона - за такое можно и искру продать. Фигурально, конечно.  Впрочем, сейчас лишь отдых.  На входе в залу, где уже видны кубы с энергоном и сборище фемок - не жизненно необходимые, но приятные развлечения  - Горой возвышался охранник, вооруженный, впрочем, лишь тазером.  Данный киберпес отдал командиру честь, даже не будучи в курсе его нового ранга, лишний раз помассировав эго сикера, далеко не в грубой форме.  Правда в следующую секунду отшатнулся
-Сэр, вы... От вас радиация идет.
С непривычки, Саншторм позабыл о неприятном свойстве своего ап-грейда. Однако, в данном случае виду не понял и предпочел отшутиться, лишний раз взмолившись Праймусу, чтобы не у всех кибертронцев была такая чувствительная оптика. А то ведь это будет полный... кибершаркопесный облом.  Невероятное и лишенное смысла слово не правда ли? Но как ни странно  - точно передающее то, что хотел сказать им командир ВВС Нового Режима, в чьей бурной фантазии оно зародилось.  Стоило пройти в просторную залу, как сикера буквально облепили со всех сторон различные трансформеры всех чинов и мастей.  Все поздравляли наперебой, постаравшегося при этом занять как можно более отвечающую текущему настроению, позицию, Саншторма. Именно в такие моменты действительно понимаешь прелести социального статуса. 
- Благодарю, всем большое спасибо.
Интересно, они заметили излучение? Если и заметили, виду не подали. Здесь несколько лиц высшего сословия Воса, все сикеры. И они его уважают.  И еще зауважают так, как никогда в жизни не относились к Старскриму!   Забавно, что происходит если взять со второго плана... Хотя, он всегда выделялся, пусть и в своем кругу.
- Всем доброго дня, благодарю, всех благодарю.
Улыбка как будто приклеилась к лицу, а спина и без того прямая, едва ли не перегнулась так, что грудная броня стала напоминать колесо.   В такие момент не просто чувствуешь себя выше остальных, но и понимаешь в тебе заинтересованность. Она была везде - сверху, снизу.  Сикеру нужны земля и воздух.  Но сейчас земле и воздуху нужен был сикер. От такой неги, по корпусу прошелся легкий разряд  - однако, никто не отшатнулся. И выстрели он сейчас в воздух  - все лишь похвалили бы это безумство, хотя в душе и послали бы к Юникрону "горячую искру".
- Леди и джентельботы, я прошу у всех прощения за свой радиационный фон. Уверяю вас, он абсолютно безвреден. 
Легкая ирония в голосе. Сам обладатель реактора обратил на свой изъян внимание. Был еще один, но к постоянной боли привыкаешь и если не заострять на ней внимание - быстро забываешь про подобную... мерзость. Почему мысль о чем-то неприятном, приносит из глубины корпуса агонию, ранее неощутимую?  Манипулятор, сжимающий руку какой-то стрекочущей фем вздрогнул, заставив ее откровенно расстроиться, что же она не так сказала?  Проблема была вовсе не в ней, в реакторе и его эффектах. Лишь в восприятии всего.  Но, мощь как и красота - требует жертв.
-Продолжай, Файрледи...
Он знал, что данную фем зовут вовсе не Файрледи, а Хорсвайл, но боль была настолько внезапной и мощной, что невольно захотелось выплеснуть ее на несомненно уверенную, что ей удастся заполучить на целую вечность искру столь влиятельной персоны, фемочку. Настолько не допускавшую провала, что она даже замолчала от такого.  Определенно, все дело в бытие десептиконом, которые не держали боль в себе, а неизменно отыгрывались на тех кто слабее. С Новым Режимом пришла стабильность. Власть новая -  привычки старые.

0

24

Пойдёт, разминка обобрена! Ставь подпись и аватар, заполняй профиль (Рост, вес, трансформа и т.д.) - и вперёд)

0

25

Арси в последний раз посмотрела на Горлам Прайм через иллюминатор. Планета, на которой  совсем недавно кипела и процветала жизнь, полностью вымерла. Остались только опустошённые города, которые с каждым днем тускнели, теряя свой первозданный вид. Огромные здания, отливающие серебром, казались совсем одинокими и пустыми.  Арси печально опустила голову.  Это было очень больно - видеть, как некогда населенная планета  превращается в безжизненную массу. Но думать об этом уже не имеет смысла. Нужно было скорее добраться до Кибертрона. На это и были возложены все силы фембота. Несмотря на свое весьма неудачное положение, Арси все-таки сумела найти способ вернуться домой. 
Это было действительно чудо, когда фембот, уже отчаявшись выбраться с безжизненной планеты, наткнулась на небольшой торговый корабль.  Торговцы, по всей видимости, пытались вынести с опустевшей планеты какую-нибудь добычу. Но нейтралы держали путь к Кибертрону и это заставило Арси отойти от своих принципов в отношении мелких расхитителей. Такой шанс вернуться на родную планету упускать нельзя.  Арси удалось убедить торговцев, взять ее с собой на корабль. Стараясь не грубить, воительница просила их всего лишь подбросить ее до Кибертрона. Нейтралы, удовлетворенные тем, что смогли утащить кое-что ценное с Горлам Прайм, хоть и не сразу, но все же согласились взять с собой фембота.
Добравшись до Кибертрона, Арси сначала не поверила своим глазам. Перед ней простирался старый, давно забытый Кибертрон. Такой же какой он и был еще в «Золотом веке».  Высокие небоскребы простилались по поверхности планеты. Яркие краски города ослепляли своим видом, заставляя Арси восторженно оглядываться по сторонам.
« Кибертрон? Такой…новый. Неужели война закончилась?» - Арси некоторое время пребывала в смятении.
«Могла ли я пропустить всю войну, в погоне за Джаксусом? И кто мог так смело взять управление в свои манипуляторы и отстроить Кибертрон заново?»  - Арси окончательно растерялась.
Несмотря на свой довольно привычный вид, Кибертрон ощущался каким-то…другим что ли. Арси это чувствовала, но не могла понять почему. Возможно, потому что она слишком долго была далеко от своей планеты,  и поэтому не может поверить в то, что, наконец, оказалась дома?
Арси заставила себя собраться с силами. Несмотря на усталость от своего длительного путешествия, фембот твердо решила выяснить, что же произошло за время ее отсутствия.  Аякон выглядел так, словно и ничего не произошло. Словно не было той ужасной войны, которая разделила  кибертронцев на две враждующие расы.
Решив сперва осмотреть город, Арси направилась вперед, удивленно рассматривая новые здания, декорации и кибертронцев. Вместо привычных полуразрушенных строений, усеянных многочисленным мусором – покореженным металлом и стеклом вперемешку с каменной крошкой, в небо возвышались небоскребы. Теперь мертвые остовы зданий приобрели совсем иной вид, аккуратные ровные дома вдоль широких улиц, на гладком металле был отчетливо виден отблеск тусклых голубых звезд, усеивающих небо Кибертрона. По длинной центральной улице не спеша прогуливались жители, и выглядели они весьма беззаботно, словно многовековой войны и сотен их павших собратьев никогда не было.
«Может быть, расспросить прохожих?» - рассуждала фембот, разглядывая кибертронцев, - «Кто-то, да должен рассказать, что случилось за последнее время»
Фембот решительно зашагала в сторону небольшого скопления механоидов. Четверо молодых кибертронцев - одна из них была фемка - о чем-то переговаривались между собой. Вся компания выглядела на удивление спокойно и беззаботно. Точно также как и молодые ученики Академии во время «Золотого Века». Когда фембот подошла ближе, трансформеры тут же обернулась, с неподдельным интересом рассматривая гостью. Конечно, Арси выглядела не так как остальные жители Кибертрона. Заколоченная в тяжелую броню, покрытая боевыми шрамами воительница отталкивала от себя мирных жителей своим грозным видом.  В отличии от небольшой нежно-голубой фем, Арси внушала не нежность и изящность, мощь и несокрушимость. Не обращая внимания на взволнованные  взгляды кибертронцев, Арси спросила:
- Не скажите ли, когда именно закончилась война?
Кибертронцы испуганно переглянулись между собой.
- Какая война? – задала вопрос небольшая фем, - Никакой войны и в помине не было.
- Что? – ошарашено, переспросила Арси, - Как это не было? А автоботы и десептиконы? Разве вы не знаете?
Компания тихо зашепталась между собой. Арси опустила голову и принялась судорожно размышлять.
«Как они ничего не знают о войне? Если и прошло очень много времени со времен ее окончания, то должна же была сохраниться хоть какая-то информация о ней? Или тот, кто управляет Кибертроном, намеренно ее скрывает?»
- А кто управляет Кибертроном, можете сказать? – Арси твердо решила выяснить все, до последней капли.
- Шоквейв кто ж еще, - фыркнул мех, - Как такое можно не знать. Он управляет гражданской властью. А военной Ультра Магнус.
Этот ответ ошарашил фембота. Такого  ответа она явно не ожидала.
- Чтобы автобот и десептикон дружно правили новым Кибертроном?! С ума сойти! – громко сказала Арси, - Это же смешно! Такого и быть не может!
Воительница серьезно напугала молодых кибертронцев, и те незамедлительно вызвали охрану. Арси отвлеклась и увидела, как к ней направляются три громоздких  меха, видимо представляющих местную охрану. Фембот даже оптикой не повела, когда охранники окружили ее, выслушивая сбившуюся речь молодого кибертронца о ней.  Мехи смотрели на нее с подозрением, но пока не торопились применять хоть какие-то действия. Арси стояла и ожидала, что же будет происходить дальше.  Фембот  не знала, что можно ждать  от новой власти, и пока решила просто наблюдать. Один из представителей осуществления местной власти обернулся к воительнице. Просканировав ее, он мрачно выдал:
- Тебя нет в картотеке базы данных.  Как ты можешь это объяснить?
- Это что, шутка?  - с издевкой спросила Арси, - Я только недавно оказалась здесь.
- Вам придется пройти с нами. Только после выяснения обстоятельств вы можете быть свободны.
- А если я не хочу никуда идти? – с угрозой процедила фембот,  сжимая ладонь в кулак.
- Тогда нам придется вас задержать, - с выдержкой ответил охранник, направляя бластер на фембота.
Молодая компания кибертронцев быстро скрылась в неизвестном направлении. Арси понимала, что теперь у нее не осталось выбора. Ей придется бороться за свою свободу, и плевать, что будет с ней дальше. Удар, и один из громил отлетает на несколько метров, врезаясь в обшивку здания. Двое оставшихся меха тут же пускают огонь, но Арси ловко укорачивается от зарядов, быстро трансформируясь в маневренный спорт кар. В процессоре фембота крутятся самые разные мысли.
«Что теперь делать? И главное, что будет дальше?» - Арси набрала больше скорости, отрываясь от преследователей. Новый Кибертрон пугал своей неизвестностью. Арси понимала, что ей еще не раз придется столкнуться с трудностями выживания в новом мире, но, так или иначе она обязана это сделать. Обязана в память тех, с кем сражалась на войне. И то, за что сражалась.

0

26

Hendler
Пойдёт, разминка принята! Далее, у нас есть два варианта:
1) Я переименую твой текущий профиль в Арси.
2) Выдам тебе ключи от профиля предыдущего игрока.
Подойдёт любой, выбирай) Арси у нас играет в квесте "Время вопросов". Если вкратце, то её направили с поручением встретиться с двойным агентом Рассвета в Полигексе, получить от него устройство, необходимое для функционирования маскировочных систем Подгорода. Вместо агента, на место встречи явился лейтенант СБ Полигекса Бэйрболт, но как выяснилось, он решил перейти на сторону повстанцев. Во время диалога, вы нечаянно обнаружили затаившийся поблизости отряд Элиты, обсудили ситуацию. Арси пообещала отвести всех к Подгороду - тайному поселению Рассвета. Вы вовремя смылись в канализацию, выскользнув из зоны схватки двух гештальтов: Девастатора и Супреиона. Двигаясь по туннелям, отряд встретил десептикона по имени Темплар, который предложил заключить перемирие и совместно бороться против НР. Элита решает согласиться, и Темплар становится частью группой. По туннелю, вы добрались до насосной станции, Арси вырубила дежурного, а Темплар захватил в плен вышедшего на вас курсанта-спасателя Дарки.
Продолжив путь, вы вскоре добрались до тайного убежища повстанцев, откуда Арси вызвала Подгород и запросила разрешение на открытие планетарного моста (телепорта, проще говоря). Убежище и способ связи с руководством Рассвета довольно необычны, так что - настоятельно рекомендую глянуть мой предпоследний пост, да и последние посты остальных участников квеста тоже. Сейчас у нас ход Элиты, но ты можешь начать игру в любой момент. Если будут вопросы - обращайся)
П.С. Ах да! Ты хочешь внести какие-нибудь поправки в анкету? Она полностью канонична, но мало ли...

0

27

Разминка для моей новоприбывшей сестры в автоботстве FIRESTAR.

Пылающий в войне Кибертрон. Поздняя ночь, на базу сил сопротивления приходит сообщение с просьбой о помощи. В районе Тарна где недавно бушевала битва пропал маленький спарк. Его нужно найти как можно скорее, он еще совершенно не способен о себе хоть как то позаботится. Элита решает отправить на это непростое задание свою верную боевую подругу Звезду.

Опиши процесс выполнения задания. Размер текста не меньше листа А4, шрифт 12.

0

28

Война на Кибертроне пылает все с большей и большей силой. Поздняя темная ночь, на базу сил сопротивления приходит сообщение о помощи. Где то в  районе Тарна пропал маленький спарк, который не способен хоть как то о себе позаботиться и его нужно найти, прежде чем десептиконы узнают о его местонахождении. Элита решает послать туда свою верную подругу Звезду.
-Звезда, ты должна отправиться в Тарн и найти там пропавшего малыша, я полагаюсь на тебя, не подведи меня и будь осторожна-сказала Элита
-Мэм я не подведу вас и выполню ваши указания-ответила Звезда и  вскоре отправилась в Тарн.
Прибыв в Тарн фем увидела последствия недавней битвы, часть зданий было разрушено, на земле валялись обломки зданий и тела, дезактивированных трансформеров, в воздухе пахло дымом и плавленым металлом. «Что они сотворили с городом! такой город был, а теперь он в руинах-подумала она, после всего увиденного. Но времени на раздумья не было, надо было, как можно скорей найти спарка. Взяв лазерный пистолет и отправилась на поиски. Просмотрев каждый переулок, двигаясь тихо и почти бесшумно, чтобы не привлечь внимания врагов, ведь было неизвестно были ли они там, фем так и не нашла спарка. Она уже было отчаялась, как вдруг увидела в десяти метрах от себя совсем крохотного трансформера. Подойдя поближе фем  увидела перед собой маленького мальца, у которого были крохотные ручки и ножки, да и он сам был очень маленьким, а из его сияющей голубой оптики тек омыватель. Звезда аккуратно взяла кроху на руки, тот разу прижался к ней и все еще продолжал плакать. Вдруг где то недалеко от фем и спарка послышался звук трансформации, оглянувшись назад Звезда, увидела двух сикеров темно серого окраса. Испугавшись, что это десептиконы она вместе с мальцом скрылась за угол одного из зданий, малы все еще продолжал плакать и фем сказала ему
-Не плачь крошка, а то нас заметят и нам тогда будет очень плохо. и мы не сможем вернуться домой.
Спарк уткнулся в грудь Звезды и вскоре успокоился, выглянув из-за угла фем увидела как два сикера,судя по знакам это были десептиконы, ходили и осматривали то место, откуда недавно она забрала малыша. Не найдя того, что искали сикеры улетели. Тогда фем вместе со спарком вышла из-за угла и направилась на базу.
Прибыв на базу целыми и невредимыми, Звезда решила отпустить кроху а пол но тот вцепился в фем ,не хотя ее отпускать. Других фем он боялся, они казались ему чужими, а к Звезде он очень сильно привязался.

Отредактировано FIRESTAR (2013-02-06 19:52:56)

0

29

Где исправления то?)
Это ты! и ты Прекрасна Firestar
Старайся хорошенько, мы в тебя верим

Отредактировано Elita One (2013-01-21 23:24:07)

0

30

Тема пробника: Дело на Кибертроне, разгар гражданской войны. Бладжену поручено командование небольшим отрядом и важная миссия – дерзкой атакой отвлечь гарнизон, защищавший энергонную шахту. Атака выглядит чистым самоубийством, и в рядах подчинённых Бладжена начинается брожение умов. Ему надо сподвигнуть бойцов на атаку, любыми доступными средствами.

0


Вы здесь » Трансформеры: Рагнарёк » Приём анкет » Пробные отыгрыши


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC